К вопросу о способности к совершению направленных активных действий

/ Бурматов А.П.  — 2008.

Бурматов А.П. К вопросу о способности к совершению направленных активных действий // Актуальныевопросы судебной и клинической медицины. — Ханты-Мансийск, 2008. — В.10. — С. 22-24.
ссылка на эту страницу

Как известно, установление рода смерти, в частности самоубийства, входит в компетенцию следственных органов. «Эксперт обязан собрать определенный материал, на основании которого следователь смог бы сделать выводы» - так писал Н.Н. Бокариус. На практике, в силу действующих ведомственных приказов, род смерти устанавливает при заполнении свидетельства судебно-медицинский эксперт род смерти не имея на это юридического права, «находясь в тупиковых ножницах ведомственных нормативных противоречий». Установление истины, (а речь идет об установлении рода, причины смерти, реконструкция обстоятельств), является сложной комплексной задачей для следствия, где важнейшую роль в плане оказания квалифицированной помощи играет судебно-медицинский эксперт. На основании собранных в ходе исследований и предоставленных следователем объективных данных, судебно-медицинский эксперт дает «нелегкие» ответы на «трудные» вопросы о возможности (или невозможности) причинения себе телесных повреждений, о способности (или неспособности) совершения действий в определенных условиях, причине смерти при наличии у него тяжких телесных повреждений или состояний, опасных для жизни. В процессе составления ответов эксперта на ряд вопросов, анализа данных материалов дела, как у эксперта, так и следователя складывается, как правило, единое представление на эти вопросы.

Наибольшие трудности в этом плане представляют случаи с наличием двух и более нозологических единиц. То есть, случаи с комбинированным основным заболеванием (повреждениями).

Конкурирующими повреждениями являются те, которые сами по себе или через свои осложнения могли привести к смерти. Сочетаясь по времени, они утяжеляют состояние, ускоряют наступление смерти.

Сочетанные повреждения - те, которые по отдельности не являются смертельными, но, сочетаясь и развиваясь одновременно способны вызвать смертельный исход.

В качестве примера приводим 2 наблюдения из экспертной практики. Они представляют интерес тем, что дали возможность реконструировать обстоятельства смерти. Показывает, что человек, твердо решивший покончить жизнь, способен к совершению активных, обдуманных и целенаправленных действий в состоянии, угрожающем жизни, при наличии, как минимум, двух основных причин смерти.

Гр-ка. Б. 1971 г. рождения после развода с мужем снимала с подругой комнату в квартире. Со слов подруги тяжело переживала это событие. 2.. апреля 2006 года вечером Б. ушла в ванную комнату и долго там находилась, не откликаясь на зов подруги. Встревоженная этими обстоятельствами, женщина пыталась открыть запертую дверь ванной комнаты самостоятельно. После безуспешных попыток позвала соседа из смежной квартиры. Мужчина отжал монтировкой запертую дверь. На полу в ванной комнате был обнаружен труп Б.. В ходе осмотра трупа на месте происшествия было обнаружено следующее. На кромке полотна двери и косяке дверной коробки имеются характерные следы от действия плоского орудия. Стальной шпингалет с внутренней поверхности двери в закрытом положении, согнут в виде дуги, выпуклостью обращенной вперед. Шурупы крепления у кромки полотна вырваны с «мясом». В ходе осмотра установлено, что дверь закрыть и открыть можно только изнутри ванной комнаты. Ванна до половины наполнена окрашенной кровью водой. Жидкость непрозрачная. На дне ванны обнаружен большой, остро заточенный кухонный нож. На кафельных стенках ванны у ножного конца и слева от входа, на задернутой больше чем на половину прозрачной полиэтиленовой шторке помарки крови в виде капель с потеками вниз. Они расположены на расстоянии от уровня пола около 120-140 см Пол ванной чистый, сухой. На полу у входа таз с кровянистой жидкостью. Рядом с тазом лежат влажные окрашенные кровянистой жидкостью, хорошо отжатые женские плавки. Полностью обнаженный труп Б. находился в состоянии неполного висения в петле в положении сидя на полу ванной комнаты в правом дальнем от входа углу. Лицом труп Б. обращен в сторону входа. Ноги широко раздвинуты, руки вытянуты вдоль туловища. Голова максимально склонена вперед и слегка склонена влево. Кончик языка выступает за линию губ, слегка зажат зубами. Волосы на голове мокрые, зачесаны назад. Кожа сухая на открытых частях тела и слегка влажная в естественных складках белая, набухшая и сморщенная на ладонях и стопах. На волосах в области лба и висков, на коже лица следы замытой крови. На шее справа под углом нижней челюсти зияющая рана 1,5x1 см с ровными краями и острыми концами ориентированными на 12 и 6 часов. От раны на подбородок, грудь, живот и лобок направлен потек слегка подсохшей крови. На коже по передней поверхности правого плеча в верхней трети, правого предплечья по передней поверхности на всем протяжении в общей сложности 10 ран различной глубины, веретенообразной формы с острыми концами ориентированных на 10 и 4 часах условного циферблата различной глубины. Часть из них с повреждением подкожных вен, сухожилий, фасций и пучков мышц. Наибольшая глубина ран - ближе к наружным концам. На левом предплечье по передней поверхности также десять аналогичных ран. Концы их ориентированы на 3 и 9 часав условного циферблата. Наибольшая глубина ран ближе к внутренней поверхности конечности. На коже груди и живота в общей сложности 70 повреждений различной глубины в виде прямолинейных царапин, надрезов, поверхностных ран. Они большей частью располагаются параллельно, местами перекрещиваются. Концы ориентированы на 1 и 7; 3 и 9; 1 и7; 11 и 5 часов условного циферблата. Поверхности ран влажные, местами покрыты сгустками крови. Потеков крови нет. На шее трупа имеется две неподвижные замкнутые петли. Петли изготовлены из женских мокрых капроновых колготок черного цвета, без следов крови. Чулки колготок перекинуты через трубу змеевика отопления, срединный шов между левым и правым чулками расположен по обе стороны трубы. Чулки туго натянуты весом тела. Каждый из чулков в нижней части завязан на два простых неподвижных узла с образованием петель. Петли расположены в верхней трети шеи, накладываются одна на другую, циркулярно шею не охватывают. Узлы петель находятся высоко над головой. В ходе дальнейшего осмотра места происшествия обнаружена посмертная записка.

При исследовании трупа в морге обнаружено, что кожный покров очень бледный, трупные пятна бледные, в виде мелких островков светлого красного цвета на кистях и в области подколенных ямок .Кожный покров шеи, лица без кровоизлияний. Соединительные оболочки глаз также без кровоизлияний. Странгуляционная борозда выражена очень слабо на передней поверхности шеи. Выглядит в виде едва заметного вдавления шириной около 1,5 см.  Проведена проба Сунцова на воздушную  эмболию, проба положительная (после прокалывания сердца под водой получено большое количество пузырей воздуха. Воздух обнаружен и в желудочках мозга. В мягких тканях шеи кровоизлияний не обнаружено. Отмечается резко выраженное малокровие внутренних органов, запустение крупных сосудов и полостей сердца. Под эндокардом левого желудочка сердца полосчатые кровоизлияния (пятна Минакова).

На основании вышеизложенного были реконструированы единственно возможные в этом незаурядном случае обстоятельства смерти. Они были таковы: Б., задумав самоубийство, взяла нож, закрылась в комнате. Находясь в ванне с водой, нанесла себе многочисленные резаные раны. Затем, сидя в ванне и медленно истекая кровью, желая ускорить наступление смерти, решила повеситься. Для чего взяла колготки, связала две петли на чулках. После приготовления петли вылезла из ванны, взяла таз с водой, подтерла плавками следы на полу, отжала плавки. Потом чулки колготок перекинула через трубу, надела две петли на шею и села на ягодицы.

То есть в данном случае  имеется комбинация двух конкурирующих нозологий- множественные резаные раны, осложненные обильным кровотечением, воздушной эмболией, и механической асфиксией от  сдавления органов  шеи петлей при повешении. Каждая из них могла по отдельности привести к смерти. В комбинации, они утяжелили общее состояние и привели к наступлению смерти. Отсутствие общеасфиктических признаков могло быть обусловлено обильной кровопотерей и своеобразным течением асфиктического процесса на отягощенном соматическом фоне.

похожие статьи

О способности к активным действиям смертельно раненого / Григорьев М.В., Десятов В.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №3. — С. 50-51.

О продолжительности жизни и способности к действиям при смертельных повреждениях / Соколов Е.Я., Петрова А.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1966. — №1. — С. 37.

К вопросу об активных сознательных действиях у детей при смертельных повреждениях / Игнатьев И.В., Фролов В.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1977. — №4. — С. 59.

Редкий случай повреждения бедренной артерии / Путинцев А.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1963. — №4. — С. 47.

К вопросу о способности к действиям смертельно раненых / Дильман Е.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1960. — №1. — С. 61-62.