no

Экспертная характеристика судебно-медицинских баллистических исследований огнестрельных повреждений, причиненных оружием специального назначения

/ Макаров И.Ю.  — 2007.

Макаров И.Ю. Экспертная характеристика судебно-медицинских баллистических исследований огнестрельных повреждений, причиненных оружием специального назначения : автореф. дис. докт. мед. наук : 14.00.24 - М., 2007.
ссылка на эту страницу

 

 

 

МАКАРОВ

Игорь Юрьевич

 

 

Экспертная характеристика судебно-медицинских баллистических исследований огнестрельных повреждений, причиненных оружием специального назначения

(экспериментальное исследование)

 

 

 

14.00.24 – судебная медицина

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук

 

 

 

 

 

Москва – 2007

 

 

Работа выполнена в 111 Главном государственном центре судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Министерства Обороны Российской Федерации.

 

НАУЧНЫЙ КОНСУЛЬТАНТ: доктор медицинских наук,

профессор КОЛКУТИН В.В.

 

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ОППОНЕНЫ: доктор медицинских наук,

профессор ЗВЯГИН В.Н.

доктор медицинских наук,

профессор ЖАРОВ В.В.

доктор медицинских наук,

профессор ЛАВРЕНТЮК Г.П.

 

ВЕДУЩАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ: Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования

 

Защита состоится « 04 » октября 2007 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 208.070.01 при Федеральном государственном учреждении «Российский Центр судебно-медицинской экспертизы Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» (125284, г. Москва, ул. Поликарпова, 12/13).

 

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного учреждения «Российский Центр судебно-медицинской экспертизы Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию».

 

Автореферат разослан «___»_________________ 2007 г.

 

 

Ученый секретарь

диссертационного совета

доцент ПАНФИЛЕНКО О.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность темы исследования

Судебно-медицинская экспертиза огнестрельных повреждений тела и одежды человека является наиболее актуальной и сложной проблемой судебной медицины. Важность этого направления исследований подтверждается событиями последних лет, когда наблюдается существенный рост количества преступлений, связанных с применением разных видов ручного огнестрельного оружия.

В настоящее время в рамках судебно-медицинской экспертизы огнестрельной травмы накоплен большой объём знаний и практических наблюдений, касающихся конкретных особенностей повреждений, причиняемых из отдельных видов ручного огнестрельного оружия. С появлением новых образцов ручного огнестрельного оружия вновь возникает необходимость в их детальном изучении, то есть проведении полного комплекса морфологических и медико-криминалистических исследований формирующихся повреждений.

Судебно-медицинская характеристика повреждений из отдельных образцов огнестрельного оружия, имеющихся на вооружении в армии, подразделениях внутренних войск и у сотрудников органов правопорядка, до настоящего времени остаются малоизученными. К таким видам оружия относятся и отдельные образцы оружия специального назначения (ОСН).

Самым массовым и разнообразным среди ОСН является ручное огнестрельное оружие с устройством подавления звука выстрела (УПЗВ) – расширительного, комбинированного и замкнутого типов.

Использование при стрельбе из данного вида оружия, как штатных боеприпасов, так и специальных патронов с уменьшенной (дозвуковой) скоростью пуль (в том числе и патронов – с расширением пороховых газов в переменно-замкнутом объеме их гильз), затрудняет проведение полноценной дифференциальной диагностики повреждений и значительно снижает возможности и информативную ценность их судебно-медицинской экспертизы, создает предпосылки для неправильной интерпретации получаемых результатов и экспертных ошибок.

В то же время, наличие у данного вида огнестрельного оружия УПЗВ существенно влияет на свойства возникающих повреждений, особенно при выстрелах в упор и в пределах близкой дистанции, что может служить объективной предпосылкой для дифференцирования их от повреждений из других видов оружия.

Все это свидетельствует о безусловной актуальности подобного экспериментального исследования.

 

Цель исследования.

Установить общие особенности формирования и распространения факторов выстрела из огнестрельного ОСН с различными типами УПЗВ, а также – огнестрельных повреждений одежды и тела человека, причинённых выстрелами из этого оружия в упор, с близкой и неблизкой дистанций.

 

Задачи исследования.

1. Изучить закономерности формирования, распространения и поражающего действия продуктов выстрела из ОСН с УПЗВ.

Разработать медико-криминалистическую классификацию УПЗВ к огнестрельному ОСН.

2. Изучить особенности огнестрельных повреждений тела и одежды человека, причиняемых выстрелами из ОСН с УПЗВ расширительного, комбинированного и замкнутого типов, в условиях выстрела в упор, а также с близкой дистанции выстрела.

3. Изучить особенности огнестрельных повреждений тела и одежды человека, причиняемых выстрелами из ОСН с УПЗВ расширительного, комбинированного и замкнутого типов, с неблизкой дистанции.

4. Выявить критерии, позволяющие проводить дифференциальную диагностику огнестрельных повреждений тела и одежды человека, причиняемых выстрелами из ОСН с УПЗВ и без него.

5. Разработать практические рекомендации по установлению факта выстрела из огнестрельного ОСН с УПЗВ (расширительного, комбинированного и замкнутого типов).

 

Научная новизна

В результате выполненного комплексного исследования дана общая качественная и количественная экспертная характеристика повреждений биологических и небиологических объектов, причинённых выстрелами из отдельных видов огнестрельного ОСН с УПЗВ различных типов (9,0-мм ПБ; 9,0-мм АПБ; 7,62-мм АКМС с ПБС-1 и патроном УС; 5,45-мм АКС-74У с ПБС-4 и патроном УС; 9,0-мм ВСК-94 с патроном СП-5; 7,62-мм НРС с патроном СП-3 и 7,62-мм НРС-2 с патроном СП-4).

Установлены общие закономерности влияния конструктивных свойств УПЗВ (расширительного, комбинированного и замкнутого типов) на состав продуктов выстрела, особенности их распространения и отложения на преграде.

Выявлены статистически значимые общие и частные качественные и количественные критерии, позволяющие проводить дифференциальную диагностику ранений, причиненных выстрелами из данного вида оружия.

Определена возможность использования новых критериев дифференциальной диагностики повреждений из этого вида оружия в судебно-медицинской практике.

 

Практическая значимость

Применительно к целям и задачам судебно-медицинской экспертизы огнестрельных повреждений доказана возможность и обоснованы пути дифференциальной диагностики повреждений, причиненных выстрелами из ОСН с УПЗВ (и без него) от выстрелов из иных образцов ручного огнестрельного оружия в упор, с близкой и неблизкой дистанций.

По теме диссертации оформлено 3 изобретения и внедрено 117 рационализаторских предложений, а также разработаны практические рекомендации для судебно-медицинских экспертов.

Результаты экспериментальных исследований использованы при проведении 97 практических судебно-медицинских и комплексных (судебно-медицинских и криминалистических) экспертиз.

 

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Особенностями продуктов выстрела из ОСН с УПЗВ, оказывающими существенное влияние на характер возникающих огнестрельных повреждений тела и одежды человека, являются:

– для ОСН с УПЗВ расширительного типа: слабая выраженность механического и термического поражающего действия пороховых газов; высокая степень закопчённости всех микрообъектов (частиц пороха, металлов, лака и капель оружейного масла); повышенная концентрация в продуктах выстрела крупных полусгоревших частиц пороха и образование своеобразных конгломератов сплавленных между собой полусгоревших частиц пороха; отсутствие в продуктах выстрела шлакообразных микрочастиц – продуктов полного сгорания порохового заряда патронов;

– для ОСН с УПЗВ комбинированного (расширительно-обтюраторно- го) типа: слабая интенсивность механического и термического поражающего действия пороховых газов; формирование большого числа частиц резины обтюратора; наличие черных и зеленых частиц лаковых маркировочных колец пуль патронов УС; минимальная степень обгорания зерен пороха; отсутствие конгломератов частиц полусгоревшего пороха и шлакообразных микрочастиц – продуктов его полного сгорания;

– для ОСН с УПЗВ замкнутого типа: отсутствие признаков механического и термического действия пороховых газов; отсутствие частиц полусгоревшего пороха и копоти; наличие частиц лака-герметика и металлов с поверхности пули (меди, железа), частиц резины обтюратора; практически полное отсутствие следов ружейного масла.

2. К характерным признакам повреждений тела и одежды человека при выстрелах из ОСН с УПЗВ:

а) в упор относятся:

– меньшие размеры дефекта ткани; отсутствие разрывов по краям повреждений, опаления пушковых волос и ворса ткани;

– образование на пораженной преграде характерных штамп-отпечатков (соответствующих по форме и размерам: концевой части УПЗВ расширительного типа; дульного конца стреляющего устройства оружия с УПЗВ замкнутого типа), имеющих зональный характер;

– отсутствие на пораженной преграде штамп-отпечатка дульного конца ОСН с УПЗВ комбинированного типа;

б) с других расстояний близкой дистанции выстрела относятся: минимальная интенсивность отложений копоти, её эксцентричное расположение; небольшое количество и слабая степень фиксации частиц продуктов выстрела на поверхности преграды; отложение капель оружейного масла не только при первом, но и последующих выстрелах (до 10-15 и более) – для ОСН с УПЗВ расширительного и комбинированного типа; преобладание на максимальных расстояниях близкого выстрела частиц: обтюратора (резины) – для ОСН с УПЗВ комбинированного типа; лака-герметика патронов – для ОСН с УПЗВ замкнутого типа, определяющих границы близкой дистанции.

3. Особенностями пулевых ранений тела человека из ОСН с УПЗВ с неблизкой дистанции являются: относительно ровные контуры пояска загрязнения; большая ширина поясков осаднения и обтирания (загрязнения); меньший размер дефекта ткани; незначительная интенсивность отложений частиц копоти по стенкам раневого канала в коже и подкожной основе в сочетании с умеренным характером их отложений в мышцах и на костях; выраженная неравномерность хода раневого канала.

Апробация работы

Основные положения работы обсуждены: в 1994 г. – на научно-практической конференции «Огнестрельная и взрывная травма мирного времени и в локальных конфликтах» в Санкт-Петербургском Государственном НИИ скорой помощи им. проф. Джанелидзе; в 1995 г. – на международной конференции «Научно-технические системы безопасности жизнедеятельности» в Балтийском государственном техническом университете; в 1996 г. – на Межвузовской научно-практической конференции молодых ученых и специалистов – судебных медиков Санкт-Петербурга «Актуальные вопросы теории и практики судебной медицины»; в 1997 г. – на межведомственной межрегиональной научно-практической конференции «Взаимодействие правоохранительных органов и экспертных структур при расследовании тяжких преступлений. Судебно-медицинская экспертиза» в Санкт-Петербургской академии МВД РФ; в 2000 г. – на V Всероссийском съезде судебных медиков «Перспективы развития и совершенствования судебно-медицинской службы Российской Федерации»; в 2004 г. – на Всеармейской научно-практической конференции «Инновационная деятельность в ВС РФ»; в 2004 г. – на научно-практической конференции, посвященной 60-летию образования органов судебно-медицинской экспертизы ВС РФ «Совершенствование судебно-медицинской экспертизы в условиях реформирования Вооруженных Сил Российской Федерации»; в 2004 г. – на международной научно-практической конференции «Современное состояние и перспективы развития криминалистики и судебной экспертизы» в Санкт-Петербургском университете МВД РФ; в 2005 г. – на научно-практической конференции судебно-медицинских экспертов, посвященной 60-летию образования государственных судебно-медицинских учреждений МО РФ на территории Приволжско-Уральского военного округа; а так же в 1995–2003 гг. на 502, 504, 518, 520, 555, 564 и 578 пленарных заседаниях научного общества судебных медиков и криминалистов Санкт-Петербурга.

 

Публикации. По теме диссертации опубликовано 50 научных работ, из них 1 монография и 4 статьи – в рецензируемых изданиях.

 

Структура и объем диссертации

Диссертация изложена на 343 страницах компьютерного набора и состоит из введения, пяти глав, заключения, выводов, практических рекомендаций и списка литературы. Текст иллюстрирован 19 таблицами, 3 схемами и 95 рисунками. Список литературы включает 348 источников, из них 239 отечественных и 109 зарубежных.

 

ОБЪЕКТЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

 

Экспериментальные исследования проводили на 4479 биологических объектах (биоманекенах) и небиологических имитаторах (однородных тканей биоманекена, различных предметов одежды и проч.).

Кроме экспериментальных объектов были изучены материалы 219 судебно-медицинских и комплексных (судебно-медицинских и криминалисти-ческих) баллистических экспертиз погибших от ранений, причиненных выстрелами из различных видов оружия с УПЗВ.

Опыты проводили с использованием следующих видов оружия:

– ОСН с УПЗВ: 9,0-мм пистолета «бесшумного» (ПБ); 9,0-мм автоматического пистолета «бесшумного» (АПБ); 7,62-мм автомата Калашникова модернизированного (АКМС) с глушителем ПБС-1 и патроном с уменьшенной скоростью пули (УС); 5,45-мм автомата Калашникова с укороченным стволом (АКС-74У) с глушителем ПБС-4 и патроном с уменьшенной скоростью пули (УС); 9,0-мм «бесшумного» винтовочного снайперского комплекса (ВСК-94) со специальным патроном СП-5; ножей разведчика стреляющих (НРС и НРС-2) со специальными бесшумным патронами СП-3 и СП-4, к ним;

– 9,0-мм пистолета Макарова (ПМ); 9,0-мм автоматического пистолета Стечкина (АПС); 7,62-мм АКМС с патронами УС и ПС (образца 1943 г., с обыкновенной пулей); 5,45-мм АКС-74У с патронами УС и ПС (с обыкновенной пулей); 9,0-мм ВСК-94 без УПЗВ с патроном СП-5.

Всего было проведено 3447 зачетных опыта [из них 492 опыта – в ходе выполнения 97 практических судебно-медицинских и комплексных (судебно-медицинских и судебно-баллистических) экспертиз].

Все эксперименты были проведены в ходе экспериментальной и научно-практической экспертной работы, в условиях баллистических тиров: баллистической лаборатории кафедры судебной медицины Военно-медицинской академии; отдела трассологических и баллистических исследований Северо-Западного регионального центра судебной экспертизы МЮ РФ; 632 судебно-медицинской лаборатории Северо-Кавказского военного округа; 111 Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз МО РФ. В зависимости от решаемой задачи расстояния выстрелов были от упора до 50 м. В опытах использовали штатные боеприпасы. В ходе экспериментов оружие фиксировали в зажимном устройстве специальной установки для экспериментальной стрельбы «Скорость», что обеспечивало возможность точного прицеливания и безопасность выполнения опытов.

Начальную скорость пули определяли стандартными расчетными методами: по времени пролета пули между двумя кольцевидными соленоидными датчиками; с помощью фотодиодоблокирующего устройства – ФДБУ-1; с помощью регистратора скорости – РС-4, с точностью измерения ±1 м/с.

С целью изучения особенностей повреждений и определения зависимости степени износа резиновых обтюраторов:

– ПБС-1 от количества выстрелов из АКМС с ПБС-1 пулей УС, последний извлекали из ПБС-1 после 1, 2, 3, 4, 5, 10, 15, 30, 50, 100, 150, 200, 250 и 300 выстрелов, соответственно;

– НРС и НРС-2 от количества и условий выстрела патронами СП-3 и СП-4, соответственно, их извлекали из ножей после 1 выстрела в упор, затем после 1, 5, 10, 15, 20, 25, 50 выстрелов. Затем, все поврежденные обтюраторы исследовали невооруженным глазом, с помощью стереоскопических бинокулярных микроскопов МБС и МССО, снабженных специальными окулярами-микрометрами, при увеличениях 16-64х и более.

С целью установления пробивной способности выстреленных пуль, наносили огнестрельные повреждения: сухим сосновым брусьям, скрепленным в штабеля (определяли глубину их пробития); груди биоманекенов (устанавливали процент сквозных ранений). Для оценки степени деформации пуль причиняли повреждения: биоманекенам (с повреждением мягких тканей бедра и прилежащей к ним бедренной кости, груди, головы); листам железа толщиной по 1-3 мм. После каждого выстрела пули или их осколки, извлекали либо из пулеулавителя (заполненного волокном «СВМ»), либо из концевых отделов раневых каналов в органах и тканях биоманекенов, далее исследовали под МБС, МССО, с помощью сравнительных микроскопов «МС-51» и фирмы «Leitz» [Колкутин В.В., 1990, 1995 и 2002].

Быстропротекающие процессы изучали с помощью: высокоскоростной киносъёмки на камеру «СК-2» (скорость до 20-30 тысяч кадров в 1 секунду); искровой фотосъёмки на специальной установке для изучения быстропротекающих процессов (длительность светового импульса 10 мс); рентгеновской импульсной установки «Мира-8Б» (длительность рабочего импульса 1 нс).

Для сравнительного изучения особенностей выхода выстреленных пуль и пороховых газов из оружия, проводили их импульсную искровую фотосъемку на установке для изучения быстропротекающих процессов.

Для установления особенностей движения выстреленных пуль на траектории их полета, изучали углы нутации пуль на различных расстояниях неблизкой дистанции выстрела. Выстрелы проводили перпендикулярно поверхности мишеней, закреплённых в специальной квадратной рамке, с подвижными зажимами с каждой стороны. Положение пули на траектории полета в момент подхода к поражаемой преграде фиксировали на рентгенограммах с помощью рентгенимпульсной съемки на аппарате «Мира-8Б».

Для изучения процесса сгорания порохового заряда патрона при выстреле из оружия с УПЗВ и без него, проводили сравнительную фотосъёмку дульного пламени у указанного оружия. Рядом с оружием на киносъёмочном штативе помещали фотокамеру «Зенит-TTL» cо светосильным объективом «Гелиос-44». Положение фотоаппарата подбирали таким образом, чтобы оптическая ось объектива находилась на уровне ствола закреплённого оружия и пересекала условную траекторию полета пули в 10-15 см от дульного конца ствола. Расстояние между объективом и оружием было 80-100 см. В опытах использовали 35-мм фотоплёнку «Фото-250». Фотосъёмку осуществляли в полной темноте с открытыми диафрагмой и затвором.

С целью изучения состава частиц продуктов выстрела, вылетающих из оружия при выстреле, и установления максимально возможного расстояния их свободного полёта в направлении выстрела выполняли следующие эксперименты. Ствол оружия располагали параллельно уровню пола и на высоте 150 см от него. Под стволом оружия и в направлении выстрела раскладывали друг за другом по 30 листов чистой белой бумаги, по 30 х 20 см. Листы маркировали цифрами от 1 до 30, начиная от проекции ствола оружия. Последний лист бумаги располагали на удалении 650 см от указанной точки. После окончания опытов листы бумаги собирали, а содержащиеся на них частицы ссыпали в стеклянные чашки Петри, имевшие аналогичную маркировку.

В некоторых опытах отфиксированные листы фотобумаги, применяемые для диффузионно-копитровального метода (ДКМ), использовали и в качестве поражаемых мишеней. Для этого фотобумагу размачивали в реактиве-растворителе на определяемый металл (не менее 5 минут), а затем закрепляли в специальной рамке влажной эмульсионной стороной к стволу оружия. После опыта желатиновую поверхность изучали под МБС и МССО, осевшие на ней частицы изымали. Затем фотобумагу обрабатывали соответствующим реактивом-проявителем, как обычную контактограмму [Исаков В.Д., 1993].

Подсчет частиц, осевших на мишенях, и цветных вкраплений на контактограммах осуществляли с помощью прозрачного плёночного планшета, накладываемого поверх исследуемого объекта. На планшете тонкими чёрными линиями нанесены 9 концентрических окружностей, расположенных на расстоянии 1 см друг от друга. При пользовании планшетом его центр совмещали с центром повреждения на мишени или его цветном отпечатке.

Для установления максимального расстояния самостоятельного полёта частиц продуктов выстрела (границ близкой дистанции) выполняли выстрелы в листы влажной отфиксированной фотобумаги, 30 х 24 см, с вырезанным в центре сквозным отверстием круглой формы, диаметром 3-4 см. Прицеливание осуществляли в центр отверстия в мишени, так чтобы пуля, проходя через отверстие, не соприкасалась с его краями [Исаков В.Д., 1984].

Обнаруживаемые в опытах частицы продуктов выстрела исследовали с помощью МБС, МССО и биологического микроскопа «Биолам» при увеличениях до 300-600х. Затем последовательно применяли: микроскопию в поляризованном свете, в инфракрасных лучах (ИКЛ) и ультрафиолетовых лучах (УФЛ), с использованием микроскопа «Поливар».

Оружейное масло (ГОСТ 30-45) на поражённых объектах определяли в УФЛ (прибор «Таран-63» со светофильтром «УФС-1») в соответствии со стандартной методикой [Розанов Б.М., 1952].

Диагностику металлов выстрела в области повреждений проводили с помощью ДКМ [Купов И.Я., Жариков П.М., 1976; Калмыков К.Н., 1982; Потапова Л.Ф., 1987; Николаева С.А., 1988], рентгеноспектрального [Олейник В.Н., Самойлова Т.М., 1994; Колкутин В.В., Мусин Э.Х., Катаева Н.П., 2005] и эмиссионного спектрального анализа [Назаров Г.Н., Макаренко Т.Ф., 1994; Макаренко Т.Ф., Лузанова И.С., 1999] по стандартным методикам.

С целью изучения механизма образования огнестрельных повреждений, исследовали особенности повреждений небиологических имитаторов – однородных пластилиновых блоков (ТУ 2389-006-05173538-93), выполненных в форме туловища человека.

Экспериментальные повреждения кожи, подкожной основы, мышц и диафизов длинных трубчатых костей изучали непосредственно на биоманекенах, а затем и после их лабораторной обработки.

Кожные лоскуты с ранами иссекали при помощи специального шаблона из органического стекла. Для восстановления их формы и размеров применяли уксусно-спиртовые растворы [Ратневский А.Н., 1972].

С целью получения рентгенограмм повреждений костей, а также осколочно-пулевых повреждений мягких тканей использовали аппараты «12-П-5» и «Дина». Съемку производили на рентгеновскую пленку «ОРОSX».

Рентгеновский метод сочетался с методами слепочного моделирования огнестрельных повреждений с помощью синтетических рентгенконтрастных паст, смол и латекса [Калмыков К.Н., 1970; Гальцев Ю.В., 1986].

Для изучения и оценки получаемых рентгеновских снимков, а так же негативных и позитивных фотографических изображений применяли установку для расшифровки рентгенограмм «УАР-2».

Фрагменты поврежденных пулями диафизов бедренных костей выдерживали в проточной теплой воде 4-6 суток, отделяли от мягких тканей, промывали в проточной воде, обезжиривали в бензине и высушивали. Картину перелома диафиза кости реставрировали путем склеивания совпадающих отломков клеем «Момент». Затем, с костных препаратов получали (на полупрозрачную бумагу) плоскостные развертки переломов (в масштабе 1 : 1).

С целью изучения особенностей огнестрельных повреждений тела пулями, предварительно преодолевшими прочную преграду, выполняли эксперименты с использованием в качестве преграды металлических листов, толщиной 3 мм. Позади металлического листа, размещали биоманекен. Его поражаемую поверхность покрывали листом ватмана. После производства выстрела изучали огнестрельные пулевые повреждения листа железа, осколочных пулевых повреждений листа ватмана, входных и выходных ран.

Все гистологические исследования проводили в соответствии с методиками, принятыми в судебной медицине [Касьянов М.И., 1954; Купов И.Я., 1973; Науменко В.Г., Митяева Н.А., 1980; Хромова А.М., Голубева Е.Г., 1997]. Гистологические препараты окрашивали гематоксилин-эозином и по Ван-Гизону. Для выявления металлов выстрела часть гистологических срезов исследовали в нативном виде, а с частью выполняли капельные цветные микрохимические реакции по стандартной методике [Калмыков К.Н., 1962]. Готовые препараты изучали под микроскопом «Поливар» (увеличение до 800х).

Для получения количественных показателей повреждений кожи и костей использовали: штангенциркуль (ошибка измерения составляла ±0,05 мм), планиметр, курвиметр (±1 см), окуляр-микрометр микроскопа (±0,1 мм2), измерительную доску (±1 см), палетки со стороной квадрата 1 мм и 0,25 мм, линейку с ценой деления 1 мм, толщиномер (±0,01 мм), сантиметровую ленту (±0,5 см).

С целью изучения явлений, возникающих при выстреле, регистрации следов выстрела и особенностей повреждений, возникающих на преграде, применяли фотографический метод, включающий в себя: цветоделительную съёмку, съёмку в УФЛ и ИКЛ, различные виды микрофотосъёмки и макросъёмки. Для этого использовали установки «МРКА», «Уларус», «Рельеф-4» и светофильтр «ИКС-1», прибор «Таран-63» и светофильтр «УФС-1», микроскопы МБС, МССО и «Поливар». Кроме того, применяли цифровую съемку с помощью камеры «Olympus D600L» с последующей обработкой полученных изображений на персональном компьютере «Pentium-III» с использованием прикладной программы «Adobe Рноtoshop 6». Фотосъемка макропрепаратов осуществлялась фотоаппаратом «Зенит-ТТL» с фотообъективами «Гелиос-44» и «Индустар-50-2» на фотопленки «Фото-64», «Микрат-200», «Микрат-300», «Konica-100». Видеосъемка проводилась на камеру «Panasonic NV DS-65». Съемку деталей повреждений осуществляли с помощью переходных насадочных колец и микрофотонасадок («МФН-12»). Часть объектов для получения изображения сканировали при помощи планшетного сканера «UMAX».

Кроме указанных выше методов исследования использовали и ряд других частных приёмов и методик: стандартных, либо модернизированных нами, а также новых, разрабатываемых в ходе проводимых экспериментов. Все они описаны в соответствующих главах собственных исследований, в опубликованных научных работах, полученных авторских свидетельствах на изобретения и удостоверениях на рационализаторские предложения. Данные этапы работы были выполнены лично автором, а также в ходе отработки ряда методик для части проведенных диссертационных исследований [Бабаян А.Э., 1993; Сысоев В.Е., 2000, Панчук Ю.П., 2004].

Создание, редактирование и обработку базы данных выполняли на IBM-совместимом персональном компьютере «Pentium-III» с помощью пакетов прикладных программ: пакета табличного редактора «Microsoft Excel, 2002»; пакета статистического анализа данных «Statistica 6.0 for Windows». Количественные данные также подвергали обработке на персональном компьютере с использованием прикладной компьютерной программы «Statgraphics». Математико-статистическая обработка полученных результатов осуществлялась в соответствии с известными требованиями и рекомендациями [Урбах В.Ю., 1975; Сергиенко В.И., 2001; Повзун С.А., 2002; Юнкеров В.И., 2002]. Она включала: вычисление средних арифметических показателей по группам; среднего квадратического отклонения; коэффициента вариации; средней ошибки средней арифметической; определение доверительных границ полученных средних величин с уровнем вероятности (P) не менее 95% или ошибкой не более 5% (p < 0,05); установление существенности различий между средними величинами по критерию Стьюдента. Проведен многофакторный корреляционный и регрессионный виды анализов данных, по результатам которых построены математические модели в виде уравнений линейной и множественной регрессии.

 

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

 

В результате изучения: особенностей ОСН с УПЗВ и боеприпасов к нему, влияющих на признаки возникающих огнестрельных повреждений тела и одежды человека; общих закономерностей распространения и поражающего действия продуктов выстрела из ОСН с УПЗВ; особенностей повреждений тела и одежды человека, возникающих при выстрелах из данного оружия в упор, с близкой и неблизкой дистанций, – установлено следующее.

1. Представителем ОСН с УПЗВ расширительного типа в виде многокамерного глушителя, интегрированного со стволом, является 9,0-мм ПБ. Главными конструктивными особенностями ПБ (в отличие от 9,0-мм ПМ), влияющими на признаки возникающих огнестрельных повреждений тела и одежды человека, являются:

– наличие УПЗВ в виде двух расширительных камер: а) первой – на стволе пистолета, соединяющейся с каналом ствола (интегрирована) посредством сквозных отверстий, выполненных в его стенках (с наружной стороны эти отверстия перекрываются рулоном стальной сетки); б) второй («насадка») – расположенной впереди ствола и представляющей собой многокамерный глушитель (с сепаратором из косо расположенных металлических шайб); отсутствие в «насадке» движущихся и видоизменяющихся в результате выстрела деталей и материалов, что обеспечивает возможность его многократного использования при эксплуатации ПБ;

– использование для стрельбы штатного пистолетного патрона 9х18, обеспечивающего более низкую: среднюю величину начальной скорости выстреленной пули – до 283-290 м/с (у ПМ – около 315 м/с);

– плавный выход пороховых газов из ствола, начинающийся еще при прохождении через него пули; повышенное сопротивление движению пороховых газов в направлении выстрела; повышенный выброс пороховых газов из казенной части ствола.

Конструктивные особенности ПБ (в отличие от ПМ) существенно влияют на особенности и поражающее действие продуктов выстрела. К ним относятся: большее расстояние их распространения и отложения на «следовой дорожке» – от 0 см до 380,0 ± 11,4 см (для ПМ – от 0 см до 300,0 ± 5,7 см); в составе оседающих на «следовой дорожке» микрообъектов большее количество полусгоревших частиц пороха – 95,7% (для ПМ – частицы полусгоревшего пороха составляют 41,6% от всех выявляемых наложений); меньшее количество частиц: металла – 1,8% (для ПМ – 13,1%); графита – 2,4% (для ПМ – 33,5%); красного лака герметизирующего кольца патронов – 0,1% (для ПМ – 11,8%); среди выявляемых металлических частиц, большее количество частиц оболочки пули (в виде своеобразной «стружки»); большая степень закопченности частиц продуктов выстрела; меньшая интенсивность свечения частиц пороха в УФЛ; меньшее расстояние выявления большего количества частиц продуктов выстрела – 0-150 см (для ПМ – 0-200 см); меньшее расстояние отложения максимального относительного количества частиц продуктов выстрела (33%) – 100 см (для ПМ – 150 см, где выявляется 42% частиц продуктов выстрела); наличие в отложениях продуктов выстрела частиц с относительно большими размерами (свыше 3 х 3 х 2 мм), представляющих собой конгломераты сплавленных между собой частиц полусгоревшего пороха; отсутствие в отложениях продуктов выстрела шлакообразных микрочастиц продуктов полного сгорания зёрен бездымного пороха, имеющих вид характерных чёрных пористых глыбок (для ПМ – эти микрочастицы являются главной составной частью продуктов выстрела); отсутствие пламени выстрела (для ПМ – пламя выстрела определяется отчетливо); большее расстояние отложения частиц продуктов выстрела в направлении обратном движению пули (преимущественно кзади и вправо от казенной части ПБ) – до 50 ± 1,3 см (для ПМ – до 40,0 ± 0,7 см); эксцентричное, относительно входного отверстия на вертикальной преграде, отложение ружейного масла (зависящее от конструктивных особенностей дульного конца насадка ПБ: неплотного соединения наружной пластины его сепаратора с корпусом – наличия между ними щели); меньшее расстояние обнаружения следов ружейного масла на вертикальной преграде – 0-9 см (для ПМ – 130 ± 1,5 см); выброс большого числа капель ружейного масла в направлении обратном направлению полёта огнестрельного снаряда (с его обнаружением на руках и одежде стрелка в виде зоны, вытянутой вдоль длинной оси оружия, шириной 10-15 см).

Максимальные (предельные) расстояния самостоятельного распространения продуктов выстрела из ПБ (в сравнении с ПМ), а также обнаружения следов их воздействия на преграду представлены в табл. 5. Для целей дифференциальной диагностики огнестрельных повреждений тела и одежды человека, причиненных из ПБ (в сравнении с ПМ) предлагается использовать статистически значимые (р < 0,05) признаки, приведенные в табл. 1.

2. Другим представителем ОСН, также имеющего УПЗВ расширительного типа в виде многокамерного глушителя, интегрированного со стволом, является 9,0-мм АПБ. Конструктивными особенностями АПБ (в отличие от 9,0-мм АПС), влияющими на признаки возникающих огнестрельных повреждений тела человека и его одежды, являются:

– наличие УПЗВ в виде двух расширительных камер: а) первой – на стволе пистолета, соединяющейся с каналом ствола (интегрирована) посредством сквозных отверстий, выполненных в его стенках (с наружной стороны эти отверстия перекрываются рулоном стальной сетки); б) второй («насадка») – расположенной впереди ствола и представляющей собой многокамерный глушитель (с сепаратором из металлических шайб), продольная ось симметрии которого проходит ниже оси канала ствола («насадок» не перекрывает линии прицеливания); отсутствие в «насадке» движущихся и видоизменяющихся в результате выстрела деталей и материалов, что обеспечивает возможность его многократного использования при эксплуатации АПБ;

– использование для стрельбы штатного пистолетного патрона 9х18, обеспечивающего более низкую: среднюю величину начальной скорости выстреленной пули – до 285-290 м/с (у АПС – около 315 м/с);

– плавный выход пороховых газов из ствола, начинающийся еще при прохождении через него пули; повышенное сопротивление движению пороховых газов в направлении выстрела; повышенный выброс пороховых газов из казенной части ствола оружия.

Конструктивные особенности АПБ (в отличие от АПС) существенно влияют на особенности и поражающее действие продуктов выстрела. К ним относятся: большее расстояние их отложения на «следовой дорожке» – от 0 см до 410,0 ± 12,3 см от оружия (для АПС – от 0 см до 370,0 ± 10,2 см); в составе оседающих на «следовой дорожке» микрообъектов большее относительное количество частиц пороха – 90,6% (для АПС – 63,2%); меньшее относительное количество частиц: металла – 6,4% (для АПС – 13,5%); графита – 2,7% (для АПС – 20,2%); красного лака герметизирующего кольца патронов – 0,3% (для АПС – 3,1%); среди выявляемых металлических частиц, большее количество частиц оболочки пули («стружки»); более высокая степень закопченности всех частиц продуктов выстрела; меньшая интенсивность свечения частиц пороха в УФЛ; меньшее расстояние выявления большего количества частиц продуктов выстрела – 0-150 см (для АПС – 0-250 см); меньшее расстояние отложения максимального относительного количества частиц продуктов выстрела (37%) – 100 см (для АПС – 150 см, где выявляется около 42% частиц продуктов выстрела); наличие в отложениях продуктов выстрела конгломератов сплавленных между собой частиц полусгоревшего пороха (более 3,0 х 2,5 х 2,0 мм); отсутствие в отложениях продуктов выстрела шлакообразных микрочастиц продуктов полного сгорания зёрен бездымного пороха (для АПС – эти микрочастицы являются главной составной частью продуктов выстрела); отсутствие пламени выстрела (для АПС – пламя выстрела определяется отчетливо); большее расстояние отложения частиц продуктов выстрела в направлении обратном движению пули (преимущественно кзади и вправо от казенной части АПБ) – до 70 ± 1,6 см (для АПС – до 50,0 ± 1,1 см); эксцентричное, относительно входного отверстия на вертикальной преграде, отложение ружейного масла; меньшее расстояние обнаружения следов ружейного масла на вертикальной преграде – до 15 ± 0,5 см (для АПС – 150 ± 2,5 см); выброс большого числа капель ружейного масла в направлении обратном направлению полёта огнестрельного снаряда (с его обнаружением на руках и одежде стрелка в виде зоны, вытянутой вдоль длинной оси оружия, шириной 20-25 см).

Максимальные (предельные) расстояния самостоятельного распространения продуктов выстрела из АПБ (в сравнении с АПС), а также обнаружения следов их воздействия на преграду представлены в табл. 5. Для целей дифференциальной диагностики огнестрельных повреждений тела и одежды человека, причиненных из АПБ (в сравнении с АПС) предлагается использовать статистически значимые (р < 0,05) признаки, приведенные в табл. 1.


Таблица 1


Дифференциально-диагностические признаки повреждений,

причиненных из ПБ, ПМ, АПБ и АПС

 

Характер признака

Вид оружия

ПБ

ПМ

АПБ

АПС

1

2

3

4

5

Особенности штамп-отпечатка дульного

конца оружия:

– форма;

– размеры (см);

– зональный характер

Особенности входного повреждения и дефекта при выстреле в упор:

– форма;

– размеры;


 

 

– наличие радиальных

разрывов

– эксцентричность расположения (относительно геометрического центра штамп-отпечатка)

Особенности отложений

копоти близкого

выстрела:

– интенсивность;

– эксцентричность;

– зональный характер;

Внедрение в эпидермис частиц пороха и других продуктов выстрела


 

 

 

круглая

3,2-4,0

+ + +


 

 

круглая

равны или

несколько больше калибра



 

 

 

 

 

+

+


 

 

 

 

 

овальная

3,0 х 2,0


 

 

звездчатая

всегда больше

калибра


+



 

 

 

 

 

+ + +

+

±


 

 

 

 

 

круглая

3,5-4,2

+ + +


 

 

круглая

равны или

несколько больше калибра


+


 

 

 

 

 

+

+ + +


 

 

 

 

 

овальная

3,5 х 2,5


 

 

звездчатая

всегда больше

калибра


+



 

 

 

 

 

+ + +

+ +

±


 

 


Продолжение табл. 1

1

2

3

4

5

Особенности пояска

обтирания:

– наличие следов от

полей нарезов с боковой поверхности выстреленной пули;

– интенсивность окраски;

– наличие ружейного

масла

Наличие и интенсивность отложений частиц копоти по стенкам раневого канала в коже, подкожной основе, мышцах и по краям входных

отверстий на костях

 

 


 

 

+ + +

+ + +


+ +


 

 

 

 

 

 

 

+


 

 

+

±


±


 

 

 

 

 

 

 


 

 

+ + +

+ + +


+ + +


 

 

 

 

 

 

 

+


 

 

+

±


±


 

 

 

 

 


Обозначено:

«+» –– наличие признака;

«–» –– отсутствие признака;

«±» –– возможное наличие (отсутствие) признака.

 

3. Представителем ОСН, имеющего съёмное УПЗВ комбинированного типа, является 7,62-мм АКМС с ПБС-1. Главными особенностями глушителя ПБС-1 к АКМС, которые оказывают влияние на образование следов выстрела, являются наличие двух газоотводных камер и обтюратора с резиновой пробкой, видоизменяющейся (разрушающейся) в результате выстрелов. Имеется качественная и количественная зависимость между степенью износа резиновой пробки обтюратора от числа выстрелов из АКМС с ПБС-1: минимальная степень износа резиновой пробки (после 5-10 выстрелов) – сквозного дефекта резины нет; средняя степень износа резиновой пробки (после 10-50 выстрелов) – на обтюраторе определяется сквозной дефект неправильной овальной формы, а размеры его зависят от количества произведенных выстрелов; максимальная степень износа резиновой пробки (после 250-300 выстрелов) – размер сквозного дефекта резиновой пробки несколько больше калибра канала ствола АКМС и приближается к диаметру поперечного сечения отверстий в пластинах и кольцах сепаратора ПБС-1. Состояние обтюратора оказывает существенное влияние на процессы выхода из оружия разных факторов выстрела, их распространения и образования следов выстрела на поражаемой преграде (как при близкой, так и неблизкой дистанциях).

Главные особенности 7,62-мм патрона УС ( в отличии от 7,62-мм патрона ПС), которые оказывают влияние на процесс образования следов выстрела и служат основанием для дифференциальной диагностики огнестрельных повреждений тела и одежды человека, представлены наличием: специальной пули с большей массой (на 4,7-4,8 г) и длиной (на 6,8-7,1 мм), стальным сердечником в головной части и свинцом в ведущей и хвостовой частях, черно-зеленым лаковым покрытием головной части, меньшей начальной скоростью (на 415-425 м/с); меньшей массы специального порохового заряда (марка П-45, по сравнению с ВУфл – у ПС).

По отношению к основному фактору выстрела установлено, что пули УС, выстреленные из АКМС с ПБС-1 (в отличии от АКМС), характеризуются относительно низкой начальной скоростью – около 301 ± 5 м/с (что несколько ниже, чем у пули УС, выстреленной из АКМС – около 310 м/с и, более чем в 2 раза ниже, чем у пули ПС, выстреленной из АКМС). Пуля УС, выстреленная из АКМС с ПБС-1, обладает значительно меньшей (в 1,5-2 раза) пробивной способностью, по сравнению с пулей ПС, выстреленной из АКМС: меньшим (на 30-40%) количеством сквозных повреждений груди биоманекена, не защищенной одеждой, при поражении его с расстояния 25 м.

Состав продуктов выстрела, формирующихся при выстрелах патроном УС из АКМС с ПБС-1 и без него, различен и зависит от степени износа применяемой в глушителе резиновой пробки обтюратора:

– при использовании цельной резиновой пробки обтюратора среди продуктов выстрела превалируют частицы резины – 61,4%. Они определяют границу близкой дистанции выстрела (220,0 ± 3,5 см от ПБС-1). Количество частиц пороха составляет 25,9%, других частиц – 12,7%. На предельных расстояниях обнаружения (180 ± 6 см от ПБС-1) частицы пороха имеют правильную сферическую форму, а их размеры достигают 0,5 х 0,4 х 0,2 мм (15-45% от нативных зёрен пороха). Микрочастицы шлакообразных продуктов полного сгорания пороха в отложениях отсутствуют;

– при увеличении степени износа резиновой пробки обтюратора ПБС-1 резко снижается содержание в продуктах выстрела частиц резины (до 4,6%), возрастает количество частиц пороха (до 89,4%).

При выстрелах патроном УС из АКМС среди выявляемых микрообъектов превалируют частицы пороха – 86%. На предельных расстояниях выстрела (260,0 ± 5,2 см от АКМС) они сферической формы, размерами 0,2 х 0,2 х 0,1 мм (3-19% от нативных зерен пороха). В отложениях определяются многочисленные частицы шлакообразных продуктов полного сгорания пороха.

Аналогичные закономерности фиксируются и в экспериментах с вертикально расположенными мишенями (табл. 3).

Построены высокоинформативные модели (р < 0,001) в виде уравнений множественной и линейной регрессии, характеризующие связь между относительным количеством частиц продуктов выстрела из АКМС с ПБС-1, выявляемых на поверхности преграды и расстоянием выстрела.

Распространение капель ружейного масла при выстреле происходит: в прямом направлении (на «следовой дорожке») до расстояния 170,0 ± 4,5 см от АКМС с ПБС-1 и 220,0 ± 5,1 см от дульного конца АКМС без ПБС-1; в обратном направлении (кзади от казённой части ствола оружия) – до 60 см. При выстрелах патроном УС из АКМС с ПБС-1, имеющим: а) цельную резиновую пробку обтюратора – следы от капель ружейного масла на поверхности вертикальной преграды минимальны и имеют вид единичных точечных вкраплений вокруг краёв пулевого повреждения; б) обтюратор со средней и максимальной степенями износа резиновой пробки – следы ружейного масла откладываются на поверхности вертикальных мишеней, пораженных с расстояний до 100 ± 1,5 см. При минимальных расстояниях выстрела (0-5 см) следы масла обнаруживаются по периферии и эксцентрично относительно входного отверстия. В 1,5-2,0 см книзу от дефекта ткани располагается участок интенсивной люминесценции, в центре которого определяется очаг закопчения, по форме и размерам близкий к дефекту ткани. Визуально следы масла имеют вид точечных вкраплений чёрного цвета, круглой формы, диаметром 0,01-0,15 см.

Входные огнестрельные повреждения тела и одежды человека, причиненные в пределах близкой дистанции, зависят (р < 0,05) от наличия ПБС-1 и степени износа резиновой пробки его обтюратора (табл. 2). Эти различия позволяют устанавливать факт использования и степень износа ПБС-1.

При изучении положения выстреленной пули УС на траектории её полета с помощью рентгенимпульсной съёмки установлено, что до расстояния 5 м от АКМС с ПБС-1 оно нестабильно, а затем ориентация оси длинника пули по отношению к плоскости поражаемой вертикальной преграды стабилизируется и составляет 89-90°.

При неблизкой дистанции выстрела огнестрельные повреждения тканей одежды, причиненные выстрелами патронами УС из АКМС с ПБС-1, существенно отличаются по форме и особенностям центрального дефекта от повреждений патронами ПС из АКМС (условно обозначено «ПС и АКМС»). Поясок загрязнения по краям входных повреждений светло-серый, с нечеткими наружными контурами, без следов от вторичных полей нарезов на боковой поверхности пули.

Ружейное масло по краям повреждений откладывается не только в результате первого выстрела (после чистки и смазки оружия), но также в результате последующих (вплоть до 10-15) выстрелов из данного оружия.

Исследованием огнестрельных пулевых повреждений в однородных пластилиновых блоках установлено, что при выстрелах из АКМС с ПБС-1 объем повреждений значительно меньше, чем при «ПС и АКМС». Это проявляется в форме и размерах входных и выходных повреждений, боковом профиле пулевого канала, объеме остаточной полости пулевого канала, массе гипсовых слепков остаточной полости пулевого канала.

Таблица 2


Дифференциально-диагностические признаки входных повреждений кожи человека, причиняемых выстрелом патроном УС из АКМС

с ПБС-1 и без него, с близкой дистанции

 

Расстояние выстрела и

характер признака

Наличие, степень износа обтюратора

ПБС-1 и особенности признака

I

II

III

без ПБС-1

1

2

3

4

5

Выстрел в упор:

– штамп-отпечаток;

– размеры повреждения;

– дефект кожи;

– поясок осаднения;

– разрывы кожи:

а) количество;

б) длина;

– отслойка кожи;

– опаление волос

Выстрел с 1-3 см и более:

– размеры повреждения;

– дефект кожи;

– поясок осаднения;

– разрывы кожи:

а) количество;

б) длина;

– зональность копоти;

– степень фиксации

частиц на коже;

– внедрение частиц.

 

0,8 х 0,7

0,2 х 0,2

0,07


1,1-1,3


0,8 х 0,7

0,4 х 0,3

0,07


±


 

0,8 х 0,8

0,2 х 0,2

0,10


1,3


0,8 х 0,8

0,4 х 0,3

0,07


±


 

0,9 х 0,8

0,3 х 0,2

0,11


1-2

0,07

1,5


0,9 х 0,8

0,4 х 0,3

0,09


1-2

0,07

+


 

+

1,3 х 1,1

1,0 х 0,9

0,3


3-4

0,7

2,5

+ + +


1,1 х 1,0

0,5 х 0,4

0,05


3-4

0,5

+ +

+ + +


+

 

Примечание:

1) размеры повреждений даны в см;

2) степени износа резиновой пробки обтюратора ПБС-1 обозначены: I – минимальная, II – средняя и III – максимальная;

3) отмечено: «+» - наличие, «–» - отсутствие и «±» - возможное наличие (отсутствие) признака.

 

Входные огнестрельные повреждения кожи и подкожной основы, причиненные из АКМС с ПБС-1, по сравнению с «ПС и АКМС», отличаются: правильной круглой формой, меньшими общими размерами раны (до 20%) и дефекта ткани (до 20-30%); большей шириной пояска осаднения (до 40%); большими размерами (до 20-30%) щелевидной полости в подкожной основе.

При изучении латексных слепков раневых каналов, а так же в ходе секционного изучения раневых каналов в бедре биоманекена отмечено, что его начальный участок (в подкожной основе) – неправильной, несколько деформированной с боков, цилиндрической формы. Далее, в раневом канале (проходящем в мышечной ткани) определяется ряд чередующихся чёткообразно расширяющихся и сужающихся участков. Здесь раневой канал имеет более выраженную боковую деформацию (уплощенность), которая вблизи выходной раны нивелируется и исчезает (у «ПС и АКМС» – раневой канал имеет неправильную веретенообразную форму).

Огнестрельные переломы костей, причиненные выстрелами из АКМС с ПБС-1, имеют сквозной, многооскольчатый характер. В мягких тканях, окружающих кость со стороны выходного отверстия, причиненного из АКМС с ПБС-1, по сравнению с «ПС и АКМС», имеется значительно меньшее количество костных отломков, преимущественно средних и больших размеров.

Особенности выходных огнестрельных ран кожи зависят от характера огнестрельных повреждений бедренных костей и прилежащих к ним мягких тканей бедра. При выстрелах из АКМС с ПБС-1, по сравнению с «ПС и АКМС», выходные повреждения имеют множественный характер; в центре повреждений дефект существенно меньших размеров; по краям повреждений значительно меньшее количество радиальных разрывов кожи.

Изучением костных препаратов с огнестрельными пулевыми повреждениями установлено, что при выстрелах из АКМС с ПБС-1, по сравнению с «ПС и АКМС»: в центре перелома со стороны входа пули (в «зоне первичного удара пули») формируется дефект кости, имеющий несколько большие размеры; участки скола наружной костной пластинки имеют меньшую ширину и охватывают лишь 2/3 длины окружности дырчатого перелома; определяется значительно меньшее количество радиальных трещин, формирующих меньшее количество свободных костных осколков. Со стороны выхода пули из кости центральное отверстие, причиненное из АКМС с ПБС-1, по сравнению с «ПС и АКМС», имеет неправильную овальную форму, несколько большие размеры; по краям дырчатого перелома местами имеются участки скола наружной костной пластинки, несколько меньшей ширины, захватывающие лишь 1-2/3 длины окружности дырчатого перелома.

Особенностями огнестрельных пулевых повреждений костей свода черепа, причиненных из АКМС с ПБС-1, по сравнению с «ПС и АКМС», являются: неправильная овальная форма дырчатых переломов со стороны входа пули и большие их размеры; меньшая ширина участков скола по краям перелома со стороны наружной и внутренней костных пластинок (1/3-2/3 длины окружности перелома); меньшее количество радиальных трещин, формирующих значительно меньшее количество свободных костных осколков.

Исследованием особенностей огнестрельных повреждений тела осколками от пуль УС, предварительно преодолевших металлическую преграду установлено, что повреждения преграды (листа железа) имеют: неправильную овальную форму; значительно меньшие размеры дефекта; незначительный характер отложения металла оболочки пули по краям повреждения. Входные осколочно-пулевые повреждения кожи биоманекенов, причиненные из АКМС с ПБС-1, по сравнению с «ПС и АКМС» неправильной овальной или звездчатой формы, имеют большие общие размеры, но меньшие размеры дефекта кожи, большую ширину пояска осаднения по краям. Выходные осколочно-пулевые повреждения кожи неправильной звездчатой формы с 3-5 лучами-разрывами кожи, размерами до 1,5 х 1,2 см (у «ПС и АКМС» – неправильной звездчатой формы с 2-3 лучами-разрывами кожи, размерами до 1,5 х 1,3 см). Дефект кожи практически отсутствует. 30-40% всех осколочно-пулевых повреждений носят слепой характер, при этом на рентгенограммах в раневых каналах определяются пули УС с различной степенью деформации, либо их осколки.

Для целей дифференциальной диагностики огнестрельных повреждений тела и одежды человека, причиненных выстрелами патроном УС из АКМС с ПБС-1 (в сравнении с «ПС и АКМС»), предлагается использовать статистически значимые (р < 0,05) признаки, приведенные в табл. 4.

4. Представителем ОСН со съёмным УПЗВ расширительного типа, является 5,45-мм АКС-74У с ПБС-4. Конструктивными особенностями ПБС-4, которые оказывают влияние на процесс образования и распространения следов выстрела из АКС-74У, являются:

– наличие двух газоотводных камер: первой, создающей повышенное сопротивление движению пороховых газов в направлении выстрела и частично отводящей их в окружающую атмосферу; второй, задерживающей и отводящей пороховые газы, проникающие в неё из первой камеры, в полость кожуха и через торцевую часть ПБС-4 в окружающую атмосферу;

– повышенное сопротивление движению пороховым газам в направлении выстрела, и как следствие, увеличение времени выхода пороховых газов, что создает возможности для дожигания частиц продуктов выстрела;

– наличие большого числа камер, где накапливаются частицы продуктов выстрела, а также щелевидных отверстий в торцевой части дульного конца ПБС-4, через которые выходит часть пороховых газов;

– наличие выступающего из корпуса эксцентричного наконечника, не позволяющего всей поверхности «торцевой» части корпуса ПБС-4 соприкасаться с преградой, создавая возможность свободного выхода пороховых газов при выстреле в упор.

Главные особенности 5,45-мм патрона УС, которые оказывают влияние на процесс образования следов выстрела и служат основанием для дифференциальной диагностики огнестрельных повреждений, причиняемых при использовании 5,45-мм патрона ПС, представлены наличием: специальной пули, отличающейся большей массой (на 1,6-1,8 г), меньшей длиной (на 0,9-1,0 мм); стальным сердечником в головной и ведущей частях, свинцом в хвостовой части; черно-зеленым лаковым покрытием головной части, меньшей начальной скоростью (на 575-600 м/с); меньшей массы специального порохового заряда (марка П-45, по сравнению с Сф033фл – у ПС).

Средняя величина начальной скорости пули УС, выстреленной из АКС-74У с ПБС-4 составляет около 303 м/с, что практически не отличается (p < 0,05) от начальной скорости пули УС, выстреленной из АКС-74У – около 305 м/с. Это значительно ниже (более чем в 2 раза), чем у

похожие материалы в каталогах

Огнестрельные повреждения

похожие статьи

Некоторые недостатки в проведении экспертиз огнестрельных повреждений в отделениях медицинской криминалистики / Назаров Г.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 66-67.

Компьютерное моделирование в рамках огнестрельной травмы / Шакирьянова Ю.П. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 214-218.

К вопросу об исследовании огнестрельных повреждений одежды, изготовленной из синтетических материалов / Ратневский А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №3. — С. 14.

К судебно-медицинской диагностике ранений из строительно-монтажного пистолета / Ковальчученко Н.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1968. — №2. — С. 51-52.

Способ определения частиц парафина на поверхности преграды при судебно- медицинской экспертизе огнестрельных повреждений из гладкоствольного оружия / Карпов Д.А., Барышников И.Н. // Судебная медицина. — 2016. — №4. — С. 27-29.