Исследование наложении на петлях для установления орудия травмы в случаях странгуляционной асфиксии

/ Мишин Е.С. Коваль В.А.  — 1987.

Исследование наложении на петлях для установления орудия травмы в случаях странгуляционной асфиксии / Е. С. Мишин, В. А. Коваль // Актуальные вопросы судебно-медицинской травматологии / Под редакцией проф. А. А. Матышева. — Л.: ЛСГМИ, 1987. — С.57-62

 

УДК 340.6:616-001.85-076.5

Ленинградский санитарно-гигиенический медицинский институт

ссылка на эту страницу

В последние два десятилетия в судебной медицине возникло новое направление в изучении вопроса об орудии травмы — исследование микрообъектов биологического происхождения на предметах-носителях и установление их принадлежности. Детально изучены вопросы сохранности наложений на орудиях травмы в зависимости от влияния различных факторов, расположения клеток на орудиях с учетом их конструктивных особенностей и механизмов действия, разработаны цитологические и серологические методы установления половой, видовой и групповой принадлежности применительно к микрообъектам тканей. Результаты научных исследований широко внедрены в экспертную практику и значительно расширили возможности отождествления тупых и острых предметов как орудий травмы [Загрядская А. П. с соавт., 1984].

Однако в литературе отсутствуют сведения о возможности применения этих методов для установления петель как орудий травмы при смерти от странгуляционной асфиксии, которые, как правило, бывают изготовлены из мягких и гигроскопических материалов. В случаях повешения при осмотре места происшествия петля чаще всего находится на шее трупа, при удавлении петлей она во многих случаях отсутствует. Удавление петлей составляет всего 0,7% от всех случаев насильственной смерти [Маркарьян О. И. с соавт., 1968], однако эти случаи, как правило, связаны с противоправным лишением жизни человека. Среди орудий травмы, которыми совершались убийства петли занимают 3—4-е место [Бегоян А. Г., 1977; Helpern M., Baden M., 1967; Gawrzewski W., 1975; Emovon A., Lambo Т., 1975].

Петля как орудие травмы при удавлении является важным вещественным доказательством и представляет значительный интерес для правоохранительных органов. Как показывает практика, на разрешение экспертизы ставятся вопросы об ус­тановлении конкретной петли, использованной для сдавления шеи. Экспертные заключения обычно содержат ответ в пред­положительной форме, который обосновывается лишь выяв­ленными групповыми, иногда индивидуальными признаками петли по морфологическим особенностям странгуляционной борозды. Рекомендации по выявлению и установлению принадлежности наложений биологического происхождения на петлях отсутствуют.

Целью работы явилось изучение возможности использования цитологических и серологических методов для исследования биологических наложений на петлях при установлении петли как орудия травмы в случаях смерти от странгуляционной асфиксии. В задачи исследования входили: 1) определение наличия наложений биологического происхождения на петлях; 2) установление факторов, влияющих на вид и количество наложений на петлях; 3) изыскание методов снятия наложений клеток с петель, изготовленных из мягкого материала; 4) изучение возможности применения биологических и цитологических методов для установления видовой, групповой и половой принадлежности клеток, снятых с петель.

Для решения поставленных задач мы проанализировали 72 акта судебно-медицинских исследований трупов лиц, погибших от повешения, и исследовали 72 петли, которые использовались в этих случаях в качестве орудия травмы.

Для определения особенностей петли, ее материала, формы поперечного сечения, рельефа поверхности материала ис­пользовали визуальный, измерительный и описательный методы. Наличие, характер, количество и локализацию наложений биологической природы устанавливали путем осмотра всех поверхностей материала петли на всем протяжении под стерео-микроскопом. Принадлежность наложений на петлях устанав­ливалась биологическими и цитологическими методами: 1) видовая принадлежность вытяжек с материала петли — реакцией преципитации в агаре (РПА); 2) групповая принадлежность клеток эпидермиса — реакцией смешанной агглютинации (РСА), групповая принадлежность крови — реакцией абсорб-ции-элюции (РАЭ); 3) половая принадлежность клеток — по выявлению в ядрах признаков генетического пола Х- и У-хро-матина с применением микроскопов «Биолам» и «Люман-100». При определении принадлежности наложений на петлях ру­ководствовались методическими письмами и рекомендациями МЗ СССР (1963, 1969, 1970, 1982).

Исследования петель показали, что наложения биологического происхождения имелись на 68 петлях. Они были представлены клетками кожи (эпидермиса), помарками крови, высохшей лимфы и встречались в нескольких сочетаниях. Эпидермис и следы лимфы встретились на 41 петле, помарки крови — на 27 петлях. Количество клеточных наложений колебалось от единичных чешуек до обильных, видимых невооруженным глазом пластов эпидермиса. Количество наложений было незначительным на 22 петлях из 68.
Можно выделить ряд факторов, которые определяют коли­чество клеточных наложений на петле. Среди них решающее значение имел вид повешения (полное — с полным висением тела и неполное — с касанием нижней части тела какой-либо опоры). Количество биологических наложений на петлях было значительно большим в случаях полного повешения по сравнению с неполным.

Вторым по важности фактором явилась ширина следообра-зующего участка петли, который оказывал наибольшее давление на шею. Чем уже давящий участок петли, тем больше клеточных наложений на ее поверхности. На количество клеточных наложений оказывала влияние форма поперечного сечения материала петли. На материалах, круглых в сечении, наложений биологической природы было больше, чем на материалах с прямоугольным сечением. Объяснить это можно тем,, что при круглом в сечении материале с большим диаметром сдавление происходит лишь сегментом, имеющим меньшую ширину, чем диаметр материала. Материал, имеющий прямоугольное сечение, сдавливает шею всей поверхностью. Кроме того, петли из материала, круглого в сечении больше подвержены скольжению во время затягивания петли на шее в период повешения.
Третьим фактором, от которого зависели количество и ха­рактер наложений, является рельеф материала петли. На петлях с гладкой поверхностью эпидермис имел форму пластов, а на материалах с ячеистой сложной структурой был представлен небольшими группами изолированных клеток.
Стереомикроскопическое исследование показало, что наи­большее количество эпидермиса было на материалах с неровным рельефом. Кровь чаще встречалась на материале с гладкой поверхностью (оболочка электрических проводов и кабелей), что, очевидно, связано со слабой фиксацией на ней эпидермиса. Следы высохшей крови преобладали в случаях, когда в качестве материала петли использовался полипропилен. На количество наложений оказывала влияние и сила, с которой петля сдавливала шею, то есть масса тела и темп затягивания петли (быстрое, с рывком, медленное).

При повешении клеточные элементы локализовались на участке петли, который оказывал наибольшее воздействие на шею, то есть на месте, противоположном узлу, а также в области самого узла. В случаях повешения в затягивающейся петле из широкого гладкого материала особое значение имеет исследование узла, пряжки, так как именно в этих местах чаще присутствуют микрочастицы тканей.

Применяемые методы снятия клеточных элементов с тупых и острых орудий травмы (препаровальными иглами, полисте-рольными пленками, путем смывов, соскобов и др.) не могут быть использованы при исследовании петель. Петли при повешении чаще бывают изготовлены из мягкого гигроскопичного материала. Для снятия с такой петли небольших клеточных наложений можно использовать только размачивание участков петли в физиологическом растворе с последующим центрифугированием жидкости. Недостаток этого метода заключается в значительной потере клеточного материала, который остается на поверхности петли.

Мы применили более эффективный метод изоляции клеток с петель, исключающий разрушение клеток и позволяющий максимально их снять. Метод сводится к следующему. Участки петли, содержащие клеточные элементы, размачиваются в физиологическом растворе в течение суток, после чего они подвергаются центрифугированию с этим же раствором в специальной камере. Камера состоит из двух сетчатых корпусов цилиндрической формы со сферическим дном, имеющих форму пробирки от центрифуги, но меньшего размера. Корпуса изготовлены из металлической сетки (ГОСТ 6613—73), по верхнему краю имеют фиксирующие кольца из нержавеющей стали, плотно входящие друг в друга. Кольца удерживают в неподвижном состоянии сетчатые камеры, вставленные в кап­роновую пробирку от центрифуги диаметром 41 мм.

Участок материала петли с клеточными наложениями помещается между стенками корпусов, корпуса вставляются в пробирку от центрифуги и заливаются использованным для размачивания физиологическим раствором. В последующем проводится центрифугирование с частотой 6000 об/мин в течение 15 мин. При центрифугировании под действием центробежной силы биологические наложения отслаиваются от материала петли, свободно проникают через сетку наружного корпуса и скапливаются на дне пробирки. Полученный осадок исследуют для определения принадлежности биологических наложений.

Предложенный метод позволяет наиболее полно изолировать с петли не только клетки эпидермиса, кровь, но и видо-специфические белки лимфы; он мало травматичен для клеток.
Для определения видовой принадлежности использовали реакцию преципитации в агаре [Туманов А. К., Лазуренко И. С, 1961] с 12 вытяжками биологических наложений на петлях. Во всех случаях был обнаружен белок человека. Полоса пре­ципитации выявлялась, как правило, на вторые сутки после постановки реакции и имела различную степень выраженности. В 12 случаях контрольное исследование материала-носителя дало отрицательный результат.

Групповая принадлежность эпидермиса, снятого с петель,, определялась реакцией смешанной агглютинации. Реакция проводилась в фиксированных мазках на предметных стеклах. Мазки готовились из осадков, полученных после отсасывания вытяжек. Наличие клеток контролировалось под микроскопом. Агглютинацию эритроцитов наблюдали микроскопически в течение 2 ч при комнатной температуре. Результаты учитывались по четырехбалльной системе. Удалось определить групповую принадлежность эпидермиса, снятого с поверхности 12 петель.

В качестве контроля использовалась кровь от трупа, высу­шенная на марле. Группа крови определялась реакцией аб-сорбции-элюции. Групповая принадлежность эпидермиса была правильно определена в 11 случаях, в 1 случае ее установить не удалось. Результаты реакции во многом зависят от контакта клеток эпидермиса с антителами, поэтому перед постановкой реакции их необходимо тщательно растереть.

Для определения антигенов крови использовалась реакция абсорбции-элюции [Туманов А. К., 1975]. Кровь на материале петли фиксировалась метиловым спиртом в течение 15 мин. Групповая принадлежность помарок крови на 5 исследованных петлях была установлена правильно и совпадала с группой крови, взятой в этих случаях от трупов.
Половая принадлежность эпидермиса, снятого с петель,. устанавливалась по выявлению в ядрах признаков генетического пола: Х-хроматина (телец Барра) и У-хроматина. На 41 петле из 72 исследованных клеточные наложения были представлены только эпидермисом. Поскольку установление половой принадлежности клеток основано на изучении строения ядер, важно было установить наличие клеток с ядрами среди биологических наложений на петлях. На 7 петлях обнаружены значительные наложения эпидермиса, содержащие ядра. Они представляли собой конгломераты клеток, содержащие десятки ядер. Поскольку клетки были не изолированы друг от друга, а ядра заключены в толстый слой цитоплазмы и межклеточного вещества, в таком виде половая принадлежность клеток не могла быть установлена. Измельчение конгломератов препаровальными иглами, приготовление давленых пренаратов не дало положительных результатов.

Для получения изолированных клеток и ядер набухшие в физиологическом растворе кусочки ткани помещали в 0,3 М раствор сахарозы с добавлением ионов Са++ или Mg++ в кон­центрации 0,003 М (в 1 л раствора содержится 103 г сахарозы и 0,33 г хлорида кальция). В этом растворе ядра резистентны к механическому и химическому разрушению. В дальнейшем кусочки ткани подвергали дезинтеграции в специально изго­товленном маленьком гомогенизаторе со стеклянным пестиком. Гомогенизатор имеет коническую форму, с воронкообразной горловиной, его внутренняя стенка, как и пестик, отшлифованы.

Клеточные конгломераты подвергали дезинтеграции в ра­створе сахарозы между отшлифованными поверхностями при поступательных движениях пестика. Образующийся при этом гомогенат содержал большое количество изолированных ядер, по которым после отмывания в физиологическом растворе можно установить половую принадлежность клеток.
Препараты окрашивали акрихинипритом и толуидиновым синим [Шалаев Н. Г., 1965]. В 5 из 7 случаев была четко и правильно установлена половая принадлежность клеток эпидермиса, снятых с петель.

Для установления половой принадлежности помарок крови на петлях использовали методы, изложенные в методическом письме ВНИИ МВД СССР и НИИ судебной медицины МЗ СССР (1969) и в пособии для экспертов [Любинская С. И., Ковач М. П., 1976]. Препараты окрашивали раствором акри-хиниприта и подвергали люминесцентной микроскопии. После отмывания от люминесцентного красителя они перекрашивались азур-эозином. Половая принадлежность помарок крови была правильно определена на 10 из 10 исследованных петель.

Таким образом, в случаях странгуляционной асфиксии на петлях могут быть обнаружены наложения биологического происхождения и установлена их видовая, групповая и половая принадлежность.

похожие материалы в каталогах

Повешение

Удавление петлей

похожие статьи

Социальная характеристика лиц, погибших в результате механической асфиксии при повешении в городе Москва / Чертовских А.А., Тучик Е.С. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 26-30.

О способности к активным действиям смертельно раненого / Григорьев М.В., Десятов В.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №3. — С. 50-51.

Статистический анализ случаев повешения в Красноярске за 2013–2015 гг. / Чикун В.И., Плахотников А.В., Дуков Д.В., Полехов М.В., Хлуднева Н.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №1. — С. 28-30.

К вопросу влияния возрастного фактора на частоту встречаемости признака Амюсса / Чертовских А.А., Тучик Е.С. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2016. — №15. — С. 161-163.

Редкий случай атипичного расположения петли при самоповешении / Павлов П.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1976. — №3. — С. 47-48.

Редкий случай самоудавления петлей / Богуславский Л.Г. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1962. — №4. — С. 50-51.

Удавление петлей как несчастный случай / Михно Н.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1962. — №4. — С. 49-50.

Случай идентификации петли по странгуляционной борозде / Ковбасин В.Ф., Новиков М.Я. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1977. — №4. — С. 55-56.

Квалификация степени тяжести телесных повреждений при сдавлении органов шеи руками или петлей / Тунина Э.Л. — 1956.

К вопросу об экспертизе самоудавления петлей / Ефимов Ю.П., Краснов А.К. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1963. — №1. — С. 52-53.