вход
закрыть
Судебно-медицинская библиотека

О возможности применения в судебно-медицинской экспертизе сывороточных ГАММА-глобулиновых факторов Gm

/ Будяков О.С.  // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №1. — С. 41-45.

Будяков О.С. О возможности применения в судебно-медицинской экспертизе сывороточных ГАММА-глобулиновых факторов Gm

УДК 340.619:340.624.41

Поступила в редакцию 9/IX 1964 г.

Вudуakоv, O.S.: Possibility of Using Serum ГАММА-Globulin Gm Factors in Medico-Legal Expert Examination

Stability of Gm (a) factor was tested in blood stains stored during several years and influenced by varius environmental effects. Prolonged storing did not handicap the grouping even in stains stored for 5 years. Dry and moist heat, chilling, UV and IR rays as well as supersonic waves failed to destroy the Gm (a) factor in the stains. Soap" provoked hemolysis in sensitized erythrocytes used in Gm — reactions, making the grouping impossible. A brief literature survey on the subject is also given.

ссылка на эту страницу

С 1956 г. началось изучение сывороточных группоспецифических факторов, связанных с ГАММА-глобулином и поэтому названных Gm. В настоящее время выделяют 11 ГАММА-глобулиновых факторов:     Gm (a), Gm (b), Gm (х), Gm(c) (Gm — like), Gm (d), Gm (e), Gm (f), Gm (r), InV (a), InV (b), InV (1). Эти факторы постепенно находят применение в судебно-медицинской практике. В ряде зарубежных стран свойства Gm (a), Gm (b), Gm (х) и других факторов используют в экспертизах по делам о спорном отцовстве, материнстве и замене детей. Проведенными многочисленными посемейными обследованиями показана наследственная передача ГАММА-глобулиновых факторов по правилам доминантного признака. Процент исключения отцовства при использовании лишь факторов Gm (а, b, х) составляет 21—27.

Большой интерес для судебных медиков представляют сообщения о возможности установления Gm-групп в пятнах крови. В частности, факторы Gm (а) и Gm (х) и вытяжках успешно определяли на плексигласовых пластинках с дорожками по методике, разработанной Funfhausen для жидкой крови. Hunger и Gohler в кровяных пятнах полугодовой давности, находившихся на различных предметах-носителях и хранившихся в условиях меняющейся внешней температуры, солнечного облучения и естественного запыления, успешно выявляли не только факторы Gm (а) и Gm (х), но и Gm (b) и InV (а).

Некоторые исследователи определяли Gm-группы в пятнах крови по методу абсорбции антител анти-Gm (Funfhausen с соавторами; Prokop и Bundschuh).

По данным Funfhausen с соавторами, в пятнах крови, подвергшихся таким видам внешних воздействий, как нагревание в термостате до 120° в течение 1 часа, облучение ультрафиолетовыми лучами в течение 10 часов, 3-часовое воздействие ультразвуком, кратковременная обработка крови мылом, удавалось отчетливо установить Gm-группу сухой крови. Nielsen и Henningsen пятна крови на различных текстильных тканях выдерживали в течение 2,5 и 11 недель в сухом и сыром помещении при комнатной температуре и в условиях термостата при 37°. Gm-группы определяли количественным методом через титрацию вытяжек из пятен крови. Все исследования проводили слепо и сравнивали с Gm-группой донора. Ни в одном случае не было получено ложных результатов.

С целью определения стойкости фактора Gm (а) в сухой крови при различных сроках хранения и к различным воздействиям мы провели экспериментальные исследования. Стандартная сыворотка анти-Gm была нам любезно предоставлена директором Берлинского института судебной медицины Гумбольдтского университета проф. Prokop. Устойчивость фактора Gm(a) при хранении пятен крови. I серию опытов провели с разведениями вытяжек из пятен и корочек сухой крови. Всего использовали 8 экспериментальных пятен крови от различных людей, 6 из которых Gm (а +) и 2 Gm (а—), и сухую кровь 1 человека группы Gm (а + ), высушенную в чашке Петри. Предметами-носителями для пятен крови служили: медицинская марля, хлопчатобумажный сатин, хлопчатобумажная белая бельевая ткань, хлопчатобумажный габардин от армейского обмундирования. Все ткани, за исключением медицинской марли, были в употреблении. Сатин и бельевой материал хорошо смачивались и пропитывались кровью, хлопчатобумажный габардин обладал плохой всасывающей способностью, на поверхности его оставались корки засохшей крови. Пятна высушивали в течение 1 суток при комнатной температуре, в последующем их хранили в комнате, в шкафу при 18—20°.

Испытуемый материал исследовали через 1, 2, 3, 5, 7, 10, 15 и 30 суток после его приготовления, а в последующем при хранении в течение 3, 6, 9 и 12 месяцев. Вытяжки приготовляли из расчета 20 мг материала пятна и 0, 2 мл физиологического раствора. Навески для экстрагирования преимущественно выбирали из центральных участков пятна, экстрагировали 24 часа в холодильнике при 4°. Полученные вытяжки разводили физиологическим раствором в 2, 4, 8, 16, 32, 64, 128, 256, 512 раз, а затем в разведениях вытяжек на плексигласовых пластинках определяли фактор Gm(a) 1.

Изменения фактора Gm(a) в пятнах крови на протяжении 12-месячного наблюдения не установлено. Колебания ГАММА-глобулинового свойства в разведениях вытяжек из пятен, достигавшие иногда 2—3 ступеней, по-видимому, объясняются различным количеством сывороточного белка, оказавшегося в навеске материала пятна, взятого для экстрагирования. Корки крови, высушенные в чашке Петри, для всех этапов исследования были заранее одномоментно приготовлены по 20 мг из одного участка и в течение всего периода хранились в пробирках. В этих навесках достигнуто более равномерное распределение сывороточного белка, поэтому вытяжки из корок сухой крови показали почти одинаковую тормозную способность.

II серия опытов выполнена с 18 пятнами крови от различных доноров, но вытяжки из этих пятен не титровали. В 12 объектах из 18 кровь относилась к Gm(a + ) и в 6 — к Gm(a—). Предметами-носителями служили: медицинская марля, шинельное сукно, грубошерстное шинельное сукно, полушерстяная диагоналевая ткань, шерстяной трикотаж, байка, трикотаж с начесом, искусственный шелк, хлопчатобумажная бельевая ткань. Медицинскую марлю брали новую, а остальные ткани были в употреблении. При экстрагировании пятен применяли соотношения: пятна на марле — 20 мг материала и 0,2 мл физиологического раствора, пятна на остальных предметах-носителях — 50 мг материала и 0,3 мл физиологического раствора. Исследование Gm проводили через 1, 3, 7, 15 и 30 суток, 3, 6, 9 и 12 месяцев после приготовления пятен. В течение всего периода наблюдения пятна хранили в шкафу при комнатной температуре. Предметы-носители не влияли на ход реакции. Вытяжки из пятен крови группы Gm(a + ) независимо от сроков хранения показывали стойкую тормозную реакцию. Вытяжки из пятен крови группы Gm(a—) не нарушали агглютинации сенсибилизированных эритроцитов.

Исследовали также пятна крови на различной одежде, поступившей на экспертизу в 1958—1962 гг., хранившейся в течение 1—5 лет в неотапливаемом пыльном чердачном помещении с колебаниями температуры от +30° до —15°. Gm-группа крови в пятнах заранее не была известна. Наши исследования имели бы положительное значение лишь при обнаружении ГАММА-глобулинового фактора в сочетании с отрицательными результатами реакций на наличие Gm-антигена. Интенсивность и пропитывание ткани кровью были различными, наряду с хорошо выраженными пятнами встречались и мало заметные. Всего исследовали 22 объекта. Предметами-носителями в основном служил тот же материал, что и в предыдущих опытах. Для экстрагирования применяли 50 мг материала и 0,3 мл физиологического раствора. Вытяжки из всех предметов-носителей без пятен крови не влияли на ход реакции. Кровь в 6 объектах из 22 испытанных образцов содержала фактор Gm(a). По срокам хранения последние пятна распределялись следующим образом: 1 объект — 5 лет, 3 объекта — 4 года, 1 объект — 3 года, 1 объект — 1 год. Вытяжки из указанных объектов были неинтенсивно окрашены в желтый цвет, прозрачные; проба Геллера — резко положительной. Судя по цвету вытяжек, в описываемых пятнах, по-видимому, произошел глубокий распад гемоглобина, однако сывороточные белки сохранили свои свойства и относительно легко переходили в раствор. С остальными вытяжками проба Геллера была также резко положительной, за исключением вытяжек из 2 пятен, которые после 2-суточного экстрагирования оставались бесцветными, а на границе соприкосновения этих вытяжек с концентрированной азотной кислотой отмечался лишь едва различимый осадок белка.

Результаты проведенных опытов позволяют утверждать, что даже длительное хранение пятен крови не препятствует определению фактора Gm(a).

Определение фактора Gm(a) в пятнах, подвергшихся различным видам внешнего воздействия. По 20 мг пятен крови на марле в агглю-тинационных пробирках нагревали, охлаждали, подвергали действию ультрафиолетовых и инфракрасных лучей, ультразвука, обработке мылом.

Применяли 2 вида нагревания: в термостате при +63°; 15, 30 и 60 мин., 6, 12 и 24 часа; при +100°: 15, 30 и 60 мин.; при +140°: 15 и 30 мин.

В водяной бане при +63°: 15, 30 и 60 мин., 6 и 12 часов. В водяную баню пятна помещали не в пробирках, а в открытых чашках Петри, плававших на поверхности воды.

Охлаждение пятен до —1° проводили в комнатном холодильнике ЗИЛ 1, 6, 12 и 24 часа.

В качестве источника ультрафиолетовых лучей применяли аппарат для люминесцентной диагностики (модель 011) с вмонтированной ртутно-кварцевой горелкой типа ПРК-4 и светофильтром УФС-3, пропускающим ультрафиолетовые лучи длиной волны 360 ммк. Пятна в пробирках помещали на расстоянии 75 см от горелки и облучали 15, 30 и 60 мин.

Инфракрасное облучение производили лампой KSL J 250 W, излучающей лучи с длиной волны 0, 7—1, 4 мк. Пробирки с навесками кровяных пятен располагали на расстоянии 35 см от лампы, чем достигался температурный эффект +35°, время воздействия— 15, 30 и 60 мин.

Ультразвук получали от малогабаритного импульсного ультразвукового дефектоскопа УЗДЛ-61 с питанием от аккумуляторной батареи с напряжением 24 в. Усилитель импульсов настраивали на частоту 2, 5 мгц. Пробирки с измельченным материалом помещали на поверхность призмы и подвергали воздействию ультразвуком 3, 15, 30 и 60 мин. В пробирки непосредственно перед опытом в целях создания лучших условий для проникновения ультразвуковых волн наливали 0, 2 мл физиологического раствора.

Воздействие мылом. На 20 мг материала пятна крови закапывали 2 капли подогретого 20% раствора мыла, оставляли при комнатной температуре для высыхания мыла, а затем из пятна приготовляли вытяжку.

В каждой серии опытов брали 2—4 пятна разновидности Gm (а + ) и 2 пятна —Gm (а—). Непосредственно после воздействия на материал одним из перечисленных методов пятно заливали 0, 2 мл физиологического раствора (при воздействии ультразвуком физиологический раствор помещали в пробирки перед опытом), экстрагировали при 4° в течение 24 часов. Отдельные вытяжки из пятен разновидности Gm (а + ) в каждой серии разводили в кратном соотношении до 1: 128. В вытяжках и их разведениях определяли фактор Gm(a).

Все перечисленные выше виды внешнего воздействия, за исключением мыла, не влияли на результаты определения фактора Gm(a). Даже продолжительное нагревание до 100—140°, значительно превышающее температуру, при которой происходит денатурация белков в растворе, не нарушило проявление тормозных свойств. Наблюдаемые колебания в тормозной способности вытяжек в пределах 2—3 ступеней разведений, по-видимому, объясняются неравномерным распределением сывороточного белка в пятне. При нагревании в водяной бане пятна подвергались воздействию водяного пара, причем на дне чашки Петри скапливалась вода, в которой растворялась часть крови из пятна. Несмотря на такие, казалось бы, очень неблагоприятные условия, снижения тормозной способности разведений вытяжек из пятен крови, нагревавшихся в водяной бане, практически не произошло.

Из всех видов внешнего воздействия, испробованных нами, лишь мыло нарушило возможность определения фактора Gm(a): агглютинация сенсибилизированных эритроцитов под воздействия антител анти-Gma не происходила. Для изучения этого явления был проделан контрольный опыт. Для этого 10% раствор мыла разводили физиологическим раствором в кратном соотношении до 1: 256. Одну каплю сыворотки анти-Gma на плексигласовой пластинке с дорожками смешивали с каплей одного из разведений мыла, а затем добавляли каплю сенсибилизированных эритроцитов. Пластинку с реагентами помещали во влажную камеру. Результаты реакции учитывали через 1 час. Ожидаемая агглютинация сенсибилизированных эритроцитов не произошла в присутствии исходного раствора мыла, а также его разведений 1: 2— 1: 32. На дорожках с разведениями мыла 1: 64 и 1: 128 различалась нестойкая агглютинация эритроцитов, а с разведением мыла 1: 256 — слабо выраженная агглютинация эритроцитов. Смесь реагентов пастеровскими пипетками переносили на предметные стекла и рассматривали под микроскопом. Под воздействием исходного раствора мыла, а также разведений 1: 2—1: 16 произошел полный гемолиз эритроцитов, последние под микроскопом не были видны. Эритроциты, взаимодействовавшие с разведением мыла 1: 32, также подверглись гемолизу и под микроскопом имели вид бледных теней. Разведения мыла 1: 64—1: 258 не вызвали заметного гемолиза эритроцитов при рассматривании под микроскопом. Таким образом, щелочи, входящие в состав мыла, при непосредственном добавлении к реагентам мешают установлению фактора Gm (а), вызывая гемолиз сенсибилизированных эритроцитов.

В стремлении приблизить опыты к естественным условиям поставили следующий эксперимент: 4 навески по 50 мг пятен на марле [из них в 3 навесках кровь группы Gm(a + ), в 1 навеске — группы Gm(a—)] поместили в чашки Петри. Последние, не закрывая крышками, выставили летом на 7 дней на улицу. Первые 3 дня стояла жаркая сухая погода, пятна ежедневно по 7—10 часов подвергались действию прямых солнечных лучей. На 4-й день пятна 5 часов находились под дождем. После окончания дождя из чашек Петри была лишь удалена дождевая вода. В последующие дни погода была пасмурной, сырой, экспериментальный материал не высыхал. После описанного воздействия кровь из пятен в холодильнике экстрагировали 24 часа в 0, 3 мл физиологического раствора. Вытяжки имели бледно-желтую окраску. При исследовании 3 вытяжки из пятен группы Gm(a + ) показали отчетливую тормозную реакцию. Вытяжка из пятна группы Gm(a—) не влияла на агглютинацию сенсибилизированных эритроцитов.

Таким образом, установлено, что фактор Gm(a) в сухой крови устойчив к внешним воздействиям, не чувствителен к колебаниям температуры, не разрушается под действием ультрафиолетовых и инфракрасных лучей, ультразвука.

Обладая устойчивостью к длительному хранению и к различным внешним воздействиям, он служит группоспецифическим признаком для экспертного установления в пятнах крови. Метод обнаружения ГАММА-глобулинового фактора в вытяжках из пятен крови достаточно чувствителен. Частота распределения его у лиц русской национальности благоприятствует широкому использованию его в судебно-медицинской практике.

 

1 Gm-разновидности крови в вытяжках из пятен определяли по методике, описанной нами (Суд.-мед. экспертиза, 1963, № 3, с. 38—42).

похожие материалы в каталогах

похожие статьи

Замечания к некоторым статьям, помещенным в сборник 1-й расширенной научно-практической конференции судебно-медицинских экспертов Азербайджанской ССР, Баку, 1965 / Балдин Э.П., Ратневский А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №1. — С. 59-60.

Сравнительное изучение гетероиммунных гемагглютинирующих сывороток анти-А, полученных разными методами иммунизации и абсорбции / Резникова М.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №1. — С. 37-40.

Изучение возможности идентификации содержимого желудка при помощи выявления пепсина / Сумин А.В., Эделев Н.С., Федоровцев А.Л. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2016. — №1. — С. 15-18.

Определение содержания миоглобина в крови в судебно-медицинской практике: методические особенности и перспективы / Обухова Л.М., Эделев Н.С., Андриянова Н.А., Эделев И.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2016. — №4. — С. 57-60.

Одновременное совместное установление наличия и видовой принадлежности человеческой спермы / Барсегянц Л.О. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1965. — №4. — С. 31-36.

авторы

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

последние поступления в библиотеку

Судебно-медицинская оценка случаев ВИЧ-инфекции и гемоконтактных вирусных гепатитов / Кинле А.Ф., Кадочников Д.С., Минаева П.В. — 2017.

Нарушения сердечного ритма при ингаляции бутана / Тархнишвили Г.С. // Судебная медицина. — 2017. — №3. — С. 32-35.

Экспертная практика медицинского критерия «потеря зрения» / Григорьева Е.Н. // Судебная медицина. — 2017. — №3. — С. 29-31.

Судебно-медицинские и медико-социальные аспекты самоубийств на рабочих местах / Зыков В.В., Мальцев А.Е., Шешунов И.В. // Судебная медицина. — 2017. — №3. — С. 25-28.

Моделирование колото-резаных повреждений методом конечно-элементного анализа / Кислов М.А. // Судебная медицина. — 2017. — №3. — С. 18-24.