Система контроля качества экспертной деятельности в судебно-медицинских экспертных учреждениях (Казань, июне 2011 года).

/ Ковалев А.В. Рамишвили А.Д. Прошутин В.Л.  — 2011.

Ковалев А.В., Рамишвили А.Д., Прошутин В.Л. Система контроля качества экспертной деятельности в судебно-медицинских экспертных учреждениях (Казань, июне 2011 года).

3-4 июня 2011 г. в г. Казани состоялась Всероссийская научно-практическая конференция (с международным участием) «Медицинское право и биоэтика - гаранты обеспечения прав граждан на охрану здоровья».

Доклад: Система контроля качества экспертной деятельности в судебно-медицинских экспертных учреждениях

Ковалёв А.В., д.м.н., и.о. директора ФГУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Минздравсоцразвития России

Рамишвили А.Д., к.м.н., доцент

Прошутин В.Л., д.м.н., профессор, профессор кафедры судебной медицины ГОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия»

ссылка на эту страницу
К числу наиболее актуальных проблем судебно-медицинской экспертизы относится также проблема оценки качества экспертной деятельности. Прежде всего, это обусловлено тем, что экспертные ошибки, как правило, становятся основанием для совершения практически не исправимых или же трудно исправимых следственных и судебных ошибок со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями.
Наше предложение, направленное на формирование эффективной системы контроля качества экспертной деятельности, основано на использовании таких механизмов обеспечения полезного взаимодействия в сложных системах, как обратная связь, внутренняя конкуренция и перекрестный контроль. Наиболее наглядно суть предложения можно показать на примере уголовно-процессуальных отношений, в которых традиционно востребованы результаты экспертной деятельности.
Прежде всего, следует перечислить основных участников уголовного процесса: потерпевший, подозреваемый (обвиняемый, подсудимый), свидетели, следователь, суд, обвинение, защита, эксперт, специалист. Можно говорить о различного рода недостатках современного отечественного процессуального законодательства, но, в целом, оно, так или иначе, пусть, порой, и в декларативной форме, стремится к обеспечению состязательности сторон.
Рассматривая ситуацию, связанную с участием эксперта в уголовном процессе, мы наблюдаем следующее. Интересы правосудия – государства, обвинения и защиты представляют юристы, отличающиеся друг от друга своей компетенцией, но обладающие равной, подтверждаемой должным образом, компетентностью. Указанные юристы, исполняя свои обязанности в рамках состязательного процесса, имеют право самостоятельно оспаривать, опровергать доводы своих оппонентов-юристов, требовать соответствия представляемых юридически значимых материалов требованиям закона. Это же относится и к гражданам, являющимися свидетелями, обвиняемыми (подозреваемыми, подсудимыми) и потерпевшими.
При этом существует процессуальная фигура, чье мнение не может быть непосредственно оспорено ни юристами, ни гражданами – это фигура эксперта и специалиста. Все перечисленные выше участники процесса имеют право предъявлять претензии исключительно к формальной стороне заключения эксперта или специалиста (их компетентность и компетенция, соответствие оформления документов установленным требованиям). Но ни один из них не имеет права самостоятельно оспаривать содержание заключения. Данная проблема может быть обозначена, как проблема компетентности – ни один из участников процесса, за исключением эксперта и специалиста, не имеет права на юридически значимый анализ содержания экспертного заключения.
Очевидно, что соблюдение базовых требований к организации экспертной деятельности в экспертном учреждении практически исключает возможность совершения формальных нарушений при оформлении и подаче заключения. При наличии же таковых они могут быть быстро и безболезненно исправлены. При этом также очевидно и то, что для принятия юридических решений имеет значение лишь содержание самого заключения.
По сути, единственной правовой возможностью оспаривания содержания экспертного заключения, является привлечение в процесс соответствующего специалиста. При этом специалист не должен ограничиваться анализом лишь имеющегося предыдущего экспертного заключения. При необходимости он обязан изучить все нужные сведения, содержащиеся в материалах дела, поскольку его целью является не собственно оценка качества экспертизы, а поиск объективных ответов на поставленные ему вопросы. В конечном итоге именно отличие (разночтение) между ответами специалиста и ответами, содержащимися в предыдущем экспертном заключении, служит основанием для принятия компетентным лицом (предварительным следствием, судом) решения о назначении следующей экспертизы (дополнительной, повторной, комиссионной).
Однако, осуществление этого, предусмотренного уголовно-процессуальным законодательством действия до сих пор остается достаточно проблематичным. Следует перечислить основные возникающие при этом трудности:
  1. Проблема времени – возможность привлечения специалиста в уголовном процессе возникает лишь после прохождения ряда довольно длительных процедур и возникает лишь ближе к окончанию судебного следствия.
  2. Проблема восприятия – даже при наличии адекватного заключения специалиста вероятность признания его доказательством по делу остается крайне незначительной в силу:
    1. Субъективного неприятия процессуальной фигуры специалиста стороной обвинения и судом.
    2. Практической невозможности эффективного правового оспаривания субъективных мнений стороны обвинения и суда.
  3. Проблема доступности – существует острая проблема дефицита специалистов — судебных медиков. Есть целый ряд субъектов федерации, где их попросту нет.
  4. Проблема стратегии – сама возможность привлечения специалиста зависит от решения заинтересованной стороны и, зачастую, даже при наличии оснований предполагать дефективность экспертного заключения, решение о привлечении специалиста не принимается даже заинтересованной в этом стороной.
Для решения проблемы восприятия важную роль может иметь Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 21.12.2010 № 28. Данный документ значительно снижает вероятность принятия необоснованных субъективных юридических решений в отношении суждений специалистов и данных ими заключений.
По сути, участие специалиста в уголовном процессе можно рассматривать, как внешний источник «контроля качества экспертной деятельности», привлечение которого, однако, связано с определенными трудностями. Но в действительности процессуальная деятельность специалистов таковой не является, поскольку она не оказывает никакого влияния на саму экспертную систему. Напротив, она, как правило, агрессивно воспринимается экспертным сообществом.
Далее мы предлагаем к рассмотрению собственно предложение о формировании системы контроля качества. В экспертном учреждении существует следующая субординация: эксперт – заведующий отделением (отделом) – заместитель начальника по экспертной работе – начальник экспертного учреждения. В рамках этой системы, применительно к проблеме контроля качества, мы наблюдаем следующее распределение функций:
  1. Основной объем экспертной деятельности выполняется собственно экспертами.
  2. Деятельность заведующего отделением (отделом) сводится к непосредственной экспертной деятельности и выполнению административно-хозяйственных функций. Контроль качества работы подчиненных является «факультативным» и зависит исключительно от воли сотрудника и сложившихся понятийных отношений.
  3. Заместитель начальника по экспертной работе проверяет деятельность сотрудников учреждения post factum, когда экспертные заключения уже, как правило, исполнили свою юридическую роль.
  4. Начальник экспертного учреждения практически не участвует в процессе контроля качества, реагируя, также post factum, в пределах своей компетенции исключительно на те редкие случаи, которые явивились поводом для юридически значимых претензий, предъявляемых из-за вызывающе низкого качества экспертной деятельности сотрудников учреждения.
Наше предложение состоит в частичной коррекции функциональных обязанностей указанных сотрудников. Предлагаемый алгоритм следует рассматривать, как условный, подлежащий обсуждению:
  1. В число основных обязанностей заведующего отделением (отделом) должна входить проверка качества исполнения экспертиз вверенных ему сотрудников.
  2. При наличии в экспертных материалах содержания, которое, по мнению заведующего, не является методически правильным, научно обоснованным или же имеет какие-либо иные недостатки, он обязан уведомить об этом сотрудника, обосновав должным образом суть предъявляемой претензии.
  3. Сотрудник-эксперт, будучи процессуально независимой фигурой, не обязан при этом автоматически изменять свое экспертное заключение. Это может происходить лишь в случае самостоятельного принятия им аргументации заведующего.
  4. В случае сохранения разногласий в качестве арбитра должен выступать заместитель начальника по экспертной работе. [При этом в учреждении возможно создание коллегиального органа, способного компетентно, оперативно и эффективно участвовать в арбитражной работе].
  5. В случае признания в ходе этого этапа ошибочности исходного экспертного мнения, тем не менее, сотрудник-эксперт вправе оставить свое заключение без изменения.
  6. Заведующий отделением (отделом) и заместитель начальника по экспертной работе при этом вправе оформить «особое мнение» по исследуемому экспертному заключению, утверждаемое руководителем учреждения, которое направляется по месту требования экспертизы одновременно с заключением эксперта. Руководитель экспертного учреждения вправе отозвать данное заключение, если оно было выполнено с нарушением процессуального закона.
  7. Наличие двух противоречащих друг другу документов из экспертного учреждения, один из которых является экспертизой, а второй, по сути, заключением специалистов, с процессуальной точки зрения является основанием для назначения дополнительной или повторной экспертизы.
  8. В случае отсутствия внутренних противоречий по экспертному заключению внутри экспертного учреждения и выявлению дефектов в экспертном заключении post factum, в результате деятельности внешних специалистов, привлекаемых в ходе процесса, все возникающие при этом издержки должны быть возложены на экспертное учреждение и, в зависимости от обстоятельств, соответствующих его сотрудников.
Предлагаемый алгоритм ни в коей мере не противоречит действующему законодательству Российской Федерации и существующим подзаконным актам. Следствием его реализация для кадровой политики учреждения может быть следующее:
  1. В случае систематического совершения ошибок сотрудником-экспертом, в зависимости от их характера, он может быть:
    1. отправлен на повышение квалификации;
    2. наказан в соответствии с действующим Трудовым кодексом Российской Федерации.
  2. В случае систематического совершения ошибок заведующим отделением (отделом) или заместителем начальника по экспертной работе, в зависимости от их характера, последние могут быть:
    1. понижены в должности по причине недостаточной компетентности;
    2. отправлены на повышение квалификации;
    3. наказаны в соответствии с действующим Трудовым кодексом Российской Федерации.
  3. В случае выявления дефектов в экспертной деятельности сотрудников учреждения post factum со стороны судебной и правоохранительной систем возможно предъявление претензий к руководителю экспертного учреждения, несущего ответственность за организацию деятельности во вверенном ему учреждении.

По нашему мнению реализация данного предложения, после всестороннего его обсуждения и закрепления соответствующим федеральным приказом с межведомственным согласованием, может значительно изменить положение в области контроля качества в экспертных учреждениях. Считаем, что контроль качества без соблюдения принципа персональной ответственности за произвольное экспертное усмотрение или халатность обеспечить не представляется возможным.

похожие статьи

Нормативные правовые документы, регулирующие порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека : сборник / Клевно В.А. — 2009.

Постановление от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» / // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №2. — С. 3-12.

О соотношении правовой регламентации и свободы усмотрения при проведении медико-социальной экспертизы / Данилова С.Г., Панов А.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №1. — С. 11-14.

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (Минздравсоцразвития России) от 17 ноября 2009 г. № 906н “Об утверждении порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы” / // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №1. — С. 7-10.

Федеральный закон Российской Федерации от 28 июня 2009 г. N 124-ФЗ «О Внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» / // Медицинская экспертиза и право. — 2009. — №3. — С. 6-7.

Правила рецензирования судебно-медицинских экспертиз : Справочно-методическое пособие / Авходиев Г.И., Касатеев А.В., Беломестнова О.В. — 2008.

Доказательность комиссионного судебно-медицинского заключения в уголовном процессе / Солодун Ю.В., Новоселов В.П., Савченко С.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 42-46.

Нарушения нормативно-правовых актов как причина непризнания заключения экспертов / Прохоров В.Ю. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 51-53.

Экспертная характеристика судебно-медицинской документации при исследовании повреждений челюстно-лицевой области / Попов В.Л., Ягмуров М.О., Трошин Е.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2018. — №2. — С. 45-47.

Медицинская экспертиза и административный контроль / Панов А.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2009. — №1. — С. 21-23.

Международный конгресс «Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики – 2018»: итоги и впечатления / Елкина О.Е. // Судебная медицина. — 2018. — №2. — С. 46-51.

Пленум правления Всесоюзного научного общества судебных медиков и совещание главных судебно-медицинских экспертов / Кантер Э.И., Табакман М.Б. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №4. — С. 57-60.

Международная научно-практическая конференция «Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики – 2016» (Москва, 13–14 апреля 2016 года) : Тезисы / // Судебная медицина. — 2016. — №2. — С. 33-173.

Научно-практическая конференция, посвященная 80-летию кафедры судебной медицины Новосибирского государственного медицинского университета. 20 октября 2017 г., Новосибирск / // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №4. — С. 68.

Научно-практическая конференция МОО (ассоциация) “Судебные медики сибири” с международным участием “Организация производства комиссионных и комплексных экспертиз. вопросы, проблемы и их решение” / // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 69-71.