no

Консервирование крови и мочи, подлежащих газохроматографическому исследованию на алкоголь

/ Ратневский А.Н. Щербина А.А. Гончаренко А.Н.  // Судебно-медицинская экспертиза. — 1972 — №1. — С. 33-34.

Ратневский А.Н., Щербина А.А., Гончаренко А.Н. Консервирование крови и мочи, подлежащих газохроматографическому исследованию на алкоголь

УДК 340.624.4:[616.153.262 + 616.633.262

Запорожское областное бюро судебно-медицинской экспертизы (нач. — А.П. Цветков)

 

PRESERVING OF BLOOD AND URINE FOR SUBSEQUENT ESTIMATION OF ALCOHOL BY GAS CHROMATOGRAPHY

A. N. Ratnevsky, A. A. Shcherbina, A. N. Goncharenko

Various preservatives were tested. Optimal results were obtained by adding 5 drops of saturated chinosolum solution to 15—20 ml of blood or urine.

ссылка на эту страницу

Для установления возможности консервирования крови и мочи, подлежащих газохроматографическому исследованию на алкоголь, испытали ряд антисептических и антибактериальных веществ.

При исследовании трупов кровь и мочу брали параллельно для непосредственного судебно-химического исследования (контроль) и для предварительного консервирования.

Пробы брали нестерильно, помещали в промытые флаконы емкостью 15—20 мл.

Применяли насыщенные растворы консервирующих веществ. Формалин, пергидроль, гепарин, сок чеснока использовали неразведенными, колларгол — в 20% растворе. К пробам добавляли 3—5 капель консерванта, что составляло для жидких веществ 0,15—0,25 г, для хинозола 0,03—0,05 г, фенола 0,008—0,012 г, колларгола 0,03—0,05 г. Стрептомицин брали в количестве 100 тыс. ЕД, левомицетин — 0,05 г, метабисульфит калия — 0,1 г. Содержимое флаконов взбалтывали, флаконы закрывали резиновыми пробками, для герметизации — резиновыми колпачками. Пробы выдерживали при комнатной температуре в течение 8—15 дней, а затем подвергали газохроматографическому исследованию. Кровь брали от 18 трупов, мочу — от 5 трупов и 3 живых лиц. Всего провели 104 эксперимента. Концентрация алкоголя в материале колебалась от 0 до 5‰. Установлено, что пергидроль не пригоден для крови, так как вызывает резкое вспенивание. Образцы, консервированные чесноком и гепарином, длительного хранения не выдерживали (загнивание). Иногда наблюдали гниение и при консервации колларголом.

Формалин не изменял концентрацию алкоголя в моче, но оказался непригодным, так как на хроматограмме пики метилового спирта и формальдегида совпадают.

Фенол предотвращал гниение. Концентрация алкоголя консервированной крови составляла 95—110%, а мочи — 80—94% по сравнению с контролем. При добавлении фенола кровь несколько загустевала, но это не мешало исследованию. Перечисленные ниже вещества также предохраняли пробы от гниения, причем при консервации хинозолом концентрация алкоголя в крови составляла 92—100%, моче — 88—95%, при консервации левомицетином — в крови 90—130%, моче 78—95%, стрептомицином — в крови 100—110%, моче 70—100%, метабисульфитом калия — в крови 84—120%, моче 70—94%.

При консервации указанными веществами и содержании алкоголя в крови и моче от 0 до 0,25%о наблюдали как резкое увеличение, так и снижение концентрации алкоголя по сравнению с контролем. При концентрации выше 0,25‰ результаты оставались стабильными.

Снижение с течением времени концентрации алкоголя объясняется тем, что в крови трупа или взятых пробах происходит испарение (В.А. Балякин, 1962; И.В. Скопин, 1969), окисление и разрушение алкоголя алкогольдегидрогеназой (П.И. Новиков, 1967). По данным Н.Н. Живодерова (1968), концентрация алкоголя в трупной крови может снижаться до 75—80%.

Для практического применения мы использовали хинозол, который вызывает сравнительно небольшое отклонение концентрации алкоголя от данных контрольных исследований, а также из-за удобства его применения (стабильность раствора при хранении, отсутствие запаха, сохранение вязкости объектов).

С целью уточнения консервирующего действия хинозола при различных температурах провели дополнительные эксперименты.

Пробы крови (15 флаконов), взятые из 3 трупов лиц, находившихся в состоянии алкогольного опьянения, исследовали непосредственно и после консервирования 3 каплями насыщенного раствора хинозола. Флаконы с консервированной кровью хранили при температуре 2—4, 10—12, 20—25 и 37° (в термостате).

В течение 15 дней загнивания не было ни в одном флаконе, рН крови был около 7,0. Снижение концентрации алкоголя по отношению к контрольным анализам при температуре 2—4° составило 1—2%, при 37° — 7—8%.

Мы рекомендовали консервировать кровь и мочу хинозолом межрайонным экспертам. На исследование было прислано по почте 205 объектов — ни в одном случае загнивания не наблюдалось.

Так как разница концентраций алкоголя в консервированных и неконсервированных объектах не превышала 10%, т. е. находилась в пределах точности других методов определения алкоголя, то при оценке степени алкогольного опьянения мы пользовались данными методического письма Главного судебно-медицинского эксперта Министерства здравоохранения СССР «Об обнаружении и определении этилового спирта в трупном материале и судебно-медицинской оценке результатов судебно-химического анализа» (1961).

Таким образом, для консервирования крови и мочи, подлежащих хранению до 15 дней при положительной температуре внешней среды и последующему исследованию на алкоголь методом газо-жидкостной хроматографии, весьма эффективно применение хинозола в количестве 5 капель насыщенного раствора на флакон емкостью 15—20 мл.

похожие материалы в каталогах

Судебно-химические исследования

похожие статьи

К вопросу об анализе фосфорорганических пестицидов методом ТСХ / Горбачева Н.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 145-146.

Проблемные аспекты химикотоксикологического исследования психоактивных веществ / Клименко Т.В., Клевно В.А., Максимов А.В. // Судебная медицина. — 2018. — №4. — С. 36-40.

Установление наличия кала в следах на вещественных доказательствах методом восходящей тонкослойной хроматографии / Четвертнова А.П., Федоровцев А.Л., Эделев Н.С. // Судебная медицина. — 2018. — №4. — С. 30-32.

Влияние давности и температуры хранения трупной крови на показатели веществ низкой и средней молекулярной массы (ВНСММ) / Эделев И.С. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 15-18.

Спектрофотометрическое исследование мекония и кала в следах на вещественных доказательствах / Четвертнова А.П., Федоровцев А.Л., Эделев Н.С. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 36-38.