вход
закрыть
Судебно-медицинская библиотека

Судебно-медицинские и археологические материалы к захоронению 288-летней давности

/ Рубежанский А.Ф.   // Судебно-медицинская экспертиза. — 1970. — №2.

Рубежанский А.Ф.  Судебно-медицинские и археологические материалы к захоронению   288-летней   давности

Судебно-медицинская экспертиза, 1970, №2

Рубежанский А.Ф. Судебно-медицинские и археологические материалы к захоронению 288-летней давности / А.Ф.Рубежанский, А.Ф.Ватченко, Л.П.Крылова / Судебно-медицинская экспертиза. - Т.XIII, №2. - 1970. - с. 11-12.

ссылка на эту страницу

В августе 1680 г. был похоронен кошевой атаман Запорожской Сечи Иван Дмитриевич Сирко, умерший в преклонном возрасте. Имя И. Д. Сирко пользовалось большой популярностью. Его жизни и деятельности уделили внимание многие исследователи истории Украины (Д. И. Яворницкий, 1895; В. А. Голобуцкий, 1967, и др.). Могила И. Д. Сирко (в селе Капуловке Днепропетровской области) сохранилась до наших дней на небольшом кургане, увенчанном каменной плитой с надписью.

В связи с гидротехническими работами на Днепре могила И. Д. Сирко оказалась под угрозой разрушения, поэтому произвели перезахоронение останков.

Могила представляла собой сферический холм диаметром 7 м, высотой 1,5 м. Вскрывали ее с помощью бульдозера — насыпь разрезали боковым краем ножа по 5—10 см за один проход. Контуры могильной ямы размером 2,25×0,85 м обозначились на уровне современной поверхности. Расчистку ее производили вручную. На глубине 1 м обнаружили остатки деревянного гроба из дубовых досок толщиной до 6 см. Гроб представлял собой ящик длиной 2,1 м, глубиной 0,3 м и шириной 0,7 и 0,5 м. Боковые стенки гроба, скрепленные железными угольниками, находились под прямым углом к дну и крышке, представлявшим плоские доски. Крышка гроба частично истлела и под тяжестью почвы провалилась.

Извлечь гроб целиком из-за его плохой сохранности не удалось. Расчистку останков производили на месте.

Скелет лежал в гробу в анатомическом порядке в положении «на спине». Череп смещен в правый угол. Нижняя челюсть находилась на шейных позвонках, здесь же обнаружены окостеневшие хрящи гортани. На черепе и «а дне гроба в изголовье обнаружены фрагменты меховой опушки соболиной шапки* с кожаной основой. Соответственно левому плечевому суставу располагались плетеные шнуры из толстых шелковых нитей, напоминающие по форме кисть. Они имели темно-коричневый цвет и легко разрушались при надавливании.

Кроме того, найдены остатки истлевшего кожаного предмета (вероятно, пояса). На дне гроба, соответственно пояснице и грудной клетке, а также на передней поверхности костей ног и таза имелись фрагменты шелковой ткани красновато-коричневого цвета, плотной, но чрезвычайно хрупкой. Ткань, вероятно, служила внутренней обивкой гроба и покрывала умершего до пояса. Обнаружены также мелкие кусочки древесного угля.

Кости туловища были сухие, плотные, гладкие, желтовато-серые с легким коричневым оттенком (по шкале цветов Г. Г. Автандилова), без следов «выветривания» поверхностного слоя или дефектов компактного слоя в области эпифизов длинных трубчатых костей. Хрящи и связки отсутствовали.

При микроскопическом исследовании (МБС-1, отраженный свет, об. 2, ок. 8) оказалось, что поверхность длинных трубчатых костей гладкая, как бы зашлифованная, блестящая, но без маслянистого отлива. Встречались единичные мелкие трещины поверхностного слоя компакт¬ного вещества и редкие скарификации. Признаков начальной минерализации («феномена парафина») не выявлено.

Лицевой скелет оказался разрушенным. Соответственно своду черепа сохранились волосы в виде красновато-коричневой пряди длиной до 6—7 см, как бы присохшей к кости.

В полости черепа обнаружен высохший головной мозг размером 6,0×4,8×2,5 см с сохранившейся конфигурацией полушарий и мозжечка. Ткань мозга черно-серого цвета, хрупкая, при давлении крошится.

Причина высыхания и хорошей сохранности головного мозга на фоне полного скелетирования трупа и отсутствия остатков мумифицированных мягких тканей не ясна. Для ее выяснения необходимы дополнительные исследования.

При исследовании костных останков установлено, что возраст И.Д. Сирко был более 70—75 лет, а рост — 174—176 см.

Учитывая, что определяющее влияние на распад биологического материала оказывают морфологические и физико-химические свойства почвы, приводим некоторые ее характеристики. Захоронение располагалось на равнине с растительностью степного типа. Почва на глубине захоронения желтовато-серая, сухая, по механическому составу песчаная (во влажном состоянии шар скатать не удается, при растирании на ладони не остается глинистых частиц), структура комковато-зернистая, сложение рыхлое.

похожие статьи

Изменение температуры трупа в процессе его разложения (экспериментальное исследование) / Лаврукова О.С., Попов В.Л., Лябзина С.Н., Сидорова Н.А., Приходьков А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №3. — С. 19-22.

Значение растительности при исследовании скелетированных останков / Игнатенко А.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №1. — С. 53.

Некоторые новые признаки для определения давности захоронения трупа по костным останкам, выявляемые непосредственной микроскопией / Рубежанский А.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1966. — №2. — С. 22-24.

К рентгенологической экспертизе возраста мумифицированных трупов / Смольянинов В.М., Жданова С.А., Кирова М.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1966. — №1. — С. 3-7.

Влияние посмертных процессов на физико-химические свойства кожи и волос человека / Кишиневский А.Н., Каукаль В.Г., Чернышев М.К. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1977. — №3. — С. 40-45.

Значение растительности при исследовании скелетированных останков / Игнатенко А.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №1. — С. 53.

Возможности использования необычных признаков личности при исследовании скелетированных трупов с давними сроками захоронения / Пономарев Д.Ю., Никитаев А.В., Курч А.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2015. — №4. — С. 28-31.

Методика остеометрии ребер при исследовании скелетированных трупов / Туровцев А.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1966. — №3. — С. 27-29.

О последовательности проведения экспертизы костных останков для установления видовой принадлежности / Пашкова В.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1966. — №3. — С. 24-27.

О возможности выявления факта перемещения трупа из прибрежной морской полосы с последующим его погребением / Пономарев Д.Ю., Никитаев А.В., Курч А.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2015. — №1. — С. 13-17.

авторы

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

последние поступления в библиотеку

МРТ-диагностика отека костного мозга и его значение в судебно-медицинской оценке повреждений костей и суставов / Фетисов В.А., Кулинкович К.Ю. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №3. — С. 50-56.

Судебно-медицинская оценка причин и условий возникновения холодовой травмы / Шигеев В.Б., Шигеев С.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №3. — С. 42-49.

Инфаркт или травматический разрыв селезенки? / Толмачев И.А., Белых А.Н., Божченко А.П., Лобан И.Е., Сафрай А.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №3. — С. 39-41.

Профессор Ю.С. Сапожников // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №2. — С. 63.

Второе межобластное совещание судебно-медицинских экспертов Урала, Сибири и Дальнего Востока и выездная сессия научно-исследовательского института судебной медицины министерства здравоохранения СССР / Касаткин Б.С., Лемкин М.Б. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №2. — С. 60-62.