no

О некоторых ошибках при отождествлении орудий по повреждениям

/ Дмитриев И.Б.  // Судебно-медицинская экспертиза. — 1966 — №3. — С. 18-23.

Дмитриев И.Б. О некоторых ошибках при отождествлении орудий по повреждениям

УДК 340.624.4:616-079.61-035.7

Научно-исследовательский институт судебной медицины (дир. — проф. В.И. Прозоровский) Министерства здравоохранения СССР, Москва

Поступила в редакцию 21/VI 1965 г.

ссылка на эту страницу

Значительное место среди физико-технических экспертиз занимает отождествление орудий, которыми были нанесены повреждения на одежде и теле. Основными видами таких исследований являются отождествление тупых, тупогранных и рубящих предметов по повреждениям костей; отождествление колюще-режущих орудий по повреждениям костей и хрящей; отождествление тупогранных и колюще-режущих орудий по повреждениям кожных покровов, фасций, паренхиматозных органов и одежды.

Эти исследования осуществляют по определенной системе, основывающейся на теории идентификации, предполагающей индивидуальность и неповторимость конкретных объектов.

Несмотря на важность унификации методики подобных экспертиз и внедрения в практику общих принципов построения заключений, в литературе такие вопросы освещаются редко. Основные положения разрабатывали Ю.М. Кубицкий и X. М. Тахо-Годи, применившие к объектам судебномедицинской экспертизы некоторые криминалистические методики исследования.

Специфические свойства объектов судебномедицинской экспертизы, имеющих биологическое происхождение, заключаются в основном в том, что процесс причинения повреждений на теле нельзя приравнять к обычному следообразованию, положенному в основу идентификации предметов по их следам. На объектах судебномедицинской экспертизы отображается минимальное количество признаков действовавшего орудия, причем их форма и размер, как правило, бывают искажены. Это вызывает необходимость более четко разграничивать возможности отождествления конкретных орудий и установления их групповой принадлежности.

Анализ ошибок, допускаемых судебномедицинскими экспертами физико-технических отделений при отождествлении орудий по повреждениям, показывает, что основные причины — это, во-первых, неправильное применение положений теории идентификации к повреждениям тела и одежды и, во-вторых, неправильное использование технических приемов и методов отождествления.

Ошибки, связанные с неверным применением теории идентификации, в основном сводятся к смешению экспертами понятий отождествления конкретного орудия и установления групповой принадлежности орудий. Под последней применительно к объектам судебномедицинской экспертизы следует понимать определение таких общих признаков повреждающего орудия, как, например, ширины и длины клинка, его заточки, формы обушка, наличия ограничителя и т. п. Подобные ошибки встречаются во многих заключениях. Происходит это, по нашему мнению, из-за недостаточного освещения в судебномедицинской литературе принципов, методов и приемов отождествления орудий по следам и повреждениям. Не предусмотрен этот раздел и в программах специализации и усовершенствования.

В то же время неверное представление о пределах и технике отождествления орудий, как правило, приводит к необоснованным или неправильным выводам, зачастую влекущим к серьезным последствиям.

Не имея возможности в данной статье останавливаться на подробном рассмотрении теории идентификации и методик отождествления предмета по следам, мы разберем лишь основные, наиболее распространенные ошибки в изученных нами заключениях и меры их предупреждения.

Наиболее характерной ошибкой является отсутствие раздельного исследования повреждений, отождествляемых орудий и экспериментальных следов их действия. В большинстве случаев эксперты подробно изучают лишь повреждения и, ограничившись общей характеристикой орудия, сразу переходят к необоснованным выводам о возможности или невозможности причинения повреждения именно этим орудием. Лишь в отдельных случаях наносят экспериментальные повреждения данным орудием, но не доводят это исследование до конца, поскольку не изучают раздельно все экспериментальные повреждения для выявления устойчиво отображающихся в них признаков орудия. Почти во всех случаях эксперты непосредственно сравнивают каждое из экспериментальных повреждений прямо с исследуемым, добиваясь при эксперименте наиболее похожего по внешнему виду повреждения, в то время как доказательственное значение имеет не внешнее сходство единичного экспериментального повреждения, а только сходства и совпадения признаков исследуемого повреждения с устойчиво отображающимися в следах при экспериментах признаками орудия. Поэтому сравнительное исследование должно завершать отождествление, и его следует проводить только после раздельного изучения исследуемого и всех экспериментальных повреждений. При изучении экспериментальных повреждений в них выделяют для последующего сравнительного анализа лишь устойчиво повторяющиеся от эксперимента к эксперименту признаки орудия, которые должны быть выявлены, изучены и документированы так же, как и признаки рассматриваемого повреждения. И только после этого можно приступать к сравнительному исследованию объекта экспертизы и экспериментальных повреждений для установления сходства или различий между ними, что должно быть подробно изложено в заключении.

Нередко эксперт, предварительно не изучив экспериментальные повреждения, а следовательно, и отображающиеся в повреждениях признаки орудия, сразу же сравнивает каждое экспериментальное повреждение с исследуемым. При этом он может впасть в ошибку, приняв случайную, неустойчивую особенность экспериментального повреждения за характерную для исследуемого орудия.

Сравнение выявленных в экспериментах устойчиво отображающихся признаков орудия с признаками, отобразившимися в исследуемом повреждении, надо проводить от общего к частному, т.е. сначала сравнить форму и размер, а затем уже мелкие особенности, а не наоборот, когда сравнение начинают не со сходства или различия общих признаков (формы и размеров), а сразу же указывают на совпадение некоторых индивидуальных признаков, что далеко не всегда отвечает истине. Несоблюдение этого правила ведет к ошибочным заключениям.

Необходимо помнить, что сравнивать следует только однородные объекты, т. е. повреждения можно сравнивать с повреждениями, рентгенограммы с рентгенограммами, фотоснимки с фотоснимками и т. д. Эксперты, не проходившие специальной подготовки, часто пытаются отождествлять топор, молоток, нож или иное орудие, вкладывая его в повреждение на коже, костях трупа или одежде непосредственно у секционного стола, фотографируют такое сопоставление (рис. 1—4), не прибегая ни к раздельному, ни к сравнительному исследованию, ни К экспериментам. И хотя сопоставляются совершенно разнородные несовместимые объекты, некоторые именуют это «полным совмещением», а отождествление конкретного орудия считают достоверным. На самом же деле такое сопоставление не дает возможности не только отождествить орудие, но даже сравнить его особенности с особенностями, отобразившимися в повреждении. Оно уничтожает вещественные доказательства, делая их совершенно не пригодными для дальнейших исследований, так как после таких манипуляций орудие не может быть исследовано на наличие крови, тканевых клеток или волос, поскольку и те и другие заносятся на орудие при его соприкосновении с повреждением в процессе сопоставления. Изменяется характер повреждений — они становятся непригодными для отождествления, для спектральных, хроматографических и других исследований, так как микроскопические частицы орудия, следы металлов и др. могут попасть в область повреждения при указанном выше непосредственном сопоставлении. Особенно плохо, если об использовании подобного приема в морге не указывают в судебномедицинских документах, а вещественные доказательства затем направляют на биологические, спектральные и трасологические исследования — это приводит к ошибочным выводам.

Рис. 1. Неправильное непосредственное сопоставление пассатижей с повреждениями кожи.

Рис. 2. Неправильное непосредственное сопоставление скобы с повреждениями костей черепа. Отождествление таким приемом невозможно.

Рис. 3. Неправильное непосредственное сопоставление у секционного стола молотка с повреждениями.

Рис. 4. Непосредственное сопоставление ножей с повреждениями одежды, изменяющее вид повреждения.

 

Ошибкой является также неправильный подбор материала для экспериментальных исследований и неверное проведение экспериментов.

Большинство экспертов использует для экспериментов кости, кожу, внутренние органы трупа, т. е. объекты, казалось бы, однородные с исследуемым. Но именно это и служит причиной ошибок. Во-первых, механические и следовоспринимающие свойства трупных тканей не идентичны с живым организмом. Во-вторых, невозможно подобрать строго однородные условия для серии экспериментов на трупе, а это ведет к единичным экспериментам. В-третьих, не учитываются особенности следообразования на биологических объектах, плохо воспроизводящих признаки повреждающего орудия, а поэтому и непригодных в качестве экспериментального материала, в котором необходимо получить максимальное количество признаков следообразующего орудия. Именно воспроизводимость тех или иных признаков в эксперименте имеет решающее значение для отождествления орудия, поскольку для сравнительного исследования пригодны только устойчиво отображающиеся и хорошо воспроизводимые признаки. В связи с этим для экспериментов необходимо подбирать материалы, воспроизводящие индивидуальные признаки орудия. Так, например, чтобы проследить устойчивость отображения микрорельефа топора при исследовании разрубов на костях, ни в коем случае нельзя наносить экспериментальные разрубы тоже на костях, а нужно использовать высушенное ядровое мыло, пластилин, восковые или полузастывшие гипсовые пластинки. С этой же целью не следует получать отпечатки тупых предметов на коже трупа, а лучше воспроизводить их на восковых композициях или на пластилине. Не следует пытаться получать слепки раневых каналов термополимеризующимися пластмассами типа АКР, требующими нагревания, или воском, гипсом и аналогичными веществами, плохо заполняющими раневой канал, а лучше применять гидроколлоидные массы, например зуботехническую массу стомальгин. Для слепков поверхностных повреждений кожи можно использовать гипс или силиконовые каучуки — сиэласт, виксинт (паста К) и т. п.

Экспериментальные повреждения на объектах сходного с исследуемым характера можно наносить только в тех случаях, когда ткань исследуемого объекта достаточно полно и устойчиво воспроизводит индивидуальные свойства орудия. Например, резаные повреждения на хрящах можно воспроизводить на свежем трупном хряще. Колото-резаные повреждения кожи человека можно воспроизводить на трупе. Повреждения от колющих и тупых предметов на одежде, в том числе на синтетических тканях, выделанной коже, могут быть воспроизведены на тех же тканях или на сходных с ними образцах. Однако в случае неустойчивого воспроизведения особенностей может потребоваться подбор более пластичного материала.

Серьезным недостатком является также и то, что нередко выводы эксперта не вытекают из исследовательского раздела заключения, а формулируются произвольно, вследствие чего носят необоснованный характер, в то время как фактически при изучении объектов найдены объективные признаки, которые следовало привести для обоснования выводов в исследовательской части заключения.

При отождествлении орудий по повреждениям целесообразно 4 вида выводов: категорические положительные о наличии тождества, предположительные или вероятные о наличии тождества, о невозможности на основании имеющихся материалов дать определенное или вероятное заключение и категорические об отсутствии тождества.

Основные ошибки при формулировании выводов сводятся к тому, что, во-первых, делаются категорические положительные выводы о наличии тождества при отсутствии к тому объективных данных и, во-вторых, — предположительные выводы о наличии тождества в то время, когда имеются объективные данные для категорического заключения о тождестве или основания для отказа от определенных либо вероятных выводов. Реже встречаются необоснованные отказы от решения вопроса по существу при наличии достаточных объективных данных.

Подобные ошибки, судя по экспертной практике, происходят из-за неправильной оценки результатов произведенных исследований, а в ряде случаев из-за нерационального использования необходимых методов исследования.

При формировании выводов мы предлагаем придерживаться следующих принципиальных положений, основывающихся на результатах объективного исследования.

Для категорических выводов о наличии тождества сравнительным исследованием необходимо установить сходство общих групповых признаков в исследуемых и экспериментальных повреждениях и совпадение большинства частных индивидуальных признаков. Эти совпадения должны охватывать только устойчивые признаки.

Для категорического вывода об отсутствии тождества надо найти устойчивые различия в общих или частных признаках, причем различие в частных признаках исключает тождество даже при совпадении общих признаков.

Для предположительного вывода о наличии тождества достаточно установить наличие сходств в общих признаках и совпадений в большей части индивидуальных частных признаков при возможных различиях в некоторых неустойчиво отображающихся частных признаках.

Основанием для выводов о невозможности решить вопрос по существу является случай, когда эксперт бывает не в состоянии выделить в исследуемых повреждениях общие и частные признаки и получить их в эксперименте.

Для устранения наиболее типичных ошибок при отождествлении орудий по повреждениям на теле и одежде целесообразно применять лишь научно обоснованные и проверенные технические приемы сравнительного исследования. Сюда в первую очередь относятся непосредственная сравнительная микроскопия, в том числе непосредственная стереомикроскопия, а также сравнительное исследование по фотоснимкам. Последнее возможно в виде сопоставления рядом располагаемых одномасштабных фотографий как с разметкой признаков (так называемый репераж), так и без нее, в виде наложения фотоснимков, разрезанных по линиям, соединяющим основные частные признаки (метод скольжения), а также путем совмещения прозрачных и непрозрачных фотоизображений или фотоаппликаций. Именно использование этих приемов необходимо для формирования правильных и объективных выводов, для уменьшения возможности субъективных ошибок, наблюдающихся при визуальной оценке признаков в случаях отождествления орудий по повреждениям. Однако непосредственная микроскопия во всех случаях должна быть предшествующим этапом сравнительного исследования.

Непосредственное сопоставление орудий и повреждений надо повсеместно заменить научными приемами сравнительного исследования.

похожие материалы в каталогах

Идентификация орудия травмы

похожие статьи

Значимость дальнейшего совершенствования трассологической диагностики признаков колото-резаных повреждений для целей установления орудий их причинения / Девятериков А.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 65-67.

Судебно-медицинская идентификация орудия травмы / Аулов А.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 24-28.

Опыт восстановления первоначальной формы ран (предварительное сообщение) / Ратневский А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №2. — С. 17.

Оценка следовоспринимающих свойств тканей при проникающих колото-резаных ранениях груди / Новоселов В.П., Савченко С.В., Федоров С.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №4. — С. 5-9.

К вопросу об идентификации орудия травмы при множественных колото-резаных ранениях со смертельным исходом / Солодун Ю.В., Алексеев И.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2015. — №3. — С. 28-32.