2 Всесоюзное совещание судебно-медицинских экспертов и 2 сессия Всесоюзного научного общества судебных медиков и криминалистов

/ Левченков Б.Д.  — 1955.

2 Всесоюзное совещание судебно-медицинских экспертов и 2 сессия Всесоюзного научного общества судебных медиков и криминалистов // Сборник научных работ по судебной медицине и пограничным областям. / Левченков Б.Д. — М., 1955.

ссылка на эту страницу

2-е Всесоюзное совещание судебно-медицинских экспертов и криминалистов (зав. кафедрами) Ленинград 19-25 июня 1950

Обсуждение фото см. на форуме.

 

 

ВТОРОЕ ВСЕСОЮЗНОЕ СОВЕЩАНИЕ СУДЕБНОМЕДИЦИНСКИХ ЭКСПЕРТОВ И 2-я СЕССИЯ ВСЕСОЮЗНОГО НАУЧНОГО ОБЩЕСТВА СУДЕБНЫХ МЕДИКОВ И КРИМИНАЛИСТОВ1

Б. Д. Левченков (Москва)

С 19 по 25 июня 1950 г. в Ленинграде состоялось Всесоюзное совещание судебно-медицинских экспертов и 2-я сессия Всесоюзного научного общества судебных медиков и криминалистов.

Совещание и сессия явились большим событием в жизни судебно-медицинских экспертов. Со времени предыдущего совещания, состоявшегося в 1946 г. в Одессе, прошло 4 года. За этот период был разработан ряд усовершенствований и новшеств в области судебной медицины, судебной химии и криминалистики. Благодаря совещанию создалась возможность для обмена опытом и приобщения широкой массы судебно-медицинских экспертов, судебных химиков и криминалистов к последним достижениям нашей науки.

Совещание началось докладом главного судебно-медицинского эксперта Министерства здравоохранения СССР В. И. Прозоровского «О состоянии судебно-медицинской экспертизы в СССР и о мероприятиях по ее укреплению и развитию».

Докладчик отметил улучшение в деле постановки судебно-медицинской экспертизы в СССР: увеличилось количество и улучшилось качество судебно-медицинских экспертиз, улучшилась оснащенность моргов и лабораторий: исследования трупов производятся в основном штатными экспертами. Дальнейшая задача заключается в укреплении судебно-медицинской экспертизы, укомплектовании ее кадрами, строительстве моргов и лабораторий, повышении качества работы и квалификации работников судебной медицины путем расширения курсов специализации и усовершенствования.

Далее последовали отчетные доклады главных, краевых и областных экспертов, а также доклады кафедр судебной медицины, касающиеся в основном подготовки судебно-медицинских кадров.

Объем настоящей статьи не позволяет подробно изложить содержа­ние и дать оценку всем научным докладам, заслушанным на совещании, и вынуждает нас остановиться лишь на некоторых из них.

Пять докладов были посвящены организационно-методическим вопросам, в том числе:

М. И. Авдеев (Москва) — «Контроль и учет в судебно-медицинской практике».

А. М. Гамбург (Киев) —«О контроле случайных экспертиз». Автор предложил иметь постоянных нештатных экспертов в тех районах, где отсутствует штатный эксперт. С таким постоянным экспертом легче поддерживать связь, проводить инструктаж, контролировать акты экспертиз.

С. М. Сидоров (Алма-Ата) —«Опыт по применению карт сравнения диагнозов». Приводя примеры наиболее частых и характерных диагностических ошибок, автор рекомендует выносить их на обсуждение клинико-анатомических конференций.

Группа докладов касалась анализа дефектов и ошибок, наиболее часто встречающихся в работе судебно-медицинских экспертов и судебных химиков, и изыскания путей к устранению этих ошибок.

А. Д. Григорьев (Москва) — «О недочетах в работе судебно-медицинских экспертных комиссий по делам привлечения к уголовной ответственности медицинского персонала».

М. А. Бронникова (Москва)—«Источники ошибок при определении групповой специфичности крови».

Е. С. Лутчева (Москва)—«Источники ошибок при определении видо­вой принадлежности крови».

М. Д. Швайкова (Москва) — «Ошибки и упущения при судебно- химических исследованиях».

Во втором обширном докладе В. И. Прозоровского «О партийности в науке и лженаучных теориях в судебной медицине» затронутый вопрос был разобран с исчерпывающей полнотой. Были подвергнуты беспощадной критике пережитки буржуазных лжеучений — ломброзианство, менделизм-морганизм-вейсманизм и вирховианство, кое-где еще гнездившиеся в среде судебно-медицинских экспертов. На примере отдельных представителей судебной медицины были показаны активные поборники буржуазной лженауки (Крюков), а также и те, кто проявлял в своих работах некритический, объективистский подход и в силу этого невольно оказался в роли глашатая или апологета всякого рода идеалистических антимарксистских концепций.

Вопросам токсикологии было посвящено 9 докладов, в том числе 3 доклада — отравлению дихлорэтаном.

В.А. Золотовская (Москва) в докладе «Об отравлении дихлорэтаном», анализируя случаи из практики, установила, что, кроме наркотического действия, этот яд вызывает серозный или геморрагический отек печени, желчного пузыря и тонких кишок. Сгущение отечной жидкости в кишечнике приводит к образованию пленок, обнаруживаемых в кишечном содержимом. Наблюдаемые в серозных оболочках кровоизлияния автор объясняет повышением проницаемости капилляров.

Е. Н. Миронович (Сталинград) в своей работе «Изменения внутренних органов, кроветворного аппарата и центральной нервной системы при отравлении дихлорэтаном» устанавливает местное и особенно сильное общее некробиотическое действие яда на паренхиматозные органы и клетки коры головного мозга, что дает право говорить об его нейротропизме.

Доклад А. Р. Деньковского (Москва) «О морфологических изменениях при смертельных отравлениях дихлорэтаном при введении его через пищеварительный тракт» суммирует данные 19 опытов на кроликах и отмечает, что у кроликов, в отличие от людей, .не наблюдалось резких изменений со стороны желудка и кишок.

B. М. Сидоров (Алма-Ата) — «Течение отравления при применении сульфамидных препаратов» *.

Е. 3. Бронштейн — «Сравнительная характеристика методов диагностики отравления цикутой»*.

По вопросам судебно-медицинской акушерско-гинекологической экспертизы было сделано 4 доклада. Из них заслуживают внимания следующие 2 доклада:

Н. И. Поркшеян и А. П. Максимова (Челябинск) — «Установление криминального аборта у женщин, поступивших в гинекологические стационары по поводу начавшегося аборта».

Авторы сообщили, что они подвергали судебно-химическому исследованию выделения из влагалища, соскобы из матки и последы у всех женщин, поступающих в гинекологические стационары с подозрением на криминальный аборт. В ряде случаев удалось обнаружить свободную минеральную щелочь, марганец и т. п., что дало возможность установить наличие преступного выкидыша.

Примечание. Содержание докладов, помеченных звездочкой, не приводится, поскольку оно изложено в статье, помещенной в настоящем сборнике.

С. М. Дмитриева (Москва) — «Вопросы судебно-медицинской акушерско-гинекологической экспертизы по бракоразводным делам». Автор проанализировал ряд случаев обращения женщин в судебно-медицинскую амбулаторию в связи с возникшим у суда вопросом о способности женщины к половому сношению «ли зачатию. В ряде случаев этот вопрос удавалось разрешить в отрицательном смысле, однако чаще амбулаторное освидетельствование не давало достаточных оснований для решения вопросов, поставленных судом. Автор рекомендует при производстве судебно-медицинской экспертизы по бракоразводным делам обязательно подвергать освидетельствованию обоих супругов.

Судебно-медицинскому исследованию трупов детей и подростков было посвящено 6 докладов, из них:

М. И. Авдеев (Москва) — «О патогенезе кровоизлияний в мозг у детей и подростков (ангиоматоз центральной нервной системы)»*.

Л. Я. Трахтенберг (Воронеж) —«Выводы по некоторым дискуссионным вопросам судебномедицинского исследования трупов новорожденных».

В противоположность Диллону автор утверждает, что рентгенографическая проба не всегда бывает абсолютно достоверной. Так, при рентгенографии легких у заведомо мертворожденных младенцев может быть обнаружен воздух. Вообще же результаты рентгенографической и плавательной проб не всегда совпадают. Это относится как к легким, так и к кишечнику.

А. Н. Дерябина (Ленинград) — «Определение возраста по некоторым особенностям строения костей черепа у детей до 5 лет». Автор составил подробные таблицы вышеуказанных возрастных изменений. В качестве признаков использованы: размеры большого родничка, размеры овального отверстия, размеры большой затылочной дыры, ширина соединительнотканных прослоек в черепных швах и степень сращения черепных костей, развитие сосцевидного отростка височной кости, закрытие чешуйчато-сосцевидной щели.

В. А. Журавлева (Киев)—«К вопросу о признаках доношенности плода». Давая оценку различным принятым признакам доношенности, автор рекомендует также учитывать развитие ядер окостенения в грудине. Форма, размеры и количество этих ядер у доношенного плода иные, чем у недоношенного.

А. В. Колоштивина (Ленинград) — «Перелом костей черепа у детей в возрасте до года». Докладчик указал, что переломы могут возникнуть при давлении на череп тяжести от 15 до 55 кг.

По вопросам асфиксии было сделано 4 доклада, в том числе:

Н. А. Митяева (Москва) — «К вопросу о морфологической диагностике прижизненных и посмертных странгуляционных борозд» *.

А. Д. Григорьев (Москва) — «К вопросу об определении признаков удавления на живом человеке». Автор указал, что, помимо признаков, на которые обычно обращают внимание (странгуляционная борозда, ссадины на шее, экхимозы), рекомендуется обращать внимание и на такие явления, как гиперемия конъюнктив, изменения в полости рта и глотки, афония, нервные и психические расстройства.

Восемь докладов были посвящены вопросам травматизма:

О. X. Поркшеян (Челябинск) — «К вопросу об установлении гистологическим исследованием прижизненности повреждений при сложных комбинированных травмах». По мнению автора, при исследовании железнодорожных травм можно, помимо кровоподтеков, считать бесспорным доказательством прижизненности травмы следующие признаки: жировую эмболию легких, паренхимно-клеточную эмболию, наличие частиц угля

в легочных сосудах, острое набухание мозга, начало отека его, кольцевидные кровоизлияния вокруг сосудов, гиалиновые шары и тромбы.

Г. В. Воронкин (Москва) — «О сократимости кожи (к вопросу о зиянии ран)». Автор указывает на зависимость сократимости кожи от локализации раны, возраста умершего, наличия болезненных изменений (истощение, отек), давности смерти и т. п.

А. П. Владимирский (Ленинград) — «Определение тяжести телесного повреждения». Докладчик вносит предложение пересмотреть статьи 142 и 143 УК РСФСР как не обеспечивающие достаточной детализации тяжести телесного повреждения и считает необходимым сохранить трех степенное разделение тяжести телесного повреждения, положив в основу его признак утраты трудоспособности.

В. П. Десятое (Томск) — «О субэндокардиальных кровоизлияниях при смерти от острой кровопотери». Автор считает пятна Минакова надежным признаком смерти от острой кровопотери и указывает пути для дифференцирования их от субэндокардиальных экхимозов иного происхождения. Последние никогда не бывают изолированными — они сопровождаются кровоизлияниями в слизистые и серозные покровы других органов. Гистологическое исследование субэндокардиальных кровоизлияний при инфекциях и отравлениях обнаруживает глубокие дегенеративные и реже — воспалительные изменения в миокарде, что не наблюдается при смерти от острой кровопотери. Объясняя механизм образования пятен Минакова, автор подчеркивает значение глубоких кортикальных влияний на сердце.

Вопросам скоропостижной смерти было посвящено 3 доклада.

М. И. Райский (Одесса) — «К учению о смерти, подозрительной на насилие, и скоропостижной».

Автор доклада считает скоропостижной такую смерть, которая вызывается скрытым заболеванием, наступает неожиданно и быстро среди видимого здоровья, а поэтому кажется подозрительной на насилие.

Внезапной же смертью он считает быстро наступающую смерть, независимо от того, какой причиной — насильственной или ненасильственной — она вызвана.

Л. Я. Лозбен (Таллин) — «Исследование сосудов сердца при скоропостижной смерти методом рентгенографии и стереорентгенографии».

Вводя в венечные артерии извлеченного сердца контрастную массу и исследуя его стереорентгеноскопом, автору удавалось обнаружить тромбоз, облитерацию и патологическую извилистость сосудов, что весьма наглядно и убедительно было подтверждено хорошо исполненными

рентгенограммами.

А. И. Туров (Горький)—«Молниеносная малярия и ее судебно-медицинское значение».

Докладчик привел результаты исследования трупов детей, быстро умерших во время повторного приступа малярии. По данным автора, смерть наступала через 4—6 часов после начала приступа при явлениях рвоты, судорог и быстрой потери сознания. В крови трупов всегда обнаруживались плазмодии малярии. Макроскопически при секциях обнаруживались: набухание головного мозга, увеличение селезенки и печени с перерождением последней. При гистологическом исследовании мозга отмечалось разволокнение его вещества, мелкоклеточная инфильтрация по ходу сосудов и точечные кровоизлияния.

Три доклада были посвящены вопросу о профессиональных правонарушениях медицинских работников.

Из них наибольший интерес представляет доклад Ю. С. Зальмунина (Севастополь)—«Врачебные ошибки в судебно-медицинском отношении».

Автор предлагает ввести определение понятий «ошибка» и «небрежность» с анализом причин того и другого. Докладчик указал на неполноценность действующего Положения о судебно-медицинской экспертизе и (рекомендовал издать унифицированный врачебный устав, в котором были: бы собраны все положения и инструкции, регулирующие работу врачей.

Вопросы судебно-медицинской экспертизы электротравм нашли отражение в двух докладах.

Ю. Г. Юдин (Москва) — «Отсутствие электрометок при смертельной электротравме» **.

Т. П. Туликова (Москва) — «К вопросу об электротравме волос в судебно-медицинском отношении». Докладчиком отмечены специфические для электротока изменения волос: разрывы, расслаивание, отторжение кутикулярного слоя, импрегнация кутикулы и коркового слоя частицами угля, поражение всех слоев волос, образование круглых пустот, расположенных в шахматном порядке, различные переходные формы и; комбинации вышеописанных повреждений.

По примеру прошлых научных совещаний и в этот раз большое внимание было уделено судебно-медицинской экспертизе огнестрельных повреждений. На эту тему было заслушано 17 докладов:

П. В. Устинов (Свердловск) — «О механизме происхождения трещин черепа при огнестрельных ранениях». Докладчик сопоставляет разработанную немецкими авторами теорию гидродинамического действия с русской теорией механического действия пули и показывает преимущества последней. В докладе указывается на зависимость распространения трещин от локализации входного отверстия, от силы удара пули, угла, под которым она ударила в череп, я степени сопротивляемости твердых и мягких тканей головы.

А. С. Литвак (Ставрополь) — «О механизме образования микротрещин в костях черепа при огнестрельных повреждениях». Автор наблюдал,, что трещины свода черепа располагаются преимущественно по направлению полета снаряда. Это позволило выявить ряд закономерностей, могущих лечь в основу экспертизы огнестрельных повреждений.

Л. М. Бедрин (Воронеж)—«О некоторых причинах ошибочности экспертиз при поражениях из боевой винтовки». Работа посвящена в основном повреждениям при рикошете и повреждениям, которые причиняют пули, прошедшие через препятствие. Такие повреждения могут имитировать ранения с близких дистанций. Указывается на возможность постановки правильного диагноза при применении послойно-участковой рентгенографии.

А. С. Литвак — «О так называемых копьевидных осколках в огнестрельном канале». Основываясь на лично проведенных экспериментах и наблюдениях, автор категорически оспаривает диагностическое значение копьевидных осколков, описанных К. И. Татиевым в 1946 г. Доклад А. С. Литвака вызвал ряд возражений со стороны выступавших в прениях К. И. Татиева и некоторых других участников совещания.

Е. Е, Кутняк (Воронеж) — «Повреждение эпидермиса по краю огнестрельной раны». На основании гистологических исследований докладчик установил, что характер повреждения эпидермиса у входного и выходного отверстий не обладает заметным своеобразием, которое позволило бы; отличить входное отверстие от выходного.

В. Д. Попов* (Воронеж) — «О некоторых новых возможностях диагностики огнестрельных повреждений». Изучая раневой канал на боль-

Примечание. Содержание докладов, помеченных двумя звездочками, не приводится, поскольку оно изложено в статьях, помещенных в сборнике «Вопросы судебно-медицинской экспертизы», Ленинград, 1952 г.

ших гистологических срезах, автор выявил ряд особенностей, позволяющих судить о направлении полета снаряда.

К этим особенностям отнесены занос элементов тканей организма, частиц одежды, костные осколки, которые, отклоняясь от линии полета нули и проникая глубоко в ткани, образуют вторичные раневые каналы,, направленные в сторону полета пули.

Л. И. Сидорова (Алма-Ата) — «Сравнительная оценка колотых, тупоколотых и огнестрельных повреждений». Нанося повреждения колющими орудиями различной толщины и заостренности на кожу трупов и на разные материалы одежды, автор сопоставлял их с огнестрельными повреждениями тех же объектов и наметил пути для судебно-медицинского дифференцирования. Установлено, что форма повреждения зависит от качества материала, его плотности, силы удара и скорости движения повреждающего орудия. Отмечено фестончатое истончение краев входной огнестрельной раны. При колото-рваных повреждениях наблюдалось явление «минуса ткани».

Я. С. Смусин (Ленинград) — «Определение расстояния выстрела из охотничьего оружия, заряженного дробью». Автором выведены формулы зависимости рассеивания дроби от дистанции выстрела, калибра оружия и дроби, величины заряда пороха и дроби и др. Доклад вызвал оживленную дискуссию.

В. И. Беляев (Ярославль)—«Некоторые наблюдения над выстрелом и повреждениями из гладкоствольного оружия». Сконструировав оригинальную установку, автор смог точно измерить длину дульного пламени: при стрельбе различными порохами из оружия разных калибров.

Автор привел свои наблюдения о характере повреждений, причиняемых при стрельбе холостыми патронами, а также различными «заменителями» дроби (горохом, солью и т. п.) и, наконец, о характере повреждения гильзы при взрыве охотничьего патрона вне ствола оружия.

Помимо приведенных выше, на совещании был заслушан еще ряд докладов, посвященных экспертизе огнестрельных повреждений.

И. Ф. Огарков (Ленинград) — «Микроскопические данные к диагностике повреждений из винтовки»**.

Ю. М. Кубицкий (Москва) — «Некоторые особенности огнестрельных повреждений шерстяных тканей»*.

С. Д. Кустанович (Москва) — «Последовательность действия на цель компонентов близкого выстрела»**.

Л. М. Эйдлин (Воронеж)—«Оценка доказательств направления полета пули при исследовании трупа».

С. Н. Ягубов (Москва) — «О следах выстрела на кисти стрелявшего»1

Б. Д. Левченков (Москва) — «Сохранность признаков входного огнестрельного отверстия на кожных покровах и одежде». Автор провел более 200 экспериментов, в ходе которых подвергал входные огнестрельные отверстия на кожных покровах и одежде различным внешним воздействиям. В частности, изучено влияние длительного нахождения в воде, в земле, гниения, естественного консервирования, механических воздействий. Составлены таблицы, показывающие резистентность каждого признака входного отверстия по отношению к различным воздействиям.

Отдельным вопросам применения физико-химических и технических средств и методик при исследовании вещественных доказательств были посвящены следующие доклады:

1 См. выходящий в ближайшее время «Сборник трудов Сталинабадского медицинского института».

В. И. Пашкова (Москва) — «Фотографирование в инфракрасных лучах объектов судебномедидинского исследования»*.

В. М. Колосова (Москва) — «Спектрографическое исследование материала бумаги»*.

Ю. М. Кубидкий и X. М. Тахо-Годи (Москва) — «К вопросу об идентификации личности по ногтям»*.

А. Р. Деньковекий (Москва) — «Использование цветной фотографии в судебной медицине». Продемонстрированы примеры цветной фотосъемки судебно-медицинских объектов.

Полученные результаты можно рассматривать как весьма обнадеживающие.

Чрезвычайно отрадным явлением следует признать возросший интерес наших ученых к изучению истории отечественной судебной медицины и судебной химии. Об этом свидетельствует ряд докладов, заслушанных на совещании, показавших самобытность, приоритет и прогрессивную роль наших отечественных ученых в разработке важнейших научных проблем.

М. И. Райский (Одесса) — «К истории судебной медицины в России в XVIII и в начале XIX века».

В. Ф. Черваков (Москва)—-«Первые отечественные диссертации по судебной медицине»*.

К. И. Татиев (Москва) — «Приоритет русских ученых в области судебно-медицинского исследования трупов».

Е. Е. Вольтова (Москва) — «Основные этапы развития отечественной судебной токсикологии».

А. С. Гаркави (Москва) — «Материалы к истории реакции преципитации в судебномедицинском отношении в дореволюционной России и в СССР»*.

М. Д. Швайкова (Москва) — «К вопросу о возникновении и развитии отечественной судебной химии»*.

Вопросу улучшения техники исследования трупов и приведения ее в соответствие с современным состоянием науки был посвящен доклад К. И. Татиева (Москва) —«Некоторые вопросы секционного исследования трупа в свете учения И. П. Павлова».

По вопросам судебно-медицинской серологии и применения ее к судебно-медицинскому исследованию вещественных доказательств было сделано 6 докладов:

М, А. Бронникова (Москва) «Новые данные в отношении изосерологической системы АВО»*.

Э. М. Семенчева (Москва) — «Реакция связывания комплемента в судебномедицинской практике»*.

Р. М. Розенберг и М. Н. Резникова (Москва) — «Изучение возможности определения вида прогретого мышечного белка при помощи реакции преципитации» *.

Р. М. Розенберг — «Изготовление специальных преципитирующих сывороток для определения родственных видов белка (бык, баран, коза)»*.

М. Н. Резникова — «Изготовление, изучение свойства и применение иммунных групповых анти-А и анти-В сывороток»*.

О. И. Ухачева (Одесса) — «Определение по крови плаценты группы и типа крови матери и новорожденного».

Автор указал, что кровь хориона соответствует по группе и типу крови новорожденного, а кровь децидуальной оболочки — крови матери. Это помогает установить принадлежность младенца определенной женщине.

 

 

Изысканию новых методов судебно-химического исследования и ана­лизу материала, проходящего через судебно-химические лаборатории, было посвящено 4 доклада, в том числе:

С. Б. Новиков (Москва) — «Судебно-химические методы открытия метилового алкоголя и его сохранность в трупе». Докладчик предложил ряд собственных оригинальных методик открытия метилового алкоголя применительно к различным вариантам случаев, встречающихся в судебно-химической практике, и установил, что при обычных условиях хранения (в судебно-химических лабораториях метиловый алкоголь сохраняется в трупном материале в большинстве случаев от 6 до 10 месяцев.

А. Н. Крылова (Москва) —«Химический анализ под микроскопом и возможность его применения для судебной химии»

Из числа других докладов, сделанных «а совещании, заслуживает быть упомянутым доклад В. М. Смольянинова (Москва) — «Вопросы проницаемости сосудов в судебно-медицинском отношении».

В заключение состоялось заседание Всесоюзного научного общества судебных медиков и криминалистов, на котором был заслушан отчетный доклад В. И. Прозоровского О' деятельности Всесоюзного общества, содоклад ревизионной комиссии и отчетные доклады Ю. М. Кубицкого и А.П. Владимирского о деятельности Московского и Ленинградского филиалов общества.

Было избрано правление Всесоюзного научного общества судебных медиков и криминалистов в составе: проф. В. И. Прозоровский, проф. М. И. Авдеев, С. Т. Митричев, проф. М. Д. Швайкова, проф. Н. Н. Бокариус, проф. А. П. Владимирский, Б. М. Комаринец, П. А. Контрольский, проф. С. М. Потапов, проф. М. И. Райский, Л. П. Рассказов, проф. Ю. С. Сапожников, проф. С. М. Сидоров, проф. И. В. Слепышков, проф. В. М. Смольянинов, проф. К. И. Татиев, проф. В. Ф. Черваков, Б. И. Шевченко, проф. Л. М. Эйдлин, проф. И. Н. Якимов.

В ревизионную комиссию Всесоюзного научного общества судебных медиков и криминалистов были избраны: проф. А. Д. Григорьев, проф. А. В. Вальтер, проф. А. Г. Леонтьев, А. Н. Тарасов-Родионов, Э. Я. Ошерович.

На совещание и сессию прибыло 359 делегатов, в том числе: судебных медиков — 327, судебных химиков—15, криминалистов—10, представителей прочих специальностей — 7.

Из числа делегатов 31 человек имели ученую степень доктора наук и 55 человек — кандидата наук. Ученое звание имели: профессора — 28 человек, доцента — 27, ассистента—12, старшего научного сотрудника — 5 человек.

Распределение делегатов по союзным республикам было следующее: РСФСР — 228, Украинская ССР — 61, Белорусская ССР — 13, Казахская ССР — 8, Азербайджанская ССР — 7, Латвийская ССР — 7, Эстонская ССР — 7, Грузинская ССР — 6, Армянская ССР — 4, Узбекская ССР — 4, Таджикская ССР — 4, Литовская ССР — 3, Карело-Финская ССР — 3, Туркменская ССР — 2, Киргизская ССР — 2.

В работе совещания принял участие заместитель министра здравоохранения РСФСР.

Собравшиеся с огромным подъемом приняли обращение к Центральному Комитету партии.

Закрывая совещание, В. И. Прозоровский отметил большое значение проведенной совещанием работы для судебно-медицинской науки и практики.

1Аптечное дело, 1952, № 4.

похожие материалы в каталогах

Съезды, совещания, встречи

похожие статьи

Деятельность Всесоюзного научного общества судебных медиков в 1967 г. / Смольянинов В.М., Табакман М.Б. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №3. — С. 60-62.

Научная судебно-медицинская сессия / Гаркави А.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №3. — С. 62-63.

Объявление / // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №3. — С. 65.

I Съезд судебных медиков ГДР / Найнис И.-В.И., Литвак А.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №2. — С. 61-63.

Решение президиума Совета научных медицинских обществ Министерства здравоохранения СССР / Табакман М.Б. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №2. — С. 60-61.