no

Сравнительная оценка отображения морфологических свойств экспериментальных повреждений от действия колюще-режущего оружия на различных следовоспринимающих поверхностях

/ Куличкова Д.В. Душенко В.Д. Девятериков А.А.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018 — №17. — С. 137-142.

Куличкова Д.В., Душенко В.Д., Девятериков А.А. Сравнительная оценка отображения морфологических свойств экспериментальных повреждений от действия колюще-режущего оружия на различных следовоспринимающих поверхностях

Д.В. Куличкова¹, В.Д. Душенко², А.А. Девятериков¹

¹КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» министерства здравоохранения Хабаровского края (нач. – к.м.н. А.В. Нестеров), г. Хабаровск
²Кафедра патологической анатомии и судебной медицины (зав. – д.м.н., проф. А.И. Авдеев) ФГБОУ ВО ДВГМУ Минздрава России, г. Хабаровск

ссылка на эту страницу

В судебно-медицинской практике при производстве экспертиз, связанных с трасологической идентификацией, используются различные следовоспринимающие поверхности как биологического, так и небиологического происхождения. В настоящее время в литературе отсутствуют какие-либо объективные данные, позволяющие оценить и сравнить результативность отражения групповых, узкогрупповых, частных свойств травмирующего предмета следовоспринимающей поверхностью.

Утвержденные методики дают рекомендацию использовать в качестве экспериментальной следовоспринимающей поверхности препараты кожного покрова, изъятые с конкретного исследуемого трупа на симметричном участке тела, либо производить экспериментальное исследование травмирующего предмета (ножа) на теле трупа со схожими постмортальными явлениями аналогичной возрастной группы. В информационном письме № 4501-04 от 11.03.1992 г. имеется указание на то, что на биоманекене не всегда удается получить идентификационные признаки орудия травмы, что может быть напрямую связано с биофизическими свойствами «живой» и «мертвой» кожи. Кроме того, как показывает практика, не всегда имеется возможность соблюсти рекомендации и произвести исследование на теле трупа человека, в связи с чем целесообразно иметь данные об общедоступной следовоспринимающей поверхности небиологического происхождения, имеющей некоторую схожесть с физическими свойствами кожного покрова (линолеум, искусственная кожа, силикон, латекс, картон). В связи с актуальностью существующей проблемы нами было проведено экспериментальное исследование различных следовоспринимающих поверхностей с целью установления наиболее достоверно отражающей заведомо известные частные свойства травмирующего предмета.

Для экспериментального исследования были выбраны следующие наиболее широко распространенные экспериментальные матеры: кожа человека, кожа полиуретановая (КПУ), линолеум.

При экспериментальном исследовании кожного покрова с трупа как объекта следовосприятия нами были подобраны 3 биоманекена из различных возрастных групп: до 30 лет; от 30 до 50 лет; старше 50 лет. Это разделение позволило систематизировать данные о качестве отображения узкогрупповых и частных признаков следообразующих объектов на коже с различной выраженностью тургора и эластичности (биофизические свойства). Настоящие экспериментальные вколы производились в переднюю область бедра.

Наряду с указанным биологическим материалом исследовался небиологический материал: полиуретановая кожа. Кожа полиуретановая (далее КПУ) – искусственная кожа, покрытием которой служит полиуретан, синтетический полимер, не имеющий запаха, обладающий износостойкостью, термостойкостью, пропускающий влагу и воздух. Используется в галантерейной сфере, обувной, мебельной, в качестве отделочного материала, при изготовлении одежды и т.д. КПУ в зависимости от разновидности имеет 2–3 слоя. Первый слой – покрытие из 100 % полиуретана. Второй – наполнитель, который в своем составе может содержать 100 % синтетического материала (полихлорвинил, полиэстер) либо может быть с добавлением отходов кожевенного производства, что придает изделию большую прочность. Третий слой – это тканевая основа, которая может отсутствовать. Цвет и рисунок покрытия имитируют натуральную кожу. При экспериментальном исследованилиуретановой кожи было использовано несколько ее видов (далее условно обозначенных КПУ № 1 и КПУ № 2). КПУ-1. Толщина образца 1,6 мм. Состав: покрытие – полиуретан 100 %, наполнитель – полиэстер 100 %, основа – хлопчатобумажная ткань с сетчатым рисунком плетения волокон 100 %. КПУ-2. Толщина образца 2,5 мм. Состав: покрытие – полиуретан 100 %, наполнитель – кожа 65 %, полиэстер – 35 %, основа – хлопчатобумажная ткань с сетчатым рисунком плетения волокон 100 %.

Общий вид и поперечный срез

Рис. 1. КПУ № 1. Общий вид и поперечный срез

Общий вид поверхности и поперечный срез

Рис. 2. КПУ № 2. Общий вид поверхности и поперечный срез

Еще один материал, используемый нами в ходе экспериментов: линолеум. Линолеум – напольное покрытие, область применения которого зависит от состава и структуры. Различают гомогенный (однослойный, до 5 мм) линолеум и гетерогенный (содержит в себе 5–7 слоев, до 15–20 мм). Основной слой может быть натуральным, содержать в своем составе смолы, масла, кору, муку и т.д. и синтетическим, содержащим поливинилхлорид (ПВХ), нитроцеллюлозу, резину. Помимо основного слоя гетерогенный линолеум имеет защитный слой из полиакрила либо полиуретана, декоративный слой, слой тепловолокна и подложку из джута, войлока. При экспериментальном исследовании линолеума было использовано несколько его видов (далее условно обозначенных Л № 1 и Л № 2). Гетерогенный линолеум (Л № 1) на основе ПВХ, со вспененной 100 % ПВХ подложкой, толщиной 3,2 мм, с мелким рельефом покрытия, рисунок «натуральное дерево». Гомогенный линолеум (Л № 2) на основе ПВХ, толщиной 2,9 мм, с гладкой поверхностью, бежевый.

Общий вид поверхности и поперечный срез

Рис. 3. Л № 1. Общий вид поверхности и поперечный срез

Общий вид поверхности и поперечный срез

Рис. 4. Л № 2. Общий вид поверхности и поперечный срез

В качестве следообразующих объектов нами использовались 4 предмета из одной группы: идентичные классические кухонные ножи заводского изготовления с всадным соединением клинка и рукоятки, с длиной клинка 9 см от острия. Искусственным путем каждому из ножей приданы частные признаки с присвоением номера по ходу создания той или иной деформации. Нож № 1 – не видоизменялся, нож № 2 – затуплено острие, нож № 3 – зона острия изогнута

Ножи № 1–4, выбранные для производства экспериментального исследования

Рис. 5. Ножи № 1–4, выбранные для производства экспериментального исследования, общий вид слева

Экспериментальные вколы производились на одну максимальную глубину погружения клинка 8,5 см. Характеристики клинка ножей без учёта частных признаков: ширина клинка на указанном расстоянии от острия – 2,42 см, ширина обуха – 0,1 см, ребра хорошо выражены, режущая кромка – острая (радиус закругления 0,02 мм).

Экспериментальное исследование ножей на различных следовоспринимающих поверхностях производилось с определенными условиями.

На кожном покрове. После производства экспериментальных вколов на теле трупа (всего 9) для каждого из исследуемых ножей на максимальную глубину погружения клинка 8,5 см с нажимом на обух, лезвие, без нажима, препараты кожного покрова вырезались с подкожно-жировой клетчаткой по шаблону, выполненному из органического стекла. Далее препараты ориентировались, подшивались и маркировались соответствующим маркером в зависимости от номера ножа, возрастной группы. Далее каждый препарат кожи фиксировался в растворе Ратневского № 1 в течение 3 суток. После фиксации они приобрели плотно-эластичную консистенцию, светло-желтый цвет. Для выявления осаднений края и концы повреждений окрашивались спиртовым раствором бриллиантовой зелени в течение 5 минут, а затем промывались под проточной водой (осаднения окрашивались в бледно-зеленый цвет).

На полиуретановой коже. Фрагмент искусственной кожи (как КПУ № 1, так и КПУ № 2) растягивался на планшете толщиной до 15 см, выполненном из полистирола. Далее на поверхность в местах экспериментальных вколов наносились разметки перманентным маркёром (для улучшения визуализации участков осаднения). Затем наносились экспериментальные вколы.

На линолеуме. Перед производством эксперимента фрагменты линолеума разогревались на водяной бане (гомогенный до 60 градусов, гетерогенный до 50 градусов). Экспериментально установлено, что указанный температурный режим позволяет наиболее точно воспроизвести аналогичность эластичности и прочности кожному покрову живого человека. Фрагменты линолеума (как гомогенный, так и гетерогенный) растягивались на планшете толщиной до 15 см, выполненном из полистирола. Далее на поверхность в местах экспериментальных вколов наносились разметки перманентным маркёром (для улучшения визуализации участков осаднения). Далее наносились экспериментальные вколы.

При оценке всех вколов на каждом следовоспринимающем объекте выбраны 3 наиболее отчетливых экспериментальных вкола, которые исследовались визуально, метрически и стереоскопически, с оценкой качества отображения заведомо известных групповых, узкогрупповых, частных признаков. В общем было произведено порядка 60 экспериментальных вколов на каждом исследуемом материале. По итогам создавалась табличная форма интересующих признаков и критериев для каждого вида поверхности, с формулировкой выводов в отношении биофизических свойств следовоспринимающих поверхностей. Сводная стилизованная сравнительная таблица итогов экспериментального исследования приведена ниже.

Оце­ноч­ный пока­за­тель

«Мерт­вый» кож­ный покров

КПУ № 1

КПУ № 2

Л № 1 (гете­ро­ген­ный)

Л № 2 (гомо­ген­ный)

Физи­ческие свойства материала

Соот­вет­ствие био­физи­чес­ким свой­ствам «жи­вого» кож­ного покро­ва

Сни­жен­ный тургор, элас­тич­ность; наи­луч­шие ре­зуль­таты полу­чены на био­мане­кенах более моло­дого воз­раста

Сни­жен­ные по­каза­тели, ими­ти­рую­щие тур­гор, элас­тич­ность

Сни­жен­ные по­каза­тели, имити­рую­щие тургор, элас­тич­ность

Показа­тели, ими­тирую­щие тур­гор, элас­тич­ность, схожи с

«жи­вым» кожным покро­вом

Пока­за­тели, ими­тирую­щие тур­гор, элас­тич­ность, схожи с «жи­вым» кож­ным покро­вом

Тол­щина, нали­чие слоев, оказы­ваю­щих влия­ние на морфо­логию отобра­жения

Иден­тич­ность, при усло­вии отсут­ствия эпи­дер­мо­лиза

Сни­жена, нали­чие хлоп­чато­бумаж­ной ткан­ной про­слойки

Сни­жена, нали­чие хлоп­чато­бумаж­ной ткан­ной про­слой­ки

Иден­тично, нали­чие вспе­нен­ной ПВХ под­лож­ки

Иден­тично, пол­ностью гомо­ген­ный матери­ал

Рельеф поверх­ности

Сетча­тый рису­нок, при усло­вии отсут­ствия эпи­дер­мо­лиза

Рельеф­ность – грубая ими­тация сет­чато­го рисун­ка

Рельеф­ность – гру­бая ими­тация сетча­того рисун­ка

Рель­ефность – грубая ими­тация сетча­того рисунка

Глад­кая, без­рель­ефная поверх­ность

Морфо­логическое отражение травмирующего предмета

Макро­ско­пичес­кое отобра­жение заве­демо извес­тных узко­груп­повых при­зна­ков

+

+

+

+

+

Макро­ско­пи­ческое отобра­жение заве­домо извест­ных част­ных при­зна­ков

+

При усло­вии отсут­ствия эпи­дер­мо­лиза

Сма­зан­ная, не всегда анало­гично отобра­жаю­щаяся морфо­логия за счет влия­ния ткан­ного слоя

Сма­зан­ная, не всегда анало­гично отобра­жаю­щаяся морфо­логия за счет влия­ния ткан­ного слоя

Четкая мор­фо­логия

Четкая морфо­логия

Ми­кро­ско­пи­чес­кое отобра­жение заве­домо извест­ных узко­груп­повых, част­ных приз­наков

+

При усло­вии отсут­ствия эпи­дер­моли­за

Сма­зан­ная, не всегда анало­гично ото­бра­жаю­щаяся мор­фо­логия за счет влия­ния ткан­ного слоя

Сма­зан­ная, не всегда анало­гично отобра­жаю­щаяся морфо­логия за счет влия­ния ткан­ного слоя

Четкая мор­фо­логия, микро­ско­пичес­кие волок­на ниже­распо­ложен­ного слоя затруд­няют от­смотр и диф­ферен­циров­ку при­зна­ков

Четкая морфо­логия

Ото­бра­жение метри­ческих харак­те­рис­тик

+

При усло­вии отсут­ствия эпи­дер­моли­за

+

+

+

+

Таким образом, сравнительная оценка отображения морфологических свойств экспериментальных повреждений от действия колюще-режущего орудия на различных следовоспринимающих поверхностях показала, что наиболее стойкие и достоверные признаки были получены на линолеуме, предварительно нагретом до необходимой температуры. Стоит отметить, что наилучшие результаты нами были получены на гомогенном (прессованном) линолеуме. Проведенная работа позволяет заключить превосходство линолеума как поверхности следовосприятия над иными небиологическими поверхностями.

Список литературы

  1. Титаренко Е.Н., Власюк И.В. Возрастные изменения кожного покрова. Возможность их использования в судебно-медицинской практике // Проблемы экспертизы в медицине. – № 2–3 (54–55). – 2014. – С. 34–37.

  2. Отображение свойств острия ножа на различных по плотности участках кожи / Леонов С.В., Подборнов Н.В., Ким В.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. – Хабаровск, 2002. – № 5. – С. 55–57.

  3. Леонов С.В., Власюк И.В., Ловцов А.Д. Повреждения, причиненные острыми предметами. Практическое руководство. – Хабаровск, 2015.

похожие материалы в каталогах

Повреждения колюще-режущими предметами

похожие статьи

О медико-криминалистическом исследовании колото-резаных повреждений биологических тканей / Иванов И.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 89-90.

К вопросу об идентификации повреждений, нанесенными колюще-режущими орудиями / Скребнев А.В., Тучик Е.С. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 88-89.

Установление параметров орудия травмы при исследовании вещественных доказательств / Цай В.А., Галицкий Ф.А., Волох Д.Ю. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 87-88.

Некоторые морфологические особенности колото-резанных повреждений трикотажа одежды / Карпов Д.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 81-82.

Некоторые морфологические особенности колото-резаных повреждений на многослойных макетах одежды / Саркисян Б.А., Карпов Д.А. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 80-81.