вход
закрыть
Кто есть кто в судебной медицине

Нейдинг Иван Иванович

(1838–1904)

К сожалению, у нас нет фото этого человека.

Если Вы обладаете его фотографией и готовы разместтить ее на нашем сайте - напишите на наш форум Forens Ru

Имя этого выдающегося отечественного ученого, одного из основателей московской научной школы судебных медиков неразрывно связано с Москвой и Императорским Московским университетом. Иван Иванович Нейдинг родился в Москве, 9 августа 1838 года, в семье учителя музыки. Среднее образование получил во 2-ой Московской гимназии, где окончил курс в 1855 году. В том же году он поступил на медицинский факультет Московского университета, по окончании которого в 1860 году получил звание лекаря с отличием и с правом после защиты диссертации получить степень доктора медицины. Затем работал ординатором терапевтического отделения Московской полицейской больницы, и по предложению профессора Д. Е. Мина И. И. Нейдинг с 1864 г. работает при кафедре судебной медицины в качестве сверхштатного помощника прозектора.

С этого времени вся многолетняя научная и педагогическая деятельность И. И. Нейдинга связана с Императорским Московским университетом. В своей просьбе об оставлении И. И. Нейдинга на кафедре Д. Е. Мин писал: "Нейдинг, один из отличнейших воспитанников университета, в 1860 г. выпущен лекарем с отличием и с правом по защите диссертации получить степень доктора медицины… С начала нынешнего академического года он ежедневно присутствует при моих практических занятиях со студентами 5-го курса и разделяет со мною все труды по части судебно-медицинских исследований. При этом я имел возможность вполне убедиться в обширных сведениях Нейдинга, в его неутомимом прилежании и отличных способностях.

Полагая, что Нейдинг может со временем быть достойным преподавателем при кафедре судебной медицины с токсикологиею, гигиеной и медицинской полицией, я покорнейше прошу медицинский факультет ходатайствовать об оставлении его при университете…" По ходатайству Д.Е.Мина было решено оставить И.И.Нейдинга "при профессоре судебной медицины для воспомоществования ему при практических занятиях со студентами".

В первый же год (1864) работы в университете И. И. Нейдинг представил диссертацию "Об атеромазии артерий", по защите которой был удостоен степени доктора медицины. Диссертация И. И. Нейдинга трактует сложную проблему патологии - этиологию и патогенез изменений стенок артерий, именовавшихся тогда атеромазией. Всесторонне изучив историю и литературу этого вопроса, И.И.Нейдинг на основании собственных наблюдений предложил новую классификацию патологических процессов в стенках сосудов и дал глубокий анализ причин этих поражений. Будучи помощником прозектора, И. И. Нейдинг опубликовал свою известную судебно-медицинскую работу: "О диагностическом значении бороздки на шее при повешении и удавлении" (1868). Работа эта привлекла [к себе] всеобщее внимание. В начале работы И. И. Нейдинг указал, что бороздка на шее составляет главный, можно сказать, почти единственный критерий для судебного врача при дифференциальной диагностике между повешением и удавлением, а также для решения вопроса, прижизненно или посмертно была наложена петля на шею. Из истории этого вопроса мы знаем, что до И.И.Нейдинга большинство зарубежных исследователей придерживалось мнения, что макроскопически между прижизненной и посмертной странгуляционной бороздкой разницы не существует и не может быть, так как сама бороздка представляет явление трупное. Как справедливо отмечал профессор Н.С.Бокариус, "изучение макроскопических свойств странгуляционной борозды не привело ни к каким согласным положительным результатам; в итоге получилось скорее отрицательное значение борозды как диагностического признака в деле определения зависимости смерти от прижизненного наложения петли". Тем более велика в этом отношении заслуга русского ученого, впервые подвергшего странгуляционную бороздку микроскопическому исследованию и тем самым поставившего изучение этого вопроса на новый путь. Путем тщательного микроскопического исследования бороздки И.И.Нейдинг установил, что в большинстве случаев прижизненного наложения петли в коже и подкожной клетчатке по ходу бороздки отмечается наличие экстравазатов и гиперемии. По И.И.Нейдингу, эти экстравазаты и гиперемия в совокупности с другими признаками и обстоятельствами данного случая могут иметь диагностическое значение при решении вопроса о прижизненном или посмертном наложении петли на шею. Его работа по актуальности затронутых вопросов и практической ценности получила широкое признание и явилась большим вкладом в мировую судебно-медицинскую литературу. Некоторые работы зарубежных авторов были направлены против положений И.И.Нейдинга(Bremme,Pincherli, Schulz). Возражения их были опровергнуты русскими исследователями (М. Ф. Беседкин, Н. С. Бокариус). В 1869 г. И.И.Нейдинг, в связи с назначением его на должность прозектора кафедры, прочитал вступительную лекцию на тему: "О некоторых особенностях судебно-медицинского исследования трупов". В своей лекции он указал, что "патологическая анатомия во многом дополняет судебно-медицинское исследование трупа, но ни в коем случае его не подменяет; это совершенно два различных метода исследования трупа от начала и до конца… В одном случае врач исследует труп для того, чтобы определить и уточнить сущность болезненных процессов по тем изменениям, которые он в нем находит, и тем кончается его деятельность; в другом же случае судебная власть приглашает врача исследовать трупы с целью решить особенно занимающие ее вопросы. Различия этих методов исследования проявляются уже при наружном осмотре трупа; патологоанатом не останавливает специального внимания на трупных явлениях, а судебный медик "с помощью их определяет неизвестное время смерти, иногда они ему служат указанием рода смерти и многих других обстоятельств… Наружный осмотр становится важнейшей частью всего исследования". И.И.Нейдинг выделяет особую, судебно-медицинскую, патологическую анатомию, с которой патологоанатому и клиницисту редко приходится иметь дело - патологическую анатомию смерти от задушения, холода, утопления, отравления газами и ядами. В 1867 году на летнее вакационное время получил отпуск за границу и занимался в Берлине патологической анатомией у профессора Вирхова и судебной медициной у профессора Лимана и Скржечка. В 1870 году получил командировку за границу, но, по случаю начавшейся войны, принужден был вскоре возвратиться. К раннему периоду научной деятельности И. И. Нейдинга относится его доклад на 2 съезде естествоиспытателей и врачей в 1869 г.: "Определение психического состояния самоубийц при судебно-медицинском исследовании их трупов". Этот вопрос был поднят в связи с тем, что, согласно законодательству того времени, судебные врачи должны были давать заключение о бывшем психическом состоянии самоубийц при исследовании их трупов. И.И.Нейдинг своей работой показал, что требование закона выводит врача за пределы его знаний, и что врачи при этом виде экспертизы не могут давать научно обоснованных заключений. На основании исследования 71 трупа самоубийц И.И.Нейдинг пришел к выводу: "…что касается до анатомических изменений, по которым можно было бы судить о бывшем при жизни психическом расстройстве, то прежде всего должно заметить, что, несмотря на значительные успехи патологической анатомии, мы до сих пор не знаем специфических изменений мозга, которые бы всегда сопровождались расстройством психических функций". Из других работ И. И. Нейдинга, относящихся к периоду его прозекторской деятельности, следует указать на обзорную статью: "Об ушной пробе в судебно-медицинском отношении". В 60-х годах XIX в. была предложена "ушная проба" (исследование барабанной полости у новорожденных) для решения вопроса о живорожденности ребенка. В литературу она вошла под именем двух авторов, впервые описавших ее - "вредено-вендтовская проба". И. И. Нейдинг, применивший "ушную пробу" вскоре после ее опубликования, указал на малую ценность этой пробы как в теоретическом, так и в практическом отношении. Выводы И.И.Нейдинга позднее полностью подтвердились исследованиями других авторов как русских, так и зарубежных . Эта небольшая работа И. И. Нейдинга представляет собой блестящий пример того, что русские ученые были ярыми противниками слепого, некритического переноса опыта западноевропейской медицины в свою практическую деятельность.

И.И.Нейдинг состоял членом Физико-медицинского общества, Московского Юридического общества, Общества русских врачей в память Н. И. Пирогова и принимал активное участие в их деятельности. В 1876 году, за отъездом за границу профессора Д. Е. Мина, И.И.Нейдингу поручено было преподавание судебной медицины, а когда в 1878 г. Д.Е.Мин оставил службу в университете по болезни, то кандидатом на замещение вакантной кафедры судебной медицины он выдвинул прозектора И. И. Нейдинга. Одновременно с И.И.Нейдингом баллотировался доцент П.И.Медведев. Прозектор И. И. Нейдинг получил большее число голосов и был утвержден штатным доцентом для преподавания судебной медицины и медицинской полиции. В этом же году он оставил должность ординатора Полицейской больницы и утвержден прозектором Басманной больницы, каковым и состоял до конца 1892 года. В 1885 году был назначен секретарем медицинского факультета. В 1884 году утвержден ординарным профессором, а в 1893 году, по выслуге 30 лет по учебной части Министерства народного просвещения, оставлен на службе. В 1894 году получил звание заслуженного профессора [3,6]. И.И.Нейдинг принадлежал к числу лучших представителей Московского университета конца XIX в. С именем И. И. Нейдинга связан период блестящего научного расцвета кафедры судебной медицины. За 22 года заведования кафедрой И. И. Нейдинг многое сделал для того, чтобы преподавание судебной медицины соответствовало все возраставшим практическим запросам. Преподавание судебной медицины, как и при Д.Е.Мине, разделялось на теоретическую и практическую часть. Весь теоретический курс судебной медицины в свою очередь делился на две част: 1) общую, или обрядовую, в которую включались процессуальные и законодательные вопросы судебно-медицинской экспертизы; 2) материальную, или специальную, которая состояла из трех больших отделов: а) биологического, касающегося исследования живого человека, б) танатологического, включающего все вопросы исследования трупов, а также и исследование вещественных доказательств, в) биотанатологического, занимающегося исследованием трупов новорожденных младенцев. Способ изложения предметана лекциях, принятый профессором И.И.Нейдингом был лекционно-демонстрационный. Препараты музея, рисунки, муляжи составляли обязательную принадлежность его лекций и практических занятий. И.И.Нейдинг считал необходимым чаще исследовать трупы, представлявшие действительный интерес в судебно-медицинском отношении, чтобы можно было обучать своих слушателей, будущих уездных и городовых врачей, производству сложных судебно-медицинских исследований. По этому поводу И. И. Нейдинг много раз обращался в полицейские и следственные органы с просьбой, чтобы чаще доставлялись трупы лиц, погибших насильственной смертью. "Медицинский факультет, - писал И. И. Нейдинг, - придает особую важность в практических упражнениях студентов в производстве судебно-медицинских вскрытий и очень дорожит тем научно-учебным материалом, который доставляет полиция в анатомический театр".

В 1884 г. были изданы лекции профессора И. И. Нейдинга "Записки по судебной медицине и медицинской полиции", составленные В. Никулиным. В общей части этого учебника дано определение судебной медицины как науки государственной, указаны ее цели, задачи и отношение к другим медицинским наукам. Очень кратко представлены вопросы истории судебной медицины. Много уделено внимания процессуальным вопросам деятельности врачей-экспертов. Положение эксперта в уголовном процессе И.И.Нейдинг определял так: "Врачу лучше спокойно оставаться на строго медицинской точке зрения; никогда не выходить из роли сведущего лица, тем более, что эксперт имеет право отклонить неуместные вопросы. Более всего он должен остерегаться принимать на себя роль обвинителя или защитника. Дело эксперта - совершенно объективное: объяснить известные факты или отношения их между собою; что же касается дальнейших из них заключений, то это принадлежит суду". Специальная часть учебника содержит три раздела. Биологическая часть охватывает экспертизу пола и половых функций, исследование беременности в судебно-медицинском отношении. Сюда же включается экспертиза несмертельных телесных повреждений. В отдельную главу выделена судебно-психиатрическая экспертиза. Следующая часть - танатологическая, наибольшая по объему, касается определения признаков смерти, гниения трупа, причины смерти. Отдельные главы посвящены механической смерти, смерти от огнестрельных повреждений и ожогов. В разделе "О динамической смерти" описана смерть от истощения, голода, отравления, задушения и холода. Последний раздел "Биотанатология новорожденных" трактует все вопросы, связанные с детоубийством. В конце книги приложены 4 образца судебно-медицинских актов. На II, IV, VIII съездах Общества русских врачей в память Н. И. Пирогова И.И. Нейдинг руководил секцией судебной медицины. На II съезде И.И.Нейдинг выступил с докладом "О необходимости более точного разъяснения положения врачей-экспертов в различных фазах судебного следствия". В этом докладе им был выдвинут ряд принципиальных требований, имевших большое значение для организации судебно-медицинской службы в России. Указав на несоответствие между уставом судебной медицины и новым судебным уставом, И.И.Нейдинг предложил внести дополнения в устав судебной медицины, которые более четко определяли бы права и обязанности экспертов на всех стадиях уголовного процесса. По его мнению, эксперту должно быть предоставлено право, знакомиться со всеми обстоятельствами дела, присутствовать при производстве судебного следствия, предлагать вопросы свидетелям. Если в суд вызвано несколько экспертов, то опрос их должен производиться совместно, "так как у всех экспертов (сколько бы их ни было вызвано в суд) цель одна - разъяснение истины, и конечно, эта цель всего лучше достигается обменом мнений между экспертами". В заключение И.И.Нейдинг отметил, что нельзя рассматривать эксперта как простого свидетеля, гораздо правильнее считать врача-эксперта научным судьей фактов. И.И.Нейдинг подверг резкой критике попытки антинаучного подхода к разрешению вопроса о юридической сущности экспертизы [5,6]. Затронутые И.И.Нейдингом вопросы были весьма актуальны. Неопределенность процессуального положения экспертов, не регламентированного законом, часто бывала причиной острых споров между врачами-экспертами и юристами, что отрицательно влияло на ход экспертизы. Адвокаты и юристы нередко резко выступали против расширенного толкования прав и обязанностей врачейэкспертов в судебном процессе. Так, например, известный адвокат Андреевский, выступая по делу Назарова об изнасиловании и смерти изнасилованной, бросил упрек профессору И.И.Нейдингу в том, что "он расширил пределы своей компетенции в другую сторону, покончив научное заключение свое, начал просто-напросто и весьма обстоятельно разбирать улики по делу Назарова, как непризнанный юрист. Необходимо уничтожить этот незаконный и опасный прием". В связи с такими нападками И.И.Нейдинг принял самое деятельное участие в разрешении процессуальных вопросов и требовал, чтобы были определены и расширены права врача-эксперта и чтобы они были санкционированы законом. На IV Пироговском съезде снова был поднят этот вопрос и было внесено предложение обратиться к юридическим обществам, чтобы последние высказали свои взгляды на врачебную экспертизу. На заседаниях секции судебной медицины Пироговских съездов были констатированы факты неудовлетворительного состояния экспертизы, тяжелого положения уездных и городовых врачей. Однако пожелания передовых представителей врачебной общественности, направленные к улучшению организации судебно-медицинской службы, не могли быть реализованы в условиях царского режима.

И.И.Нейдинг был также одним из организаторов XII Международного съезда врачей, происходившего в Москве в 1897 г. Он состоял членом Исполнительного комитета этого съезда и заведовал секцией судебной медицины. По поручению Исполнительного комитета XII Международного съезда врачей И. И. Нейдинг написал работу "Медицинские общества в России". Эта работа до настоящего времени является ценным справочным пособием при изучении истории отечественной медицины. Сотрудниками профессора Ивана Ивановича Нейдинга были: Михаил Андреевич Белин, Михаил Дмитриевич Никитин, Михаил Михайлович Покровский и Петр Андреевич Минаков, которые достойно продолжили дело своего учителя. После ухода И.И.Нейдинга в отставку в 1900 году кафедру возглавил П.А.Минаков. Память о выдающемся отечественном ученом и педагоге навсегда сохранится среди судебных медиков России.

последнее обновление информации: 2010-12-22 06:06:21

Диссертации

  1. Нейдинг И.И. Об атеромазии артерий : дис. докт. мед. наук. — М., 1864.

Информацию об остальных судебных медиках Вы можете поискать, используя приведенный ниже каталог

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

Если Вы заметили ошибку, либо хотите добавить информацию о персоне, обращайтесь на наш форум Forens Ru Еще раз благодарим всех участников нашего форума, принявших посильное участие в создании данного раздела и пополнении его свежей информацией.

Кто есть Кто в судебной медицине — раздел, где собрана и постоянно пополняется информация о судебных медиках.

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

Если информации нет в нашем справочнике, либо содержащаяся информация ошибочна, устарела, просто ее мало — пишите в специальный раздел нашего форума. Обязательно все исправим.

последние поступления в раздел

Крупин Константин Николаевич
(1975 г.р.)

Мартинович Александр Иванович
(1858 г.р.)

Хабова Зульфия Сапаровна

Пахомов Евгений Георгиевич
(1857 г.р.)

Должанский Олег Владимирович