О криминальном сожжении трупов

/ Кубицкий Ю.М.  — 1949.

Кубицкий Ю.М. О криминальном сожжении трупов

О криминальном сожжении трупов / Ю. М. Кубицхий // Труды государственного научно-исследовательского института судебной медицины. — М.: МЕДГИЗ, 1949. — С. 195-197.

Ответственный редактор проф. В. И. ПРОЗОРОВСКИЙ

Секретарь Э. Я. ОШЕРОВИЧ

ссылка на эту страницу

Тайное трупосжигание вне крематория, как правило, производится с целью сокрытия следов убийства. Такая кремация обычно осуществляется в домашних печах и реже в котельных топках. Основной задачей экспертизы в подобных делах является определение времени, необходимого для сожжения трупа, при учете конституции убитого, вида топки, характера топлива и т. д. Попутно возникают и некоторые другие вопросы, как, например, о запахе, сроке сгорания отдельных, частей или органов трупа, о времени, необходимом на расчленение трупа, и т. д.

Вопрос о преступном сожжении трупов с целью сокрытия следов убийства начал освещаться в судебномедицинской литературе с середины прошлого столетия. При этом о сроке, потребном на такое сожжение, сведений нет или имеются лишь беглые и к тому же весьма разноречивые указания.

Правильное разрешение этого вопроса возможно лишь с помощью теплотехнических расчетов, в чем нас убедил ряд экспертиз.

Как установлено, время, необходимое для сожжения трупа, определяется из уравнения:

 

у = ( а * 600 ) + ( b * c ) / f * h * р,

 

где у — число часов, а— вес трупа в килограммах, b — вес дров в килограммах, с — теплопроизводительная способность дров в больших калориях на 1 кг, f — поверхность колосниковой решетки; h — высота загрузки топлива и пространства в топливнике над топливом, р — напряжение топочного пространства, т. е. количество топлива в калориях, которое может дать 1 м3 топливника в 1 час (по «Госсельпроекту»), — 3 500 ккал/кг; 600 ккал/кг— низшая теплопроизводительная способность 1 кг трупа.

 На практике полученные теплотехнические расчеты могут быть 'корректированы в сторону некоторого уменьшения или увеличения, в зависимости от объективных данных дела.

 Изобличение преступника на основании судебномедицинского исследования вещественных доказательств — остатков костей, более или менее сохранившихся после сжигания, крайне затруднительно, а иногда и вовсе невозможно. Обычно в этих случаях реакция преципитации с кальцинированными костями в подавляющем числе экспертиз по сожженным трупам не дает результата. Перекрывание спектра золы костей (спектром золы дров не позволяет проводить дифференциацию пектрографическим путем, наконец, сравнительно-анатомо-гистологическое исследование кальцинированных костей выполнимо только высококвалифицированными специалистами. Кальцинированные кости могут быть легко доведены до порошкообразного состояния (золы), когда такой вид исследования оказывается вовсе невозможным.

 Все это побудило нас произвести анализ соответствующих экспертиз (по следственным материалам) и провести серию экспериментов. Результаты анализов дел, наблюдений и экспериментов позволили нам сделать следующие выводы:

 1. Сожжение трупа взрослого человека в расчлененном виде при обычной топке голландской печи должно длиться, судя по приведенным расчетам и проделанным опытам, в среднем от 4 до 16 часов, в зависимости от характера трупа (в основном его веса) и топлива.

 2. На подобное сожжение, в зависимости от вида топлива, требуется истратить в среднем от 1 до 2 кг дров на 1 кг трупа.

 3. В процессе каждой судебномедицинской экспертизы подобных случаев может быть произведен теплотехнический расчет, основанный на объективных показателях, полученных из дела, и позволяющий дать заключение о количестве дров и времени, необходимом для сожжения трупа в очаге того или иного типа.

4. Сожжение расчлененных частей трупа в обычной голландской печи происходит не медленнее, чем в голландской калориферной печи.

 5. При хорошей тяге в зимнее время специфический запах от ожигаемого трупа мало заметен как в помещении, так и вне его.

 1941 г.

похожие статьи

Молекулярно-генетический анализ митохондриальной ДНК в обожженных костях: еще раз о пределах возможного / Земскова Е.Ю., Бордюков М.М., Ковалев А.В., Иванов П.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2018. — №2. — С. 21-25.

Возможности экспертной диагностики повреждений при исследовании останков сильно обгоревших и обугленных трупов / Фетисов В.А., Макаров И.Ю., Ковалев А.В., Гусаров А.А., Саркисян Б.А., Янковский В.Э. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №5. — С. 44-48.

Выпадение вещества головного мозга при обгорании трупа / Калчев И.Г., Чомаков М.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №2. — С. 46-47.

Молекулярно-генетический анализ хромосомной ДНК в обожженных костях: миф или реальность? / Земскова Е.Ю., Бордюков М.М., Нарина Н.В., Ковалев А.В., Иванов П.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2016. — №6. — С. 4-9.

О возможности обугливания трупов горячим воздухом / Кандибур Р.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1966. — №1. — С. 15-16.

Экспертная оценка клинических и морфологических изменений при термическом ожоговом шоке / Савченко С.В., Новоселов В.П., Ощепкова Н.Г., Тихонов В.В., Грицингер В.А., Кузнецов Е.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №4. — С. 15-19.

Групповой ожог краской ПХВ-555 / Сычов М.Д., Величко М.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1978. — №1. — С. 48.

Патоморфология дыхательной системы при смерти от ожоговой болезни на госпитальном этапе / Осьминкин В.А., Осьминкин С.В. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — №. — С. 212.

Классификация повреждающих факторов пожара / Петров Л.В. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — №. — С. .

Ожоги при мототранспортных происшествиях / Райхман В.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1974. — №2. — С. 58-59.