no

О посмертном образовании экхимотической маски при сдавлении грудной клетки

/ Бачу Г.С.  // Судебно-медицинская экспертиза. — 1974 — №2.

Бачу Г.С. О посмертном образовании экхимотической маски при сдавлении грудной клетки

УДК 340.626.3:616-003.214

Кафедра судебной медицины (зав. — проф. В.Ф. Парфентьева) Кишиневского медицинского института

 

STUDIES ON THE POSSIBILITY OF PRODUCING AN ECCHYMOTIC MASK IN POSTMORTEM COMPRESSION OF THE THORAX

G. N. Bachu

In a series of experiments with postmortem compression of the thorax on a special stand an ecchymotic mask appeared. The macro- and microscopical features were very much like those observed in the intravital mask. Mechanisms of the phenomenon are discussed.

 

ссылка на эту страницу

При сдавлении грудной клетки и живота смерть наступает или от обширных повреждений или же от механической асфиксии. В числе морфологических признаков последней нередко наблюдаются точечные кровоизлияния в кожу лица, шеи и верхней части грудной клетки — экхимотическая маска. Мы отмечали ее в 66% случаев смерти от сдавления груди и живота.

Занимаясь экспериментальным моделированием закрытых повреждений грудной клетки (на биоманекенах), мы иногда наблюдали посмертное образование экхимотической маски. Подобных указаний в литературе нет, поэтому мы проверили условия, при которых она возникает.

Эксперименты проводили на винтовом пресс-стенде с устройством, регистрирующим силу. Грудную клетку сдавливали спереди назад между двумя широкими плоскостями в течение 12—14 с. Статическую нагрузку варьировали от 50 до 3000 кг. Сдавление производили через 1,5—48 ч после смерти, на различных стадиях развития окоченения и трупных пятен. Учитывали длительность агонального периода и состояние крови в сосудах.

При 32 сдавлениях в 14 наблюдениях образовалась экхимотическая маска. Эти наблюдения относились к трупам 10 мужчин и 4 женщин в возрасте 17—57 лет, умерших от поражения электрическим током (4), повешения (3), утопления (3), отравления этанолом (1), от солнечного удара (1) и скоропостижно от инсульта (2). Агональный период у 12 лиц длился до 10 мин.

В начале опыта кожа лица, шеи и отчасти грудной клетки (выше области сдавления) приобретала интенсивно синюшный оттенок, кровеносные сосуды приподнимались над уровнем кожи и наполнялись кровью. При достижении нагрузки около 400—500 кг (иногда больше) на этом фоне появлялись мелкоточечные кровоизлияния, между которыми оставались обесцвеченные участки. Визуально кровоизлияния обнаруживали в первые секунды по достижении указанных нагрузок. Через 10—20 мин после снятия нагрузки синюшность лица и шеи резко уменьшалась и кровоизлияния становились более заметными. У женщин эти кровоизлияния появлялись немного раньше и резче выделялись, чем у мужчин.

Посмертная маска (см. рисунок) на вид не отличалась от прижизненной. Наибольшее число кровоизлияний возникало на передне-боковых поверхностях шеи, затем — на коже лица, кровоизлияния наблюдались также в слизистой оболочке глаз и носоглотки. В обесцвеченной зоне кожи экхимозы располагались на большом расстоянии друг от друга. Между выраженностью экхимотической маски и причиной смерти связи не установлено.

Выявлена прямая зависимость между интенсивностью кровоизлияния и давностью посмертного периода, во время которого экхимотическая маска появлялась только в опытах, проведенных в период 1,5—12 ч после острой смерти в ранней стадии трупных явлений при полнокровных сосудах. Кровоизлияния были более выражены при сдавлении грудной клетки в первые 6—8 ч после смерти. Чем короче был агональный период, тем больше возникало кровоизлияний.

В экспериментах, проведенных через 14—18 ч после смерти, иногда образовывались отдельные экхимозы, в более поздние сроки кровоизлияния не возникали. Если смерть сопровождалась длительной агонией (при отравлении снотворными и пр.), даже при компрессии грудной клетки в течение первых 12 ч экхимотическая маска не образовывалась.

Следует отметить, что в этих опытах наряду с экхимотической маской возникали повреждения мягких тканей, костей и органов грудной клетки, возрастающие по мере увеличения статической нагрузки. При этом кровоизлияния в коже становились заметными несколько раньше достижения пороговых нагрузок (до начала переломов костей), продолжали интенсивно возникать в начале образования переломов и число их резко уменьшалось в фазе образования множественных переломов ребер и грудины при нагрузке свыше 1000 кг.

экхимотическая маска
Посмертная «экхимотическая маска»
(эксперимент проведен через 4 ч после
скоропостижной смерти (инсульт)
женщины 24 лет.)
 

При гистологическом исследовании (окраска гематоксилин-эозином и пикрофуксином по ван Гизону) кожи в области экхимотической маски вне зоны трупных пятен выявлены множественные очаговые и диффузные кровоизлияния в сосочковом и сетчатом слоях без воспалительной реакции. Эти геморрагии располагались преимущественно вокруг волосяных сумок, сальных и потовых желез (концевых отделов) и вокруг кровеносных сосудов. В подкожно-жировом слое кровоизлияния были более обширными. Соединительнотканные волокна в местах кровоизлияний были фрагментированы, разрыхлены. Форменные элементы крови располагались между коллагеновыми волокнами дермы, эритроциты в основном сохраняли конфигурацию и окраску. Кровеносные сосуды всех калибров были резко расширены, неравномерно полнокровны. Стенка как артерий, так и вен иногда была разволокнена, разрыхлена. В некоторых местах было видно нарушение целости сосудистой стенки и излившаяся кровь в межуточной ткани, в других — форменные элементы крови проходили через стенку путем диапедеза. Гистологическая картина кожи в посмертной и прижизненной экхимотических масках существенно не различалась. По нашему мнению, в основе образования посмертной экхимотической маски лежит тот же механизм, что и при прижизненной: в момент компрессии грудной клетки образуется обратная волна крови, идущая от переполненного сердца и внутригрудных сосудов (при условии жидкого состояния крови) к коже, в силу чего повышается внутрисосудистое давление. Результаты экспериментов также свидетельствуют о возникновении большей части кровоизлияний путем диапедеза, который, на наш взгляд, происходит вследствие повышения внутрисосудистого давления.

Результаты наших экспериментов показали возможность посмертного образования экхимотической маски, считавшейся критерием прижизненного сдавления грудной клетки. Это обстоятельство следует учитывать при составлении экспертного заключения.

похожие статьи

К вопросу посмертного хемотаксиса лейкоцитов / Бихерт Е.А., Демчук О.Н., Власюк И.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 47-50.

Сосудистые реакции в зоне огнестрельной раны в ближайшие сроки после ее нанесения / Венглинская Е.А., Святощик В.Л., Щегель С.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №4. — С. 20-23.

Основные и дополнительные иммуногистохимические маркеры прижизненности странгуляционной механической асфиксии / Богомолов Д.В., Фетисов В.А., Денисова О.П., Збруева Ю.В., Семенов Г.Г. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2018. — №2. — С. 11-13.

Некоторые иммуногистохимические маркеры прижизненности странгуляционной механической асфиксии / Богомолов Д.В., Путинцев В.А., Збруева Ю.В., Денисова О.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №1. — С. 8-10.

Судебно-медицинская диагностика прижизненности странгуляционной борозды морфологическими методами / Богомолов Д.В., Збруева Ю.В., Путинцев В.А., Денисова О.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2016. — №2. — С. 40-43.

Случай смерти от введения в прямую кишку сжатого воздуха / Бакрадзе Г.Г. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №3. — С. 51-53.

Материалы к судебномедицинской экспертизе при несмертельном сдавлении грудной клетки и живота / Рубинчик М.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1962. — №2. — С. 22-25.

Смерть в связи с введением сжатого воздуха в прямую кишку / Огарков И.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1959. — №2. — С. 48-49.

Смерть от сдавления груди и живота в практике судебно-медицинской экспертизы / Сибилева Л.В. — 1987.

Особенности танатогенеза при сдавлении груди и живота тупыми твердыми предметами и сыпучими веществами / Сибилева Л.В., Деметрашвили Г.А. — 1987.