вход
закрыть
Судебно-медицинская библиотека

Повреждения, причиненные выстрелами из автомата АКС-74 калибра 5,45 мм, материалам одежды, кожным покровам и костям трупа

/ Марченко М.И. Найнис Й.-В.И. Закарас А.В. Бартенев Г.С. Шардаков В.П.  // Судебно-медицинская экспертиза. — 1978. — №2. — С. 17-20.

Марченко М.И., Найнис Й.-В.И., Закарас А.В., Бартенев Г.С., Шардаков В.П. Повреждения, причиненные выстрелами из автомата АКС-74 калибра 5,45 мм, материалам одежды, кожным покровам и костям трупа

Кафедра анатомии и судебной медицины (зав. — проф. И.-В.И. Найнис) Каунасского медицинского института

УДК 340.624.1:617-001.45

Повреждения, причиненные выстрелами из автомата АКС-74 калибра 5,45 мм, материалам одежды, кожным покровам и костям трупа. Марченко М.И., Найнис Й.-В.И., Закарас А.В., Бартенев Г.С., Шардаков В.П. Суд.-мед. эксперт., 1978, № 2, с. 17-20.

Исследование повреждений, причиненных выстрелами из автомата АКС-74 калибра 5,45 мм 561-й мишени из 23 видов текстильных тканей, а также исследование 44 входных и выходных кожных ран и 52 повреждений кости, полученных в эксперименте на трупе, позволили установить размеры входных повреждений, зависимость формы отложения копоти от дистанции и угла выстрела, дистанцию механического и термического действия пороховых газов на текстильных тканях и коже, характер повреждения кожи, трубчатых и плоских костей человека при близкой дистанции выстрела. Указано на возможность рентгенологического исследования копоти выстрела на текстильных тканях и коже человека.

Иллюстраций 4.

 

INJURIES ТО CLOTHINGS MATERIAL, SKIN AND CADAVERIC BONES BY DISCHARGES FROM 5,45 MM. CALIBRE AKS-74 SUBMASHINE-GUN

M. I. Marchenko, I.-V. I. Naynis, A. P. Zakaras, G. S. Bartenev, V. P. Shardakov

An experimental study. The firing ranges were from closeshot up to 100 cm. Characteristics of smoke halo and of entrance and exit orifices in the bones permitted to estimate the firing distance and to discriminate AKS-74 injiuries from other models of weapons. X-ray examination of the smudge was applied successfully.

ссылка на эту страницу

Автомат АКС-74 снабжен дульно-тормозным устройством (ДТУ), конструктивные особенности которого определяют характер повреждения тканей и отложения копоти выстрела. Для изучения повреждений текстильных тканей проводили экспериментальную стрельбу из 3 экземпляров АКС-74 с ДТУ в мишени из шинельного сукна (22% вискозного волокна), габардина (50% лавсана), хлопчатобумажной ткани защитного цвета с импрегнацией и без нее, хлопчатобумажной прорезиненной ткани, хлопчатобумажной ткани с водоупорной пропиткой, ткани защитного цвета артикул 82007 (60% лавсана, 40% хлопчатобумажного волокна), белой бязи, плотной хлопчатобумажной ткани, штапеля, сатина, шерсти, трикотажа, лакоткани, гобелена с синтетическим волокном, дерматина, кримплена, капрона, нейлона, искусственного меха, вискозы, триацетата, орталиона (так называемая болонья). Всего исследовали 505 огнестрельных повреждений, причиненных выстрелами в упор и с дистанции от 1 до 27 см через каждый сантиметр, 30, 35, 40, 50 и 100 см. При выстрелах в упор исследовали повреждения, возникавшие при расположении ствола по отношению к мишени под углом 30, 45 и 90°. Для изучения повреждений текстильных тканей из автомата АКС-74 без ДТУ произвели 56 выстрелов в мишени из белой бязи и различных тканевых материалов.

Характер повреждений тканей человека изучали на 44 входных и выходных кожных ранах и 52 повреждениях костей на трупе и костных препаратах, а также на основании материалов двух практических экспертиз.

Характер и интенсивность отложения копоти выстрела исследовали методом цветных отпечатков на наличие меди, железа, свинца (170 контактограмм на фотографической бумаге) и рентгенологическим методом (21 рентгенограмма).

На мишенях из белой бязи видно отложение копоти выстрела в виде двухсекторной «бабочки» (рис. 1, а, б,см. вклейку) при дистанции от упора до 5 см на площади 14×19 и 17×29 см. Расстояние между секторами «бабочки» при выстреле в упор для верхней планки ДТУ 1,4— 2 см, для нижней — 5,5—6,5 см. Разрывы ткани были закономерны на дистанции «упор» и 1 см и встречались в единичных случаях на дистанции 2—4 см. Интенсивная центральная копоть выстрела наблюдалась на расстоянии до 7—8 см, а гомогенный налет — до 27 см. Поясок обтирания шириной до 0,05 см отмечался с дистанции 8—9 см. Повреждение мишеней имело округлую форму, диаметр 0,4—0,5 см, дефект ткани размером 0,1×0,1 см. Методом цветных отпечатков металлизация медью определялась на дистанции до 30 см. Обнаружить в составе копоти выстрела железо и свинец (растворитель — 25% уксусная кислота) не удалось. При выстрелах в упор под углом 30 и 45° отложение копоти выстрела, обусловленное конструктивными особенностями ДТУ, позволяет определять прилежащую сторону ДТУ и тем самым определять положение оружия в момент выстрела (рис. 1, в, г, д, е).

 

Рис. 1. Характер отложеиия копоти выстрела из автомата АКС-74 с ДТУ. а — выстрел в упор; б — дистанция 1 см; в — выстрел в упор под углом 45° слева; г — выстрел в упор под углом 45° справа; д — выстрел в упор под углом 45° верхняя планка ДТУ; е — выстрел в упор под углом 45° нижняя планка ДТУ.

 

Для ряда тканых материалов (шинельного сукна, габардины, хлопчатобумажной ткани защитного цвета с импрегнацией и без нее, хлопчатобумажной ткани с водоупорной пропиткой, хлопчатобумажной прорезиненной ткани, ткани артикул 82007) характерно видимое на глаз отложение копоти выстрела в виде «бабочки» на дистанции до 1—2 см, интенсивное видимое отложение копоти до 10 см, а на хлопчатобумажной ткани с водоупорной пропиткой и ткани артикул 82007 — до 15— 20 см. Разрыв мишеней свойствен всем тканям на дистанции «упор», а также на дистанции 1—2 см (за исключением шинельного сукна и габардина). Поясок обтирания хорошо выражен с 10—15 см. Тепловое действие проявляется на дистанции до 7 см на сукне, хлопчатобумажной ткани с водоупорной пропиткой и ткани артикул 82007.

На мишенях из штапеля, сатина, трикотажа и шерсти наблюдаются отложение копоти в виде «бабочки» на дистанции до 1—6 см, гомогенной копоти выстрела — на дистанции от 10 до 20 см (в зависимости от окраски ткани), разрыв мишеней на дистанциях до 5 см (штапель), в упор (сатин), до 16 см (трикотаж) и до 1 см (шерсть), видимое опадение шерсти — на дистанции до 10 см.

При использовании лакоткани разрывы мишеней отмечены на дистанциях до 25 см.

Для тканей типа капрона, вискозы, нейлона, триацетата при выстреле в упор характерны разрывы ткани, повторяющие форму «бабочки». Разрывы этих тканей, а также кримплена и орталиона встречаются на дистанции до 10—15 см (за исключением вискозы). Выраженное тепловое действие выстрела в виде оплавления проявляется у кримплена на дистанции до 20 см, у капрона — до 15 см, у нейлона — до 6 см,, у гобелена до 3 см с оплавлением соответственно секторам «бабочки». При выстреле в упор на мишенях из искусственного меха происходит их разрыв, а также сильное выжигание и оплавление ворса в области центральной копоти.

На мишенях из дерматина разрывов при выстреле в упор нет и характер повреждения соответствует таковому на белой бязи.

При экспериментах без ДТУ на мишенях из белой бязи и перечисленных выше тканей при выстреле в упор почти полностью отсутствовала копоть, имелись разрывы мишени с дефектом ткани размером от 1,0×1,0 До 2,0×2,0 см, наблюдавшиеся на дистанциях до 5 см. Величина разрыва ткани закономерно возрастала с увеличением дистанции от упора до 5 см. Копоть от выстрела была округлой формы и прослеживалась визуально до 20—23 см. Поясок обтирания появлялся с 15— 20 см. Повреждения ткани, начиная с дистанции 6 см, имели округлую форму, диаметр 0,5 см, и дефект размером до 0,2×0,2 см. Методом цветных отпечатков металлизация медью определялась, кроме пояска обтирания, на дистанции до 25 см.

При выстреле в упор обнаружено отложение копоти на кожных покровах в виде «бабочки» на площади 4,5×5,5 см, наличие штанц-марки в виде двух концентрических окружностей с диаметром 1,5—1,6 см и 2,5—2,6 см (рис. 2, а, б, см. вклейку). Форма повреждения округлая, диаметр 0,4—0,5 см, с пояском обтирания и осаднения шириной 0,1 см и дефектом ткани 0,15 см. Края повреждение с мелкими радиальными надрывами размером 0,1 см. При наличии под кожей кости (голень) образуется линейный или крестообразный разрыв размером до 1,5 см (рис. 2, в). При выстреле в упор в области волосистой части головы возникали крестообразные разрывы размером 2,5×3,0 см. При дальней дистанции выстрела повреждения имели округлую форму, диаметр 0,4 см, дефект ткани 0,1—0,2 см и поясок осаднения и обтирания шириной 0,05—0,1 см (рис. 2, г).

 

Рис. 2. Характер повреждения кожи при выстрелах из автомата АКС-74 с ДТУ.
а, б — выстрел в упор в области с подлежащими мягкими тканями, отчетливая штанц-марка; в — выстрел в упор в области с подлежащей большеберцовой костью; г — выстрел с дальней дистанции.

 

Выходные кожные раны (если пуля не задела кости) были крестообразной формы, размером до 3,0×4,0 см, зияли. При повреждении кости выходная рана зияющая с разрывами краев до 10,0×10,0 см в результате действия вторичных ранящих снарядов — отломков кости. Зона повреждения мягких тканей после прохождения пули через кость возрастала в 5—6 раз.

Входное отверстие в плоской кости свода черепа при перпендикулярном к ней направлении выстрела имело характер дырчатого перелома диаметром 0,5 см. В области наружной костной пластинки появлялось конусовидное повреждение, открытое наружу, с незначительными поверхностными радиальными трещинами (рис. 3,а, см. вклейку). Соответственно на внутренней костной пластинке также образовался конусовидный открытый внутрь черепа дефект, который был не меньше имевшегося на наружной пластинке (рис. 3,6, см. вклейку).

Выходные отверстия в плоской кости свода черепа имели характер дырчатого перелома диаметром 0,5 см. В области внутренней пластинки конусовидный дефект практически не возникал, если не считать незначительного равномерного «скола» пластины по краю перелома. На наружной пластинке появляется конусовидный дефект, открытый кнаружи, с радиальными поверхностными трещинами и направленными наружу отломками. Характер перелома внутренней пластинки может помочь дифференциации входного и выходного отверстий, так как четкого различия в повреждении наружной костной пластинки в области их не выявлено.

Диафизарные переломы характеризуются повреждением не менее 1/з длины диафиза с образованием большого количества отломков. Дырчатые переломы диафизов удалось получить только на изолированных костях (рис. 3, в, г, см. вклейку). В области входного отверстия трещины имели радиальное направление, а в области выходного их оказалось значительно больше, направление трещин было неправильным, они часто пересекались. При попытке воспроизвести поврежденную кость почти всегда удавалось восстановить входное отверстие, в то время как восстановить полностью выходное отверстие было почти невозможно. В области входного отверстия имелся краевой кольцевидный равномерный «скол» наружной части компактного вещества; если он был в области выходного отверстия, то, как правило, располагался эксцентрично. Нельзя исключить, что входное повреждение кости может по разному превышать выходное (см. рис. 3, в, г, см. вклейку).

 

Рис. 3. Характер повреждения кости при выстрелах из автомата АКС-74. а — входное отверстие на наружной пластинке кости свода черепа: б — выходное отверстие на внутренней пластинке кости свода черепа, в — входное отверстие на бедренной кости; г — выходное отверстие на бедренной кости.

 

Эпифизарные переломы имели дырчатый характер, диаметр 0,5 см и более, незначительный равномерный кольцевидный «скол» компактного вещества на стороне входа и более неправильный «скол» на стороне выхода иногда в виде конуса, открытого по ходу движения пули.

В любом случае повреждения костей, полученные в эксперименте на трупе, превосходят по своей массивности и разнообразию повреждения аналогичных костей, взятых из тела.

Для определения копоти выстрела, кроме метода цветных отпечатков, мы использовали мягкие рентгеновские лучи. Снимки производили на фотопленку ФТ-31 при напряжении 10 кВ, токе 10 мА, фокусном расстоянии 60 см и экспозиции 40—60 с. При этом на плотных тканях типа шинельного сукна определялась металлизация. Аналогичные результаты получили при исследовании кожи со следами выстрела в упор (рис. 4, см. вклейку).

 

Рис. 4. Контактограмма на медь и рентгенологическое изображение копоти выстрела с участка кожи при выстреле в упор. а — кожа при выстреле в упор; 6 — контактограмма на медь с огнестрельной раны кожи; в — рентгенограмма копоти выстрела на коже (1 : 1); г — рентгенограмма копоти выстрела (4,7:1).

 

Выводы

Конструктивные особенности ДТУ автомата АКС-74 калибр 5,45 мм в сочетании с большой начальной скоростью полета пули определяют характер повреждения тканых материалов одежды и выраженность следов близкого выстрела. При этом отмечается специфическое отложение копоти, отличающееся от такового при использовании сходных образцов оружия, выраженное действие пороховых газов при стрельбе в упор, а для синтетических и искусственных тканей — и на большей дистанции, наличие своеобразной формы отпечатка дульного конца автомата при выстреле в упор в непокрытую одеждой кожу, значительное повреждение длинных трубчатых костей и своеобразный характер входных и выходных отверстий на костях свода черепа. Рентгенологическое исследование можно применять для определения копоти выстрела на текстильных материалах одежды и коже человека при поражении оболочечными пулями из автомата АКС-74 калибра 5,45 мм.

похожие материалы в каталогах

похожие статьи

Моделирование рикошета при выстреле из стрелкового оружия / Гусенцов А.О., Чучко В.А., Кильдюшов Е.М., Туманов Э.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №2. — С. 14-17.

Установление факта рикошета огнестрельного снаряда / Леонов С.В., Пинчук П.В., Скребнев А.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2016. — №3. — С. 43-45.

Необычный признак выстрела в упор / Викснин Ю.С., Покровский Е.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1962. — №4. — С. 52.

О признаках близкого выстрела при фактически далекой дистанции / Мовшович А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1966. — №4. — С. 7-11.

Обнаружение на пуле, извлеченной из преграды, следов крови при огнестрельных повреждениях / Кузнецов Ю.В., Чупина М.В., Акулова С.М. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2015. — №1. — С. 40-42.

авторы

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

последние поступления в библиотеку

МРТ-диагностика отека костного мозга и его значение в судебно-медицинской оценке повреждений костей и суставов / Фетисов В.А., Кулинкович К.Ю. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №3. — С. 50-56.

Судебно-медицинская оценка причин и условий возникновения холодовой травмы / Шигеев В.Б., Шигеев С.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №3. — С. 42-49.

Инфаркт или травматический разрыв селезенки? / Толмачев И.А., Белых А.Н., Божченко А.П., Лобан И.Е., Сафрай А.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №3. — С. 39-41.

Профессор Ю.С. Сапожников // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №2. — С. 63.

Второе межобластное совещание судебно-медицинских экспертов Урала, Сибири и Дальнего Востока и выездная сессия научно-исследовательского института судебной медицины министерства здравоохранения СССР / Касаткин Б.С., Лемкин М.Б. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №2. — С. 60-62.