Прижизненная видеозапись как сравнительный материал при краниофациальной идентификации личности

/ Романько Н.А.  — 2011.

Романько Н.А. Прижизненная видеозапись как сравнительный материал при краниофациальной идентификации личности / Наталья Александровна Романько : автореф. на соиск. докт. мед. наук. - Москва, 2007.

ссылка на эту страницу

 

 

 

 

 

РОМАНЬКО

Наталья Александровна


 

Прижизненная видеозапись как сравнительный материал при краниофациальной идентификации личности


14.03.05 – «Судебная медицина»


 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук


 

 

 

Москва – 2011

Работа выполнена в отделе медико-криминалистической идентификации ФГУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации.


Научный руководитель: доктор медицинских наук, профессор Клевно Владимир Александрович


Официальные оппоненты: доктор медицинских наук, доцент

Леонов Сергей Валерьевич

доктор медицинских наук

Гедыгушев Исхак Ахмедович

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Российский государственный медицинский университет»




Защита диссертации состоится "22" сентября 2011 г. в 13.00 на заседании диссертационного совета Д 208.070.01 ФГУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации по адресу: 125284, г. Москва, ул. Поликарпова, д. 12/13.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации по адресу: 125284, г. Москва, ул. Поликарпова, д. 12/13.


Автореферат разослан « 06 » июля 2011 г.

 

Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат медицинских наук, доцент О.А. Панфиленко


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования

Важнейшей проблемой судебной медицины является идентификация личности. Вопросы судебно-медицинской идентификации личности в последние годы привлекают всё большее внимание ученых, судебно-медицинских экспертов и криминалистов. Об этом свидетельствует постоянно увеличивающееся число научных работ, посвящённых различным разделам этой тематики (С.С.Абрамов, 1998, 2005, 2006, 2007; В.Н.Звягин, 1991, 2000; П.Л.Иванов, 1992, 2002; В.А.Клевно, 2006, 2011; В.А.Ляненко, 2007; Г.А.Пашинян, 2005; В.В.Томилин, 2005 и др.).

Судебно-медицинская идентификация личности проводится, прежде всего, при невозможности опознания трупов, их частей и скелетированных останков.

Применение компьютерной техники и специализированных программ сравнения позволяет использовать кроме фотоснимков прижизненную видеозапись пропавшего без вести человека в качестве носителя информации о внешности. Одновременно она может служить сравнительным материалом для идентификации.

Однако, отсутствие в литературных источниках сведений о технологии получения пригодных для идентификации видеоизображений, возможностях их использования при различных видах сравнительных исследований, преимуществах этого вида сравнительных материалов, правильной оценке полученных результатов сравнения указывают на необходимость дальнейших научных исследований этого, несомненно, перспективного направления краниофациальной идентификации.

Несмотря на то, что краниофациальной идентификации личности посвящено много научных работ, и этот метод широко применяется при производстве экспертиз и исследований для отождествления личности, данный метод имеет ряд ограничений. Предоставленные в качестве сравнительного материала фотоснимки зачастую низкого качества, а в отдельных случаях неудовлетворительного; изображения головы предполагаемых лиц в основном в проекции анфас, крайне редко на фотографиях можно видеть мимику с обнажением зубов. Это ограничивает возможности установления личности, и вывод о принадлежности черепа неопознанного трупа определённому лицу может носить вероятностный характер.

В настоящей работе предпринята попытка разработать метод краниофациальной идентификации с использованием в качестве сравнительного материала прижизненных видеозаписей.

Цель исследования

Изучение возможностей практического применения прижизненной видеозаписи в качестве сравнительного материала при краниофациальной идентификации личности.

Задачи исследования

1. Изучить архивные материалы судебно-медицинских медико-криминалистических экспертиз с использованием прижизненных фото- и видеоизображений для выявления идентификационных признаков, пригодных для краниофациальной идентификации личности, и степени их информативности.

2. Оценить эффективность использования прижизненной видеозаписи для производства судебно-медицинских медико-криминалистических экспертиз краниофациальной идентификации личности.

3. Экспериментально обосновать возможности использования видеозаписей в качестве сравнительного материала при краниофациальной идентификации личности.

4. Усовершенствовать программное обеспечение системы «TADD SM» для расширения возможностей использования метода фотосовмещения при работе с видеоматериалами.

5. Разработать практические рекомендации по применению прижизненной видеозаписи с указанием последовательности исследования и технических приёмов обработки видеоизображений при краниофациальной идентификации личности.

Научная новизна

Новизна настоящего исследования заключается в том, что впервые в судебной медицине:

- изучены особенности и определена значимость прижизненной видеозаписи, как сравнительного материала для краниофациальной идентификации личности;

- на архивных и практических материалах установлены возможности наиболее эффективного применения прижизненных видеоизображений при краниофациальной идентификации личности;

- усовершенствована система «TADD SM» для расширения возможностей использования метода фотосовмещения при работе с видеоматериалами.

Практическая значимость

Результаты проведённого исследования возможностей практического применения прижизненной видеозаписи в качестве сравнительного материала при краниофациальной идентификации личности позволили:

- разработать судебно-медицинскую экспертную методику использования прижизненных видеоизображений в качестве сравнительного материала;

- существенно повысить эффективность, достоверность и категоричность результатов судебно-медицинских медико-криминалистических экспертиз идентификации личности.

Положения, выносимые на защиту

Использование прижизненной видеозаписи в качестве сравнительного материала при производстве судебно-медицинских медико-криминалистических экспертиз краниофациальной идентификации личности значительно повышает результативность идентификационных исследований тем, что даёт возможность получить больший объём дополнительной идентификационной информации, что в свою очередь позволяет:

а) провести по каждой паре сравниваемых объектов сопоставление по максимально возможному числу признаков словесного портрета, установленных по черепу и по прижизненным изображениям;

б) выполнить сравнительные исследования черепов и прижизненных изображений методом компьютерного фотосовмещения при различных поворотах головы и ракурсах съемки;

в) выявить проекционные соотношения максимального числа констант и контуров по каждой паре сравниваемых объектов и использовать при этом в качестве опорных констант наиболее достоверные признаки – изображения зубов;

г) использовать в качестве частных признаков отобразившиеся на прижизненных видеокадрах особенности зубов (контуры зубного ряда, форма и взаиморасположение коронок зубов, различимые на них изъяны и пломбы);

д) позволяет проследить на различных кадрах видеозаписи выраженность и устойчивость идентификационных признаков, что подтверждает истинность их наличия и помогает определить их особенности.

Апробация материалов диссертации

Материалы диссертации доложены на Всероссийском съезде судебных медиков (Тюмень, 2005), на Всероссийских научно-практических конференциях судебных медиков в гг. Москве (2007 - 2010), Суздале (2007), Рязани (2007).

Личное участие автора

Автором лично выполнен ретроспективный анализ 181 экспертного заключения за 1999-2008 гг. Из их числа автором самостоятельно было выполнено 19 экспертиз, с непосредственным участием   15. Из 23 экспертиз с использованием прижизненных видеозаписей пропавших без вести 7 являлись собственными практическими наблюдениями.

С непосредственным участием автора усовершенствовано и апробировано на экспертном материале программное обеспечение системы «TADD» для расширения возможностей использования метода фотосовмещения при работе с видеоматериалами.

Внедрение результатов исследования

Результаты работы используются в экспертной практике медико-криминалистических отделов ГУЗ Московской области Бюро судебно-медицинской экспертизы, ГУЗ Ленинградского областного Бюро судебно-медицинской экспертизы, КГУЗ Алтайского краевого бюро судебно-медицинской экспертизы, ГУЗ Бюро судебно-медицинской экспертизы Ставропольского края, 111 Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны России.

Разработанная методика с 2010 года используется в экспертной практике отдела медицинской криминалистики ЭКЦ МВД России; изучение методических материалов включено в программу подготовки специалистов экспертных подразделений системы МВД России по экспертной специальности 13.2. «Медико-криминалистическая экспертиза. Восстановление прижизненного облика и установление личности трупа по черепу».

Материалы диссертации используются в учебном процессе кафедр судебной медицины ГОУ ВПО Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М.Сеченова, Дальневосточного государственного медицинского университета Минздравсоцразвития России.

Публикации

По материалам работы опубликовано 12 научных работ, из них 3   в журналах, включенных ВАК Минобрнауки России в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание учёной степени доктора и кандидата наук.

Объём и структура работы.

Диссертация выполнена на русском языке и изложена на 145 страницах компьютерного текста, состоит из введения, 3 глав, заключения, выводов, практических рекомендаций, указателя литературы и приложения. Работа содержит 149 рисунков, 3 таблицы. В список литературы включены 173 источников (155 отечественных и 18 зарубежных).

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Изучены материалы 181 судебно-медицинской экспертизы по установлению личности костных останков с применением методов краниофациальной идентификации. Из них 167 выполнены в медико-криминалистическом отделе ГУЗ МО Бюро СМЭ, 11 – в 111 Главном государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства обороны Российской Федерации, 3 – в ФГУ РЦСМЭ Минздравсоцразвития России в течение 1999   2008 гг.

Из их числа автором самостоятельно было выполнено 19 экспертиз, с непосредственным участием   15. Из 23 экспертиз с использованием прижизненных видеозаписей пропавших без вести 7 являлись собственными практическими наблюдениями.

В соответствие с целью и задачами работы наши исследования проводились в двух направлениях.

Первое направление исследований заключалось в установлении возможностей и ограничений краниофациальной идентификации с использованием прижизненных фотоснимков.

Второе направление – изучение возможностей использования в качестве сравнительных материалов прижизненных видеозаписей и разработка технических приёмов при работе с ними.

При изучении архивного материала и выполнении собственных экспертиз, входящих в общее число материалов исследования, использовали специально разработанную нами «Анкету практического наблюдения», которая включала в себя краткие предварительные сведения, характеристику представленных остеологических объектов и сравнительных материалов, применённые методы исследования и их эффективность для получения окончательных результатов идентификационного исследования.

Материалами экспертиз практически во всех случаях являлись черепа от неопознанных трупов и сравнительные материалы на пропавших без вести людей.

В 181 экспертизе было исследовано 180 черепов. Значительная часть черепов имела невосполнимые дефекты, затрудняющие идентификационные исследования. Такими дефектами были отсутствие нижней челюсти - 18 (9,9%), различные по обширности дефекты костей черепа - 79 (43,6%) и полная или частичная посмертная утрата передних зубов 89 (49,1%).

В качестве сравнительных материалов использовали сведения о пропавших без вести из розыскных и уголовных дел, в том числе, розыскные карты, паспортные и воинские сведения, показания свидетелей, медицинские документы, прижизненные фотоснимки, видеозаписи и рентгенограммы.

Сравнительные материалы на пропавших без вести лиц, как правило, были неполноценными. Отсутствовали сведения о росте (48,1%), о признаках внешности (72,9%), о стоматологическом статусе (69,1%). Многие из представленных документальных данных по качеству и достоверности были различными.

Прижизненные изображения пропавших людей были представлены в основном фотоматериалами.

На фотоснимках предполагаемые лица были изображены крупным (в основном на документах), средним и мелким планом (бытовые снимки). Качество бытовых снимков часто было неудовлетворительным, что не позволяло использовать их в целях краниофациальной идентификации.

Из 181 экспертизы в 176 (97,2%) было представлено 667 фотоснимков, выполненных в проекции анфас. В проекции три четверти – 170 фотоснимков в 84 экспертизах (46,4%). В 25 экспертизах (13,8%)   43 снимка выполнены в профильной проекции. Все снимки были различного качества. На одну экспертизу представлялось от 2 до 8 фотоснимков.

Таким образом, в большинстве случаев по фотоснимкам исчерпывающие данные о словесном портрете не могли быть получены.

Обнажённые передние зубы на прижизненных фотоснимках были видны в 34,2% случаев, однако большая часть из них не могла быть использована для идентификации по стоматологическому статусу из-за низкого качества снимков и/или посмертной утраты передних зубов на части представленных черепов.

Из приведённого выше следует, что во многих случаях данные о неопознанных останках были неадекватны сведениям, полученным из сравнительных материалов. Поэтому часто не проводились сравнения по длине тела и стоматологическому статусу. Не всегда удавалось провести полноценное сравнительное исследование по признакам внешности и методом фотосовмещения. В связи с этим далеко не во всех случаях были получены категорические результаты идентификации. Например, при использовании фотоизображений тождество между объектами сравнения было доказано в 51,9%, тождество исключено в 11,6% случаев, в 30,4% случаев тождество не было доказано, но и не исключалось по ограниченному набору признаков. В 6,1% экспертиз были сделаны выводы о невозможности решения идентификационной задачи в связи с непригодностью объектов сравнения из-за их низкого качества либо недостаточности.

Отсюда следует, что весьма ценными для идентификации могут оказаться любые сравнительные материалы, дополняющие недостающие сведения о пропавшем без вести человеке. Такими материалами могут служить прижизненные видеозаписи предполагаемых лиц.

Из проанализированного 181 случая были отобраны 23 наблюдения, в которых в качестве сравнительных материалов, помимо фотоснимков, были представлены прижизненные видеозаписи пропавших без вести людей.

Подробное изучение этих случаев с целью определения эффективности использования прижизненных видеоизображений при краниофациальной идентификации, разработки методологических аспектов при выполнении таких экспертиз и совершенствования техники их исполнения явилось предметом наших собственных исследований.

Выбор методов исследования и очередность их применения определяли в соответствии с рекомендованным алгоритмом идентификации личности по скелетированным останкам.

При исследовании архивных материалов, в число которых включены наши собственные наблюдения, использован метод статистического анализа медицинских документов (заключений экспертов), проводился визуальный анализ фотодокументов на предмет установления их пригодности для различных видов идентификационных исследований. Для отбора и цифровой обработки видеокадров использовали специальную компьютерную программу Pinnacle Studio и графический редактор Adobe Photoshop. При проведении исследований применяли метод компьютерного фотосовмещения при помощи аппаратно-программного комплекса «3d-TADD». Для усовершенствования программы фотосовмещения использован экспериментальный метод, при котором изучены свойства фото- и видеоизображений объектов при различных дистанциях съёмки.

В сравнительных исследованиях использовали традиционные методы: сопоставление, наложение, простой и полигональный репераж, а также метод скольжения.

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

В наших наблюдениях при предоставлении прижизненных видеоматериалов не встретилось ни одного случая, когда были бы известны характеристики съёмочной аппаратуры, с помощью которой они получены, и условия съёмки, в том числе расстояние от объектива до объекта съёмки и кратность увеличения с помощью функции ZOOM. Таким образом, всегда оставались неизвестными, как масштаб изображений, так и степень их перспективных искажений.

Для выявления степени влияния указанных условий видеосъёмки на результаты идентификационных исследований и проверки возможности использования таких видеокадров для краниофациальной идентификации, а также для разработки технических приёмов по её проведению было выполнено несколько серий экспериментов, которые заключались в следующем.

  1. Видеосъёмка объекта (статиста) с различных дистанций (50, 75, 100, 150 и 300 см) при неизменном фокусном расстоянии объектива (5 опытов).
  2. Видеосъёмка объекта (статиста) с одной дистанции (300 см) с изменением фокусного расстояния объектива (с имитацией дистанции съёмки 50, 100, 150 и 300 см) (5 опытов).
  3. Съёмка одного объекта (черепа) с различных дистанций (50, 75, 100, 150 см) для проверки степени перспективных искажений при неизменном фокусном расстоянии (20 опытов).

По результатам первых двух серий экспериментов, объектом исследования которых был статист (живой человек), установлено, что при съёмке с неизменным фокусным расстоянием объектива происходит:

  • визуально определяемое улучшение качества изображений с уменьшением дистанции съёмки от 300 см до 50 см;
  • визуально определяемые перспективные искажения изображений, заметно усиливающиеся с уменьшением дистанции съёмки до 50 см;

При съёмке объекта с одной дистанции (300 см) с использованием переменного фокусного расстояния для имитации «приближения» объекта съёмки с 300 см до 50 см происходит:

  • улучшение качества изображения при увеличении длины фокусного расстояния объектива;
  • отсутствие признаков перспективных искажений объекта вне зависимости от изменений длины фокусного расстояния объектива.

Улучшение или ухудшение качества изображений объективно подтверждается разницей формата снимков, приведённых к одному масштабу.

Результаты экспериментальных исследований третьей серии, где объектами съёмки были пять черепов, позволили установить следующее:

1) при совмещении черепов, снятых с дистанций 150 – 50 см и 150 – 75 см, выявляются совпадения контуров передних элементов лицевого отдела черепа и заметные различия в проекционных соотношениях элементов черепа, расположенных в отдалении от передней фронтальной плоскости;

2) при совмещении черепов, снятых с дистанции 150 – 100 см, выявляются совпадения контуров передних элементов лицевого отдела черепа и слабо выраженные различия в проекционных соотношениях элементов черепа, расположенных в отдалении от передней фронтальной плоскости.

В местах проекционных различий (расхождений) контуров чётко определяется, что они конгруэнтны друг другу.

Таким образом, универсальным расстоянием съёмки черепа для фотосовмещения является 150 см, при котором пригодными для наложения следует признавать прижизненные изображения, снятые с расстояния 100 см и более.

Экспериментальными исследованиями была доказана необходимость оптимизации компьютерной системы «TADD» введением функции визуализации трёхмерной модели черепа, адаптированной к расстоянию съёмки от 30 до 300 см.

Выполненное с нашим участием усовершенствование программы показало в экспериментах возможность использования новой версии комплекса «TADD» при работе с прижизненными фото- и видеоизображениями, снятыми с близких дистанций, начиная с 30 см.

Анализируя данные экспертиз с применением видеоматериалов, установлено следующее.

Всего в 23 экспертизах с использованием прижизненных видеозаписей исследовались 92 фотоснимка и 121 видеокадр. Среди всех фотоснимков встретились различные проекции изображений: анфас 64 (69,6%), три четверти 25 (27,2%), профиль 3 (3,2%). Из общего числа этих снимков экспертами признаны пригодными для фотосовмещения: анфас 41 (45,0%), три четверти 18 (19,5%) и ни одного снимка в профиль.

Таким образом, из всех представленных фотоматериалов (92) только 65,5% снимков были признаны пригодными для фотосовмещения.

Непригодные для фотосовмещения снимки были исследованы дополнительно, при этом установлено, что часть из них можно использовать для частичного определения признаков словесного портрета.

Видеокадры были заметно более разнообразны по проекции изображения объектов: из 121 видеокадра – анфас 36 (29,7%), три четверти 51 (42,2%) и профиль 34 (28,1%).

Из всех видеокадров признаны пригодными для фотосовмещения 28 изображений анфас (23,1%), три четверти 44 (36,3%), профиль 28 (23,1%). То есть пригодными для фотосовмещения были 82,5% видеокадров. При этом установили, что почти во всех случаях видеоизображения объектов позволяли устанавливать отдельные признаки внешности.

При дополнительном исследовании было установлено, что с учётом видеозаписей, полный словесный портрет мог быть составлен в 22 случаях из 23 наблюдений. В тоже время только по одним фотоснимкам в этих же наблюдениях полный словесный портрет мог быть составлен лишь в двух случаях.

Большую идентификационную ценность имеют изображённые на прижизненных изображениях зубы. В наших наблюдениях среди всех представленных фотоснимков в 8 экспертизах изображения зубов, пригодные для идентификации, встретились на 10 фотоснимках. На видеоизображениях в 11 экспертизах получены изображения зубов на 29 кадрах.

Исходя из этого, возможность получения идентификационной значимой информации при исследовании видеозаписи значительно возрастает. С учётом того, что в качестве сравнительных материалов из 23 наблюдений прижизненный стоматологический статус по медицинским документам был установлен всего в одном случае, выявленные на прижизненных изображениях признаки зубов и зубных рядов, становятся уникальными по своей значимости.

Так, если на прижизненных фотоснимках признаки стоматологического статуса в виде дефектов зубных рядов, аномалий развития не встретились ни одного раза, и лишь в одном случае были различимы пломбы передних зубов, то при исследовании видеозаписей дефекты зубных рядов были видны в 4 наблюдениях, аномалии развития – в 4 и в одном   выявлены пломбы передних зубов.

Установлено, что признаки стоматологического статуса на прижизненных видеоизображениях можно выявить значительно чаще, чем на фотоснимках.

Анализируя данные всех 23 экспертиз, мы установили, что с фотоснимками выполнено 37 фотосовмещений, а с видеокадрами – 53 фотосовмещения. В одном случае видеоматериалы при сравнении методом фотосовмещения не использовались из-за достаточности фотоизображений, по которым выполнено 6 фотосовмещений. Однако нами дополнительно было выполнено одно успешное фотосовмещение с видеокадром с целью проверки возможности использования этих видеоматериалов.

Таким образом, если бы фотоматериалов в этих случаях оказалось недостаточно, видеозапись могла бы быть использована при сравнительных исследованиях.

С этой же целью ещё в 4 случаях при выполнении 1-2 фотосовмещений с видеокадрами были проведены такие же дополнительные проверочные исследования по видеоизображениям в других проекциях (всего 9 фотосовмещений).

Изображения зубов на фотоснимках при фотосовмещении использовались всего в 4 экспертизах (по одному фотосовмещению в каждой). По видеоизображениям же зубов было проведено 13 фотосовмещений в 8 экспертизах. В одном случае мы провели дополнительное проверочное фотосовмещение с видеоизображением зубов, давшее положительный результат.

Во всех экспертизах с использованием в качестве сравнительных материалов прижизненных видеозаписей (за исключением 2 случаев, когда не проводились сравнительные исследования из-за разрушения черепов) результат идентификации был категорическим: в 19 случаях – положительным, в 2 случаях тождество было исключено.

Сопоставление этих данных с процентом категорических выводов о тождестве объектов идентификации по всем проанализированным экспертизам свидетельствует о том, что применение прижизненных видеозаписей в качестве сравнительных материалов существенно повышает доказательную эффективность идентификационных исследований и позволяет практически во всех случаях дать категоричный ответ о тождестве объектов идентификации.

Выводы

1. На основании проведённого сравнительного анализа степени информативности идентификационных признаков на фотоизображениях и прижизненной видеозаписи при краниофациальной идентификации личности установлено, что на видеозаписях определяется большее количество наиболее значимых идентификационных признаков, пригодных для производства судебно-медицинских медико-криминалистических экспертиз отождествления личности.

2. Применение прижизненных видеозаписей в качестве сравнительных материалов существенно повышает доказательную эффективность и категоричность результатов идентификационных краниофациальных исследований, значительно расширяя возможности изучения признаков словесного портрета, выполнения сравнительных исследований по черепу и прижизненным видеоизображениям при различных поворотах головы и ракурсах съёмки и позволяет использовать частные признаки стоматологического статуса, как наиболее значимого признака.

3. Экспериментально обоснована возможность использования прижизненных видеозаписей в качестве сравнительного материала при краниофациальной идентификации личности.

4. Усовершенствовано программное обеспечение системы «TADD» для расширения возможностей использования метода фотосовмещения при работе с видеоматериалами.

5. На основе проведённого исследования разработаны практические рекомендации по применению прижизненной видеозаписи с указанием последовательности исследования и технических приёмов обработки видеоизображений для краниофациальной идентификации личности.

 

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Для выполнения судебно-медицинской экспертизы идентификации личности неопознанного трупа с использованием в качестве сравнительных материалов прижизненных видеозаписей пропавшего без вести человека необходимо выполнить исследования по отождествлению скелетированных останков (определение пола, возраста, расового типа, длины тела и т. д.). Для чего следует придерживаться общепринятого алгоритма.

На конечном этапе отождествления личности применяют метод фотосовмещения, реализуемый аппаратно-программным комплексом «TADD».

При предоставлении в качестве сравнительных материалов прижизненных видеозаписей решается вопрос о целесообразности их использования для краниофациального отождествления (отсутствие или недостаточная информативность фотоизображений и других материалов на пропавшего без вести человека).

При работе с аналоговыми видеозаписями, представленными на магнитной ленте, их оцифровывают и вводят в компьютер с видеомагнитофона с помощью специальных устройств захвата видеосигнала (внешнего видеоадаптера AverTV USB; встроенной в компьютер платы Fly Video; интегрированной в видеокарту компьютера платы захвата изображений, например VideoIn на видеокартах NVidia; специальной платой захвата видеоряда, такой как Pinnacle).

В случае предоставления исходной видеозаписи, при возможности, просмотреть её именно на той видеокамере, которой производилась съёмка, это позволит получить оптимальное качество видеоизображения.

Далее введённые в компьютер в оцифрованном виде видеозаписи просматривают с помощью специальной программы-проигрывателя.

Необходимые изображения отбирают по специально составленным следователями справкам, в которых указано место в видеозаписи, где изображен разыскиваемый и его подробные внешние и динамические характеристики. Одновременно с просмотром видеозаписи признаки внешности указанного лица сверяют с представленными его фотоизображениями.

На отобранных видеокадрах с помощью графического редактора «Photoshop» в режиме «ФИЛЬТР»«ВИДЕО»«ПОСТРОЧНАЯ РАЗВЕРТКА» устраняют «шумы», обычно возникающие при тиражировании аналоговой видеозаписи со съемочной камеры на видеомагнитофон. Для улучшения качества снимка изображение оптимизируют в режиме «ИЗОБРАЖЕНИЕ»«КОРРЕКЦИЯ»«АВТОМАТИЧЕСКАЯ ТОНОВАЯ КОРРЕКЦИЯ».

Каждый отобранный для дальнейших исследований статический кадр видеоряда записывают в память компьютера в виде отдельной цифровой двумерной статической модели-изображения объекта, как отдельный кадр киноленты.

Далее для исследования признаков внешности объекта идентификации и проведения сравнительных исследований его с другими объектами необходимо, как и при работе с фотоснимками, выделить фрагмент с изображением данного лица из всего видеокадра. Для этого используется графический редактор «Photoshop», с помощью которого выделяют прямоугольную область, затем в режиме «ИЗОБРАЖЕНИЕ», «КАДРИРОВАНИЕ» получают фрагмент из видеокадра с нужным изображением разыскиваемого лица.

При кадрировании лица границы кадра следует устанавливать следующим образом: верхняя – чуть отступя от верхнего края прически; нижняя – на уровне средней части шеи; боковые – немного отступя от краев ушных раковин (если изображение профильное – немного отступя от затылка и кончика носа).

Обработка цифровой видеозаписи, представленной на лазерном диске или на внешнем накопителе не требует специальных операций для ввода в компьютер, её с носителя сразу копируют на жёсткий диск компьютера и с помощью программы-проигрывателя просматривают на мониторе компьютера. Далее необходимые изображения отбирают, как при работе с аналоговыми записями, и при необходимости оптимизируют с помощью графического редактора.

Готовые видеофайлы записывают на жесткий диск под именами, содержащими необходимые регистрационные сведения.

Имя каждого файла должно содержать: 1 - регистрационный номер и время регистрации; 2 - фамилию и инициалы пропавшего; 3 - порядковый номер снимка; 4 - точный или примерный возраст на момент съемки; 5 - вид кадра: общий вид («О») или фрагмент («Ф»). Например: /608_2011_Петров_ИС_1_37_О.Jpg/ /495_2003_Иванов_ПИ_1_37_Ф.Jpg/

Полученные статические видеоизображения используют для исследования признаков словесного портрета, стоматологического статуса и компьютерного фотосовмещения (с помощью аппаратно-программного комплекса «TADD»), как при работе с обычными фотоматериалами.

В случаях видеосъемки объекта с расстояния менее 100 см используют опцию программы «TADD», позволяющую визуализировать трёхмерную модель черепа с соответствующего расстояния. Для этого через команды рабочего меню «Действия» и «Свойства фотографии» задать значение расстояния съемки от 30 см до 3000 см и соответствующим образом визуализировать модель черепа.

Список научных работ, опубликованных по теме диссертации

  1. Компьютерное моделирование некоторых объектов судебно-медицинской идентификации / В. В. Колкутин, С. С. Абрамов, В. А. Ляненко, М. С. Ривенсон, Н. А. Романько // Перспективы развития и совершенствования судебно-медицинской службы Российской Федерации: материалы шестого Всерос. съезда судеб. медиков, посвящ. 30-летию Всерос. о-ва судеб. медиков. - М. ; Тюмень, 2005. - С. 153-154.
  2. Экспертизы краниофациальной идентификации личности в Московском областном Бюро СМЭ / М. С. Ривенсон, Н. Х. Башхаджиев, Н. А. Романько, А. С. Абрамов // Перспективы развития и совершенствования судебно-медицинской службы Российской Федерации : материалы шестого Всерос. съезда судеб. медиков, посвящ. 30-летию Всерос. о-ва судеб. медиков. – М. ; Тюмень, 2005. – С. 243.
  3. Судебно-портретная идентификация живых лиц и трупов как вид судебно-медицинской медико-криминалистической экспертизы / С. С. Абрамов, П. А. Кирьянов, Н. А. Романько, А. С. Абрамов // Актуальные вопросы судебно-медицинской экспертизы потерпевших, подозреваемых, обвиняемых и других лиц : сб. тез. докл. Всерос. науч.-практ. конф., Рязань, 15-16 марта 2007 г. – М. ; Рязань : РИО ГОУ ВПО «РГМУ им. акад. И.П.Павлова» : РИО ФГУ «РЦСМЭ Росзрава», 2007. - С. 27-28
  4. Объекты исследования и основные современные методы медико-криминалистической идентификации личности / В. В. Колкутин, С. С. Абрамов, П. А. Кирьянов, М. С. Ривенсон, Н. А. Романько, А. С. Абрамов // Современные проблемы медико-криминалистических, судебно-химических и химико-токсикологических экспертных исследований : сб. материалов Всерос. науч.-практ. конф., посвящ. памяти проф. Ю.М. Кубицкого, Москва, 31 окт.-01 нояб. 2007 г. / под ред. проф. В. А. Клевно. – М : РИО ФГУ «РЦСМЭ Росздрава», 2007. - С. 70-74.
  5. Использование видеоизображений в экспертизе идентификации личности / С. С. Абрамов, Н. Х. Башхаджиев, Н. А. Романько, А. С. Абрамов // Теория и практика судеб. экспертизы : науч.-практ. журн. – 2007. - № 3 – Т.7, № 3. – С. 77-85.
  6. Романько, Н. А. Установление антропологического типа и возраста в экспертизе живых лиц – актуальная проблема судебной медицины / Н. А. Романько, М. С. Ривенсон // Актуальные вопросы судебно-медицинской экспертизы потерпевших, подозреваемых, обвиняемых и других лиц : сб. тез. докл. Всерос. науч.-практ. конф., Рязань, 15-16 марта 2007 г. – М. ; Рязань : РИО ГОУ ВПО «РГМУ им академика И.П.Павлова Росздрава» : РИО ФГУ «РЦСМЭ Росзрава», 2007. - С. 164-165.
  7. Башхаджиев, Н. Х. Признаки стоматологического статуса при краниофациальной идентификации по прижизненным видеоизображениям / Н. Х. Башхаджиев, Н. А. Романько // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики на современном этапе : сб. пленар. и стендовых докл. Всерос. науч.-практ. конф. с междунар. участием, посвящ. 75-летию Рос. центра судеб.- мед. экспертизы, Москва, 17-20 окт. 2006 г. / под ред. проф. В. А. Клевно. – М. : РИО ФГУ «РЦСМЭ Росздрава», 2007. - С. 32-34.
  8. Применение компьютерных технологий в экспертизах идентификации личности в Московском Областном Бюро СМЭ / Н. Х. Башхаджиев, С. С. Абрамов, М. В. Климков, Н. А. Романько, А. Г. Аветисян //Актуальные вопросы судебной медицины. Сб. статей № 2 к 85-летию судебно-медицинской службы Московской области. М., 2007, - С. 116-121.
  9. Компьютерное моделирование некоторых объектов судебно-медицинской идентификации / В. В, Колкутин, С. С. Абрамов, В. А. Ляненко, М.С.Ривенсон, Н. А. Романько, Н. Х. Башхаджиев, Абрамов А.С. // Актуальные вопросы судебной медицины. Сб. статей № 2 к 85-летию судебно-медицинской службы Московской области. М., 2007, - С. 230-232.
  10. Особенности краниофациальной идентификации при использовании некоторых видов сравнительных материалов / В. В. Колкутин, С. С. Абрамов, П. А. Кирьянов, Н. А. Романько, А. С. Абрамов // Судеб.-мед. экспертиза. – 2008. - № 1. - С. 24-27.
  11. Романько, Н. А. Об эффективности использования прижизненной видеозаписи как сравнительного материала при краниофациальной идентификации / Н. А. Романько // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики : материалы регион. науч.-практ. конф. Бюро судеб.-мед. экспертизы Моск. обл. / под ред. М. С. Ривенсона, В. А. Клевно. – М., 2011. – Вып. 1. –– С. 321-324.
  12. Романько, Н. А. Использование прижизненных видеоизображений в качестве сравнительного материала при краниофациальной идентификации личности / Н. А. Романько, В.А. Клевно // Судеб.-мед. экспертиза. – 2011. - № 4. - С. 35-38.

похожие материалы в каталогах

Краниофациальная идентификация личности

похожие статьи

Компьютеризация предварительного кранифациального исследования при работе с объектами краниологической коллекции / Воронкин К.И. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 54-57.

Опыт усовершенствования метода краниофациальной диагностики при решении идентификационных задач / Шакирьянова Ю.П., Леонов С.В., Пинчук П.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2017. — №1. — С. 15.

Редкий случай судебномедицинского отождествления личности трупа / Кубицкий Ю.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1962. — №4. — С. 56-58.

Использование прижизненных рентгенографических изображений головы и зубо-челюстного аппарата при проведении идентификации личности / Абрамов А.С. — 2012.

Аппарат для фотосовмещения изображений черепа и лица / Филипчук О.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1977. — №4. — С. 53-55.