вход
закрыть
Судебно-медицинская библиотека

Судебно-медицинская оценка тяжести вреда здоровью при черепно-мозговой травме

/ Колкутин В.В.  — 2000.

Судебно-медицинская оценка тяжести вреда здоровью при черепно-мозговой травме / Под. ред.: В.В.Колкутина. - М. : 2000. - 10 с.

Методические рекомендации, предназначенные для военных судебно-медицинских экспертов, должны обеспечить единый подход к производству судебно-медицинских экспертиз по поводу черепно-мозговой травмы (ЧМТ), особенно при определении тяжести вреда здоровью, обусловленного ее легкими формами. Именно при этих экспертизах отмечается наибольшее количество методических ошибок.

ссылка на эту страницу

МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГЛАВНОЕ ВОЕННО-МЕДИЦИНСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ




СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКАЯ ОЦЕНКА ТЯЖЕСТИ ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ ПРИ ЧЕРЕПНО-МОЗГОВЫХ ТРАВМАХ


МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Утверждены начальником ГВМУ МО РФ


Москва

2000





Методические рекомендации подготовили: главный судебно-медицинский эксперт МО РФ, доктор медицинских наук полковник медицинской службы В.В. Колкутин; главный нейрохирург МО РФ профессор полковник медицинской службы Б.В.Гайдар; главный невропатолог профессор полковник медицинской службы М.М. Одинак; кандидат медицинских наук полковник медицинской службы П.А.Коваленко; профессор В.Д. Исаков; профессор А.Н.Белых; доктор медицинских наук Ю.И. Соседко; кандидат медицинских наук полковник медицинской службы Л.В.Беляев; Е.В. Шепелев




ВВЕДЕНИЕ

Методические рекомендации, предназначенные для военных судебно-медицинских экспертов, должны обеспечить единый подход к производству судебно-медицинских экспертиз по поводу черепно-мозговой травмы (ЧМТ), особенно при определении тяжести вреда здоровью, обусловленного ее легкими формами. Именно при этих экспертизах отмечается наибольшее количество методических ошибок.


1. КЛАССИФИКАЦИЯ ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМЫ

Рабочая классификация ЧМТ была принята на III Всесоюзном съезде нейрохирургов (1982).

Выделяют три основные формы ЧМТ:

  1. Сотрясение головного мозга.
  2. Ушиб головного мозга:
    • а) легкой степени;
    • б) средней степени;
    • в) тяжелой степени.
  3. 3. Сдавление головного мозга.

Закрытой черепно-мозговой травмой считаются травмы черепа и головного мозга при сохраненной целости кожи. Переломы свода черепа, не сопровождающиеся ранением кожи, относятся к закрытым повреждениям.

Открытой называется ЧМТ, при которой имеется рана, т.е. повреждение всех слоев кожи в зоне мозгового черепа, поскольку только кожа является естественным барьером, отделяющим внешнюю и внутреннюю среды организма.

При целости твердой мозговой оболочки ЧМТ считается непроникающей, а при нарушении – проникающей. Таким образом, переломы основания черепа, где твердая мозговая оболочка выполняет роль надкостницы и повреждается в зоне даже линейного перелома, следует рассматривать как проникающие повреждения. Несомненными клиническими критериями проникающего повреждения являются назо- или отоликворея (истечения ликвора из носа или уха).

При открытой и, тем более при проникающей ЧМТ, имеется опасность первичного или вторичного инфицирования внутричерепного содержимого.

2. ХАРАКТЕРИСТИКА ОТДЕЛЬНЫХ ФОРМ ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМЫ

2.1. Сотрясение головного мозга

Сотрясение головного мозга – наиболее легкая форма черепно-мозговой травмы. Оно характеризуется непродолжительными обратимыми функциональными нарушениями (при отсутствии макроскопических структурных нарушений): кратковременным расстройством сознания (вплоть до утраты от нескольких секунд до 5-8 минут); ретро-, кон- и антероградной амнезией; однократной рвотой (не всегда); общемозговыми, вегетососудистыми и отдельными очаговыми проявлениями.

Субъективные признаки

Головная боль; головокружение; шум в ушах; тошнота; слабость; симптом Манна (боль в области глазных яблок при движении открытых глаз). Вопросы констатации потери сознания, рвоты весьма сложны. Эти признаки оцениваются как достоверные симптомы ЧМТ, когда они наблюдались медицинским работником или свидетелями, и это было зафиксировано в медицинских документах надлежащим образом.

Объективные проявления

Симптомы поражения соматической и вегетативной нервной системы – скудны и непостоянны. Чаще всего это: бледность или гиперемия лица; потливость; положительная ор- токлиностатическая проба Шеллонга (превышение частоты пульса более чей на 12 ударов в минуту при переходе из горизонтального в вертикальное положение); асимметрия артериального давления, поверхностное, но быстро нормализующееся дыхание; слегка учащенный (реже замедленный) пульс при нормальном или учащенном дыхании; стойкий красный разлитой дермографизм; мелкий тремор языка; возможен субфебрилитет в вечернее время.

Реже (не всегда) наблюдаются: затухающий мелкоразмашистый горизонтальный нистагм; изменение интенсивности фотореакции зрачков; оживление глубоких и снижение поверхностных рефлексами (в первые дни) или их асимметрия. Кровь и ликвор при сотрясении головного мозга без патологии. В первые сутки после травмы у большинства пострадавших отмечаются нормальные показатели ликворного давления (не свыше 250 мл водного столба). В 25-30% случаев оно повышено, в 15-20% – понижено. Ликворное давление обычно нормализуется на 5-7 сутки. Артериальное давление и температура тела чаще без изменений. У пожилых людей артериальное давление может повышаться (преимущественно у гипертоников) или понижаться (преимущественно у гипотоников). При соблюдении постельного или полупостельного режима лечения первыми исчезают общемозговые симптомы: тошнота, головная боль, головокружение и др. (через 4-7 дней). Объективная симптоматика обычно держится не более 7 суток. Вегетативные нарушения могут длиться несколько дольше (до 11 суток и более). При наличии алкогольной интоксикации (в момент получения травмы) клиническая картина более длительна и нормализуется иногда только на третьей неделе. В более тяжелой форме протекает сотрясение головного мозга у лиц, страдающих хроническим алкоголизмом. По мере регресса неврологических нарушений и улучшения самочувствия пострадавшего на первый план выступают проявления астеновегетативного синдрома: неустойчивость эмоциональных реакций; нарушения сна; гипергидроз кистей и стоп. Эти симптомы регрессируют, как правило, в течение 2-4 недель (хотя в отдельных случаях отмечается сохранение астеновегетативного синдрома на протяжении и большего периода). Электроэнцефалограмма, как правило, не изменена. Могут наблюдаться ирритативные изменения в виде неравномерности амплитуды и снижения частоты альфаритма, усиления бета- и дельта-активности. Такие изменения могут сохраняться до 1,5 месяцев с момента травмы. Реоэнцефалография позволяет выявить негрубое снижение пульсового кровенаполнения мозговых сосудов при нормальном сосудистом тонусе. При ЭХО-энцефалографии может наблюдаться увеличение амплитуды эхопульсаций (при отсутствии смещения М-эхо), что в комплексе проявлений легкой черепно-мозговой травмы может также подтверждать травматизацию мозга. Таким образом, при судебно-медицинской оценке степени вреда здоровью, обусловленного сотрясением головного мозга, основным критерием является длительность расстройства здоровья. Врач имеет право поставить диагноз «Сотрясение головного мозга» на основании комплекса клинических объективных признаков, имеющихся у пострадавшего, в том числе инструментального и лабораторного обследовании («Указания по военной неврологии и психиатрии», 1992). При отсутствии в медицинских документах данных о выявлении у пострадавшего объективных клинических признаков диагноз «Сотрясение головного мозга» следует считать неподтвержденным (дальнейшая экспертная оценка не проводится).

2.2. Ушибы головного мозга

В отличие от сотрясений, при ушибах головного мозга в обязательном порядке имеется очаговая симптоматика, субарахноидальное кровоизлияние, или перелом костей в зоне мозгового черепа. Наличие этих симптомов, как в совокупности, так и каждого в отдельности, рассматриваются как неоспоримые признаки ушиба головного мозга, тяжесть которого зависит от степени выраженности и длительности манифестации клинических проявлений.

2.2.1. Ушибы головного мозга лёгкой степени

Характеризуются умеренными общемозговыми и незначительными очаговыми симптомами (без признаков нарушения жизненно важных функций). Общемозговые проявления сохраняются дольше, чем при сотрясении головного мозга. Они не исчезают в первые несколько суток. Потеря сознания продолжается от нескольких минут до десятков минут (реже до.1-2 часов). Наблюдается антеро-, либо ретроградная амнезия, иногда повторная рвотой. Общее состояние пострадавшего в первые сутки удовлетворительное или средней тяжести.

Субъективные признаки

Головная боль; шум в голове; тошнота; повышенная чувствительность к свету и звуку; раздражительность.

Объективные признаки

В первые дни после травмы симптомы органического поражения нервной системы: нарушение конвергенции; ограничение крайних отведений глазных яблок; нистагм; легкая (преходящая) анизокория; асимметрия носогубных складок; отклонения языка; асимметрия глубоких рефлексов; менингеальные симптомы; гипергидроз; побледнение кожных покровов; тахикардия (редко брадикардия); асимметрия артериального давления и изменение его уровня; субфебрилитет. Очаговая симптоматика имеет явную тенденцию к регрессу уже на протяжении первых суток посттравматического периода. Общемозговые симптомы сохраняются несколько дольше, но также регрессируют в динамике. Симптомов поражения ствола мозга нет. В крови – повышенная СОЭ и лейкоцитоз. Результаты лабораторных исследований спинно-мозговой жидкости нормальные, реже – небольшое повышение количества белка и нередко примесь крови. Давление ликвора понижено или повышено. На 3-4 сутки общее состояние удовлетворительное, но некоторые субъективные и объективные признаки могут быть выражены. К 9-10 суткам наблюдается значительное уменьшение симптомов и улучшение общего состояния. Наряду с этим сохраняются некоторые неврологические микро-симптомы в виде горизонтального нистагмоида, асимметрии носогубных складок, анизорефлексии и менингеальных симптомов. Изменения биоэлектрической активности головного мозга имеют такую же характеристику как и при сотрясении головного мозга, но регистрируются более часто. Иногда выявляются фокальные (в зоне очага ушиба) изменения в форме снижения и замедления альфа-колебаний в сочетании с острыми волнами. На реоэнцефалограмме в зоне контузии увеличивается амплитуда реоволны, углубляется выемка, возрастает угол наклона восходящей части волны как результат снижения тонуса и расширения сосудов в области ушиба. При латеральных (боковых) ушибах мозга легкой степени, сопровождающихся перифокальным отеком, иногда можно обнаружить незначительную девиацию срединного эха в пределах Г4 мм. Максимум смещения обычно регистрируется на вторые-четвертые сутки, постепенно регрессируя на протяжении 1-2-х недель. При ушибе легкой степени компьютерно-томографическое исследование может не проявляться очевидными изменениями головного мозга, но в ряде случаев возможно выявление зоны пониженной плотности мозговой ткани (+8 – +28 ед.). Отек мозга при его ушибе данной степени может быть локальным, долевым, полушарным, диффузным или проявляться сужением ликвороносных пространств. Эти изменения обнаруживаются уже в первые часы после травмы, максимума обычно достигают на третьи сутки и исчезают через две недели, не оставляя заметных следов. К концу третьей недели, как правило, объективные неврологические симптомы исчезают и состояние нормализуется. Наряду с этим могут сохраняться некоторые неврологические «микросимптомы» в виде горизонтального нистагмоида, асимметрии носогубных складок и анизорефлексии. Обычно к 20 дню неврологическая картина может полностью нормализоваться. Данная форма черепно-мозговой травмы, как правило, оценивается по критерию длительности расстройства здоровья. В редких случаях ушиб головного мозга с выраженными очаговыми симптомами и наличием крови в спинно-мозговой жидкости может привести к более длительному расстройству здоровья (свыше 20-30 дней) и повлечь за собой стойкую утрату трудоспособ ности.

2.2.2. Ушибы головного мозга средней тяжести

Проявляются более отчетливо выраженными и стойкими общемозговыми и очаговыми полушарными симптомами (по сравнению с ушибом головного мозга лёгкой степени), и у части больных быстро преходящими стволовыми нарушениями. У пострадавших наблюдается длительное нарушение созидания (от нескольких десятков минут до нескольких часов) в виде оглушения, сопора или комы. После выхода из бессознательного состояния отмечается длительный период заторможенности, дезориентации, психомоторного возбуждения и иллюзорных восприятий. В период восстановления сознания проявляются все виды амнестических расстройств, в т.ч. ретроградная и (или) антероградная амнезия. Общее состояние пострадавшего обычно классифицируется как средней тяжести или тяжелое.

Субъективные признаки

Жалобы на тошноту, сохраняющуюся длительное время. Пострадавших беспокоят характерные продолжительнье головные боли, головокружение, шум в ушах, тяжесть в голове, нечеткость зрения и т.д. Могут наблюдаться изменение поведенческих реакций в виде психомоторного возбуждения, иногда бредоподобные состояния.

Объективные признаки

В большинстве случаев наблюдается многократная рвота. С первых дней после травмы обнаруживаются менингиалыные симптомы различной выраженности, стволовые расстройства, которые проявляются в виде диссоциации менингеальных симптомов; повышения мышечного тонуса и сухожильных рефлексов по оси тела, двусторонние патологические рефлексы, нистагм и др. Может быть утрачен контроль за функцией тазовых органов. Отчетливо проявляются локальная симптоматика (определяемая локализацией ушиба мозга), парезы конечностей, расстройства речи, кожной чувствительности и т.д. Отчетливо проявляются: анизокория; вялая реакция зрачков на свет; слабость конвергенции; недостаточность отводящих нервов; спонтанный нистагм; снижение корнеальцых рефлексов; центральный парез лицевого и подъязычного нервов; асимметрия мышечного тонуса; понижение силы в конечностях; анизорефлексия (нередко в сочетании с диэнцефальными или мезэнцефальными синдромами, патологическими рефлексами и, возможно, джексоновскими припадками). Очаговые симптомы постепенно (в течение 3-5 недель) исчезают, но могут и длительно сохраняться. При рентгенографии часто выявляются переломы костей черепа. Помимо неврологической симптоматики наблюдаются: тахипноэ (без нарушения ритма дыхания и проходимости трахеобронхиального дерева); нарушения сердечной деятельности (брадикардия или тахикардия); неустойчивость артериального давления с тенденцией к гипотонии; нарушение ритма и частоты дыхания. Возможны гипертермия и значительные вегето-сосудистые расстройства, небольшое повышение температуры тела. Со стороны периферической крови – лейкоцитоз, реже лейкопения, ускоренная СОЭ. В ряде случаев отмечаются изменения глазного дна в виде застойных сосков зрительных нервов с третьих суток. При люмбальной пункции наблюдаются гипо- или гипертензия, примесь крови в спинно-мозговой жидкости. Электроэнцефалографическая картина в обобщенном виде представлена изменениями альфа- ритма в варианте его неравномерности, снижении амплитуды, замедлении частоты колебаний. Прослеживается умеренно выраженная дельта- и тета-активность. В течение 3-4 суток после травмы общемозговые явления нарастают, состояние больных в этот период, как правило, средней тяжести. Через 2 недели состояние, как правило, улучшается, общемозговые и менингеальные симптомы снижаются. Остаются выраженными вегетативные расстройства; субъективные и объективные признаки без существенных изменений. К четвертой неделе из субьективных признаков остаются умеренная головная боль, головокружение, шум в ушах, двоение предметов, явления астении и вегето-, сосудистой неустойчивости. Из очаговых симптомов выявляются: глазодвигательные нарушения, горизонтальный нистагм, парез VII и XII пар черепно-мозговых нервов, нередко с патологическими знаками, парезами конечностей, расстройством чувствительности, координации движений, высших корковых функций (афазия, апраксия и др.).

2.2.3. Ушибы головного мозга тяжелой степени

Отличаются развитием тяжелого или крайне тяжелого состояния сразу после травмы, длительным периодом (от нескольких часов до нескольких суток и недель) расстройства сознания до комы, нарушением жизненно важных функций на фоне клинических проявлений стволового поражения (вне зависимости от локализации повреждений), что и определяет тяжесть состояния пострадавшего. Часто отмечается преимущественное поражение верхнего, среднего или нижнего отделов ствола с нарушением жизненно важных функций. Отмечаются плавающие движения глазных яблок, птоз век, спонтанный, тонический нистагм, нарушения глотания, двустороннее расширение или сужение зрачков, изменение их формы, отсутствие реакции зрачков на свет, корнеальных и бульбарных рефлексов, дивергенция глаз по горизонтальной или вертикальной оси, меняющийся мышечный тонус вплоть до децеребрационной ригидности, угнетение (или возбуждение) рефлексов с сухожилий, с кожи, со слизистых оболочек, двусторонние патологические рефлексы, снижение или отсутствие сухожильных рефлексов, отсутствие брюшных рефлексов, параличи, афазия, менингеальные симптомы. Среди очаговых полушарных симптомов преобладают парезы конечностей. Часто наблюдаются подкорковые нарушения мышечного тонуса, рефлексы орального автоматизма и др. Иногда отмечаются генерализованные или фокальные судорожные припадки. Обратное развитие общемозговых, и в особенности очаговых, симптомов происходит медленно: часто сохраняются грубые остаточные явления со стороны психической и двигательной сферы. После появления сознания у больных длительное время остаются дезориентированность, оглушенность, патологическая сонливость, которые периодически сменяются двигательным и речевым возбуждением. У всех пострадавших отмечаются амнестические расстройства – ретро- и (или) антероградная амнезия. В ряде случаев возникает нарушение психики. Наблюдается выраженный нейровегетативный синдром, с нарушениями дыхания, сердечно-сосудистой деятельности, терморегуляции и метаболизма. Отмечаются брадикардия или тахикардия, нередко с аритмией, артериальная гипертензия, расстройство дыхания и частоты его ритма, возможно нарушение проходимости верхних дыхательных путей, гипертермия. В спинно-мозговой жидкости – кровь. Со стороны периферической крови – нейтрофильный лейкоцитоз со сдвигом влево и повышенная СОЭ. При ЭЭГ - исследовании выявляются нарушения регулярностью альфа-ритм, сочетание его с дельта- и тетра-активностью в форме «стволовых» вспышек. Довольно часто у этой категории больных альфа-ритм не регистрируется. Доминируют медленные формы активности. На реоэнцефалограммах при ушибе мозга тяжелой степени обычно выявляются атония церебральных сосудов. На ЭЭГ выявляется патологическая активность в дельта- и тета-диапазонах, характерная для нарушения функций стволового отдела мозга. Преобладают медленные полиморфные волны, почти не меняющиеся при внешних раздражениях. Альфа-ритм и реакция активации восстанавливаются, локальные нарушения заметно сглаживаются, но, как правило, полностью не исчезают. Нередко выявляются признаки посттравматической эпилептической активности коры (острые волны, пики, комплексы пик – медленная волна). При эхоэнцефалографии могут выявляться признаки значительного стойкого смещения срединных структур мозга, дополнительные импульсы. Кроме того, возможно исчезновение или резкое ослабление пульсации эхо-сигналов, постепенно восстанавливающейся у выживших больных. На ангиограммах область ушиба мозга выглядит в виде бессосудистой зоны с отжатыми от неё ветвями прилежащих кровеносных сосудов. Компьютерная томография выявляет очаговые поражения мозга в виде зоны неоднородного повышения плотности. При локальной томоденситометрии в них определяется чередование участков, имеющих повышенную (от +54 до +76 ед. вод. ст.) и пониженную плотность (от +16 до +28 ед. вод. ст.), что соответствует морфоструктуре зоны ушиба (объём мозгового детрита значительно превышает количество излившейся крови). К 30-40 суткам после травмы на месте зоны ушиба развиваются атрофия или (и) кистозные полости. При диффузном аксональном повреждении при компьютерной томографии может быть выявлено множество ограниченных кровоизлияний в семиовальном центре обоих полушарий, в стволовых и перивентрикулярных структурах, мозолистом теле на фоне диффузного увеличения объема мозга вследствие набухания или генерализованного отека. Как правило, ушиб головного мозга тяжелой степени сопровождается переломами костей свода и основания черепа, а также массивными субарахноидальными кровоизлияниями. При благоприятном исходе длительное время сохраняется как общемозговая, так и очаговая симптоматика, зачастую обусловливающая инвалидность в последующем. Ушибы головного мозга со сдавлением (внутричерепная гематома, отек и набухание) являются тяжелым проявлением черепно-мозговой травмы.

2.3. Сдавление головного мозга (костными отломками, внутричеренными и внутримозговыми гематомами, субдуральной гигромой, пневмоцефалией, отеком – набуханием ткани мозга)

Сдавление головного мозга характеризуется опасным для жизни нарастанием через различные промежутки времени после травмы или непосредственно после нее общемозговых (углубление нарушения сознания, усиление головной боли, повторная рвота, психомоторное возбуждение и т.д.), очаговых (углубление моно – или гемипареза, одностороннего мидриаза, локальных эпилептических припадков, нарушений чувствительности, и др.) и стволовых (появление или углубление брадикардии, повышение артериального давления, ограничение поля зрения вверх, тонический спонтанный нистагм, двусторонние патологические рефлексы и др.) симптомов. В зависимости от «ведущего» проявления черепно-мозговой травмы (сотрясение, ушиб мозга, внутричерепные или внутримозговые гематомы, субдуральная гигрома) латентный период травматического сдавления мозга может быть выраженным, стертым или отсутствовать. При сдавлении ствола головного мозга за счет его дислокации могут наблюдаться брадикардия, нарастающая гипертермия, расстройства дыхания. При несвоевременном оказании медицинской помощи развивается терминальное состояние.


3. ОЦЕНКА ТЯЖЕСТИ ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ

3.1. Общие рекомендации

Оценка тяжести вреда здоровью, обусловленного черепно-мозговой травмой, должна носить комиссионный и комплексный характер. В состав экспертной комиссии необходимо привлекать нейрохирурга (особенно в первые недели после травмы) и невропатолога (по минованию острого периода травмы). В случаях с психопатологическими проявлениями травмы освидетельствование должно осуществляться при обязательном участии в составе экспертной комиссии психиатра. Особая уязвимость нейропсихологических функций при черепно-мозговой травме связана с наиболее частым повреждением лобных и височных долей мозга, а также распространенным поражением белого вещества полушарий (диффузным аксональным повреждением – ДАП). Медицинские документы, представленные для экспертного исследования, должны содержать исчерпывающие данные, необходимые для решения вопросов, поставленных перед экспертами (например, в истории болезни должны быть подробные ежедневные дневниковые записи, отражающие динамику изменений жалоб и объективных проявлений травмы). Если в ходе освидетельствования у экспертов возникают подозрения на наличие повреждений костей черепа, головного мозга, внутричерепного кровоизлияния, такой пострадавший обязательно должен быть госпитализирован. Производство экспертизы без непосредственного обследования потерпевшего, только по подлинным медицинским документам (истории болезни, карте стационарного больного, карте амбулаторного больного и др.), допускается при абсолютной невозможности непосредственного обследования потерпевшего экспертом (-тами), в исключительных случаях, и лишь при наличии медицинских документов, содержащих исчерпывающие данные о характере повреждений, клиническом течении и исходе, а также иные сведения, необходимые для решения вопросов, поставленных перед экспертами. При этом судебно-медицинскую оценку данных медицинских документов, характеризующих клинико-морфологическую структуру травмы, ее динамику и тяжесть вреда здоровью (в т.ч. посттравматических последствий) необходимо осуществлять с участием вышеуказанных специалистов в составе судебно- медицинской экспертной комиссии. Эта оценка должна базироваться на объективных признаках повреждения, выявленных при обследовании пострадавшего в медицинском учреждении. При оценке остаточных явлений перенесенной травмы головного мозга следует иметь в виду возможность наличия сходных симптомов при ряде заболеваний (вегето-сосудистая дистония, тиреотоксикоз, алкоголизм, наркомания ц др.). В ходе определения тяжести вреда здоровью, обусловленного черепно-мозговой травмой, среди проявлений черепно-мозговой патологии необходимо выявить и учесть последствия обострения или осложнения предществующих заболеваний, возникших в силу индивидуальных особенностей организма, дефектов оказания медицинской помощи, которые причинно связаны с указанными не травматическими факторами и могли быть ими обусловлены вне зависимости от травмирующего воздействия на голову. В случае необходимости установления (разграничения) генеза выявленной черепно-мозговой симптоматики (либо последствия оцениваемой черепно-мозговой травмы, либо отдаленные последствия ранее перенесенных черепно-мозговых травм или заболеваний ЦНС), наряду с комплексной дифференциально-диагностической оценкой данных материалов уголовного дела и результатов экспертного обследования пострадавшего целесообразно сопоставить:

  • а) Комплексс клинико-морфологических проявлений «черепно-мозгой травмы» с векторографическими характеристиками травмирующего воздействия (его местом и направлением);
  • б) эргометрические характеристики травмирующего воздействия с черепно-мозговыми проявлениями, трактуемыми как проявления оцениваемой черепно-мозговой травмы.

Если указанное разграничение осуществить не представляется возможным (из-за неполноты первичных медицинских исследований, информационной неполноценности представленных материалов и др.) это должно быть четко и ясно отражено в экспертном заключении.

3.2. Алгоритмы оценки

3.2.1. Признаки ТЯЖКОГО вреда здоровью

В алгоритме оценки тяжести вреда здоровью в результате черепно-мозговой травмы приоритетным критерием является ОПАСНОСТЬ ДЛЯ ЖИЗНИ («Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, 1996). К проявлениям, обусловливающим указанную опасность, относят следующие виды и формы:

А. Первая группа:
  • – ушиб головного мозга тяжелой (как со сдавлением, так и без сдавления) и средней (только прй наличии симптомов поражения стволового отдела независимо от исхода) степеней; проникающие в полость черепа ранения головы, даже без повреждения головного мозга;
  • – переломы свода и основания черепа, как открытые, так и закрытые (за исключением переломов только костей лица и изолирован ного перелома только наружной пластинки свода черепа).
Б. Вторая группа (последствия черепно-мозговой травмы в виде угрожающих жизни патологических состояний или заболеваний):
  • – кома мозговая;
  • – травматический шок тяжелой III-IV степени (при изолированной черепно-мозговой травме встречается редко, возможен при че репно-мозговой травме, сочетающейся с повреждениями других органов и систем);
  • – тяжелая степень нарушения мозгового кровообращения;
  • – массивная кровопотеря;
  • – острая сердечная или сосудистая недостаточность, коллапс;
  • – острая дыхательная недостаточность тяжелой степени;
  • – гнойно-септические состояния;
  • – расстройства регионального и органного кровообращения, приведшие к эмболии (газовой и жировой) сосудов головного мозга, тромбоэмболии, инфаркту мозга;
  • – сочетание угрожающих жизни состояний.

К последствиям черепно-мозговой травмы НЕ ОПАСНЫМ ДЛЯ ЖИЗНИ, но влекущим ТЯЖКИЙ вред здоровью относят:

  1. Психическое расстройство, диагностику которого; его тяжесть и причинную связь с полученной черепно- мозговой травмой осуществляют в рамках судебно-психиатрической экспертизы. Оценку тяжести вреда здоровью, повлекшего за собой психическое расстройство производят в процессе проведения комплексной судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертизы.
  2. Стойкую утрату общей трудоспособности не менее, чем на одну треть, обусловленную остаточными явлениями тяжелой черепно-мозговой травмы (при определившемся исходе, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней) и проявляющуюся:
    • а) частыми эпилептическими припадками (не реже 1 раза в неделю), слабоумием, параличами, нарушением процессов узнавания (агнозия), нарушением целенаправленных действий (апраксия), значительным нарушением речи (афазия), отсутствием координации движений (атаксия), резкими вестибулярными и мозжечковыми расстройствами (100% стойкой утраты общей трудоспособности);
    • б) значительным расстройством объема движений и силы в конечностях, значительным нарушением координации движений, значительным расстройством тонуса мышц, значительным ослаблением памяти и снижением интеллекта, частыми эпилептическими припад ками – не реже одного раза в месяц (75% стойкой утраты общей трудоспособности);
    • в) последствиями повреждений костей свода и основания черепа, эпидуральных и субдуральных гематом, субарахноидальных кровоизлияний, ушиба головного мозга, а также наличие трепанационного дефекта, в том числе и закрытого пластикой:
      • – органическим поражением двух и более черепно-мозговых нервов, значительным нарушением координации, выраженным повышением тонуса мышц и силы в конечностях, снижением интеллекта, ослаблением памяти, эпилептическими припадками (4-10 раз в год), наличием трепанационного дефекта площадью 20 квадратных см и более (60% стойкой утраты общей трудоспособности);
      • – органическим поражением нескольких черепно-мозговых нервов, умеренным нарушением координации, умеренным повышением тонуса мышц и силы в конечностях, нерезко выраженными двигательными расстройствами, редкими эпилептическими припадками (2-З раза в год), наличием трепанационного дефекта площадью от 10 до 20 квадратных см (45% стойкой утраты общей трудоспособности).

    3.2.2. Признаки вреда здоровью СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ

    Вред здоровью средней тяжести устанавливают при отсутствии признаков опасности для жизни, отсутствии последствий, указанных в статье 112 УК РФ и изложениых в приложении к 2 «Правил ...» (1996). К критериям вреда здоровью СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ относят:

    • – длительное расстройство здоровья, обусловленное черепно-мозговой травмой (в т.ч. ее последствиями) свыше 21 дня;
    • – значительную стойкую (при определившемся исходе, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней) утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть (от 10 до 30% включительно), обусловлениую остаточными явлениями черепно-мозговой травмы, указанными в «Таблице процентов утраты трудоспособности в результате различных травм», входящей в «Правила...» (1996). Сюда следует отнести:
      • – органическое поражение нескольких черепно-мозговых нервов, расстройство обоняния, вкуса, легкие нарушения координации, легкое повышение тонуса мышц и силы в конечностях, умеренные двигательные расстройства, умеренные нарушения чувствительности, единичные эпилептические припадки, наличие трепанационного дефекта площадью 4-10 см (30% стойкой утраты общей трудоспособности);
      • – остаточные явления черепно-мозговой травмы, неполный перелом костей свода черепа, ушибы мозга, эпидуральные гемато мы, субарахноидальные кровоизлияния (отдельные очаговые симптомы – неравенство глазных щелей, отклонение языка, нистагм, сглаженность носогубной складки и др., а также трепанационный дефект площадью менее 4 квадратных см – 20% стойкой утраты общей трудоспособности; вегетатйвные симптомы - тремор век и пальцев рук, высокие сухожильные рефлексы вазомоторные нарушения и др. – 15% стойкой утраты общей трудоспособности; остаточные явления сотрясения головного мозга в виде отдельных объективных признаков – сглаженности носогубной складки, неравенства глазных щелей – 10% стойкой утраты общей трудоспособности).

    3.2.3. Признаки ЛЕГКОГО ВРЕДА здоровью

    К критериям ЛЕГКОГО ВРЕДА здоровью, обусловленного черепно-мозговой травмой, относят:

    • а) кратковременное (не свыше 21 дня) расстройство здоровья;
    • б) незначительную (5%) стойкую утрату общей трудоспособности.

    При оценке тяжести вреда здоровью в случаях сотрясения и ушиба головного мозга легкой степени определяющим критерием является длительность кратковременного расстройства здоровья (временной нетрудоспособности). Здесь в качестве предварительного ориентира могут служить «Ориентировочные сроки временной нетрудоспособности при наиболее распространенных заболеваниях и травмах» (Рекомендации для руководителей лечебно-профилактических учреждений и лечащих врачей), М., 1995 г. Из этого документа следует, что совокупные ориентировочные сроки длительности расстройства здоровья составляют, при:

    • сотрясении головного мозга ...............................20–22 дня;
    • ушибе головного мозга легкой степени .............45–60 дней;
    • ушибе головного мозга средней тяжести ..........80–95 дней.
    • черепно-мозговой травме, проявляющейся внутричерепным кровоизлиянием (субарахноидальным, субдуральным и экстрадуральным):
      • а) легкой степени .................................................. 40–50 дней;
      • б) средней тяжести ................................................ 60–70 дней;
      • в) тяжелой степени ................................................ 80–100 дней;

    В то же время, необходимо знать, что в отдельных случаях сотрясения и ушиба головного мозга может отмечаться и значительно более длительное расстройство здоровья, обусловленное нарушением ликвороциркуляции и развитием гидроцефалии, вегетативной дисфункцией, иногда развитием арахноидита и энцефалопатии (при подтверждении диагноза данными люмбальной пункции, лабораторных анализов ликвора, ЭЭГ в динамике и т.д.).

    Отдаленные последствия ушиба мозга легкой степени могут выражаться в развитии оптикохиазмального арахноидита (при локализации очага ушиба на базальной поверхности мозга), эпилептиформных судорог (при конвекситальной локализации очага) и т.д. Этому могут способствовать поздняя госпитализация, нарушение режима, недостаточное патогенетическое лечение, наличие соматических заболеваний и т.д.

    Согласно п. 26 «Правил...», тяжесть вреда здоровью в случаях ЧМТ не определяют, если:

    • диагноз (например, сотрясение головного мозга) у потерпевшего достоверно не установлен (клиническая картина носит неясный характер, клиническое и лабораторное обследования проведены недостаточно полно);
    • исход травмы не ясен;
    • освидетельствуемый отказывается от дополнительного обследования или не явился на обследование специалиста, если это лишает эксперта возможности правильно оценить характер вреда здоровью, его клиническое течение и исход;
    • отсутствуют документы, в том числе результаты дополнительных исследований, без которых не представляется возможным судить о характере и тяжести вреда здоровью.

похожие статьи

К вопросу о комплексной оценке повреждений краниофациальной области / Авдеев А.И., Компанец Н.Ю. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2016. — №1. — С. 24-27.

Вторичный абдоминальный компартмент-синдром у больного с тяжелой черепно-мозговой травмой / Конотопцева Ю.В., Родина И.А., Тихонов В.В., Новоселов В.П., Савченко С.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №1. — С. 37-40.

Судебно-медицинская экспертная оценка повреждений челюстнолицевой области / Яковенко Л.Л., Яковенко О.О., Гончар Д.Г. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2016. — №2. — С. 10-13.

Необычный случай попадания зуба в полость черепа при аварии / Литовченко В.М., Мастеров В.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1965. — №4. — С. 45-46.

Судебно-медицинская оценка повреждений челюстно-лицевой области (учебное пособие для студентов стоматологического факультета) / Бабанин А.А., Соколова И.Ф., Беловицкий О.В. — 2002.

Вопросы совершенствования законодательства, регулирующего оценку тяжести вреда здоровью от воздействия биологического повреждающего фактора / Кадочников Д.С., Минаева П.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2016. — №4. — С. 15-19.

Современное состояние вопроса экспертного исследования медицинских документов в случаях смерти от травмы в медицинских организациях в отдаленном посттравматическом периоде / Ковалев А.В., Налетова Д.М., Белянский К.Д. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2016. — №2. — С. 44-46.

Выбор квалифицирующего признака в случае перелома ребра, участвующего в дыхании / Кислов М.А., Григорьева Е.Н., Крупин К.Н. // Судебная медицина. — 2017. — №2. — С. 41-42.

Судебно-медицинское определение тяжести телесных повреждений / Козлов В.В. — 1976.

Допустимость судебно-экспертной диагностики тяжкого вреда здоровью по морфологии травм опорно-двигательной системы, не опасных для жизни / Куликов С.Н. // Медицинская экспертиза и право. — 2017. — №1. — С. 19.

авторы

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z

последние поступления в библиотеку

Научно-практическая конференция “Актуальные вопросы судебной медицины и проблемы токсикологии” / Долгова О.Б., Кондрашов Д.Л., Колчина А.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2016. — №1. — С. 62-64.

Евгений Христофорович Баринов (к 55-летию со дня рождения) / // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2016. — №1. — С. 60-61.

Михаил Иванович Авдеев – крупный отечественный ученый, судебный медик, организатор военной судебно-медицинской экспертизы (К 115-летию со дня рождения) / Коновалов Ю.В., Кошляк Д.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2016. — №1. — С. 56-59.

Обеззараживание воздуха и поверхностей помещений медицинских организаций и бюро судебной медицинской экспертизы импульсным ультрафиолетовым излучением / Гольдштейн Я.А., Голубцов А.А., Шашковский С.Г. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2016. — №1. — С. 50-55.

Судебно-медицинская оценка странгуляционной борозды в виде полосовидного кровоизлияния / Нагорнов М.Н., Леонова Е.Н., Ломакин Ю.В., Рытова К.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2016. — №1. — С. 47-49.