Профессиональная конфликтологическая компетентность как показатель степени риска возникновения субъективных врачебных ошибок

/ Баранова А.В. Власюк И.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2014 — №14. — С. 11-13.

Баранова А.В., Власюк И.В. Профессиональная конфликтологическая компетентность как показатель степени риска возникновения субъективных врачебных ошибок

А.В. Баранова1, И.В. Власюк2

ГБОУ ВПО «Дальневосточный государственный медицинский университет» МЗ РФ:

1 Кафедра нормальной и патологической физиологии (зав. кафедрой – д.м.н., доц. Е.Н. Сазонова)

2 Кафедра судебной медицины (зав. кафедрой – д.м.н., проф. А.И. Авдеев)

ссылка на эту страницу

Развитие медицины на современном этапе сопряжено с множественными изменениями в требованиях по оказанию медицинской помощи населению. Медицинская помощь представляется в новом качестве – как медицинская услуга; от врача требуется качественное, соответствующее установленным стандартам оказание эффективной медицинской помощи. Кроме того, в настоящий период происходят переосмысление пациентами своих прав и обязанностей медицинского персонала. Помимо этого, у каждого человека имеется свободный доступ и возможность ознакомления и изучения специализированной медицинской литературы. В связи с вышеуказанным, к врачу предъявляются определенные требования, которые полностью соответствуют профессиограмме врача. По утверждению Е.Ю. Пряжниковой (2012), по профессиограмме врач, помимо различных специальных знаний, навыков и умений, должен обладать такими личностными качествами, как терпеливость и выдержанность, доброжелательность и приветливость, ответственность, аккуратность, тактичность и оптимистичность. Однако не каждый медицинский работник в силу своих личностных качеств, воспитания, особенностей личности и поведения пациента может спокойно и беспристрастно осуществлять свою профессиональную деятельность.

Л.И. Ларенцова с соавторами (2005) все конфликты, возникающие в медицине, условно подразделяет на две группы: конфликты, произошедшие вследствие врачебных ошибок, и конфликты, возникающие из-за личностных особенностей врача и пациента. Перечень врачебных ошибок достаточно велик.

С.И. Козицына (1999), помимо прочих, к врачебных ошибкам относит и ошибки в поведении персонала. При этом к субъективным причинам ошибок авторы относят неправильное общение, недостаточный опыт врача. На фоне субъективных причин врачебных ошибок и определенных личностных особенностей пациента часто возникают конфликты второго типа. При такого рода конфликтах медицинские действия врача становятся второстепенными, приоритетными становятся межличностные отношения между врачом и пациентом или его родственниками.

В.В. Вересаев в «Записках врача» писал, что ошибки врачей являются одной из важнейших причин падения доверия пациентов к медицине. Согласно статистическим данным, проведенным А.В. Карпович в 2011 году, более 70 % наших сограждан демонстрируют довольно высокую степень неудовлетворенности качеством оказания медицинских услуг. Это находит свое отражение во все увеличивающемся количестве судебных разбирательств и исков к лечебно-профилактическим учреждениям. Однако конфликтов можно избежать. Даже при наличии значимых противоречий с пациентом врач, обладающий сформированной конфликтологической компетентностью, не допустит возникновения конфликта. Однозначного определения данного вида компетентности в настоящее время нет.

Анализ проведенных нами результатов исследования конфликтологической компетентности студентов медицинского вуза показал, что бóльшая часть студентов имеют низкий уровень данной компетентности. Мотивационный компонент компетентности изучался при определении уровня конфликтности студентов. Так, 68 % девушек и 40 % юношей имеют высокий и очень высокий уровень конфликтности. Основными факторами, способными вызвать конфликт, по мнению студентов, являются как неприятие личностных качеств оппонента, так и противоречия во взглядах, действиях и высказываниях. Когнитивный и ценностно-смысловой аспекты компетентности также низки. Бóльшая часть студентов не считают необходимыми в своей последующей профессиональной деятельности знания о конфликте, поведении в конфликте, умении их разрешать. Лишь около 25 % студентов осознают значимость данных знаний и умений в работе, связанной с общением с пациентами.

Поведенческий аспект конфликтологической компетентности студентов исследуемой группы имеет следующие особенности: 75 % юношей имеют высокий уровень агрессивности по тесту Ассингера, девушки – 28 % соответственно; у большинства девушек (57 %) уровень агрессивности умеренный. Кроме того, более половины студенток имеют средний и высокий уровень эмпатии, в то время как у 80 % молодых людей уровень эмпатии низкий. Данные результаты находят отражение в поведении студентов во время конфликта: юноши настроены доказывать свою точку зрения невзирая ни на что, девушки же считают, что необходимо учитывать мнение и эмоциональное состояние оппонента, хотя при этом значительное внимание уделяют и личным эмоциям, влияющим на принятие решений и линию поведения.

Исходя из полученных данных, казалось бы, уровень конфликтологической компетентности у девушек должен быть выше. Но когда компетентность изучалась в рамках профессиональной врачебной деятельности, оказалось, что, несмотря на значительно более высокую агрессивность и конфликтность юношей, на фоне незначительной эмоциональности и конструктивного взгляда на противоречия молодые люди в большинстве своем находят возможности для предупреждения конфликтов с пациентами. Девушки же и в повседневной, и в профессиональной деятельности проявляют свою конфликтологическую компетентность одинаково, и риск возникновения конфликтов с пациентами у них очень значителен. Несмотря на более низкий уровень конфликтности, умеренный уровень агрессивности, понимание необходимости решения конфликтов с учетом мнений сторон, девушки значительное внимание уделяют личным переживаниям и обидам, что находит отражение в более частых конфликтах «по мелочам», эмоциональном поведении в конфликте и зачастую его непродуктивности.

Таким образом, в результате исследования установлено, что чем выше уровень профессиональной конфликтологической компетентности, тем меньше риск возникновения врачебных ошибок, связанных с неправильным общением с пациентами. При этом качества личности, такие как конфликтность, агрессивность, даже при высоких их уровнях имеют значительно меньшее влияние на возникновение конфликтов с пациентами, нежели излишняя эмоциональность и обидчивость.

Список литературы:

  1. Вересаев, В. В. Повести и рассказы. – Кишинев, 1982. – С. 302–462.
  2. Карпович, А. В. Стиль управления как социологический критерий оценки эффективности врача-руководителя / А. В. Карпович // Биоэтика. – 2011. – № 1(7). – С. 16–26.
  3. Козицына, С. И. Профессиональные ошибки и ответственность персонала на стоматологическом приеме / С. И. Козицына // Ин-т стоматологии. – 1999. – № 4(5). – С. 22–23.
  4. Ларенцова, Л. И. Конфликты в стоматологической практике: подходы к их решению и профилактике: пособие для врачей / Л. И. Ларенцова, В. И. Полуев, Е. С. Тучик. – М.: Мед. книга, 2005. – С. 15.
  5. Пряжникова, Е. Ю. Психология труда: теория и практика: учеб. для бакалавров / Е. Ю. Пряжникова. – М. : Юрайт, 2012. – 520 с.

похожие статьи

Выявление особенностей дефектов оказания медицинской помощи в терапевтической практике в ряде пульмонологических и кардиологических специальностей / Косухина О.И., Сухарева М.А., Баринов Е.Х. // Судебная медицина. — 2015. — №1. — С. 26-28.

Анализ дефектов оказания медицинской помощи пострадавшим с сочетанной травмой / Максимов А.В. // Судебная медицина. — 2015. — №1. — С. 19-20.

Логический анализ понятия «медицинская ошибка» / Шмаров Л.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2018. — №3. — С. 49-53.

Судебно-медицинские критерии оценки неблагоприятных исходов рентгенэндоваскулярных операций на артериях нижних конечностей / Голощапов-Аксенов Р.С., Пиголкин Ю.И., Кича Д.И., Морозов К.М., Лакунин К.Ю. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2018. — №3. — С. 4-7.

Судебно-медицинская экспертиза по материалам “врачебного” дела при отсутствии первичной медицинской документации (случай из практики) / Баринов Е.Х., Калинин Р.Э., Ромодановский П.О. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №1. — С. 40-44.