no

Бытовые отравления лекарствами у детей

/ Бронштейн Е.З. Лосева Е.В.  // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967 — №2. — С. 26-27.

Бронштейн Е.З., Лосева Е.В. Бытовые отравления лекарствами у детей

УДК 614.8-026.23: 615-099-053.2

Кафедра судебной медицины (зав. — проф.В. М. Смольянинов) II Московского медицинского института им. Н.И. Пирогова и Научно-исследовательский институт судебной медицины (дир. — проф. В.И. Прозоровский) Министерства здравоохранения СССР, Москва


Bronshtein E. Z., Loseva E. V. Domestic Medicamental Poisoning in Children

Поступила в редакцию 30/VII 1966 г.

ссылка на эту страницу

Для ознакомления с бытовыми отравлениями детей мы изучили в токсикологическом центре 13-й Детской больницы Москвы данные наблюдений за ряд лет. Эти материалы можно разделить на 2 группы: отравления бытовыми химикатами и отравления лекарственными средствами.

В 1-й группе наряду с отравлениями едкими щелочами, кислотами, бензином, керосином, скипидаром и др. встречались интоксикации ДДТ, гранозаном, гексахлораном, дезинсекталем, хлорофосом, тиофосом и др.

Токсикодинамики указанных ядохимикатов в той или иной степени изучена (по наблюдениям или в эксперименте) и освещена в литературе, что облегчает диагностику и лечение отравлений.

Основной задачей борьбы с такими отравлениями является профилактика, рассчитанная на осведомленность населения о ядовитости, правилах хранения и применения вредных веществ: беседы и лекции по радио, телевидению, выпуск плакатов и научно-популярной литературы, соответствующая маркировка препаратов и т.п.

В изученном материале 70% составили отравления 2-й группы. Наряду с веществами, недавно вошедшими в медицинскую практику, ежегодно встречались отравления давно применяемыми средствами — марганцовокислым калием, нашатырно-анисовыми каплями, йодом и др. Особо тяжелыми были отравления препаратами атропина и кодеина, нейроплегическими (аминазин, резерпин), антигистаминными (димедрол, пипольфен) и снотворными (главным образом барбитураты).

Из средств комплексного действия внимание привлекают беллоид и белласпон (до 50% всех бытовых несмертельных лекарственных отравлений).

Чаще всего страдали дети в возрасте до 3 лет. Отравления возникали в результате неправильного хранения лекарств, передозировки (назначение кодеина в дозе для взрослого, аминазина по 6—8 таблеток на прием, аэрона по 4 таблетки и т.п. ), стремления детей подражать взрослым, замены лекарств и пр.

Нас особенно интересовали клинические проявления интоксикаций, так как при несмертельных отравлениях они приобретают основное диагностическое значение.

В судебно-медицинской литературе описаны отдельные случаи смертельных отравлений детей аминазином, резерпином, пипольфеном (А.С. Тищенко; Н.М. Волкова и Н.И. Зимнице; Г.С. Сидорова и др.), при этом клинические проявления, как правило, охарактеризованы общими формулировками: «тяжелое состояние», «без сознания» и т.п.

Нам удалось дополнить эти сведения. Так, при отравлении резерпином вначале отмечалась вялость, сонливость, покраснение и пастозность кожи, незначительное падение артериального давления; в дальнейшем (особенно при больших дозах) —возбуждение, судорожные подергивания, бради- или тахикардия, приглушенность тонов сердца, стойкое падение давления. К этому присоединялся понос и рвота.

При отравлении димедролом и пипольфеном также наблюдается вялость, сонливость, но в отличие от случаев с резерпином эти состояния быстро сменяются возбуждением (бред, судороги), не бывает резкого падения давления, а также желудочно-кишечных расстройств.

При отравлении беллоидом и белласпоном после кратковременной вялости, сонливости, апатии начинает преобладать картина, типичная для отравления атропином (покраснение кожи, резкое расширение зрачков, бред, галлюцинации, судороги и др.).

В зависимости от возраста ребенка, дозы принятого вещества, оказания первой помощи до госпитализации, срока между нею и приемом вещества картина отравлений может терять характерные признаки. Это осложняет диагностику конкретного яда, и медицинская помощь приобретает симптоматический характер. Мы наблюдали ряд случаев, когда описание клинического течения не соответствовало поставленному диагнозу — для судебно-медицинских экспертов это практически означало, что отравление произошло «неизвестным» ядом.

В этих случаях было бы целесообразно для постановки диагноза проводить химический анализ рвотных масс, промывных вод, мочи и т.п. К сожалению, это делают очень редко (преимущественно исследуют промывные воды).

Учитывая бедность морфологической картины, судебно-медицинские эксперты должны изучать историю болезни (в подлиннике, а не по выпискам). Если же не было госпитализации, то претанатологическую картину целесообразно выяснить путем опроса родственников и близких в присутствии судебно-медицинского эксперта.

Всю совокупность материалов об этих отравлениях надо использовать для широкой профилактики (рациональное ограничение в продаже, разъяснительные беседы с родителями в детских консультациях и поликлиниках, предупредительная маркировка и т.п.).

похожие материалы в каталогах

Отравления лекарственными препаратами

похожие статьи

Судебно-медицинская экспертиза смертельных отравлений клозапином / Иванова Н.А. — 2015.

Морфологические изменения в миокарде при острых отравлениях клозапином / Сундуков Д.В., Романова О.Л., Баринов Е.Х. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2017. — №16. — С. 81-84.

Редкий случай смерти от комбинированного отравления этиловым спиртом и лекарственным препаратом «Лирика» / Бадяев В.В., Шульга И.П. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2017. — №16. — С. 8-10.

Смерть от введения релаксанта / Ушаков В.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №1. — С. 48-49.

Судебно-медицинское значение выявления фенобарбитала в моче / Лобан И.Е., Исаков В.Д., Горбачева Т.В., Бычков В.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2016. — №2. — С. 45-48.