Профессор Николай Владимирович Попов. (К 10-летию со дня смерти)

/ Законов А.И.  — 1959.

Законов А.И. Профессор Николай Владимирович Попов. (К 10-летию со дня смерти)

Профессор Николай Владимирович Попов. (К 10-летию со дня смерти) / А.И. Законов // Вопросы судебно-медицинской экспертизы и криминалистики. — Горький, 1959. — С. 6-15.

ссылка на эту страницу

Профессор Николай Владимирович Попов

 

1 мая 1949 года судебные медики узнали печальную весть о внезапной смерти одного ив крупнейших представителей нашей специальности, широко известного ученого, талантливого организатора судебномедицинской экспертизы в Советском Союзе, профессора Николая Владимировича Попова. Многих, лично знавших покойного, в том числе и автора настоящей статьи, глубоко потрясло и ошеломило это неожиданное известие.

Ушел из жизни еще полный творческих сил, здоровый физически, сильный и бодрый духом человек, полный нереализованных замыслов, готовый еще долго и плодотворно трудиться на благо Советской Родины, которую он горячо и искренне любил. Этот неподдельный патриотизм нашел яркое выражение в посвящении его самого капитального труда, которому он отдал около половины своей сознательной жизни и который, к величайшему сожалению, до сего времени остается в рукописи, не увидев света.

Я имею в виду посвящение, написанное к «Судебной гематологии и основам спектральной гематологии». Последние главы этой большой работы писались Николаем Владимировичем непосредственно после только что закончившейся Великой Отечественной войны. Чувство захватывающей радости, которое испытывал каждый советский человек в эти дни, в связи с победоносным завершением кровавой битвы за сохранение мировой культуры, за опасение всего человечества от ужасов фашизма глубоко волновало профессора Н.В. Попова, который в связи с этим написал следующие вдохновенные строки: «Я завершаю свой труд в счастливые дни победоносного окончания Великой Отечественной войны. В эти незабываемые и радостные дни наши мысли с глубокой благодарностью и любовью обращаются к тем, кто отдал свою жизнь за наше светлое будущее, за свободу нашей Великой Родины. Невольно хочется воздать хвалу их памяти и посильно выразить чувства своей благодарности, их жертвы дали возможность и мне, среди других сынов Родины, продолжать свободную жизнь и радостный труд. Я не могу сильнее выразить свои чувства к павшим героям, как от всего сердца посвятив их памяти труд почти всей моей научной жизни».

Любовь к родине, к своему народу — к молодежи, студенчеству, любовь к науке, истории, литературе, музыке и вообще к искусству в разнообразных его формах и проявлениях — отличительная черта характера этого интересного и своеобразного человека.

Исключительная работоспособность, умение экономно расходовать свое время так, чтобы его хватало на все, — это то замечательное свойство Николая Владимировича, позволившее ему осуществить огромную отдачу, которая является лучшим украшением его памяти.

Профессор Н.В. Попов — эксперт, оказавший неоценимые услуги советскому Правосудию; он — учитель, воспитавший тысячи студентов, многие из которых, став врачами, занимаются судебномедицинской работой; он — руководитель молодых научных работников — аспирантов, диссертантов из числа своих непосредственных сотрудников и большого числа других, приезжавших к нему с разных кондов нашей Родины. Для каждого из них у Николая Владимировича находились тема, помощь словом и делом. Воспитанные им многочисленные ученики сами теперь продолжают дело, которому Н.В. Попов отдал всю свою жизнь. Одни из них занимают кафедры в высших учебных заведениях, другие трудятся на скромных судебномедицинских должностях, но, несомненно, все они добрым словом вспоминают своего учителя, во многом обязаны ему своим творческим ростом.
 

Профессор Н.В. Попов — плодовитый научный работник, оставивший после себя большое количество ценных трудов. Его научные работы посвящены разнообразным судебномедицинским вопросам и служат ярким свидетельством многогранной эрудиции автора и как ученого — судебного медика и как практического деятеля судебномедицинской экспертизы. Среди написанных им книг особое место занимает учебная литература. Первая книга из этой серии — большое настольное руководство для судебных медиков и юристов — «Основы судебной медицины» (1938 г.). В создании этого большого труда, значение которого трудно переоценить, Н. В. Попов выступает и как автор, написавший лично ряд разделов этого руководства, в частности таких, как танатология, токсикология, исследование вещественных доказательств и др.; и как редактор, а по существу, как организатор большого коллектива авторов, руководивший их работой, обеспечивший гармоническую структуру труда в целом. Очень быстро разошедшийся 10-ты-тясячный тираж книги ни в коей мере не удовлетворил острую потребность в учебниках, и уже в 1940 году Николай Владимирович выпускает, на этот раз лично им написанный, учебник судебной медицины. Теперь это уже именно учебник, в основном рассчитанный на студентов медицинских институтов, совсем не похожий ни по объему материала, ни по стилю изложения на «Основы судебной медицины». Учебник настолько оправдал себя, что уже через 6 лет выходит его второе издание, в которое автор, всегда внимательно относившийся к критическим замечаниям, вносит соответствующие исправления. Апробированные жизнью эти книги, первоначально рассчитанные только для студентов, оказались полезными также и для врачей. Их охотно приобретали и юристы, несмотря на то, что еще в 1944 году вышло второе издание специального учебника для юристов, первый раз изданного в 1938 году и написанного им же, Николаем Владимировичем Поповым. В 1949 году Министерства высшего образования и здравоохранения приняли решение выпустить учебник Н.В. Попова третьим изданием, но автора в это время уже не было в живых.

Поэтому двум из числа наиболее близко знавших Николая Владимировича при жизни профессорам В. М. Смольянинову и В. Ф. Червакову было поручено подготовить это третье посмертное издание учебника. Оно увидело свет ровно через год после смерти автора. Такая завидная популярность, какую снискала себе написанная профессором Н.В. Поповым учебная литература, убедительно рекомендует автора как преподавателя, сумевшего написать книги, вполне отвечавшие своему назначению в качестве учебников, и в то же время оказавшиеся ценным руководством и для многочисленных практических деятелей судебной медицины и юстиции. Еще и сейчас не составляет редкости адвокат или прокурор, выступающий на процессе с раскрытым учебником профессора Н.В. Попова в руках. Нечасто выпадает на долю учебников такая живучесть, которая оказалась свойственной литературе, написанной профессором Н.В. Поповым.

Огромный вклад сделал профессор Н.В. Попов — судебный медик — и в учение, которое имеет только частично судебномедицинское значение, а до своему существу является очень широкой отраслью биологических знаний. Здесь идет речь о гематологии не только судебной, но и общего широкого профиля. Профессор Н.В. Попов, долгое время и до конца своих дней ведя огромную судебномедицинскую работу, являлся ведущим сотрудником института переливания крови. Деятельность его в этом институте была исключительно успешной, там им выполнен ряд исследований, имевших огромное практическоезначение. Достаточно сослаться только на один пример: трудами Николая Владимировича Попова развеяно ошибочное представление об опасности переливания крови универсального донора лицам иной групповой принадлежности. Это ошибочное утверждение одно время начало довольно широко распространяться и грозило нанести удар по самой практике трансфузии крови. Доказав полную несостоятельность подобных утверждений, Н.В. Попов оказал неоценимую услугу службе переливания крови.

Сочетание судебномедицинской работы с работой в гематологическом учреждении весьма положительно сказалось на всей научной деятельности профессора Н.В. Попова. Ряд исследований, сделанных им в стенах института переливания крови, нашел себе в дальнейшем применение и в нашей судебномедицинской науке и практике.

Вспоминая жизнь и деятельность этого замечательного человека, нельзя пройти мимо его значения и как организатора судебномедицинской службы. На его личном счету в этом отношении — организация кафедры судебной медицины в г. Смоленске и такое крупнейшее организационное мероприятие, как создание единственного в нашей стране научно-исследовательского института судебной медицины, руководителем которого Николай Владимирович оставался на протяжении многих лет, передав затем свое детище своему ученику В.И. Прозоровскому. Нужно отметить, что в те годы организация института была Сопряжена с большими трудностями как в смысле подбора соответствующих кадров, так и оснащения многочисленной аппаратурой, необходимой для учреждения лабораторного типа. Тем не менее Николай Владимирович блестяще разрешил и эту задачу. В начале институт базировался на кафедре 2-го Московского медицинского института, которую занимал Н.В. Попов, образуя с ней единое целое, так что трудно было сказать, где кончается кафедра и начинается институт. Но уже тогда были заложены те прочные здоровые основания — методические и организационные, — которые обусловили жизнеспособность вновь созданного института и обеспечили его дальнейшее развитие до значения методологического центра, объединяющего вокруг себя большой судебномедицинский актив.

Вспоминая Н.В. Попова, как организатора судебномедицинского дела вообще, мы не можем не отметить его колоссальную по объему и очень важную по значению работу в качестве Главного судебномедицинского эксперта Министерства здравоохранения СССР (в прошлом Наркомздрава) . Необходимо учесть, что система судебномедицинской экспертизы в советское время создавалась практически заново, в полном соответствии с тем, как и заново создавались Основной закон Конституция, как возникали на совершенно новых основаниях уголовно-правовые нормы, в том числе уголовное право, процесс и судопроизводство. От дореволюционного прошлого мы в наследство не получили почти ничего. К моменту, когда Н.В. Попов вернулся в Москву из Смоленска (1932 г.), в этом отношении уже кое что было сделано. Общие контуры новой отрасли государственного аппарата — системы судебномедицинской экспертизы — уже были набросаны, но оставалась очень трудоемкая, подчас неблагодарная задача наполнить, так сказать, эти контуры конкретным содержанием, придать, если угодно, вновь созданной службе ее лицо, те ее характерные черты, которые отличают наше судебномедицинское дело от зарубежных, в частности, западноевропейских образцов. Эта задача и выпала на долю Николая Владимировича, разумеется, в содружестве с судебномедицинским активом в центре и на местах. Именно в этот период создавался профиль советского судебного врача — активного и инициативного участника уголовного процесса, пришедшего на смену блаженной памяти «сведущего лица», ощущавшего себя в судебной обстановке как инородное тело, органически не связанное с ней; того «сведущего лица», которое несколькими художественными штрихами мастерски нарисовано в образе доктора Тютюева А.П. Чеховым в его замечательном рассказе «Шведская спичка».

В вопросах организации судебномедицинского дела профессор Н.В. Попов всегда особое внимание уделял лабораторной экспертизе — экспертизе вещественных доказательств. Сам большой знаток судебной гематологии, он в то же время был очень глубоко эрудирован в вопросах судебной химии и токсикологии.

В значительной степени его заботам обязаны своим появлением на свет многие судебномедицинские лаборатории в ряде краев и областей и постановка на должную высоту производства сывороток. Это сложное и кропотливое дело было налажено в научно-исследовательском институте судебной медицины под непосредственным контролем профессора Попова, и при личном участии его. Оно было поставлено настолько капитально, что все другие лаборатории, которые до этого времени тоже готовили сыворотки для своих нужд (Харьков, Омск, Томск и др.), постепенно прекратили их выработку и перешли целиком на иждивение института, который развил дело настолько, что оказался в состоянии обеспечить ими все лаборатории Советского Союза.

Здесь уместно сказать, что в период Великой Отечественной воины профессор Н.В. Попов, находившийся в эвакуации в г. Омске, наладил выпуск преципитирующих сывороток там, так как институт в это время был в эвакуации, и выпуск сывороток прекратился.

Совершенно особое место в области развития лабораторной экспертизы в Советском Союзе должно быть отведено инициативе и заботам Николая Владимировича в отношении внедрения в судебномедицинскую практику физических методов исследования.

Изучение разнообразной патологии под судебномедицинским углом зрения — иными словами патологическая анатомия в судебной медицине, биохимические и чисто химические исследования — нашли себе широкое применение в области исследования вещественных доказательств уже много и много десятков лет тому назад. Что же касается физических методов исследования, то эта проблематика всегда оставалась в тени, вне поля зрения ученых и практических судебномедицинских экспертов, и по существу до недавнего времени ограничивалась использованием ручного спектроскопа прямого видения или в лучшем случае микроспектроскопа в вопросах исследования крови, да применением несложной фотографической аппаратуры. И это , пожалуй, все в этой области. Несомненная заслуга Николая Владимировича Попова заключается в том, что он вызвал к жизни особое направление в судебномедицинской лабораторной экспертизе, которое сейчас уже довольно прочно встало на ноги и получило в своей совокупности наименовани «физико-техническая методика в судебной медицине». В числе разнообразных физических методов исследования одно из первых мест занимает спектральный анализ. Без тени преувеличения можно смело утверждать, что в этом отношении Николай Владимирович явился тем ученым-новатором, который прямо положил начало развитию в Советском Союзе этой оригинальной своеобразной методики судебномедицинского исследования вещественных доказательств.

Небезынтересно отметить, что в то время, о котором идет речь (начало 40 х годов), наша отечественная промышленность спектральную аппаратуру практически не выпускала, если не говорить о примитивных ученических приборах, совершенно непригодных для решения сколько-нибудь серьезных задач из области спектрального анализа. Энергичного и настойчивого профессора Н.В. Попова это не остановило. Он становится на путь конструирования спектральной аппаратуры собственными силами. Для этой цели он (привлек к себе а помощь двух молодых работников Академии Наук, с энтузиазмом принявших предложение Николая Владимировича о создании такой аппаратуры. В итоге было создано два стеклянных спектрографа совершенно оригинальной конструкции, выполненных под общим руководством профессора Н.В. Попова целиком из отечественных материалов. Один из них и по сей день находится в Государственном научно-исследовательском институте судебной медицины, являясь своеобразным экспонатом, демонстрирующим буквально первые шаги, которые были сделаны советскими судебными медиками в отношении создания нового научного направления в судебномедицинской лабораторной экспертизе, второй экземпляр находится в Омске.

В настоящее время рядом с замечательными спектральными аппаратами и приборами, которые сейчас, на пороге 100 летнего юбилея открытия Г.Р. Кирхгоффом и Р.Ф. Бунзеном в 1859 г. спектрального анализа, выпускает наша) отечественная промышленность, они выглядят вроде каравеллы Колумба рядом с современным океанским лайнером. Тем не менее два десятка лет тому назад на них с успехом работали ученики Николая Владимировича, производили при этом небезынтересные наблюдения, конечно, в пределах тех возможностей, которые вообще ограничены применением стеклянной оптики. Этот маленький штрих характеризует профессора Н. В. Попова, как волевого, энергичного, целеустремленного ученого, который для многих может служить образцом настойчивости в достижении поставленной научной цели.

На личный счет профессора Н.В. Попова, как организатора советской судебномедицинской службы, должны быть записаны неоднократно созывавшиеся им, как Главным судебномедицинским экспертом  Союза, конференции и совещания судебных медиков, положившие начало хорошей традиции, продолжающейся и по сей день, довольно часто собираться для обсуждения различных принципиальных вопросов нашей науки и практики. Это общение судебных медиков между собой было тем более необходимым', что до прошлого года у них не было своего периодического печатного органа, а публикация научных работ в виде монографий и отдельных сборников еще несколько лет тому назад была почти невозможным делом.

Будучи учеником П.А. Минакова, профессор Н.В. Попов пошел дальше своего учителя, не остановившись, как он, на чисто патоморфологическом направлении. Вся его научная деятельность, весь стиль работы проникнуты стремлением оказывать органам правосудия разностороннюю помощь, не ограничивая себя узко врачебными рамками, но в тоже время в этом отношении профессор Н. В. Попов являет собой ту «золотую середину», которая образовалась как удачное сочетание двух основных направлений в нашей науке (патоморфологического и криминалистического), представленных первое — школой профессора П.А. Минакова, второе — школой заслуженного профессора Н.С. Бокариуса. Это сочетанное направление является в настоящее время господствующим в нашей науке и в этом отношении определенная заслуга принадлежит Николаю Владимировичу Попову.

На протяжении ряда лет московского периода жизни, когда профессор Н.В. Попов занимал должность Главного судебномедицинского эксперта Союза, правительством был принят ряд специальных постановлений, направленных на укрепление и улучшение судебномедицинского дела в стране, подготовленных лично Н.В. Поповым или при его непосредственном участии. Одним из наиболее крупных актов этого рода, имевших особо важное, принципиальное значение, явилось постановление Совета Министров (тогда Совета Народных Комиссаров) от 4 июля 1939 года «О мерах укрепления и развития судебномедицинской экспертизы». И позже, когда Николай Владимирович оставил руководящую административную работу, он принимал живейшее участие в проведении разного рода мероприятий организационного порядка.

Николай Владимирович ПОПОВ вышел из судебномедицинской школы, в которой как ее руководитель профессор П.А. Минаков, так и некоторые его ученики и соратники (например, профессор Крюков) были не свободны от ряда идеологических заблуждений, иногда довольно грубых и, с точки зрения нашего сегодняшнего дня, совершенно нетерпимых. Это обстоятельство, казалось, должно было бы сказаться и на формировании некоторых взглядов Н.В. Попова. Однако профессор Н. В. Попов нашел правильное решение этих вопросов. Самокритичность, способность не только замечать свои собственные ошибки, но и не менее счастливая способность отказываться от ложных позиций, помогла профессору Н.В. Попову в этом отношении очень быстро найти правильное решение и в дальнейшем на протяжении всего периода его активной научной работы, а так же и в процессе преподавания находить правильные ответы на все принципиальные теоретические вопросы.

Николай Владимирович Попов обладал если не феноменальной, то, во всяком случае, совершенно исключительной памятью. Этот человек был буквально ходячей энциклопедией. От него можно было получить справку почти по любому вопросу. Это обстоятельство делало его очень интересным собеседником, хотя справедливости ради, нужно отметить, что понатуре он был мало разговорчив. Тем, кто плохо знал его, он иногда казался замкнутым и даже угрюмым человеком. Но когда Николай Владимирович воодушевлялся, начинал что-нибудь рассказывать, то его можно было слушать без конца. Вместе с тем он был отзывчив , его ближайшие сотрудники очень любили своего руководителя. Профессор Н.В. Попов был очень прост и доступен в отношении со своими подчиненными, студентами, он принимал живейшее участие в студенческих вечерах, в разного рода мероприятиях, проводимых его коллективом и т. д.

Немногие знают, что профессор Н.В. Попов очень любил музыку и при том, главным образом, классическую. Ему не только нравилось слушать ее, он не только сам любил исполнять музыкальные произведения, но был склонен и к композиторской деятельности. Им написаны концерты для скрипки, фортепиано и виолончели, дуэты и романсы. Это были довольно зрелые произведения, и они исполнялись на вечерах художественной самодеятельности студентов. Он сам занимался пропагандой музыкальной культуры в студенческих лекториях и т.д.

Вообще это был высококультурный, разносторонне образованный, своеобразный и оригинальный человек.

Прямой иногда до резкости в своих суждениях, всегда принципиальный он производил, как личность, глубокое впечатление на всех тех, кто имел возможность узнавать его близко.

Жизнь и деятельность профессора Н.В. Попова наполнена исключительно богатым содержанием. Подробная характеристика его, как ученого, педагога и общественного деятеля дана в статьях С.В. Шершавкина «Профессор Николай Владимирович Попов» и профессора В.Ф. Червакова «Неопубликованные научные труды профессора Н.В. Попова в области судебной гематологии», помещенных в Сборнике Трудов Республиканской судебномедицинской экспертизы, вып. 2, г. Сталинабад, 1951 г.

Эти два автора с исключительной добросовестностью подобрали и систематизировали огромный фактический материал, касающийся биографии этого крупнейшего ученого. Если предпринять попытку снова заняться такого рода исследованием, то при всем желании никак не удастся избежать ненужного повторения. Поэтому мы и не ставили перед собой такой задачи. Всем, кому понадобятся факты из жизни этого несомненно достойного человека, мы прямо рекомендуем обратиться к работам названных авторов. Там они, безусловно, найдут все, что их может интересовать.

Наш очерк о Николае Владимировиче Попове нужно рассматривать исключительно как дань глубокого уважения к этому замечательному судебному медику и человеку. Вспоминать о нем приходится часто и регулярно, такой глубокий след оставил он в нашей науке. Но сейчас эти воспоминания особенно оживают еще и потому, что исполняется 10 лет с того момента, как ушел навсегда от нас, ушел раньше времени этот большой ученый, который так много мог бы сделать ещена пользу нашей науки, на благо нашего Советского общества.

похожие материалы в каталогах

Судебные медики. Персоналии

похожие статьи

Памяти Леонида Ивановича Иванникова / // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №2. — С. 63.

Профессор Александр Александрович Матышев (к 75-летию со дня рождения) / Мишин Е.С. // Проблемы экспертизы в медицине. — 2005. — №4. — С. 58.

Проф. В. М. Смольянинов (к 70-летию со дня рождения) / // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №1. — С. 62.

Памяти наших коллег / // Судебная медицина. — 2015. — №1. — С. 59.

Юбилейные даты. Сильвия Валентиновна Карлова / // Судебная медицина. — 2015. — №1. — С. 58.