no

К вопросу о совершенствовании уголовного закона и законодательства о судебно-медицинской экспертизе, связанного с причинением вреда здоровью

/ Сердюков А.В. Паждин Ю.Н.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005.

Сердюков А.В., Паждин Ю.Н. К вопросу о совершенствовании уголовного закона и законодательства о  судебно-медицинской экспертизе, связанного с причинением вреда здоровью

(Москва)

ссылка на эту страницу

В современном обществе в настоящее время, к великому сожалению, сохраняется тенденция к росту преступлений против личности. В частности, сейчас велико число совершаемых преступлений против здоровья человека. В современном уголовном кодексе РФ, в гл. 16, предусмотрена уголовная ответственность за данные преступления (ст.ст. 111 – 117 УК РФ). Остановимся на этих статьях уголовного кодекса более подробно.

Как видно из диспозиции составов указанных преступлений, все они относятся к категории материальных, так как предполагается помимо наличия общественно опасного деяния, наступление вредных последствий. Из этого следует, что для достижения задач и целей правосудия: защиты прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений и защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, проведения расследования и привлечения лиц, совершивших преступление к уголовной ответственности и назначении им справедливого наказания необходимо проведение в обязательном порядке судебно-медицинской экспертизы, с целью определения степени тяжести причиненного вреда здоровью. Так как именно судебно-медицинский эксперт, обладая специальными знаниями в области судебной медицины, дает заключение о степени, характере, механизме образования, локализации, имеющихся у потерпевшего, повреждений и их степени тяжести. Если, с первыми характеристиками все более или менее все ясно, то с последней – определения степени тяжести вреда здоровью не все так просто.

Предварительно хотелось бы остановиться немного подробней на самом понятии «вред здоровью». Данное понятие, существенно недавно введенное в наше уголовное законодательство, заменило существовавшее ранее понятие «телесное повреждение». Как предыдущий уголовный кодекс не раскрывал понятия «телесное повреждение», так и современный не дает ответ, что же такое «вред здоровью», отсылая нас к другим ведомственным нормативно-правовым актам. Так в чем же здесь разница, и существует ли она вообще?

Итак, под понятием «вред здоровью» понимается либо телесное повреждение, т.е. нарушение анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, биологических, психологических. Данное определение было сформулировано в Приказе Минздрава РФ от 10 декабря 1996 г. № 407 «О введении в практику правил производства судебно-медицинских экспертиз» (далее – Приказ № 407). Однако, Приказом Минздрава РФ от 21 марта 2003 г. № 119 и Приказом Минздрава РФ от 14 сентября 2001 г. № 361 Приказ № 407 признан утратившим силу.  Согласно письму Минюста РФ от 15 августа 2001 г. № 07/8280-ЮД данному приказу отказано в государственной регистрации (Бюллетень Министерства Юстиции Российской Федерации, 2001 г., № 10.). Анализируя конструкцию и положения данного приказа, следует, что отмененный им ранее Приказ Минздрава СССР от 11 декабря 1978 г. № 1208 (далее – Приказ № 1208) «О введении в практику Правила судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений» вновь вступает в законную силу, так как положение п. 1.3. Приказа № 407, в котором перечисляются отменяемые им нормативно-правовые акты, в том числе и Приказ № 1208 утратил силу.

Действующий Приказ № 1208 в п. 2 указывает что, под «телесными повреждениями» следует понимать нарушения анатомической целости или физиологической функции органов и тканей, возникшие в результате воздействия факторов внешней среды. Нам представляется, что данное положение не соответствует положениям УК РФ, где употребляется понятие «вред здоровью». Кроме того, данное понятие более узко, чем «вред здоровью». Такое положение дел может привести к возникновению на практике определенных сложностей с применением статей УК РФ, предусматривающих отвественность за причинение вреда здоровью. Возникает вопрос, что же такое «вред здоровью»? В настоящее время, ни в одном нормативно-правовом акте не содержится данного понятия.

 Итак, телесное повреждение с точки зрения судебной медицины подразумевает причинение повреждения телу. Согласно, толкового словаря Д.Н. Ушакова под «телом» понимается человеческий организм во всех его внешних формах. Как нам представляется человеческий организм может быть как здоровым (живым) так и мертвым. От этого понятие человеческий организм не изменится по своему содержанию и сути. А под «повреждением» следует понимать разрушение, поломку, порчу. Из этого следует, что телесное повреждение может быть причинено не только живому человеку, но и трупу. Нам кажется, что указанная точка зрения не верна. В данном случае более правильно употребление термина «вред здоровью». Так, согласно толкового словаря Д.Н. Ушакова под понятием «здоровье» понимается нормальное состояние правильно функционирующего, неповрежденного организма (то есть только живого). А термин «вред» - как порча, ущерб, убыток. Из этого следует, что вред здоровью может быть причинен только живому человеку. Кроме этого, анализируя понятие «вред здоровью» можно сделать вывод, что оно охватывает такие заболевания и патологические состояния как наркомания, токсикомания, психические расстройства, которые не включают в себя понятие «телесное повреждение». Так как при наркомании, токсикомании, психических расстройствах не происходит нарушения анатомической целости или физиологической функции органов и тканей.

Полагаем, что толкование данного понятия должно быть закреплено на уровне закона либо иного подзаконного акта федерального значения, с целью обеспечения однообразного понимания термина, как в юриспруденции, так и медицине. Существующий порядок обращения правоприменителей к подведомственному  нормативному акту Минздрава представляется неверным. Во-первых, на видение содержания данного понятия накладывает свой отпечаток профессиональное воззрение (медицинское и юридическое). Это несоответствие  может привести к неверному применению «одноименных» понятий. Во-вторых, логически не верно существующее положение, когда Министерство фактически способно декриминализировать деяние. При изменении содержания правил, лицо, фактически совершившее причинение тяжкого вреда здоровью, может быть привлечено к уголовной ответственности за причинение вреда здоровью средней тяжести, т.е. не за тяжкое преступление, а за преступление средней тяжести. Существующее положение вещей требует незамедлительного реагирования со стороны законодательных органов.

Мы считаем,  что необходимо внести следующие изменения и дополнения в существующее законодательство:

  • Во-первых, текст диспозиции ч. 1 ст. 111 УК РФ изложить в следующей редакции: «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». На наш взгляд, представляется не целесообразным перечисление наступивших вредных последствий, которые даются в действующем уголовном законе.
  • Во-вторых, данную статью дополнить примечанием: «Тяжесть вреда здоровью определяется на основании Правил судебно-медицинской экспертизы, утверждаемой Постановлением Правительства РФ».
  • В-третьих, по нашему мнению, необходимо разработать и утвердить Постановлением Правительства РФ «Правила судебно-медицинской экспертизы» в рамках действующего законодательства.

похожие статьи

О судебно-медицинских правилах вскрытия трупа, принятых Комитетом Министров Совета Европы 02 февраля 1999 года / Мазуренко М.Д., Молин Ю.А., Мацкевич А.Л. — .

Нормативные правовые документы, регулирующие порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека : сборник / Клевно В.А. — 2009.

Постановление от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» / // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №2. — С. 3-12.

О соотношении правовой регламентации и свободы усмотрения при проведении медико-социальной экспертизы / Данилова С.Г., Панов А.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №1. — С. 11-14.

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации (Минздравсоцразвития России) от 17 ноября 2009 г. № 906н “Об утверждении порядка организации и деятельности федеральных государственных учреждений медико-социальной экспертизы” / // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №1. — С. 7-10.

Опыт использования медицинских критериев вреда здоровью в экспертной и правоприменительной практике Московской области: 2007–2014 годы / Клевно В.А., Симонова И.С. // Судебная медицина. — 2015. — №4. — С. 4-13.

Оценка тяжести вреда здоровью при изолированных травмах голеностопного сустава : Методические рекомендации / Фетисов В.А., Путинцев В.А., Хабова З.С. — 2013.

Оценка остроты зрения у лиц с миопической и гиперметропической рефракцией при производстве судебно-медицинской экспертизы / Чеченин Е.С., Чеченина Н.Г. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №4. — С. 35-39.

Безосновательность вариабельности экспертных суждений в казусе судебно-медицинской оценки тяжести вреда здоровью по факту перелома анатомических элементов решетчатой кости / Куликов С.Н. // Судебная медицина. — 2016. — №1. — С. 48-55.

Опыт использования медицинских критериев вреда здоровью в экспертной и правоприменительной практике Российской Федерации • 2007–2014 годы / Клевно В.А., Симонова И.С. // Судебная медицина. — 2016. — №1. — С. 4-13.