вход
закрыть
Судебно-медицинская библиотека

Гистоморфологические изменения щитовидной железы при смерти в очаге пожара

/ Бородулин Д.В.   — 2008.

Бородулин Д.В. Гистоморфологические изменения щитовидной железы при смерти в очаге пожара / Д.В.Бородулин: автореф. канд. диссерт. - Москва, 2008.

ссылка на эту страницу

 

Бородулин Дмитрий Валерьевич

 

 

 

ГИСТОМОРОФОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ
ЩИТОВИДНОЙ ЖЕЛЕЗЫ ПРИ СМЕРТИ
В ОЧАГЕ ПОЖАРА

 

 

 

14.00.24 - «Судебная медицина»

 

 

Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата медицинских наук

 

 

 

 

 

 

 

Москва - 2008

 

 

 

 

 

Работа выполнена в ГОУ ВПО "Ижевская государственная медицинская академия" Росздрава.
Научный руководитель: доктор медицинских наук, профессор
Витер Владислав Иванович
Официальные оппоненты: доктор медицинских наук
Абрамов Сергей Сергеевич. кандидат медицинских наук, доцент Баринов Евгений Христофорович

Ведущая организация Государственное «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Департамента здравоохранения г. Москва

Защита состоится «5» марта 2008 года в «11» часов на заседании диссертационного совета ДМ 208.041.04 при ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет» Росздрава по адресу: 127006 г. Москва, ул. Долгоруковская, д.4, с. 7 (кафедра истории медицины). Почтовый адрес: 127473, г. Москва, ул. Делегатская, д. 20/1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного медико-стоматологического университета по адресу: 127206, Москва, ул. Вучетича, д. 10а.
Автореферат разослан «27» декабря 2007г.
Ученый секретарь
диссертационного Совета
кандидат медицинских наук, доцент Т.Ю. Хохлова

Актуальность проблемы:

Высокая энерговооруженность современного производства, транспорта, быта, использование токов высокого напряжения, агрессивных химических жидкостей и взрывоопасных газов, в сочетании с большим количеством старых производственных зданий, помещений и сооружений, ветхого жилья способствуют сохранению крайне высокой степени взрыво- и пожароопасности и, как следствие, большому количеству техногенных катастроф, сопровождающихся человеческими жертвами (Алексеев И.В., Исаев Ю.С., 2004). Крайне неблагоприятная обстановка, обусловленная рядом объективных обстоятельств, в значительной степени усугубляется субъективными факторами, такими, как алкоголизация населения и наркомания, преступные халатность и неосторожность (Алексеев И.В. с соавт.,1998, 1999; Забусов Ю.Г. с соавт., 2000).

Современная политическая обстановка, когда терроризм во всех его проявлениях является каждодневной реальностью для многих государств, все описанные выше опасности представляют собой еще более очевидную угрозу. Трагедия Беслана, множество других актов террора служат жестоким подтверждением этому. Также очевидно и то, что всегда будет сохранять свою актуальность обычный криминальный характер использования пламени и взрывов для уничтожения материальных ценностей, людей и их трупов (Шигеев В.Б., 1998, 2000).

Решение возникающих при этом проблем идентификации процессов и объектов всегда было одним из приоритетных, ключевых направлений в развитии судебно-медицинской науки. Высокие температуры сами по себе представляют очевидную угрозу для сохранности признаков, значительно искажая их, делая мало- или вовсе непригодными для судебно-медицинской оценки. Действие же пламени не просто трансформирует биологические объекты — оно их уничтожает (Алексина И.В., 2000; Голубович Л.Л., 1991; Стрелец Н.Н., 1998; Шупик Ю.П., Филипчук О.В., 1977). И это имеет отношение, прежде всего, к различного рода макро- и микроскопическим проявлениям. При исследовании трупов, извлеченных из очага пожара с признаками действия высокой температуры, одними из основных являются вопросы о причине смерти погибшего и прижизненности пребывания его в пламени.

Известно, что воздействия факторов пожара, прежде всего токсического в сочетании с высокой температурой, на организм человека приводят к утрате возможности реализации всех его регуляторных и компенсаторных механизмов. Период такового воздействия может исчисляться не только минутами, но и десятками минут, что предполагает развитие вероятных адаптационных реакций организма в ответ на токсико-термическое действие.

Как известно одной из важных составляющих эндокринной системы является щитовидная железа, непосредственно участвующая в адаптационно-приспособительных реакциях организма, обеспечивающих функционально-морфологические, метаболические, биохимические и биофизические изменения, формирующие гомеостаз организма в стрессовых ситуациях. При этом степень участия щитовидной железы и, соответственно, её роль в обеспечении реакции организма на комплексное действие факторов пожара, происходящие в ней в результате этого морфо-функциональные изменения, до настоящего времени не получили должного рассмотрения.

Изложенное предопределило предпринятое нами исследование состояния щитовидной железы, как одного из звеньев эндокринной системы при смерти, наступающей в очаге пожара от действия токсико-термических факторов, и позволило сформулировать цель и задачи исследования.

Цель исследования:

Для повышения качества диагностики комбинированного воздействия токсико-термических факторов в очаге пожара исследовать комплекс качественных и количественных патоморфологических изменений в щитовидной железе с целью получения дополнительных критериев верификации причин смерти и прижизненности пребывания в очаге пожара.

Задачи исследования:

В соответствии с указанной целью поставлены следующие задачи:

1. Изучить качественные морфологические изменения в ткани
щитовидной железы в случаях смерти от механических повреждений и
комбинированного действия токсико-термических факторов.

2. Произвести гистоморфологический анализ изменений, выявленных в
щитовидной железе с применением морфометрических методик при указанных
видах внешних воздействий.

3. Установить морфологические дифференциально-диагностические
признаки верификации видов смерти при ее наступлении в условиях пожара и
при механической травме.

4. Определить диагностический комплекс морфологических изменений в
щитовидной железе с использованием его в качестве дополнительного критерия
установления прижизненности попадания в очаг пожара.

Научная новизна:

Впервые в судебной медицине на экспертном материале изучены
качественные и количественные признаки структурной перестройки
щитовидной железы субъектов погибших в очаге пожара от
комбинированного действия токсико-термических факторов в сравнении со
смертью от механических повреждений. При этом объективно подтверждены
различия между выраженностью выявленных комплексов

патоморфологических признаков, обусловленных отличиями ее функциональной активности при указанных внешних воздействиях.
Практическая значимость:

Практическая значимость работы заключается в том, что установленные качественные и количественные морфологические изменения щитовидной железы в результате ее функционально-структурной перестройки при смерти от комбинированного действия токсико-термического фактора и смерти от механических повреждений можно использовать в качестве доказательных дополнительных экспертных критериев диагностики данных видов смерти и прижизненности пребывания в очаге пожара.


Основные положения, выносимые на защиту:

1. Структурные изменения щитовидной железы имеют бóльшую степень
выраженности при смерти от комбинированной токсико-термической травмы
чем при смерти от механических повреждений.

  1. Комплекс качественных патоморфологических изменений ткани щитовидной железы, с учетом их анализа полуколичественным методом, может применяться как ориентировочный критерий при диагностике наступления смерти от комбинированной токсико-термической травмы.

  2. Анализ морфометрических показателей (просвет-эпителиального индекса, показателя накопления коллоида, ядерного индекса, фолликулярного индекса) позволяет определить более высокую функциональную активность щитовидной железы при смерти в очаге пожара от действия токсико-термического фактора чем при смерти от механической травмы, что предполагает их использование в экспертной практике при верификации диагнозов исследованных видов смерти.

  3. Количественные изменения с учетом качественных признаков функционально-структурной перестройки ткани щитовидной железы при смерти от комбинированной токсико-термической травмы можно рассматривать как проявления прижизненного попадания пострадавшего в очаг пожара.

Апробация работы:

Основные результаты работы доложены и обсуждены на заседаниях Пермского отделения Всероссийского общества судебных медиков (2002-2006 г.г.), сессиях Приволжско-Уральской ассоциации судебно-медицинских экспертов, заседаниях кафедры судебной медицины Пермской государственной медицинской академии и Ижевской государственной медицинской академии (2002-2007 г.г).

Личное участие автора:

Весь представленный в диссертации материал получен, обработан и проанализирован лично автором.

Реализация результатов исследования:

Результаты исследования внедрены в учебный процесс кафедр судебной медицины ГОУ ВПО ПГМА им. ак. Е.А. Вагнера Росздрава и ГОУ ВПО ИГМА Росздрава; применяются в работе бюро судебно-медицинской экспертизы Пермского края, Челябинской, Свердловской областей, Республики Коми, о чем имеются акты внедрения.

Публикации:

По теме диссертации опубликовано четыре работы, из них две – журнале, входящем в список, рекомендованный ВАК.

Объем и структура диссертации:

Диссертация изложена на 124 страницах машинописного текста. Состоит из введения, обзора литературы, главы материал и методы исследования, трех глав собственных наблюдений, заключения, выводов, практических рекомендаций и указателя литературы. Последний включает 127 отечественных и 20 иностранных авторов. Работа содержит 11 таблиц, 31 рисунок. Приложение оформлено в виде сводных таблиц на 29 страницах.

Содержание работы Материал исследования:

Исследование выполнено на практическом судебно-медицинском материале государственного учреждения здравоохранения особого типа «Пермское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы» в период 2002-2005г.г., включившим 78 трупов лиц мужского пола в возрасте от 25 лет до 59 лет и разделенным на 2-е группы.

Основная группа представлена случаями смерти в очаге пожара от комбинированного токсико-термического воздействия. В группу сравнения были включены случаи смерти, наступившей от механической травмы.

Отбор в группу сравнения именно данной категории случаев был обусловлен существующей практической потребностью в решении сложной

дифференциально-диагностической задачи. Последняя состоит в том, что смерть лиц с причиненными механическими повреждениями, тела которых обнаруживаются при пожаре, может наступить как от самого причиненного повреждения, так и от комбинированной токсико-термической травмы. Крайне важное судебно-медицинское значение данного обстоятельства определяется столь же важным его уголовно- и гражданско-правовым значением. Иными словами, в подобных ситуациях возникает потребность ответа на вопрос о прижизненности попадания пострадавшего в очаг пожара. Соответственно, повышение достоверности при принятии диагностического решения требует выявления дифференциально-диагностических признаков, обладающих либо патогномоничностью, либо системными, комплексными свойствами.

Давность смерти во всех исследованных случаях не превышала 2 суток. Одним из наиболее важных аспектов организации и проведения научного исследования является соблюдение требований унификации, как изучаемого материала, так и используемых при этом средств для чего нами были выполнены следующие условия, а именно учитывались лишь случаи смерти лиц: а) мужского пола; б) в возрастном диапазоне от 25 до 59 лет; в) с содержанием этанола в крови в интервале 1,5-4,8‰.

Распределение исследованных случаев по группам и возрасту представлено в таблице 1.

Таблица 1.

Распределение материала группам и возрасту



Группы

Кол-во

Возраст (годы)





25-34

35-44

45-59

основная группа

47

12

18

17

группа сравнения

31

8

17

6

Итого:

78

20

35

23

— 9 —

При выполнении работы использованы следующие методы:
1. Анализ и выкопировка следственных данных.
Таблица 2.
Схема описания щитовидной железы



Изучаемый компонент

Морфологические характеристики

Строма

— дольчатость, толщина, рыхлость,
выраженность межфолликулярных перегородок,
выраженность коллагеновых волокон;
— наличие клеточных скоплений в строме, их
состав, местонахождение и характер (диффузный,
рассеянный, очаговый);
— наличие лимфоидноклеточных инфильтратов
или скоплений (очаговые, диффузные);
— фокусы коллоидоррагий;
— фокусы фиброза стромы.

Сосуды

— кровенаполнение артериальной, венозной и
капиллярной сети;
— состояние стенок артерий, спазм, дистония,
нормостения;
— нарушение реологических свойств крови.
— острые гемоциркуляторные нарушения;
— наличие кровоизлияний, их характер
(очаговый, диффузный, перивазальный).

Эпителий паренхимы

— размеры;
— форма;
— высота клеток фолликулярного эпителия
— митотическая активность ядер;
— степень пролиферации эпителия (слабая,
умеренная, выраженная);
— десквамация внутрифолликулярного
эпителия;
— изменение формы тироцитов

Коллоид

— тинкториальные свойства;
— наличие деструктивных изменений
(зернистость, слоистость, гомогенность;
— появление кристаллических и других
образований.



Фолликул

— размер;
— форма.

2. Судебно-медицинское исследование трупа с забором материала для судебно-гистологического, судебно-биохимического и судебно-химического исследований.

3. При гистологическом исследовании внутренних органов производилось изучение щитовидной железы с использованием окраски гемотоксилином и эозином, а так же с использованием гистохимических и специальных методов окраски:

  1. метиловым зеленым - пиронином G по Браше,
  2. ШИК-реакция по Мак-Манусу,
  3. окраска методом Маллори,
  4. окраска по Ван-Гизону.

При гистологическом исследовании микропрепаратов щитовидной железы нами была использована принятая в морфологических исследованиях схема описания щитовидной железы (Таблица 2.):

4. Морфометрия гистологических препаратов с расчетом морфологических коэффициентов.

5. Статистические методы (математические инструменты создания базы данных и обработки материала).

Этапы исследования
  1. На первом этапе осуществлялся сбор и анализ информации об обстоятельствах наступления смерти лиц, трупы которых поступали в бюро СМЭ.
  2. В ходе последующего судебно-медицинского исследования трупа производился забор материала для судебно-гистологического, судебно-биохимического и судебно-химического исследований с целью верификации диагноза и отбора случаев для формирования основной группы и группы сравнения.. В основную группу отбирались такие случаи, когда:
    • - труп был извлечен из очага пожара;
    • - при наружном исследовании трупа выявлялись ожоги тела пламенем 2-4 степени на площади 50-90%;
    • - в ходе биохимического исследования крови был обнаружен карбоксгемоглобин в концентрации 50-84 %;
    • - в ходе гистологического исследования обнаружены признаки ожогов кожи, надгортанника, копоть в дыхательных путях и альвеолах.

По результатам судебно-медицинской экспертизы этих трупов устанавливалось, что выделить ведущий фактор – токсический или термический в генезе смерти не представляется возможным, а причиной смерти пострадавших явилась комбинация отравления продуктами горения и ожогов тела пламенем (токсико-термическая травма). В международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) данный диагноз не содержится, что, казалось бы, могло позволить рассматривать использованное нами определение как некорректное. Однако при этом, следование МКБ-10 в практической судебно-экспертной деятельности вынуждает производить выбор между заведомо неприемлемыми формулировками, замыкающимися либо на смерть от действия пламени (ожогов), либо на отравление продуктами горения. Существующие же научно-обоснованные дифференциально-диагностические критерии между двумя этими состояниями неполны, а по ряду позиций (отравление иными, кроме карбоксигемоглобина, продуктами горения) и вовсе отсутствуют. В связи с этим нами и было принято решение об определении в качестве причины смерти токсико-термической травмы. При этом мы основывались на мнении А.А. Кедрова и соавт. (1977), согласно которому: «При формулировании диагноза следует иметь в виду, что статистическая классификация используется главным образом для определения и правильной рубрикации нозологической формы, но она не отменяет клинических классификаций…». В развитие данного тезиса К.Е. Тарасов с соавт. (1989), приводят многочисленные обстоятельные, научно-обоснованные доводы, подтверждающие то, что «Международная статистическая классификация болезней…» в строгом смысле не является научной классификацией. Соответственно, её существование, по мнению авторов, вовсе не исключает необходимости разработки истинно научной, рациональной классификации и номенклатуры болезней человека. Напротив, эта задача, по их утверждению, представляется в высшей степени актуальной и совершенно неотложной. Именно поэтому мы сочли возможным применить этот диагноз, в полной мере отражающий сложность и неоднозначность танатогенетических проявлений рассматриваемого вида смерти.

3. При микроскопическом исследовании производилось изучение щитовидной железы с использованием методов окраски описанных выше.

4. При проведении гистологического исследования нами проводилась морфометрия, в ходе которой были установлены размеры фолликулов, ядер и высота тиреоидного эпителия.

5. Собранная информации по выявленным качественным и количественным признакам формировалась в базы данных, которые подвергались статистической обработке.

6. Документирование результатов в виде таблиц и микрофотографий. Результаты гистологического исследования фиксировались как в описательной форме, так и с использованием четырёх балльной шкалы оценок.

  1. баллов — отсутствие признака;
  2. балл — слабо выраженный признак;
  3. балла — умеренно выраженный признак;
  4. балла — резко выраженный признак.

Для получения количественных данных патоморфологических изменений в щитовидной железе проведены морфометрические измерения высоты тиреоидного эпителия, диаметра фолликула и диаметра ядра. Количество измерений представлено в Таблице 3.

По полученным результатам были установлены предлагаемые показатели, характеризующие морфо-функциональное состояние щитовидной железы:

— 13 —

1. Просвет-эпителиальный индекс (ПЭИ) — отношение внутреннего диаметра фолликула к высоте тиреоидного эпителия:

ПЭИ = d : h, где d внутренний диаметр фолликула, h высота тиреоидного эпителия.

Таблица 3.
Количество морфометрических измерений



Группы

Высота

тиреоидного

эпителия

Диаметр фолликула

Диаметр ядра

Всего

Смерть в очаге пожара

1572

657

981

3210

Группа сравнения

2591

432

617

3640

Всего

4163

1089

1598

6850

2. Показатель накопления коллоида (ПНК) — отношение внутреннего
диаметра фолликула к удвоенной толщине его стенки:
ПНК = йф /(2Щ
где йф внутренний диаметр фолликула, h высота тиреоидного эпителия.
3. Ядерный индекс (ЯИ) — определение объемов ядер тиреоцитов,
который вычислялся по формуле:
ЯИ = p / 6*й2я
где йя — диаметр ядра.
4. Фолликулярный индекс (ФИ) — усредненный диаметр фолликула:
ФИ = пхс1ф /п
где йф внутренний диаметр фолликула, п — количество морфометрических замеров диаметра фолликулов.
Для сравнения результатов, полученных при проведении морфометрического исследования, нами был использован непараметрический

ранговый Т-критерий Манна-Уитни, пригодный для сравнения двух выборок (Гланц С., 1999).
Средства, использованные для получения и обработки данных

При проведении гистологического исследования использовались микроскоп биологический «Биолам-И», микроскоп «МикМед-1», вариант-1. Для морфометрических исследований использовалась морфометрическая установка Olympus ВХ 60 (объектив 40/0,85, окуляр 10, инструментальное увеличение 40х10) с программным обеспечением Image-ProPlus, позволяющим в полуавтоматическом режиме производить морфометрические измерения по стандарту шкалы-микрометра (цена деления 10 мкм).

В процессе формирования базы данных, статистической обработки данных и оформления полученных результатов использовались персональный компьютер, программа обработки электронных таблиц Мiсrоsоft Ехcеl, текстовый процессор Мiсrоsоft Word.

Основные результаты исследования

При морфологическом исследовании препаратов щитовдиной железы выявлено, что в случаях смерти в очаге пожара имеют место дистрофические и некробиотические изменения интрафолликулярного эпителия, выражающиеся в набухании и просветлении цитоплазмы, пикнозе ядер, слущиванании клеток в просветы фолликулов (рис. 1.).

Гистоморфологические изменения щитовидной железы при смерти в очаге пожара
Рис.1. Дистрофические изменения и десквамация тироцитов в просвет в просвет фолликулов. Наблюдение 4. Окр. Гем-эоз. Инстр. ув. 10х40.
Рис.2. Усиление пролиферативной активности тироцитов. Наблюдение

13.Окр. Гем.-эоз. Инстр. ув. 10х40.

Рис.3. Дисциркуляторные нарушения: гиперемия микроциркуляторного русла с диапедезными кровоизлияниями. Наблюдение 10. Окр. Гем.-эоз.

Инстр. ув. 10х40.

По современным представлениям дистрофические и некробиотические процессы в паренхиме желез внутренней секреции являются «аварийным» механизмом высвобождения гормонов и других биологически активных веществ при синдроме общей адаптации. Отмечается незначительно выраженные явления повышенной секреторной и пролиферативной активности тироцитов (Рис. 2.).

Эти явления можно расценить как проявление компенсаторно-приспособительной реакции на токсико-термическое воздействие. В большой части случаев наблюдается стромальный отек разной степени выраженности, дисциркуляторные и гемореологические нарушения в виде острого застойного полнокровия микроциркуляторного русла и диапедезных геморрагий, единичные коллоидоррагии (рис. 3.).

Данные изменения свидетельствуют о шоковой перестройке кровообращения в щитовидной железе и развитии компенсаторно-приспособительных реакций, не имеющих специфических признаков.

— 17 —

В целом, результаты исследования гистоморфологических изменений в щитовидной железе, в случаях смерти в очаге пожара и группы сравнения, при изучении на светооптическом уровне с применением обзорных и гистохимических и специальных методов окрашивания, продемонстрировали, что специфических изменений структур при исследованной нозологии не выявлено.

В случаях смерти в очаге пожара происходит большее увеличение высоты интрафолликулярных тироцитов, более выражены дистрофические и десквамативные изменения интрафолликулярного эпителия нарушения в щитовидной железе. Эти изменения могут быть расценены как проявление общего адаптационного синдрома, более выраженные в случаях смерти в очаге пожара. В обеих группах практически одинаково часто выявляется стромальный отек разной степени выраженности, в некоторых случаях выявляются коллоидоррагии. В случаях смерти в очаге пожара более выражены дисциркуляторные и гемореологические нарушения, что, наиболее вероятно, является проявлением шоковой реакции и отравления продуктами горения.

Перечисленные выше гистоморфологические изменения в щитовидной железе, у лиц погибших в очаге пожара и группы сравнения, были проанализированы с помощью полуколичественного метода, который был успешно применен в своей работе Ю.С. Степаняном (2002).

При подсчете баллов были выявлены следующие результаты:
  • смерть в очаге пожара — 37 баллов;
  • группа сравнения — 28 баллов.

Таким образом, анализ полуколичественным методом свидетельствует о более высокой функциональной активности щитовидной железы при смерти от воздействия токсико-термического фактора в очаге пожара, чем при смерти от механической травмы.

Таблица 4.

Средние морфометрические показатели размеров исследуемых элементов ткани щитовидной железы (мкм)

Группы

Высота

тиреоидного

эпителия

Диаметр фолликула

Диаметр ядра

Смерть в очаге пожара

7,50±1,58

126,18±17,52

4,95±0,59

Группа сравнения

6,84±1,06

138,23±14,30

5,79±0,72

Морфометрия является методикой, позволяющей объективизировать микроскопическое исследование тканей за счет значительно более низкой зависимости: а) от субъективных представлений исследователя; б) от неполноты возможностей унификации в описательной морфологии. Неоспоримым преимуществом результатов морфометрии является то, что они непосредственно пригодны для проведения статистического анализа.

В группе, представленной случаями смерти в очаге пожара морфометрическому исследованию был подвергнут материал от 26 погибших, в группе сравнения — от 20 трупов.

Средние значения измеренных размеров элементов ткани щитовидной железы представлены в таблице 4.

Результаты проведенных измерений были использованы нами для вычисления индексов, приведенных выше.

Средние значения вычисленных морфометрических индексов представлены в таблице 5.

Таблица 5.

Средние морфометрические показатели вычисленных значений индексов

Индекс

Смерть в очаге пожара

Группа сравнения

Просвет-эпителиальный индекс (ПЭИ)

16,70±2,84

20,01±3,63

Показатель накопления коллоида (ПНК)

8,35±1,42

10,01±2,31

Ядерный индекс (ЯИ)

0,022±0,005 мкм'

0,016±0,004 мкм'

Фолликулярный индекс (ФИ)

126,18±17,52 мкм

138,23±14,30

Средние значения морфометрических показателей и вычисленных по ним индексов в исследуемых выборках, представленные на слайдах визуально отличаются друг от друга. Наблюдаемое внешнее отличие, позволило предположить то, что функциональная активность щитовидной железы более выражена в основной группе. Подтверждение или же опровержение данной гипотезы требовало проведения соответствующего статистического анализа.

Все необходимые для вычисления критерия Г-критерия параметры при сравнении морфометрических показателей представлены в таблице 6. Также в ней приведены и сами вычисленные значения Г-критерия Zt и табличные значения критерия для уровня достоверности с вероятностью ошибки р<0,001 и р<0,05.


Таблица 6.

Параметры, использованные для вычисления Т-критерия Манна-Уитни


Просвет-эпителиальный индекс (ПЭИ)

Показатель

накопления

коллоида

(ПНК)

Ядерный индекс (ЯИ)

Фолликулярн

ый индекс

(ФИ)

Т

527

527

201

475

пт

20

20

20

20

щ

26

26

26

26

Ит

399

399

369

387

От

38,25

38,25

36,78

39,34

Zt

3,33

3,33

4,58

2,22

а

3,29 (р≤0,001)

3,29 (р≤0,001)

3,29 (р≤0,001)

1,96 (р≤0,05)

Результаты проведенных расчетов позволяют нам с высокой степенью вероятности (р≤0,001 для ПЭИ, ПНК, ЯИ; р≤0,05 для ФИ) подтвердить гипотезу об отличии сравниваемых выборок друг от друга. Соответственно, мы можем говорить о том, что в случаях смерти в очаге пожара уровень функциональной активности превосходит таковой в группе сравнения.

ВЫВОДЫ

  1. Морфологическое исследование щитовидной железы выявило различие между выраженностью структурных ее изменений при смерти от механических повреждений и от комбинированного действия токсико-термических факторов.
  2. Комплекс качественных патоморфологических изменений ткани щитовидной железы, с учетом их анализа полуколичественным методом, может применяться как ориентировочный критерий при диагностике наступления
    смерти от комбинированной токсико-термической травмы.
  3. Анализ морфометрических показателей (просвет-эпителиального индекса, равного 16,70±2,84; показателя накопления коллоида, равного 8,35±1,42; ядерного индекса, равного 0,022±0,005 мкм3; фолликулярного индекса, равного 126,18±17,52 мкм) позволил определить более высокую функциональную активность щитовидной железы при смерти в очаге пожара от комбинации ожогов тела пламенем и отравления продуктов горения, чем при смерти от механической травмы, что предполагает их использование в экспертной практике при верификации диагнозов исследованных видов смерти.
  4. Количественные изменения с учетом качественных признаков функционально-структурной перестройки ткани щитовидной железы при смерти от комбинированной токсико-термической травмы можно рассматривать как проявления прижизненного попадания в очаг пожара.
  5. В результате исследования для экспертной практики предложены рекомендации, позволяющие использовать их в качестве алгоритма действия при исследовании трупов лиц, подвергшихся токсико-термическому воздействию в очаге пожара.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

С целью повышения качества и достоверности диагностики при определении непосредственной причины смерти в случаях обнаружения тел погибших в очагах пожаров, предложены следующие рекомендации:

  1. Для морфологической диагностики, наряду с известными ранее признаками, целесообразно использовать объективные данные, полученные в ходе исследования щитовидной железы.
  2. Для получения информативных данных необходимо учитывать соблюдение правил изъятия, фиксации, проводки и окраски гистологического материала.
  3. Рекомендуется применение окраски гемотоксилином и эозином, а так же с использование гистохимических и специальных методов окраски:
    • метиловым зеленым - пиронином G по Браше,
    • ШИК-реакция по Мак-Манусу,
    • окраска методом Маллори,
    • окраска по Ван-Гизону.
  4. С целью объективизации полученных данных рекомендуется использовать следующие количественные показатели, получаемые при морфометрическом исследовании:
    • Фолликулярный индекс (ФИ) — усредненный диаметр фолликула:
      ФИ = пхс1ф / п

      где йф — внутренний диаметр фолликула, п — количество морфометрических замеров диаметра фолликулов.

      При смерти от токсико-термической травмы равен 126,18±17,52 мкм.

    • Просвет-эпителиальный индекс или показатель Брауна (ПЭИ) — отношение внутреннего диаметра фолликула к высоте тиреоидного эпителия:

      ПЭИ = d : It, где d — внутренний диаметр фолликула, h — высота тиреоидного эпителия.

      При смерти от токсико-термической травмы равен 16,70±2,84.

    • Показатель накопления коллоида (ПНК) — отношение внутреннего диаметра фолликула к удвоенной толщине его стенки:
      ПНК = d ф /(2×h)

      где — внутренний диаметр фолликула, h — высота тиреоидного эпителия.

      При смерти от токсико-термической травмы равен 8,35± 1,42.
    • Ядерный индекс (ЯИ) — определение объемов ядер тиреоцитов, который вычислялся по формуле:
      ЯИ = p / 6xd2n
      где dn — диаметр ядра.
      При смерти от токсико-термической травмы равен 0,022±0,005 мкм3
  5. Для практического применения судебно-медицинским экспертам предложен диагностический комплекс гистоморфологических изменений щитовидной железы, учитывающий как качественные, так и количественные критерии.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

  1. Бородулин, Д.В. Случаи гибели людей в пожарах по данным Пермского областного бюро судебно-медицинской экспертизы. / Д.В. Бородулин, В.Б. Мосияш, М.В. Козлова, А.М. Онянов, Е.В. Хохлова, Л.О. Вершинин // Проблемы экспертизы в медицине. – 2003 . - № 2. – С. 32-34.
  2. Бородулин, Д.В. Гистоморфологические изменения щитовидной железы при смерти в очаге пожара. / Д.В. Бородулин, В.С. Прокудин, Ю.С. Степанян // Проблемы экспертизы в медицине. – 2007 . - № 2. – С. 64-65.
  3. Бородулин, Д.В. Патоморфологические изменения в щитовидной железе, свидетельствующие о прижизненном пребывании в очаге пожара / Д.В. Бородулин, В.И. Витер // Актуальные проблемы юридической науки и образования. Сборник научных статей. – Ижевск. 2007. – С.23-29.
  4. Бородулин, Д.В. Морфометрические показатели изменений
    щитовидной железы при смерти от токсикотермического воздействия и
    травматических повреждений / Д.В. Бородулин, В.И. Витер // Морфологические ведомости. 2007. – № 4. – С. 291–293.

похожие статьи

Некоторые особенности судебномедицинской экспертизы при механических повреждениях тела / Захарова О.А., Рубинчик М.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1965. — №3. — С. 24-27.

Актуальные проблемы судебно-медицинской экспертизы детской травмы / Ковалев А.В., Козлова Т.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2013. — №6. — С. 9-10.

Влияние агонального периода и алкогольной интоксикации на морфологическую картину гипоталамо-гипофизарной системы (ГГС) при механической травме / Локтев В.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1976. — №3. — С. 12-16.

Твердость травмирующего объекта и объем разрушения (на примере изучения повреждений головы) / Шадымов А.Б., Казымов М.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2014. — №2. — С. 36-38.

Судебно-медицинская оценка наследственной предрасположенности к тромбофилии в случаях тромботических осложнений механической травмы / Березовский Д.П., Варавва Т.А., Фалеева Т.Г., Пиголкин Ю.И., Корниенко И.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2014. — №1. — С. 22-25.

Групповой ожог краской ПХВ-555 / Сычов М.Д., Величко М.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1978. — №1. — С. 48.

Патоморфология дыхательной системы при смерти от ожоговой болезни на госпитальном этапе / Осьминкин В.А., Осьминкин С.В. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — №. — С. 212.

Классификация повреждающих факторов пожара / Петров Л.В. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — №. — С. .

Ожоги при мототранспортных происшествиях / Райхман В.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1974. — №2. — С. 58-59.

О применении лабораторных исследований для диагностики прижизненности воздействия пламени при судебно-медицинском исследовании трупа / Прозоровский В.И. — 1971.

Судебно-медицинская оценка повреждений шейного отдела позвоночника у водителя и пассажира переднего сиденья современного легкового автомобиля при фронтальном столкновении / Пиголкин Ю.И., Дубровин И.А., Седых Е.П., Мосоян А.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2015. — №6. — С. 24-27.

Судебно-медицинская характеристика и оценка повреждений шеи при интубации / Корякина В.А., Мишин Е.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2015. — №2. — С. 22-26.

Исследование устойчивости шейного отдела позвоночника к динамическим нагрузкам растяжения по оси / Громов А.П., Пырлина Н.Н., Живодеров Н.Н., Проценков М.Г., Салтыкова О.Ф., Корженьянц В.А., Козловский А.П., Лебедев В.Н., Петренко С.А., Богуславская Т.Б., Щербин Л.А., Ступаков Г.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1976. — №3. — С. 7-11.

Особенности переломов шейного отдела позвоночника в зависимости от его биомеханических свойств при некоторых видах травмы / Крюков В.Н., Плаксин В.О. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1977. — №4. — С. 10-12.

Изолированная закрытая травма шейного отдела трахеи / Зингерман М.Я. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1976. — №4. — С. .

авторы

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

последние поступления в библиотеку

МРТ-диагностика отека костного мозга и его значение в судебно-медицинской оценке повреждений костей и суставов / Фетисов В.А., Кулинкович К.Ю. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №3. — С. 50-56.

Судебно-медицинская оценка причин и условий возникновения холодовой травмы / Шигеев В.Б., Шигеев С.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №3. — С. 42-49.

Инфаркт или травматический разрыв селезенки? / Толмачев И.А., Белых А.Н., Божченко А.П., Лобан И.Е., Сафрай А.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №3. — С. 39-41.

Профессор Ю.С. Сапожников // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №2. — С. 63.

Второе межобластное совещание судебно-медицинских экспертов Урала, Сибири и Дальнего Востока и выездная сессия научно-исследовательского института судебной медицины министерства здравоохранения СССР / Касаткин Б.С., Лемкин М.Б. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №2. — С. 60-62.