no

Посмертное определение морфина

/ Эрлих Э. Riesselmann B.  — 2007.

Edwin Ehrlich, Benno Riesselmann (***)

(Landesinstitut für gerichtliche und soziale Medizin Berlin, Germany)

ссылка на эту страницу

Метаболиты героина и кодеина

Основными источниками морфина трупном материале, с точки зрения практического судмедэксперта являются героин и кодеин (рис. 1). После попадания в кровяное русло героин практически сразу метаболизируется в моноацетилморфин, так что смысла искать сам героин из-за его быстрого распада в организме смысла нет. Часть моноацетилморфина превращается в морфин, часть в глукоронид.

Как видно из схемы наличие морфина в пробе не подтверждает нелегального употребления героина потому что морфин может происходить и из достаточно широко распространённого медикамента кодеин.

В связи с этим судебно-химическое исследование на героин должно проводиться двухступенчато (в начале качественное, затем количественное исследование), обладать возможностью доказательства всех дериватов героина и кодеина и включать исследование различных жидкостей и внутренних органов.

Сегодняшний уровень аналитической техники позволяет проводить прямое количественное определение всех без исключения соединений, описанных на рис. 1. На практике же, как уже было указано выше, определять героин не имеет никакого смысла. Также не имеет смысла определять, к примеру, норкодеин или норморфин. Доказательство наличия в крови трупа, например нормормина, не даёт никакой дополнительной информации в сравнении с доказательством морфина, так как норморфин может метаболизироваться, как из героина, так и из кодеина. Поэтому на сегодняшний день судебные химики при доказательстве нелегального потребления героина обычно ограничиваются исследованием на моноацетилморфин, кодеин, морфин и глюкорониды.

Методы определения опиатов

Список используемых на сегодняшний день методов исследования приведён на рис. 2. Для качественного определения опиатов в жидких средах (проще всего в моче, так как она не требует никакой предварительной подготовки перед исследованием) используется иммунный метод исследования. Самый простой вариант это использование сухих тестовых полосок. Метод дёшев, удобен, быстр, прост и не требует никаких специальных навыков или знаний для его проведения или оценки. К сожалению относительно высокая частота ложноположительных и ложноотрицательных результатов (что постоянно отрицается фирмами производителями!) не позволяет использовать результаты этого метода в судебном заседании. Более надёжные результаты дают стационарные приборы иммунного исследования, которые к сожалению, достаточно дороги (хороший прибор стоит примерно 30 тыс. евро).

Поэтому метод тонкослойной хроматографии из-за относительной дешевизны оборудования может является альтернативой или дополнять иммунное исследование при качественном анализе на опиаты.

Жидкостная хроматография является самым простым и дешёвым методом количественного определения опиатов, но стандартом на сегодняшний день является газовая хроматомассспектрометрия.

Не для кого не секрет, что ближайшее будущее принадлежит жидкостной хроматомассспектрометрии. В подавляющем большинстве судебно-химических лабораторий Западной Европы именно этот метод исследования является современным стандартом исследования при исследовании опиатов. Не смотря на это параллельно продолжают использоваться и все вышеназванные методы исследования.

Объекты исследования и оценка результатов

В процессе судебно-медицинского вскрытия теоретически можно забирать на судебно-химическое исследование любые мягкие ткани и жидкости, но стандартно определение опиатов проводится в пяти органах или жидкостях (рис. 3). Определение опиатов в волосах здесь не описывается, так как требует отдельного рассмотрения. В таблице приведены ориентировочные временные интервалы положительной реакции на опиаты при разовой дозе героина, введённой внутривенно.

Наиболее простым для судебного химика является исследование мочи, поэтому при её наличии исследование на опиаты начинается именно с исследования мочи.

Достаточно просто производить экстракцию и из крови, при этом стандартно, как и при исследовании например на алкоголь должна забираться периферическая венозная кровь. Примерно столько же времени требует и исследование желчи, которое важно при оценке давнего употребления опиатов.

При отсутствии мочи можно проводить исследование печени. Иногда незаменимые результаты даёт и исследование лёгких.

Экспертная оценка аппликации героина проводится не только по уровню обнаруженных абсолютных концентраций, но включает в себя и сравнение концентраций опиатов в различных средах и тканях.

  • Пример 1.
    В крови очень малые концентрации или отрицательные результаты. Тоже в моче, лёгких или печени. Относительно большое количество в желчи.
    Вывод: типично для разовой аппликации героина много дней - недель до наступления смерти.
  • Пример 2.
    Примерно одинаковые концентрации в лёгких печени, желчи, крови и моче.
    Вывод: разовая аппликация незадолго (в часах) до наступления смерти.
  • Пример 3.
    Наибольшая концентрация в лёгком и наличие опиатов в крови. Меньше в печени при отсутствии в моче и в желчи.
    Вывод: введение опиатов непосредственно перед наступлением смерти. „Смерть на игле“.

похожие статьи

Судебно-медицинская оценка токсичности опиоидов у взрослых и детей с персистирующей болью / Абузарова Г.Р., Гусева О.И., Ковалев А.В., Кумирова Э.В., Невзорова Д.В., Франк Г.А., Шигеев С.В. — 2015.

Морфологическая диагностика токсического воздействия курительных смесей в случаях смертельных отравлений пирролидинвалерофеноном / Джуваляков П.Г., Збруева Ю.В., Кабакова С.С., Богомолов Д.В., Букешов М.К. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №4. — С. 18-20.

Отравления наркотиками и психодислептиками: характеристика структуры по видам токсикантов (по данным хабаровского центра острых отравлений) / Щупак А.Ю., Юхно В.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2017. — №16. — С. 96-97.

Морфофункциональное состояние сердца при остром отравлении морфином на фоне хронической наркотической интоксикации / Алтаева А.Ж., Галицкий Ф.А., Жакупова Т.З., Айдаркулов А.Ш., Селивохина Н.В., Жунисов С.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2016. — №3. — С. 12-15.

К вопросу о механизме смерти при остром отравлении соляно-кислым кокаином, введенным под кожу и в кровь / Пахомов Е.Г. — 1896.

Патология энцефалитов при хронических опийных наркоманиях в дифференциально-диагностическом отношении с иными очаговыми поражениями головного мозга / Гомонова И.Ю., Богомолов Д.В., Кульбицкий Б.Н. // Судебная медицина. — 2016. — №1. — С. 31-34.

Острое ингаляционное отравление подростка / Яшков Е.П., Солдатенко Л.Е., Малыш А.В., Костанова Е.П., Морозов Ю.Е. // Медицинская экспертиза и право. — 2009. — №1. — С. 43-45.

Оценка клинической и психопатологической симптоматики у пациентов-потребителей «дизайнерских» наркотиков / Щупак А.Ю., Юхно В.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2017. — №16. — С. 97-99.

Процессы пролиферации в печени при хроническом гепатите С на фоне хронической интоксикации эфедроном / Цекатунов Д.А., Евсеев А.Н., Томилка Г.С. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2017. — №16. — С. 88-90.

Нарушения сердечного ритма при ингаляции бутана / Тархнишвили Г.С. // Судебная медицина. — 2017. — №3. — С. 32-35.

Потери морфина и стрихнина при судебно-химическом анализе / Швыдкий Б.И., Крамаренко В.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №3. — С. 31-33.

Обнаружение, изолирование и определение изониазида в трупном материале / Фартушный А.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №3. — С. 26-31.

Экстракционно-спектрофотометрическое определение пахикарпина / Карташова Л.Х., Конюшко В.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №2. — С. 37-40.

Полярографическое определение меди и кадмия в биологическом материале с предварительной цементацией металлическим цинком / Щербак И.Ф., Коваленко П.Н., Шинкаренко А.Л. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №2. — С. 34-37.

Основные мероприятия по развитию судебно-химической экспертизы / Рубцов А.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №2. — С. 28-34.