Установление родства по признакам внешности

/ Звягин В.Н. Галицкая О.И. Диордиев В.Е.  // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — С. 104.

Звягин В.Н., Галицкая О.И., Диордиев В.Е. Установление родства по признакам внешности

(Москва)

ссылка на эту страницу

ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Если портретная идентификация человека достаточно хорошо известна, то установление родства по признакам внешности в отечественной судебной медицине практически отсутствует.

Литературные данные по семейному сходству признаков внешности, как правило, касаются экспертиз спорного отцовства или диагностики близнецов. Определенный интерес заслуживает лишь работы [1-7].

Установлено, что большинство детей имеют сходство с родителями по 40 - 69% признакам. Общий процент сходства больше у сына с матерью, а у дочери с отцом и почти не зависит от возраста детей. Те дети, которые мало похожи на отцов или матерей, обнаруживают разительное сходство с прародителями. Причем большее количество сходных признаков (до 60%) наблюдаются у сына с дедом по матери, а у дочери - с бабкой по отцу (до 58%). Отмеченная закономерность (дети и прародители) прослеживается и у других детей.

Принадлежность к разным расам отца и матери, как правило, облегчает сравнение целого комплекса признаков: разрез глаз, цвет волос, глаз и кожи и пр. Например, отец - монголоид, мать - европеоид, у ребенка может быть эпикантус,  косовнутренний разрез глаз и др. Промежуточность облика у метисов обычно не наступает ранее, чем через 2 - 3 поколения. То же самое наблюдается и при смешении различных локальных рас европеоидов, что, как нам кажется, имело место в роду Берингов.

Около 1,1 - 1,2% всех рождений приходится на близнецовые. Около 1/3 близнецов однояйцовые (ОБ). Диагностика однояйцовости пар производится на основе сходства по ряду наследственно-детерминированных признаков: конкордантность строения и цвета радужки, формы носа, рта, формы и величины зубов, папиллярных линий, размеров тела, группы крови и др. Партнеры ОБ всегда одного пола, иногда настолько схожи внешне, что неразличимы даже для родителей.

Двуяйцовые близнецы (ДБ) по своим наследственным свойствам сходны друг с другом не более, чем обычные братья и сестры.

Роль наследуемости (h2) в изменчивости количественных признаков у близнецов достаточно высока [2]: вес тела - 0,69; высота тела - 0,88; длина головы - 0,72; скуловая ширина - 0,60; ширина носа - 0,66; высота лица - 0,74.

Идентификационная значимость признаков внешности при диагностике типов близнецов неодинакова [3].

Наибольшей информативностью обладают признаки носовой части лица (контур нижних краев крыльев носа, степень открытия носовой перегородки, контур кончика носа, профиль спинки носа, положение основания носа, относительная ширина носа), а также признаки рото-подбородочной части (контур подбородка, выступание губ, степень выступания подбородка, контур и выраженность фильтра, относительная толщина губ, контур каймы нижней губы, соотношение ширины кайм губ, контур ротовой щели, контур каймы верхней губы, положение углов рта). Лобно-глазничная часть лица менее информативна. Признаки в порядке убывания располагаются следующим образом: особенности волос, характер нависания неподвижной части верхнего века, контур глазной щели, контур бровей, раскрытие глазной щели, форма лица, направление и положение бровей.

Что касается ушных раковин, то наибольшей информативностью обладает контур свободного края мочки и характер ее поверхности.

Следует заметить, что на смену генетическому подходу в установлении родства (по наличию рецессивных и доминантных признаков у потомков) приходит биометрический [2,4,5,6,7], в рамках которого исследуется интегрально вся совокупность избранных признаков.

ОСОБЕННОСТИ НАСЛЕДОВАНИЯ  ПРИЗНАКОВ ВНЕШНОСТИ

Цвет кожи, как наследственный признак, при исследовании фотопортретов не имеет почти никакого значения. Лишь в некоторых случаях может фиксироваться тот или иной оттенок основного цвета кожи, как резко смуглая кожа или резко белая.

Цвет волос (и кожи) у детей, за редким исключением, не бывает темнее, чем у одного из родителей. У рыжих и белокурых родителей дети всегда рыжие или белокурые и пр. Для наших целей этот признак, как увидим ниже, имеет второстепенное значение (непостоянный признак) и на нем мы также не остановимся подробно.

Форма волос имеет также второстепенное значение. Известно лишь, что доминирующими являются курчавые волосы над прямыми.

Точно изучено наследование радужной оболочки. У родителей с карими глазами могут быть голубоглазые, с карими глазами и сероглазые дети; у голубоглазых родителей могут быть дети только с голубыми глазами.

Семейное сходство вызывается наследственной передачей некоторых характерных черт - формы носа или рта, расположением глаз, формы бровей, асимметрии элементов лица, особенностей сложения тела, а равно различного рода уродств, как заячья губа, гипоспадия, шестипалость, косолапость, короткапалость, синдактилия (перепончатое сращение пальцев), пигментная ксеродерма, коричневая эмаль зубов, "окостеневший" мизинец (камптодактилия), голубые склеры, альбинизм, шерстистые волосы, гипертрихоз ушных раковин и др.  Что касается уродств развития, то они так редко встречаются, что их ценность в определении семейного сходства практически не реализуется.

Перейдем к строению ушных раковин. Здесь мы располагаем подробной сводкой Н.Л.Полякова [1]. Величина ушной раковины обычно очень хорошо наследуется. У детей не бывает большого уха при малых ушах родителей, и наоборот. Правда, при большом ухе отца и малом у матери у сына чаще бывает большое ухо, а у дочери малое. У лиц женского пола ушные раковины чаще, если не малых размеров, то, во всяком случае, менее средних. Даже подмечено, что и у сына может быть малое ухо, если у него атлетическое сложение, как и у отца (чаще) или матери (реже).

Относительно формы уха можно сказать, что треугольное ухо с приращенной мочкой у отца, овальное с отделенной овальной мочкой у матери - могут дать у ребенка ухо овальное с горизонтально приращенной мочкой. Косое приращение ушной раковины чаще встречается при низкой или средней высоте головы; прямое приращение при высокой и средней высоте головы. Если у родителей имеется косое приращение, то у ребенка (чаще у мальчиков) почти всегда (96%) приращение будет косым. Если у одного из родителей приращение косое, а у другого прямое (вертикальное), то у ребенка чаще косое приращение (73,8%), чем вертикальное (26,2%).

Величина бордюра (скрученность) имеет важное значение в наследовании. Большой бордюр, видимо, всегда является доминирующим признаком. При малом бордюре у одного из родителей и большом у другого, у ребенка будет или средняя, или большая его величина. Малый бордюр родителей у ребенка не дает, обычно, среднего или большого, а всегда малый.

Выступание завитка из-за бордюра, хотя бы у одного из родителей, как правило, наследуется ребенком. Завиток на одном уровне с бордюром у одного из родителей и уходящий (не видный) у другого, почти всегда дает завиток у ребенка на одном уровне с бордюром. Это относится и вообще ко всем резко выступающим формам, большим величинам и пр. Например, хорошо передаются потомству большая величина козелка, ушной мочки и др.

Наибольшее значение при наследовании козелка имеет его форма и направление. Если у родителей овальная (6%) или двух - трехвершинная (0,8%) форма козелка, то у детей она сохраняется. Если козелок у отца овальный, а у матери треугольный, то у ребенка может быть трапецевидный. При трапецевидном и треугольном козелке родителей ребенок может иметь двух - трехвершинный.

ОЦЕНКА СТЕПЕНИ РОДСТВА

Родство определяют долей общей наследственной массы, полученной от общих предков. Степень общности генного состава отдельных групп родственников пропорциональна степени их родства. Соответственно этому генетическая корреляция внутри родственных групп определяется по формуле К.Пирсона:

r = (1/2)n,

где n - степень родства. Однако она не совпадает с фенотипической корреляцией.

При недифференцированном подходе к признакам (постоянные часто и редко встречающиеся, непостоянные возрастно-изменяющиеся и возрастно-стабильные) сходство между неродственными лицами нередко оказывается таким же, как и у кровных родных [1].

Наш экспертный опыт позволяет рекомендовать следующий алгоритм анализа [8].

Исследуют постоянные признаки внешности ребенка, матери и предполагаемого отца (спорное отцовство), либо ребенка и предполагаемой матери и отца (экспертиза подмены детей в роддоме) на основе не менее 90 - 100 признаков по одному из известных перечней словесного портрета.

Исходя из сочетания в семейном триплете, выделяют:

  1. Признаки, общие для всех 3-х лиц, которые являются фоновыми и из дальнейшего анализа исключаются. Правда, в случаях подмены детей количество этих признаков в рассматриваемом триплете в 2 - 3 раза меньше по сравнению с другими вариантами (при спорном отцовстве или происхождении ребенка от данной родительской пары).
  2. Признаки частные, т.е. индивидуализирующие каждого из обследованных лиц (признаки не имеют существенного значения для дальнейшего анализа).
  3. Признаки, общие в парах: мать – предполагаемый отец (генетически несвязанная пара); мать – ребенок; отец – ребенок.

Оценка результатов по 3-й группе признаков:

  • - если ребенок происходит от данной родительской пары, то количество общих признаков в парах «мать-ребенок», «отец-ребенок» в 1,5 - 2 раза больше, чем в генетически несвязанной паре «мать-отец». При этом количество общих признаков ребенка может быть равным с отцом и матерью или несколько большим с одним из родителей;
  • - если ребенок не происходит от данной родительской пары, то количество общих признаков в парах «мать-ребенок» и «отец-ребенок» равно, меньше или на 1 - 2 признака больше, чем в генетически несвязанной паре «мать-отец»;
  • - если ребенок не происходит от вероятного отца, то количество общих признаков в парах «отец-ребенок» и «мать-отец» примерно равно и в 1,5 - 2 раза меньше, чем в генетически связанной паре «мать-ребенок».
  • Оценка результатов по 2-й группе признаков:
  • - если ребенок происходит от данной родительской пары, то вне зависимости от большой индивидуальности отца или матери ребенок имеет в 2 - 3 раза меньшее число индивидуализирующих признаков;
  • - если ребенок не происходит от данной родительской пары, то степень его индивидуальности может быть равна предполагаемым его родителям, или быть большей;
  • - если ребенок не происходит от вероятного отца, то по количеству индивидуализирующих признаков у отца их в 2 - 3 раза больше, чем у ребенка и матери.

Установление неслучайности результатов

Достигается привлечением к анализу предполагаемого семейного триплета близких кровных родственников, например, братьев или сестер обследуемого ребенка, либо бабушек и дедушек по отцу или матери.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы надеемся, что приведенные нами данные могут быть полезны практическим судебно-медицинским экспертам, особенно случаях, когда в их распоряжении имеются лишь портретные изображения одного или нескольких проверяемых лиц.

похожие материалы в каталогах

Идентификация личности

похожие статьи

Об антропометрической зависимости между длиной стопы и ростом у новорожденных детей и взрослых / Чулахов В.Н., Машин Н.К., Максимов Н.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2018. — №3. — С. 27-30.

О половом диморфизме лопатки / Чертовских А.А., Тучик Е.С. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №4. — С. 10-14.

Проблема идентификации человека / Федин И.В., Чикун В.И., Горбунов Н.С., Хлуднева Н.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №4. — С. 40-43.

Возможности сравнительной анатомии при установлении видовой принадлежности костных останков / Животова Е.Ю., Власюк И.В., Потеряйкин Е.С., Дианов Ф.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №4. — С. 52-55.

Возможности идентификации личности в условиях использования одежды, скрывающей признаки внешности человека / Леонов С.В., Пинчук П.В., Шакирьянова Ю.П. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 61-64.