Судебно-медицинская характеристика повреждений груди дробовым снарядом при выстрелах из газового короткоствольного оружия

/ Бабаханян Р.В. Кузнецов Ю.Д. Варданян Ш.А. Авакян К.К.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

Бабаханян Р.В., Кузнецов Ю.Д., Варданян Ш.А., Авакян К.К. Судебно-медицинская характеристика повреждений груди дробовым снарядом при выстрелах из газового короткоствольного оружия

(С.Петербург)

ссылка на эту страницу

Как свидетельствует судебно-медицинская и криминалистическая практика, для причинения телесных повреждений в качестве поражающего снаряда при выстрелах из газового ствольного оружия используются патроны, снаряженные дробью диаметром 1-3мм, как самодельного, так и промышленного изготовления.

В настоящей работе представлена попытка экспериментального изучения повреждений на биологических объектах, возникающих от действия дробового снаряда, при выстрелах из газового короткоствольного оружия.

Выстрелы проводились из 9-мм газовых револьвера модели " Aqent.35" и пистолета “Super-P” самодельными патронами, содержавшими 120 мг пороха марки “Сунар”, картонные пороховой и дробовой пыжи, 17 дробин 1,3-1,5 мм. Для лучшей фиксации дробового снаряда дульце гильзы заливалось нитрокраской. Выстрелы производились в грудь биоманекенов.

Проведенным исследованием установлено, что при выстрелах в плотный упор в переднюю поверхность груди в проекции грудины  из пистолета и револьвера  возникали раны неправильно-круглой формы размерами от 1,0х1,1 см до 1,0х1,3 см с дефектом ткани неправильно-овальной формы и относительно-ровными краями, размерами от 0,3х0,4 см до 0,4х0,5 см, от краев которого отходили 2-4 надрыва кожи длиною до 0,5 см. В окружности дефекта ткани отмечалось прерывистое осаднение шириною до 0,2 см с нечетко выраженными контурами.  Вокруг повреждений наблюдалось интенсивное отложение копоти темно-серого цвета,  штанцмарка была представлена неравномерно выраженным поверхностным осаднением.

В проекции раны на грудине при выстрелах из пистолета и револьвера  возникали сквозные  повреждения. По ходу раневого канала в клетчатке переднего средостения обнаруживались отложения темно-серой копоти, несгоревшие частицы пороха, пыжи или его фрагменты. Большинство дробин   находились в клетчатке переднего средостения, единичные – в мышце  сердца. На расстоянии 1 см  на коже передней поверхности груди в проекции грудины  имелись раны  неправильно-овальной формы размерами  от 0,8х0,9 см до 0,8х1,1  см с фестончатыми, неравномерно осадненными  краями  и с  дефектами ткани размерами  0,3х0,4 см до 0,3х0,5 см неправильно-овальной формы. В окружности повреждения располагалось  отложение копоти с двумя различимыми зонами, имеющими четкие границы. Раневые каналы проходили  в губчатом веществе грудины, проникали в переднее средостение.

Выстрелы из пистолета и револьвера  с расстояния 3 см приводили к  образованию ран неправильно-овальной формы размерами  от 0,6х0,8 см до 0,7х0,9 см. В центре ран определялся дефект ткани размерами  0,2х0,4 см до 0,3х0,4 см неправильно-овальной формы с фестончатыми краями. В окружности повреждения располагалось  отложение копоти, в котором прослеживались  две  зоны различной интенсивности. В проекции раны на наружной  компактной пластине на участке размерами  от 0,6х0,9 см до 0,8х1,0 см  имелся дефект с фестончатыми краями. Соответственно дефекту в губчатом веществе грудины обнаруживались фрагменты пыжей,  а также деформированные дробины.

При выстрелах с расстояния 5 см в проекции грудины возникали  раны неправильно-овальной формы размерами  от 0,6х0,7 см до 0,7х0,9 см. с неправильно-овальным дефектом ткани размерами  0,2х0,4 см до 0,3х0,4 см с фестончатыми краями. В окружности повреждения располагалось  отложение копоти с отчетливо различимой зональностью.  В проекции раны на наружной  компактной пластине имелся дефект с фестончатыми краями размерами  от 0,5х0,7 см до 0,7х0,8 см. В раневом канале, проходящем  в губчатом веществе грудины обнаруживались деформированные дробины.

На расстоянии 10 см выстрелы из пистолета приводили к образованию 3-4  неправильно-овальных ран. Одна рана была наиболее крупной, размерами  от  0,3х0,5 см до 0,4х0,6 см имевшая  фестончатые края,  другие размерами   от 0,1х0,2 см до 0,2х0,3 см с относительно ровными краями.

При выстрелах из револьвера возникали  раны  неправильно-овальной  формы размерами от  1,0х1,3 см до 1,2х1,6 см с фестончатыми краями.   Кожа в области   повреждений  из обоих видов оружия была покрыта   копотью без  различной зональности.  По ходу раневых каналов   части ран  на наружной компактной пластине имелись дефекты неправильно-круглой формы  диаметром до 0,3 см, в проекции которых в губчатом веществе  на глубине до 0,5 см располагались  изолированно или группами из 2-3 деформированные дробины.

Выстрелы из пистолета с расстояния 15 см в переднюю поверхность груди в проекции грудины приводили к возникновению неправильно-округлой раны размерами от 0,3х0,4 см до 0,4х0,5 см с фестончатыми краями. Вокруг нее  располагались множественные (4-6) раны неправильно-овальной или щелевидной формы, с относительно ровными краями. Раневые каналы всех повреждений проходили через кожу и заканчивались в подкожной жировой клетчатке или на наружной компактной пластине грудины, где обнаруживались отдельные или лежащие группами  деформированные дробины. 

Выстрелы с расстояния 20 см в переднюю поверхность груди в проекции грудины из обоих видов оружия приводили  к возникновению множественных,  5-8 ран, размерами от 0,1х0,2 см до 0,2х0,3 см, неправильно-овальной или щелевидной формы, с относительно ровными краями. На этом же участке  при непосредственной микроскопии  определялись  от 3 до 6 ссадин размерами от   0,2х0,2 см до 0,2х0,3 см. В области  расположения повреждений  кожа была покрыта серой копотью. Раневые каналы всех повреждений проходили через кожу и заканчивались в подкожной жировой клетчатке. Отдельные (2-4) деформированные дробины располагались  на неповрежденной наружной компактной пластине грудины.

На расстоянии 30 см в проекции грудины отмечались множественные раны размерами от 0,1х0,2 см до 0,2х0,4 см, неправильно-овальной или щелевидной формы, с относительно ровными краями.  На этом же участке  при непосредственной микроскопии  определялись  от 5 до 11 ссадин размерами от   0,2х0,2 см до 0,2х0,3 см. В области  повреждений  копоть визуально не определялась. Раневые каналы  заканчивались в подкожной жировой клетчатке,  где обнаруживались отдельно лежащие или группами из 2-3 деформированные дробины.  

Увеличение расстояния  выстрелов до 40 см  сопровождалось возникновением  9-14 ссадин размерами от 0,2х0,2 см до 0,2х0,3 см. На этих участках обнаруживались множественные частицы пороха и фрагменты пыжей. Копоть визуально не выявлялась.

При выстрелах в упор в боковую поверхность груди в проекции VI-VIII межреберий   из пистолета и револьвера  возникали раны неправильно-круглой формы размерами от 0,9х1,1 см до 1,0х1,1 см с дефектом ткани неправильно-овальной формы и относительно-ровными краями, размерами от 0,2х0,3 см до 0,3х0,4 см. Вокруг повреждений наблюдалось интенсивное отложение копоти темно-серого цвета Штанцмарка  в области  ран  не определялась.

Раневые каналы продолжались в мышцах межреберий,  проникали в плевральную полость и  заканчивались  в ткани легких на глубине 2,0-6,0 см.  По ходу раневых каналов в мышцах груди, на легочной плевре  в окружности повреждения выявлялись наложения    темно-серой  копоти, множественные частицы пороха,  пыжи или их фрагменты.

Выстрелы с расстояния 1 см  приводили к возникновению на коже ран  неправильно-овальной формы, размерами  от 0,7х0,9 см до 0,8х1,1  см с  дефектами ткани размерами 0,3х0,3 см до 0,3х0,4 см, имевших фестончатые края. В окружности повреждения располагалось  отложение копоти с двумя различимыми зонами. Раневые каналы проходили  в межреберных мышцах, где по ходу  обнаруживались пыжи или их фрагменты, покрытые темно-серой копотью, отдельные  деформированные дробины,  заканчивались  в ткани легких на глубине до 3,5 см.

Выстрелы из пистолета и револьвера  с расстояния 3 см приводили к  образованию ран неправильно-овальной формы, размерами  от 0,6х0,8 см до 0,7х0,9 см. В центре ран определялся дефект ткани размерами  0,2х0,4 см до 0,3х0,4 с фестончатыми краями. В окружности отмечались отложения копоти  с  двумя  зонами различной интенсивности. В проекции раны в межреберных мышцах выявлялись 3-5 деформированных дробины, лежащих как изолированно, так и   группами. По ходу раневого канала на легочной плевре определялись 2-3 щелевидных повреждения длиной от 0,2 см до 0,4 см, в проекции которых в ткани легких на глубине до 2 см   обнаруживались деформированные дробины.

При выстрелах с расстояния 5 см в боковую поверхность груди возникали  раны неправильно-овальной формы размерами  от 0,5х0,7 см до 0,6х0,8 см,  в центре которых выявлялся  дефект ткани размерами  0,2х0,3 см до 0,3х0,3 см неправильно-овальной формы. В окружности повреждений отложения копоти  имели   отчетливо различимую зональность.    В межреберных мышцах обнаруживались 5-8 деформированных дробин. Далее по ходу раневого канала на легочной плевре определялись 2-3 щелевидных повреждения длиной от 0,2 см до 0,4 см, в проекции которых в ткани легких на глубине до 1 см   обнаруживались деформированные дробины.

При  выстрелах  с расстоянии 10 см из пистолета возникали  3-4  неправильно-овальные раны, одна из которых  имела размеры от  0,3х0,5 см до 0,4х0,6 см и фестончатые края, другие - размеры   от 0,1х0,2 см до 0,2х0,3 см и относительно ровные  края.  При выстрелах из револьвера возникали  раны  неправильно-овальной  формы размерами от  1,0х1,4 см до 1,1х1,6 см с фестончатыми, осадненными на ширину до 0,1 см краями.  По ходу раневых каналов   в межреберных мышцах  располагались  лежащие  изолированно или группами деформированные дробины.

Следует отметить, что при выстрелах в упор и 1 см по верхнему краю раны,         соответственно проекции рассекателя канала ствола оружия при выстрелах из револьвера в 33,3% случаев  наблюдался  неправильно-полукруглой формы участок кожи, выступавший в просвет повреждения размерами 0,2 х 0,4 см.

Таким образом,  при выстрелах  из газовых пистолета и револьвера в различные отделы груди   биоманекенов,  на коже возникали раны, морфология которых обусловлена  видом действия дроби, механическим действием пороховых газов и наличием или отсутствием близко прилежащих плоских костей  - грудины.

При выстрелах в переднюю поверхность груди в проекции грудины  проникающий характер ранений наблюдался  на расстояниях  упор – 1 см, в боковую поверхность груди в проекции межреберий – упор  -  5 см. Образование штанцмарки наблюдалось непостоянно при выстрелах в упор в переднюю поверхность груди в проекции грудины.

На расстояниях упор и 1 см  при выстрелах из револьвера   в части случаев имело место образование  лоскутов кожи, выступавших в просвет ран.   Выступы кожи располагались соответственно проекции рассекателя  канала ствола, что может служить  критерием, позволяющим диагностировать выстрел из газового ствольного оружия с продольным расположением  рассекателя.

похожие статьи

Судебно-медицинская характеристика огнестрельных повреждений, причиненных резиновыми пулями, выстреленными из карабина специального КС-23 / Макаров И.Ю., Панасюк И.Н., Гусаров А.А., Фетисов В.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №4. — С. 20-23.

Особенности морфологии переломов большеберцовых костей, причиненных выстрелом в упор многокомпонентным пулевым травматическим зарядом 12-го калибра, с установленным методом математического моделирования механизмом их формирования / Леонов С.В., Крупин К.Н., Петров В.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 9-15.

Судебно-медицинская характеристика огнестрельных повреждений, причиненных из пистолета Макарова эластичными пулями / Макаров И.Ю., Панасюк И.Н., Гусаров А.А., Фетисов В.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №1. — С. 27-30.

Математическое моделирование выстрела газопороховой струи при выстреле из ствола типа EVO / Леонов С.В., Пинчук П.В., Крупин К.Н. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №2. — С. 8-11.

Моделирование повреждений способом выстрела патроном светозвукового действия / Куликов С.Н., Потапенко А.А. // Судебная медицина. — 2017. — №1. — С. 11-17.