вход
закрыть
Судебно-медицинская библиотека

О порядке возмещения судебных расходов, связанных с проведением экспертиз : стендовый доклад

/ Гадельшина Ю.Р. Ильина Е.Р. Ардашкин А.П. Бахтадзе Г.Э. Сергеев В.В. Тарасов А.А.  // Всеросс. совещание гл. суд.-мед. экспертов. — Самара, 2005.

ссылка на эту страницу

Проблема законодательного регулирования порядка возмещения судебных расходов, связанных с проведением экспертиз, в частности, судебно-медицинских экспертиз, связанных с оценкой медицинской деятельности, на наш взгляд, до настоящего времени не нашла адекватного разрешения в российском законодательстве. В странах континентального права этот вопрос нашел взыскательных исследователей, уделивших пристальное внимание принципам и доктринальной проработке соответствующей концепции.[1]

В соответствии с ч. 3 ст. 95 ГПК РФ эксперты получают вознаграждение за выполненную ими по поручению суда работу, если она не входит в круг их служебных обязанностей в качестве работников государственного учреждения.

Согласно ч. 1 ст. 96 названного Кодекса денежные суммы, подлежащие выплате экспертам, предварительно вносятся на банковский счет управления (отдела) Судебного департамента в субъектах Российской Федерации стороной, заявившей соответствующую просьбу. В случае если эта просьба заявлена обеими сторонами, требуемые суммы вносятся ими в равных частях.

На основании ч. 2 ст. 96 указанного Кодекса в случае, если назначение экспертов осуществляется по инициативе суда, то соответствующие расходы возмещаются за счет средств федерального бюджета, а по инициативе мирового судьи – за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации, на территории которого действует мировой судья.

Вместе с тем законодатель предусматривает и исключение из данного правила, зафиксированное в ч. 3 ст. 96 указанного Кодекса. Суть его сводится к тому, что суд или мировой судья могут освободить гражданина с учетом его имущественного положения от уплаты расходов, понесенных в связи проведением экспертизы, или уменьшить их размер. В этом случае расходы возмещаются за счет средств соответствующего бюджета.

Здесь же следует отметить, что согласно ч. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось судебное решение, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев проведения экспертизы по инициативе суда или мирового судьи. В случае если иск удовлетворен частично, судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

При этом надо подчеркнуть, что в соответствии с ч. 3 ст. 98 ГПК РФ в случае, если суд вышестоящей инстанции, не передавая дело на новое рассмотрение, изменит состоявшееся решение суда нижестоящей инстанции или примет новое решение, он соответственно изменяет распределение судебных расходов. Если в этих случаях суд вышестоящей инстанции не изменил решение суда в части распределения судебных расходов, этот вопрос должен решить суд первой инстанции по заявлению заинтересованного лица.

К сожалению, вышеизложенная регламентация порядка возмещения судебных расходов, связанных с проведением экспертиз, порождает в судебной практике определенные сложности, свидетельствующие о необходимости дальнейшего совершенствования действующего гражданско-процессуального законодательства.

Известны, например, проблемы, возникающие в связи с уклонением обеих или одной из сторон от внесения денежных средств на оплату труда экспертов, когда без их заключения правильно разрешить гражданское дело не представляется возможным.

Примечательно, что ст. 532 Устава гражданского судопроизводства России 1864 г. возлагала бремя расходов по производству экспертизы при ее назначении по инициативе суда на обе стороны.

М.К. Треушников, рассматривая данный вопрос, замечает: «Если государство в лице суда не будет предварительно финансировать часть затрат на проведение экспертиз, особенно в случаях назначения экспертизы по инициативе суда, процесс по делу может искусственно «замирать», не переходить из одной стадии в другую».[2]

Т.В. Сахнова со ссылкой на вышеуказанную статью Устава гражданского судопроизводства России 1864 г., правильно, на наш взгляд, отмечает, что «… такой опыт, равно как и изучение современного международного опыта в данной области, заслуживает внимания и может составить предмет отдельного исследования».[3]

На практике экспертные учреждения, как правило, требуют предварительную оплату экспертизы либо в процессе ее проведения, но до получения заключения судом. При этом зачастую счет получается стороной по делу в самом экспертном учреждении, вступая в личный контакт с сотрудниками экспертного учреждения, включая экспертов, по поводу обоснованности стоимости экспертизы. Закономерно, что в процессе такого контакта обсуждается предмет экспертных исследований. Указанные факты в последующем могут давать основания для сомнений в незаинтересованности эксперта в исходе дела. Кроме того, в этом случае поведение эксперта противоречит норме ст. 16 Федерального закона от 31 мая 2001года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Данная норма предусматривает, что эксперт не вправе вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела.

Не стоит говорить, что ситуация в этом отношении еще более сложная когда сторона, желающая заявить ходатайство о проведении экспертизы, ведет переговоры с «конкретным экспертом или несколькими экспертами», как указано в ст. 79 ГПК РФ, негосударственного экспертного учреждения о возможности проведения экспертизы, ее предмете и стоимости.

С формально-юридической точки зрения проблема личной (в данном случае – корыстной) заинтересованности эксперта в исходе дела может либо не возникнуть вовсе, либо легко устраниться с помощью других процессуальных гарантий. Так, перед началом собственно экспертных исследований эксперт предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения (ст.307 УК РФ), а при наличии оснований предположить его личную (в том числе и корыстную) заинтересованность в исходе дела любая из сторон вправе заявить отвод такому эксперту. Из закона следует также, что в случаях, если заключение дано экспертом, подлежавшим отводу по названному основанию, это заключение должно быть признано судом недопустимым доказательством и исключено из процесса доказывания юридически значимых обстоятельств.

Однако сегодняшняя практика назначения и производства экспертиз дает основания для разграничения формально-юридической и фактической сторон вопроса. Последняя представляет наибольший интерес в тех случаях, когда участники процесса проявляют не столь уж редкую склонность к злоупотреблению своими правами[4].

В связи со сказанным закономерным представляется возникновение такой ситуации: сторона, готовая оплатить производство экспертизы в полном объеме до начала экспертных исследований, бывает вынуждена вступить в личный контакт с экспертом или с руководителем экспертного учреждения. Ставятся ли при этом сумма и сроки оплаты в зависимость от ожидаемого результата экспертизы - вопрос не юридический. Однако здравый смысл заставляет задуматься над тем, что желание оплатить экспертизу по гражданскому делу, как правило, связано, как минимум, с надеждой на благоприятный исход экспертизы именно для стороны-плательщика. Эксперт не имеет юридического права «выполнять заказ» плательщика, но вывод о фактической зависимости мнения эксперта от стороны-плательщика напрашивается сам собой.

Другая сторона по делу, уклоняясь от оплаты экспертизы и понимая при этом, что ее процессуальный противник вынужден в одностороннем порядке оплачивать работу экспертов, «приберегает» аргумент о личной заинтересованности эксперта на будущее – на момент появления в суде невыгодного для нее экспертного заключения.

Описанная ситуация с разными вариациями встречается по многим гражданским делам. Сказать, что она не в состоянии влиять на разрешение дела по существу означало бы погрешить против истины. Из всего изложенного следует один вывод-проблема юридически корректной формы оплаты экспертиз по гражданским делам действительно существует и требует скорейшего законодательного решения.


  • [1] Lozano-Higuero Pinto M. Constitucion y proceso: el principio de imposicion de costas. – Leon: Universidud, 1987. – P. 24-30 y ss., 173-177 y ss.

  • [2] Треушников М.К. Судебные доказательства. – М.: Городец, 1997. – С. 280.

  • [3] Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. – М.: Городец, 1999. – С. 200.

  • [4] В последние годы проблема злоупотребления правами со стороны практически всех участников гражданского оборота, в том числе и процессуальными правами в связи с судебным разбирательством гражданско-правовых споров, стала объектом пристального внимания отечественных исследователей (См.: Юдин А.В. Злоупотребление правами в гражданском судопроизводстве. СПб.: Издательский Дом С.-Петерб. гос.ун-та, Издательство юридического факультета С.-Петерб. гос. ун-та, 2005. С.3-8).

похожие статьи

Некоторые особенности судебномедицинской экспертизы на Крайнем Севере / Сартан А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1962. — №3. — С. 51-53.

Об основном приоритете в судебно-медицинской экспертизе / Попов В.Л. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2015. — №3. — С. 21-23.

Анализ деятельности судебно-медицинской службы СФО за период 2011-2014 гг. / Новоселов В.П. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2015. — №2. — С. 5-10.

Правовые основы и организационные формы деятельности судебно-медицинского эксперта при проведении группового расследования / Качина Н.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2013. — №5. — С. 50-53.

Математические методы исследования нагрузки персонала бюро судебно-медицинской экспертизы / Эделева А.Н., Пройдакова Е.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2014. — №6. — С. 45-48.

Вопросы относимости, допустимости и достоверности заключения судебно-медицинского эксперта по врачебным делам / Каменева К.Ю., Баринов Е.Х., Ромодановский П.О. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2015. — №2. — С. 40-42.

Территориальные государственные судебно-медицинские экспертные учреждения и правоохранительные органы: проблемы взаимодействия / Жаров В.В., Шигеев С.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2014. — №4. — С. 53-57.

О правилах возмещения предприятиями, учреждениями, организациями ущерба, причиненного рабочим и служащим увечьем либо иным повреждением здоровья, связанным с их работой / // Судебно-медицинская экспертиза. — 1962. — №1. — С. 60-61.

Концепция проекта федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» / Аргунова Ю.Н. // Медицинская экспертиза и право. — 2009. — №1. — С. 7-10.

Верховный суд Российской Федерации. Решение от 23 июня 2004 г. № ГКПИ 2004-738 / // Медицинская экспертиза и право. — 2009. — №1. — С. 5-7.

авторы

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

последние поступления в библиотеку

Профессор А.И. Законов / // Судебно-медицинская экспертиза. — 1965. — №3. — С. 62.

М.Д. Швайкова (К 60-летию со дня рождения) / // Судебно-медицинская экспертиза. — 1965. — №3. — С. 62.

Рефераты / // Судебно-медицинская экспертиза. — 1965. — №3. — С. 56-61.

Установление некоторых свойств клинка по колотому повреждению в кости / Мотовилин Е.Г. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1965. — №3. — С. 52-54.

О механизме закрытых разрывов сердца при неповрежденном скелете грудной клетки / Лукаш А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1965. — №3. — С. 52-54.