Значение исследования одежды при расследовании преступлений

/ Кежоян А.Х.  // Судебно-медицинская экспертиза. — 1962 — №2. — С. 19-22.

Кежоян А.Х. Значение исследования одежды при расследовании преступлений

(Москва)

Поступила в редакцию 10/VIII 1961 г.

ссылка на эту страницу

При расследовании преступлений имеет большое значение исследование экспертом одежды потерпевшего или обвиняемого. Можно привести много случаев, подтверждающих роль такого исследования.

Преступник Р., получив при попытке задержания его огнестрельное ранение, скрылся. В дальнейшем он был задержан. При рентгенологическом исследовании у него в мягких тканях левой половины грудной клетки обнаружено инородное тело. Судебномедицинская экспертиза на основании этих данных и освидетельствования Р. установила, что имеющееся в области левой большой грудной мышцы округлое рубцовое изменение кожи является недавно зажившей раной от пулевого ранения.

Следователь совместно с судебномедицинским экспертом осмотрел принадлежащий Р. свитер, на передней поверхности которого слева имелось округлое отверстие диаметром 0,4 см со следами, похожими на засохшую кровь. Группа крови, обнаруженной на свитере Р., соответствовала группе его крови. Отверстие на свитере совпало при совмещении с рубцом от пулевого ранения в области грудной клетки Р.

В этом случае изучение и сопоставление повреждения на свитере с повреждением на теле Р. и результаты исследования следов крови послужили основанием для достоверного вывода.

В другом случае ночью из своей квартиры во двор дома был кем-то вызван гр-н П. Спустя несколько минут в него было произведено несколько выстрелов. П., вбежав в сени, упал и, не приходя, в сознание,, скончался.

При осмотре судебно-медицинским экспертом надетого на П. белого овчинного полушубка были обнаружены пулевые отверстия: 3 на спине и 2 на груди, последние со следами действия дополнительных факторов выстрела.

Судебномедицинский эксперт, производивший исследование трупа П. и его одежды, дал заключение, что смерть наступила от огнестрельных ранений легких.

Позже было установлено, что убийство совершили С. и Г., причем Г. по истечении более 2 лет сообщил, что П. был одет в белый, полушубок и что, подпустив П. близко, Г. произвел сразу два выстрела; П. быстро бросился бежать, а Г. вслед ему произвел еще несколько выстрелов.

Произведенное ранее исследование одежды потерпевшего и другие доказательства помогли подтвердить правдивость этой версии.

Считаем необходимым остановиться также и на тех недостатках, которые допускают отдельные судебномедицинские эксперты при исследовании одежды потерпевшего или обвиняемого.

Из актов судебномедицинского исследования трупов убитых гр-ки, Г. и ее дочери видно, что смерть их последовала от повреждений костей черепа и кровоизлияний в мозг в результате ударов тупым твердым предметом. На экспертизу была направлена гимнастерка подозреваемого Н. со следами, похожими на кровь.

Исследование проводилось в местном Бюро судебномедицинской экспертизы. Было установлено, что на гимнастерке имеется кровь человека, и определен ее тип. Подозреваемый объяснил это тем, что запачкался кровью потерпевших при переноске их трупов для транспортировки.

Бюро судебномедицинской экспертизы, определившее типовую принадлежность следов крови, не высказалось о механизме происхождения этих следов. Однако одно определение типа крови ничего для следствия не давало и поэтому гимнастерка даже не была приобщена к делу.

В ходе дополнительного следствия гимнастерка была найдена среди вещей и предметов, утративших свое значение, в районной прокуратуре, проводившей первоначальное расследование.

Вполне естественно, что возникла необходимость исследовать механизм образования на гимнастерке следов крови и определить ее групповую принадлежность.

Эти исследования были проведены в Научно-исследовательском институте судебной медицины Министерства здравоохранения СССР. Они показали, что на передней поверхности и рукавах гимнастерки имеются помарки и множество брызг крови размером от 1 мм до 1 см.

Эти данные вместе с другими доказательствами дали экспертизе основания утверждать, что помарки крови на гимнастерке могли образоваться, когда Н. помогал переносить трупы, а брызги крови могли возникнуть, когда он наносил удары своим жертвам.

Было установлено, что следы в виде брызг принадлежат ко второй группе, которая сходна с группой крови убитой, а следы в виде помарок относятся к первой группе, схожей с кровью ее дочери Ч. Таким образом, результаты исследования гимнастерки помогли разоблачить убийцу.

Нет слов в оправдание действий следователя, проводившего первоначальное расследование. Он, как и все следственные работники, обязан был совершенствовать свои знания в области экспертизы вещественных доказательств. Однако и Бюро судебномедицинской экспертизы не должно было подходить формально к разрешению поставленных вопросов. Если оно не считало возможным исследовать механизм образования следов крови на гимнастерке без такого задания, то по крайней мере должно было подсказать следователю необходимость проведения указанного исследования.

Но еще хуже, когда эксперты вообще игнорируют осмотр вещей потерпевшего или обвиняемого. К каким последствиям это приводит, можно убедиться на следующих примерах.

Гр-н Г. был убит путем нанесения 15 ножевых ранений. На нем была надета дерматиновая куртка, на которой обнаружены множеств венные разрезы.

Судебномедицинский эксперт, производивший исследование трупа, одежду не осмотрел и до вскрытия трупа вернул ее родственникам потерпевшего, не проверив соответствие повреждений на ней характеру, форме, размерам и месту положения ранений на теле.

Между тем эти данные имели существенное значение. И когда по истечении 5 лет возник вопрос о возможности образования брызг крови на убийце, то по имевшимся материалам нельзя было этого определить и только обнаружение в сарае родственника потерпевшего дерматиновой куртки Г. позволило восполнить этот пробел.

Найденная куртка была направлена на исследование в Научно-исследовательский институт судебной медицины Министерства здравоохранения СССР, в котором с учетом других данных был дан определенный ответ на вопрос, при каких условиях белая рубашка преступника в момент нанесения множества ранений могла остаться не испачканной и не забрызганной кровью. Экспертиза ответила, что в данном случае на рубашке убийцы должны были образоваться следы крови. Было определено и положение куртки на потерпевшем, т. е. была ли она застегнута в момент нанесения ранения. Сделано более или менее определенное суждение о форме, размере и других качествах орудия преступления, установлено совпадение ран с разрезами куртки и т. д.

Позже было обнаружено орудие преступления — нож, и все выводы нашли полное подтверждение.

При первичном исследовании трупа эти данные не были отмечены и установить их без осмотра одежды убитого не представлялось возможным. Полученные доказательства сыграли большую роль в изобличении убийцы, который под тяжестью собранных улик по истечении 6 лет с момента убийства признался в совершенном преступлении.

Приводим еще один пример.

В больницу был доставлен на грузовой автомашине гр-н Д. На следующее утро он скончался, не приходя в сознание. Судебномедицинский эксперт Г., производивший исследование трупа, хотя и указал, что причиной смерти явились кровоизлияние в мозг и перелом костей черепа, нанесенные твердым тупым предметом, возможно частями движущейся автомашины, однако осмотра одежды потерпевшего не произвел. Общеизвестно, что при данной категории дел осмотр одежды потерпевшего имеет первостепенное значение и эксперт должен обратить внимание на возможное наличие следов протектора автопокрышки на трупе или на его одежде. В своем объяснении эксперт Г. заявил: «Одежду Д. я не осматривал. Когда известен потерпевший, я, да и многие другие эксперты, одежды не осматривают». Естественно, что в связи с этим возникла необходимость в проведении нового расследования по делу.

Нам пришлось встретиться со вторым подобным случаем.

Путем нанесения множества ударов по голове тупым предметом была убита гр-ка А.-Г. Судебномедицинский эксперт Б. произвел наружный осмотр трупа без его вскрытия. Эксперт не осмотрел одежду потерпевшей, а на допросе заявил: «Одежду, которая была на А.-Г. в момент убийства, я не истребовал и не осматривал. А вообще я редко осматриваю одежду».

Несколько слов по вопросу о том, к чьей компетенции относится исследование одежды потерпевшего и обвиняемого.

Большинство теоретиков считает, что исследование одежды — исключительное право судебных медиков. Некоторые, наоборот, относят это к компетенции экспертов-криминалистов.

Обе эти точки зрения нельзя считать абсолютно правильными. На практике мы встречаемся с такими случаями, когда одежда может быть предметом исследования как судебного медика, так и эксперта-криминалиста. Наконец, возможно и комплексное исследование — все зависит от того, в связи с чем и какие вопросы ставятся на разрешение экспертизы.

Так, по упомянутому делу о наезде на гр-на Д. в ходе дополнительного расследования проводилась комплексная судебномедицинская и автотехническая экспертиза Научно-исследовательским институтом судебной медицины Министерства здравоохранения СССР и Центральной криминалистической лабораторией Всесоюзного института юридических наук. В этом случае одежда потерпевшего Д. была предметом исследования и судебных медиков, и экспертов-криминалистов.

Однако неоспоримо одно, что одежда, находящаяся на трупе или на живом человеке при наличии у них телесных повреждений, является объектом обязательного исследования судебного медика. В тех же случаях, когда органическая взаимосвязь между следами, обнаруженными на одежде, и особенностями, установленными на трупе или на теле живых лиц, отсутствует, вопрос о том, кто должен исследовать одежду, решается следователем. Он должен при этом руководствоваться предметом исследования, конкретными обстоятельствами дела и тем, какие вопросы необходимо разрешить в первую очередь.

похожие материалы в каталогах

Повреждения на одежде

похожие статьи

Отображение особенностей формы концевой части клинков и углов воздействия колюще-режущих орудий на повреждениях многослойной преграды / Саркисян Б.А., Карпов Д.А., Федоров С.Ю. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №1. — С. 41-44.

О целесообразности исследования повреждении одежды в учреждениях судебномедицинской экспертизы / Прибылева-Марченко С.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1966. — №4. — С. 27-30.

Безнегативная фотопечать повреждений одежды* / Пучков Г.Ф., Язвинский И.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1977. — №2. — С. 53-33.

Особенности повреждений одежды, причиненных выстрелами из 5,45 мм автомата «АК-74» / Катонин В.А., Григорьев В.В., Дербенев В.Д. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1977. — №2. — С. 18-20.

Изменения синтетических волокон одежды при транспортной травме / Кузьмин А.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — 1975. — №1. — С. 51-52.