вход
закрыть
Судебно-медицинская библиотека

К вопросу о разрушении трупа насекомыми

/ Марченко М.И.  // Судебно-медицинская экспертиза. — 1978. — №1. — С. 17-19.

Марченко М.И. К вопросу о разрушении трупа насекомыми

(Каунас)

УДК 340.624.6:614.618.57

К вопросу о разрушении трупа насекомыми. Марченко М.И. Суд.-мед. эксперт., 1978, № 1, с. 17-19

Приводятся материал и методика исследования энтомофауны трупов животных и человека. Изучены факторы, влияющие на разрушительную деятельность насекомых, указывается на возможность применения энтомологических данных для установления времени наступления смерти.

 

STUDIES ON CADAVERIC DESTRUCTION BY INSECTS

М. I. Marchenko

Various factors favouring or hampering the destructive activities of insects were studied. The data may be applied in cases of death timing.

ссылка на эту страницу

Трупы людей и животных в природных условиях разрушаются насекомыми. Впервые в судебно-медицинской практике на это обратил внимание Bergeret (1856). В 1894 г. Megnin провел 11 экспертиз трупов с использованием энтомологических данных. Вопрос о применении энтомологических данных в судебной медицине для установления давности наступления смерти разрабатывали Н.С. Бокариус (1930), В.П. Петров (1961, 1967), Е.М. Евгеньев-Тиш (1963), М.И. Марченко (1973,       1975, 1976) Ниезабитовский (1903), А.Ф. Рубежанский и М.Д. Каршенбойм (1972), Porta (1929), Fuller (1934), Balthazard (1935), Weimann (1940), Leclercq (1948—1976), Payne (1965—1972), Nuorteva (1967) и др.

Мы изучали в судебно-медицинском аспекте трупную энтомофауну Европейской части СССР с точки зрения ее видового состава, связи с состоянием трупа, временем, прошедшим с момента смерти, взаимосвязи между различными представителями энтомофауны, зависимости энтомофауны от биотопа, климатических факторов, наличия одежды и ее загрязнения и действия на труп крайних температур.

Работу проводили в Ленинградской области, Литовской и Киргизской ССР в разное время года. Использовали 83 трупа животных — собак, кошек, кроликов, поросят, овец, ослов и др. и материал 10 экспертиз. 82 трупа были расположены на поверхности земли, 1 подвешен на высоте 1 м, 5 трупов были предварительно подвергнуты действию пламени до обугливания кожных покровов, 5 — действию низкой температуры в холодильнике в течение 4 сут, 6 помещены под снег ранней весной; на 24 имитировалась одежда с загрязнениями горюче-смазочными и лакокрасочными веществами; на 6 трупах проверяли действие муравьев; 36 были помещены на поверхности почвы в теплое время года в различные биотопы: сад, смешанный лес, подлесок, кустарник, поле, сфагновое болото, торфяник, ущелье.

Только что помещенные на почву трупы осматривали ежедневно в течение 4—6 дней, затем 2—3 раза в неделю. Одновременно собирали энтомофауну1, измеряли температуру на поверхности трупа, внутри его (через естественные отверстия) и под трупом, измеряли влажность воздуха на высоте 0,5 м от уровня почвы, фиксировали метеорологические показатели. Видовой состав определяли в Зоологическом институте АН СССР. Для этой цели можно пользоваться определителями Б.М. Мамаева, Л.Н. Медведева, Ф.Н. Правдина (1976), Н.Н. Плавильщикова (1957) и др. (поскольку эта работа требует определенных навыков, лучше обратиться к энтомологам).

Весь процесс разрушения трупа с участием насекомых можно разделить на 4 периода, которые в свою очередь подразделяются на 8 стадий (основой для деления послужили степень и характер разрушения): 1-й — период преобладания микробного разложения (стадии «свежего» трупа, ранних трупных явлений, ранних гнилостных изменений, гнилостного разложения); 2-й — период активного разрушения насекомыми (стадии раннего разрушения мягких тканей, позднего разрушения мягких тканей); 3-й — период неполного скелетирования; 4-й — период полного скелетирования (стадии разрушения органических веществ кости, разрушения минеральной основы кости).

Период преобладания микробного разложения начинается со времени биологической смерти и продолжается в чистом виде до развития гнилостной эмфиземы. Продолжительность периода от 1—2 сут до 11/2 нед в зависимости от температуры внешней среды. В этом периоде стадия «свежего» трупа длится 1—2 ч со времени смерти и до начала развития ранних трупных явлений. Стадия ранних трупных явлений продолжается максимально 2—3 дня. Окрашивание тканей в зеленоватый цвет и образование гнилостной венозной сети — признаки III стадии, которая длится 2—5 сут; IV стадия характеризуется гнилостным вздутием трупа, в зависимости от температуры среды оно может наступить уже через 2—3 сут после смерти и продолжается 11/2—2 нед. Основным разрушающим фактором в 1-м периоде являются микроорганизмы. В 1-е сутки после смерти труп заселяется насекомыми, в основном мухами, откладывающими большое количество яиц, и жуками — мертвоедами и могильщиками, с приходом которых мухи обычно прекращают массовую яйцекладку. Заканчивается этот период появлением личинок мух. Если труп для насекомых недоступен, то гнилостное разложение продолжается дальше как самостоятельный процесс.

Период активного разрушения трупа насекомыми характеризуется деятельностью личинок мух, приводящей к уничтожению значительной части мягких тканей. Он оканчивается, когда от трупа остаются подсыхающие остатки мягких тканей, сухожилия, связки и т. п. Этот период продолжается обычно от 15—20 сут до 2 мес, но при действии факторов, задерживающих деятельность насекомых, может протекать вяло. Например, трупы, помещенные в марте под снег, разрушались медленно и не были уничтожены полностью вплоть до ноября. I стадия раннего разрушения мягких тканей характеризуется быстрым уничтожением их основной массы личинками мух, жизнедеятельность которых на трупе может продолжаться 1—1 У2 мес. С появлением личинок мух труп заселяется жуками-хищниками: карапузиками, стафилинами, жужелицами, которые, уничтожая личинок мух, могут замедлять разрушение трупа. Особенно замедляет разрушение трупа приход на него муравьев, которые ведут хищный образ жизни и в наших опытах тканями трупа не питались. Развитие основной массы личинок мух заканчивается в пределах 30 сут. К этому времени появляются личинки жуков — некрофагов (срок развития 30—45 сут), а еще через некоторое время — личинки жуков-хищников (срок развития 45—60 сут). С появлением этих личинок начинается стадия позднего разрушения мягких тканей, которая заканчивается почти полным их уничтожением и подсыханием оставшихся тканей: кожи, связок, костей. Временные границы стадий варьируют в довольно больших пределах.

Период неполного скелетирования, в течение которого происходит уничтожение остатков всех тканей, кроме костной, продолжается до конца теплого периода данного года и может переходить на следующий год. Основное диагностическое значение в данный период имеют заканчивающие свое развитие некрофаги и хищники, а также присоединяющиеся к ним насекомые, питающиеся обезвоженными органическими веществами, — кожееды, моли.

Период полного скелетирования длится годы и оканчивается полным разрушением костей. Его можно разделить на 2 стадии: I — разрушение органических веществ кости, в это время среди костных останков встречаются малочисленные виды насекомых, которые питаются остатками от предыдущих групп насекомых (части куколок, экскременты и т. п.), их диагностическое значение мало, II стадия — разрушение минеральной основы кости начинается после разложения всех ее органических веществ и длится до полного разрушения, на этой стадии насекомые на костных остатках не встречаются.

Предложенная нами периодизация биологического разложения трупа не охватывает всех его вариантов и применительна только к разрушению трупов, находящихся в местах, доступных для воздействия насекомых. Если труп недоступен для насекомых, то возможны следующие варианты его изменения: гнилостное разложение в чистом виде, разрушение животными, действие факторов, способствующих консервации.

Продолжительность каждого периода в конкретном случае зависит от местных условий, приведенные нами сроки соответствуют оптимальным условиям разложения трупа. Основой для деления процесса разрушения на периоды послужило состояние тканей трупа, насекомые при этом использовались в качестве индикатора. По энтомофауне можно наиболее четко определить периоды, границы между стадиями прослеживаются значительно труднее. Чем дальше зашел процесс разложения, тем труднее достоверно судить о времени, прошедшем с момента наступления смерти. Наиболее четкие результаты получаются в пределах 1 года, но это не означает, что энтомологические данные нельзя использовать и при более длительных сроках.

Таким образом, выяснено, что к факторам, задерживающим разрушение трупа насекомыми, относятся неблагоприятные метеорологические условия (низкая температура, осадки), наличие на трупе одежды, особенно загрязненной горюче-смазочными веществами, обширное обгорание тканей, действие на труп отрицательных температур (попадание трупа на местность в холодное время года), наличие на трупе большого количества хищников (энтомофагов), особенно муравьев, условия, способствующие быстрой мумификации трупа.

Для успешного применения на практике энтомологических данных с целью определения времени наступления смерти и решения других вопросов необходимо знание наиболее важных сторон биологии насекомых, входящих в группу разрушителей трупа, условий внешней среды, оказывающих влияние на сроки развития насекомых, факторов, непосредственно связанных с состоянием конкретного трупа (одежда, загрязнения, повреждения и т. д.) и влияющих на жизнедеятельность насекомых. Весьма важно уметь собрать необходимые данные на месте обнаружения трупа.

 

1 Методику сбора, транспортировки, разведения и консервации насекомых.— см. Марченко М. И, в кн.: Актуальные вопросы судебной медицины и патологической анатомии. Таллин, 1975, с. 100—103.

похожие материалы в каталогах

похожие статьи

Судебно-медицинское значение определения видового состава некрофильных двукрылых / ПриходькоА.Н., Лаврукова О.С., Лябзина С.Н., Горбач В.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2016. — №5. — С. 53-55.

Установление времени заселения трупа некрофильной мухой Protophormia terraenovae (Diptera, Calliphoridae) для определения продолжительности постмортального интервала / Попов В.Л., Лаврукова О.С., Приходько А.Н., Лябзина С.Н. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2016. — №3. — С. 4-8.

Экспертное значение пупарий мух при исследовании эксгумированных костных останков / Рубежанский А.Ф., Очаповский В.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1965. — №4. — С. 37-39.

Беспозвоночные некрофилы в водной среде и их судебно-медицинское значение / Лябзина С.Н., Лаврукова О.С., Попов В.Л., Приходьков А.Н. // Медицинская экспертиза и право. — 2017. — №2. — С. 16.

Миколого-энтомологические методы установления давности наступления смерти в судебной медицине / Богомолов Д.В., Таргашин А.В., Аманмурадов А.Х., Пирязева Е.А., Малиновская Л.С., Баранова М.Я., Бобров А.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2011. — №5. — С. 23-25.

авторы

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

последние поступления в библиотеку

МРТ-диагностика отека костного мозга и его значение в судебно-медицинской оценке повреждений костей и суставов / Фетисов В.А., Кулинкович К.Ю. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №3. — С. 50-56.

Судебно-медицинская оценка причин и условий возникновения холодовой травмы / Шигеев В.Б., Шигеев С.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №3. — С. 42-49.

Инфаркт или травматический разрыв селезенки? / Толмачев И.А., Белых А.Н., Божченко А.П., Лобан И.Е., Сафрай А.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №3. — С. 39-41.

Профессор Ю.С. Сапожников // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №2. — С. 63.

Второе межобластное совещание судебно-медицинских экспертов Урала, Сибири и Дальнего Востока и выездная сессия научно-исследовательского института судебной медицины министерства здравоохранения СССР / Касаткин Б.С., Лемкин М.Б. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1967. — №2. — С. 60-62.