Проблемные вопросы правового и организационного регулирования производства судебных экспертиз или как избежать признания заключения недопустимым доказательством по причинам, исходящим от эксперта

/ Колкутин В.В. Тихонова Е.В. Недоборенко А.О. Кадочников Д.С. Ракитин В.А.  — 2010.

Колкутин В.В., Тихонова Е.В., Недоборенко А.О., Кадочников Д.С., Ракитин В.А. Проблемные вопросы правового и организационного регулирования производства судебных экспертиз или как избежать признания заключения недопустимым доказательством по причинам, исходящим от эксперта

Проблемные вопросы правового и организационного регулирования производства судебных экспертиз или как избежать признания заключения недопустимым доказательством по причинам, исходящим от эксперта / В.В.Колкутин,Е.В.Тихонова, А.О.Недоборенко, Д.С.Кадочников, В.А.Ракитин. — М.: РИОР, 2011. – 175 с.

 

В книге изложены многочисленные вопросы организации судебных экспертиз, которые в силу тех или иных причин, могут решаться неоднозначно, либо попытка их решения ставит в тупик начинающего эксперта, в то время как отсутствие решения нередко подвергает заключение опасности признания его недопустимым доказательством. Раскрываются причины противоречивых решений по отдельным вопросам. Приводятся варианты решения этих вопросов в соответствии с действующими нормативными правовыми документами методической литературой и сложившейся экспертной практикой.

Издание рассчитано на судебно-медицинских экспертов, юристов, а также различных специалистов в области судебных экспертиз.

ссылка на эту страницу

Предисловие

В последние десятилетия отмечается неуклонное снижение интеллектуального потенциала общего собрания судебно-медицинских экспертов. Причины этого процесса и закономерны, и очевидны. Главные закономерности заключаются в том, что: во-первых, в условиях саморегуляции то есть при отсутствии строгой иерархичности регулирующих органов, система судебно-медицинской экспертизы, как и любая замкнутая система, подлежит разрушению – таков закон природы; во-вторых, в связи со сплошной компьютеризацией утрачена важная составляющая образовательного процесса в виде речедвигательного, письменного навыка, без которого воспринимаемая информация становится плоской как экран монитора и одним зрением усваивается менее надежно и в меньшем объеме; в-третьих, коммерциализация работы и всей жизни превращает деятельность эксперта в ремесло, в то время как это процесс, преимущественно, творческий. В связи с этим в душе эксперта не остается места для зарождения мотивации потребности в творчестве и глубоких знаниях. Причем все эти негативные процессы прогрессивно закрепляются организационно, в чем проявляется их очевидность. Такими показателями являются: «научное» обоснование необходимости и преимущества поверхностных знаний перед глубокими и на всю жизнь с перестройкой образовательных программ, дробление учебно-производственных дисциплин, мельчание и размножение различных правил и нормативов. Все это, в конечном итоге, отрицательно сказывается на экспертной продукции, в которой как в зеркале отражается недостаточность экспертного интеллекта. Возьмем, например, банальный вопрос об оценке качества заключения эксперта. О качестве экспертиз рассуждают на совещаниях всех уровней, в прессе, в научных трактатах, однако о том, как измерить качество отдельно взятого конкретного заключения нет даже ориентирующих рассуждений. Или, например, вопрос об ответственности эксперта за дачу некачественного заключения. Не за заведомо ложное, а за такое, в котором по невежеству или другим причинам не отражены или не исследованы необходимые свойства исследуемого объекта. В этом отношении судебно-медицинский эксперт самое безответственное лицо потому, что не разработаны алгоритмы оценки качества его труда и причин его ошибок.

На основе анализа заключений экспертов выявляются, например такие отрицательные тенденции, как: сокращение инициативы судебно-медицинского эксперта (далее – эксперта) и его самостоятельных действий по сбору информации, относящейся к предмету экспертизы, увеличение количества необоснованных комиссионных экспертиз, самоустранение руководителей Государственных судебно-медицинских экспертных учреждений (далее – ГСЭУ) от контроля качества экспертиз, низкий уровень знаний нормативных правовых документов, регламентирующих деятельность ГСЭУ в соответствующих направлениях. В некоторых случаях при-меняется произвольная трактовка положений Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации (далее – УПК) и Федерального закона от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (далее – ФЗ о ГСЭД). Нередко эксперты пользуются ФЗ о ГСЭД как универсальным документом притом, что, во-первых, данный нормативный правой акт не является кодифицированным законом, во-вторых, «ФЗ не дублирует, не заменяет и не поглощает нормы отраслевого процессуального законодательства, относящиеся к судебной экспертизе и, построенные с учетом особенностей отдельных видов судопроизводства, нормы ФЗ в отношении отраслевого процессуального законодательства, выполняют обобщающую, дополняющую и разъясняющую (конкретизирующую) функции» [56] (здесь и далее – курсивом выделены цитаты из источников, перечисленных в п. 8.3. настоящего письма). Об этих и многих других вопросах эта работа.

В данной работе авторы не ставят перед собой задачу выявить и пе-речислить все проблемные вопросы организации и правового регулирования производства судебно-медицинской экспертизы, но преследуют основные цели: представить экспертам материал, показывающий необходимость комплексного глубокого изучения основополагающих нормативных правовых документов, регламентирующих деятельность эксперта, как участника уголовного судопроизводства, для правильного понимания своей роли в содействии (помощи!!!) в расследовании преступлений; прокомментировать отдельные положения нормативных правовых документов для единообразного их понимания и оказать методическую помощь в решении некоторых конкретных проблем производства СМЭ в ГСЭУ.

похожие статьи

Нормативные правовые документы, регулирующие порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека : сборник / Клевно В.А. — 2009.

Постановление от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» / // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №2. — С. 3-12.

О соотношении правовой регламентации и свободы усмотрения при проведении медико-социальной экспертизы / Данилова С.Г., Панов А.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №1. — С. 11-14.

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (Минздравсоцразвития России) от 17 ноября 2009 г. № 906н “Об утверждении порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы” / // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №1. — С. 7-10.

Федеральный закон Российской Федерации от 28 июня 2009 г. N 124-ФЗ «О Внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» / // Медицинская экспертиза и право. — 2009. — №3. — С. 6-7.

Правила рецензирования судебно-медицинских экспертиз : Справочно-методическое пособие / Авходиев Г.И., Касатеев А.В., Беломестнова О.В. — 2008.

Доказательность комиссионного судебно-медицинского заключения в уголовном процессе / Солодун Ю.В., Новоселов В.П., Савченко С.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 42-46.

Нарушения нормативно-правовых актов как причина непризнания заключения экспертов / Прохоров В.Ю. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 51-53.

Экспертная характеристика судебно-медицинской документации при исследовании повреждений челюстно-лицевой области / Попов В.Л., Ягмуров М.О., Трошин Е.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2018. — №2. — С. 45-47.

Медицинская экспертиза и административный контроль / Панов А.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2009. — №1. — С. 21-23.