вход
закрыть
Судебно-медицинская библиотека

Пептид-гидралазная активность в веществе головного мозга при черепно-мозговой травме

/ Омаров Г.Г. Эмирбеков Э.З. Ашурбеков Т.Р. Лисянский Б.М. Казанбиева М.А. Тонаев Д.А.  // Матер. II-го Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Иркутск-М., 1987. — С. 80-81.

Омаров Г.Г., Эмирбеков Э.З., Ашурбеков Т.Р., Лисянский  Б.М., Казанбиева М.А., Тонаев Д.А. Пептид-гидралазная активность в веществе головного мозга при черепно-мозговой травме

(Махачкала)

ссылка на эту страницу

Целью настоящего экспериментального исследования явилось определение пептид-гидралазной активности и на этой основе поиск адекватного биохимического теста для определения срока наступления смерти при черепно-мозговой травме. Выбор ткани мозга, как объекта исследования, в данном случае, не случаен. При черепно-мозговой травме белковый метаболизм мозга, в силу своих особенностей, нарушается первым, что является как бы пусковым механизмом для последующих изменений метаболизма в органах и тканях. При травме мозга, а затем при наступлении смерти, под действием ускорения интенсивности перекисного окисления липидов, нарушаются мембраны клеточных структур, например, в мозгу при этом изменяется содержание фосфолипидов, холестерина и липопротеидов (Промыслов, 1983), прежде всего мембран лизосом, что приводит к выходу пептид-гидралаз. Под действием пептид-гидралаз в клетке начинается нерегулируемый процесс распада белка. С другой стороны, в условиях черепно-мозговой травмы, в первую очередь модифицируются белки мозга (Промыслов, 1983), которые пептид-гидралазами атакуются в 10 раз интенсивнее, чем белки неизменные (Дин, 1981).

Таким образом, пептид-гидралазная активность ткани мозга, наряду с другими методами исследования, может служить одним из наиболее подходящих биохимических тестов (моделью) и для определения времени наступления смерти, особенно при черепно-мозговой травме. Значение определения пептид-гидралазной активности в тканях мозга, как специфического теста для определения посмертных изменений во времени, усиливается и тем, что пептид-гидралазы мозга проявляют активность при рН — 3,8; 7,5; 8,5. Следовательно, кислые, нейтральные и щелочные пептид-гидралазы ткани мозга и после смерти могут отражать более полную картину деструкции белков (дополняя друг друга).

Результаты наших исследований показывают, что через 6 часов после наступления смерти изменения наступают только лишь в активности нейтральной пептид-гидралэзы, которая снижается почти на 30 процентов. В связи с тем, что черепно-мозговая травма сопровождается гипопротеинемией, активность кислой и щелочной форм пептид-гидралаз в тот период времени после черепно-мозговой травмы не изменяется.

12-часовой срок после наступления смерти от черепно-мозговой травмы характеризуется значительным увеличением как кислой (16,5%), так и нейтральной (14,1%) пептид-гидралаз в мозговой ткани. Активность же щелочной пептид-гидралазы и через 12 часов после черепно-мозговой травматической смерти не изменяется.

Через 24 часа после смерти изменений активности всех трех форм пептид-гидралаз также не наблюдается.

похожие статьи

Определение давности субдуральных гематом по концентрации метгемоглобина / Недугов Г.В. — 2017.

Применение некоторых методов статистического анализа для определения давности повреждений селезенки / Пинчук П.В., Козлов С.В., Левандровская И.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2014. — №3. — С. 14-18.

К вопросу о реакциях сосудистой системы как критериях прижизненности повреждений Сообщение II / Митяева Н.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1966. — №2. — С. 3-7.

Морфологические изменения паращитовидных желез при черепно-мозговой травме различной давности / Мукашев М.Ш. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1977. — №4. — С. 16-18.

Гистохимические изменения некоторых дегидрогеназ и НАД-диафоразы в экспериментальных повреждениях различной давности / Кидралиев С.К. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1977. — №3. — С. 22-25.

Определение давности субдуральных гематом по концентрации метгемоглобина / Недугов Г.В. — 2017.

К вопросу диагностики инерционного механизма черепно-мозговой травмы / Ардашкин А.П., Дебой Н.Н., Малыхин А.В., Буканов В.О. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2016. — №2. — С. 23-25.

К вопросу о комплексной оценке повреждений краниофациальной области / Авдеев А.И., Компанец Н.Ю. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2016. — №1. — С. 24-27.

Вторичный абдоминальный компартмент-синдром у больного с тяжелой черепно-мозговой травмой / Конотопцева Ю.В., Родина И.А., Тихонов В.В., Новоселов В.П., Савченко С.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №1. — С. 37-40.

Судебно-медицинская экспертная оценка повреждений челюстнолицевой области / Яковенко Л.Л., Яковенко О.О., Гончар Д.Г. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2016. — №2. — С. 10-13.

авторы

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

последние поступления в библиотеку

Судебно-медицинская оценка случаев ВИЧ-инфекции и гемоконтактных вирусных гепатитов / Кинле А.Ф., Кадочников Д.С., Минаева П.В. — 2017.

Нарушения сердечного ритма при ингаляции бутана / Тархнишвили Г.С. // Судебная медицина. — 2017. — №3. — С. 32-35.

Экспертная практика медицинского критерия «потеря зрения» / Григорьева Е.Н. // Судебная медицина. — 2017. — №3. — С. 29-31.

Судебно-медицинские и медико-социальные аспекты самоубийств на рабочих местах / Зыков В.В., Мальцев А.Е., Шешунов И.В. // Судебная медицина. — 2017. — №3. — С. 25-28.

Моделирование колото-резаных повреждений методом конечно-элементного анализа / Кислов М.А. // Судебная медицина. — 2017. — №3. — С. 18-24.