no

Проблемы назначения и производства экспертизы реконструкции событий (ситуационная экспертиза)

/ Землянский Д.Ю. Куличкова Д.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018 — №17. — С. 77-83.

Землянский Д.Ю., Куличкова Д.В. Проблемы назначения и производства экспертизы реконструкции событий (ситуационная экспертиза)

КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» министерства здравоохранения Хабаровского края (нач. – к.м.н. А.В. Нестеров), г. Хабаровск

ссылка на эту страницу

В основе нашей статьи лежит явление, которое наблюдается на сегодняшний день в КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» МЗ ХК и судя по всему – в других судебно-медицинских учреждениях РФ. Мы видим лавинообразный рост числа назначения ситуационных экспертиз не только в МКО, но и под разным видом в других отделах и отделениях бюро (рис. 1).

График № 1

Количество ситуационных экспертиз, выполненных в БСМЭ г. Хабаровска, в сравнении с данными бюро Центрального региона РФ

Сравнительные данные по бюро Хабаровского края и Ивановской области за период 1997–2017 годы

Рис. 1. Сравнительные данные по бюро Хабаровского края и Ивановской области за период 1997–2017 годы

Значительное количество ситуационных экспертиз, назначенных не только в МКО, но и в других отделах бюро, диктует необходимость методического сопровождения производства такого рода экспертиз. Практика показывает, что наиболее правильно, методологически верно такого рода экспертизы выполняются экспертами МКО, в других отделах методика производства ситуационных экспертиз либо неизвестна, либо в силу особенностей работы не выполняется.

В основе работы судебно-медицинского эксперта лежит установление причинно-следственных связей между причинением повреждений и наступившими последствиями. Этот анализ производится не только путем исследования повреждений на теле потерпевшего, но и путем анализа биологических следов на месте происшествия и вещественных доказательств. По существу, судебный медик – это следопыт, который по обнаруженным следам на теле потерпевшего и месте происшествия восстанавливает события преступления, предлагая следователю судебно-медицинскую экспертную версию криминальной ситуации.

В судебной медицине ситуационные экспертизы стали широко применяться относительно недавно и это связано, на наш взгляд, с фундаментальной работой И.А. Гедыгушева (1999) или с внесением изменений в УПК РФ.

С тех пор прошло уже около 20 лет, однако вопрос о статусе ситуационной экспертизы в классификационном ряду судебных экспертиз до конца не решен. Упоминания об этих экспертизах нет ни в УПК РФ, ни в Федеральном законе от 31.05.2001 № 73-ФЗ (ред. от 25.11.2013) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Нет однозначных позиций и в среде судебных медиков по отношению к ситуационным экспертизам. Имеются разные точки зрения о том, кто должен выполнять их. Но учитывая разный характер и специфику работы судебно-медицинского эксперта, отдел исследования живых лиц и эксперт МКО. Можно ли ожидать выполнение ситуационных экспертиз в том и другом отделениях бюро на одном уровне? Следовательно, правовой основой производства ситуационных экспертиз следует считать приказ № 346н от 12 мая 2010 г. «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации» МЗ и СР (п. 85.7 приказа). В нем говорится, что ситуационные экспертизы должны выполняться в МКО. Именно экспертам МКО должна быть в полной мере известна методика проведения ситуационных экспертиз, и это будет удовлетворять требованиям п. 28 приказа 346н о применении утвержденных медицинских технологий и экспертных методик при производстве экспертиз (далее приказ). В противном случае при выполнении ситуационной экспертизы без соблюдения утвержденной методики экспертиза может быть признана в суде недопустимым доказательством.

Предмет производства ситуационной экспертизы – элементная реконструкция имевшего место реального события на основе результатов научного исследования его материальных следов (рис. 2).

Предмет ситуационной экспертизы

Рис. 2. Предмет ситуационной экспертизы

Целью производства ситуационной экспертизы является подтверждение или исключение выдвинутых следствием условий происшествия путем экспертной оценки механогенеза телесных повреждений и биологических следов в заданных следствием условиях.

Все выполняемые в нашем бюро ситуационные экспертизы, опираясь на практику, мы разбили на 3 подвида (рис. 3).

Подвиды ситуационных экспертиз

Рис. 3. Подвиды ситуационных экспертиз

Первый подвид включает в себя сравнительный экспертный анализ только механогенеза в заданных условиях, без какой-либо оценки или привязки к установленным фактам на месте происшествия, материальным следам, за исключением повреждений на теле человека (потерпевшего). Этих экспертиз наибольшее количество (80 %). Они назначаются и выполняются экспертами не только МКО, но и танатологами, экспертами ОЖЛ. Среди этой массы экспертиз наиболее часто встречаются ошибки как при их назначении, так и при производстве.

Почему их так много:

  • требование вышестоящих должностных лиц в СУСК и УМВД, требование прокуратуры;

  • их легко назначить;

  • отсутствуют требования со стороны эксперта к предоставлению должного количества оформленных должным образом дополнительных материалов;

  • быстрота выполнения экспертизы, в том числе когда вопросы ситуационного характера выносят в рамках первичного заключения (экспертиза трупа, живого лица).

Второй подвид – сравнительный экспертный анализ всех исходных данных, установленных в ходе расследования, с заданными условиями в конкретно предлагаемой версии. Их 15 % случаев. В этих экспертизах производится анализ всех имеющихся исходных данных, выводы носят, как правило, более категоричный и объективный характер. Эта именно та форма экспертиз, которой она и должна быть. Собственно, при ситуационных экспертизах методика их производства соблюдается наиболее полно.

Третий подвид – сравнительный экспертный анализ только по материальным следам. Он составляет 5 % случаев – когда оцениваются только ОМП или только предметы одежды и производится частичная реконструкция.

Анализ постановлений о назначении ситуационных экспертиз и представленных материалов за последние несколько лет даёт нам возможность утверждать, что практически в 50 % случаев производство экспертиз носит бездоказательный характер.

Мы думаем, что это связано с нарастающей частотой формулировки выводов как НПВ. Иногда данная формулировка оправданна. Но, как показывает практика, чаще всего данный вывод указывает на отсутствие достаточности в материалах, представленных для экспертного анализа. Это является самой главной ошибкой, которая систематизированно просматривается при исполнении такого рода экспертиз.

При выполнении ситуационной экспертизы во избежание ошибок следует неукоснительно выполнять требования п. 85.19 приказа, где сказано, что проведение ситуационных экспертиз всегда начинают с изучения материалов следствия и выполненных по делу экспертных исследований, затем, в зависимости от поставленных задач, определяют способы и средства их решения.

Таким образом, эксперту следует получить от следствия или суда подлежащие сопоставлению и экспертной оценке обстоятельства, изложенные с необходимой и достаточной степенью подробности, установить путем изучения фактических данных свойства травмирующего предмета и механизм его травмирующего действия; сопоставить фактические данные и предложенные обстоятельства с учетом силы сопряжения признаков с условиями их образования; установить совпадения и различия; составить выводы на основе полученных данных.

В связи с тем, что этот вид экспертиз является относительно молодым, требования, предъявляемые судебно-медицинским экспертом к назначению ситуационных экспертиз, не всем следователям до конца понятны. Перед производством ситуационной экспертизы должна быть предварительная консультация следователя с экспертом, совместная оценка имеющейся информации по материалам с определением целесообразности проведения экспертизы, прогноз результатов сложившейся следственной ситуации и расследования в целом, установление возможного объема экспертного задания, решение вопроса о необходимости проведения дополнительных следственных действий, формулирование вопросов эксперту (экспертам). Именно отсутствие консультации следователя с экспертом перед назначением ситуационной экспертизы влечет за собой возникновение ошибок как со стороны следователя на этапе сбора информации и назначения экспертизы, так и со стороны экспертов уже при производстве экспертизы.

Ошибки следователя автоматически влекут за собой ошибки экспертов.

Наиболее часто встречающиеся ошибки разделены нами на подгруппы.

Первая подгруппа – это те ошибки, которые исправить в последующем уже невозможно: недостаточная фиксация материальных следов при проведении осмотра места происшествия. Протокол осмотра места происшествия должен подробно отражать достоверное расположение предметов интерьера. Здесь, как правило, проблемы заключаются в отсутствии достаточной фиксации материальных следов как в протоколе, так и при фиксации на фотоаппарат. Упущения в ходе ОМП, не зафиксированные своевременно, восполнить чаще всего не представляется возможным.

Вторая подгруппа – ошибки, которые можно исправить: отсутствие дифференцированного подхода при выборе необходимых материалов; предоставление материалов не заверенных и не прошитых, без упаковки; отсутствие пояснительных надписей на предоставляемых оптических дисках. Ошибка эксперта в том, что экспертиза может быть признана недопустимым доказательством в связи с нарушением положений вышеназванного приказа.

Предоставление в распоряжение эксперта всех материалов уголовного дела с вопросом, при каких обстоятельствах причинены повреждения. Ошибка эксперта в том, что, отвечая по существу, он ставит себя в роль следователя, а это выход за пределы компетенции. Согласно статье 57 УПК («Эксперт») право эксперта знакомиться с материалами уголовного дела ограничено предметом судебной экспертизы. Решение вопроса о том, какие материалы дела относятся к предмету экспертизы, отнесено к компетенции лица, назначившего экспертизу.

Некорректно заданные вопросы. Если эксперт отвечает на некорректно заданные вопросы, то он автоматически выходит за пределы своей компетенции, и это ошибка эксперта!

Следователь не предоставляет достаточные данные о механизме и условиях причинения повреждений, чем наносились удары, направления ударов, количество ударов, места приложения травмирующей силы. При этом эксперт высказывается о возможности причинения повреждений по предложенным обстоятельствам.

Не соблюдаются минимальные требования правил криминалистической фотосъемки.

Следователь использует несбалансированный антропометрический манекен, а эксперт устанавливает области тела и высказывается о возможности причинения повреждений по предложенной версии.

При проведении проверки показаний на месте не зафиксировано начало травмирующего действия, направление удара, его траектория, место приложения травмирующей силы. Ошибка эксперта в том, что в случае недостаточности данных эксперт всё же отвечает на вопрос следствия о возможности причинения повреждений, вторгаясь в сферу априорных догадок.

Таким образом, ситуационная экспертиза рассматривает травмирующую ситуацию как совокупность элементов, где каждый элемент образует единое целое как целостную систему. В этой связи проведение ситуационной экспертизы должно носить целостный характер изучения всей совокупности элементов как системы.

Отсутствие возможности изучения одного из элементов существенно снижает достоверность выводов экспертизы или ведет к невозможности ответа на поставленные вопросы.

Список литературы

  1. Альшевский В.В. Судебно-медицинская экспертиза вреда здоровью в современном уголовном судопроизводстве // Москва: Юрлитинформ, 2004.

  2. Блинникова Е.Б. Использование возможностей судебной ситуационной экспертизы // Вестник Томского государственного педагогического университета, 2012. – № 12.

  3. Бордюгов Л.Г. Системные исследования в ситуалогической экспертизе // Загальнi положення судової експертизи. – 2010.

  4. Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: Монография / под ред. проф. Н.П. Яблокова. – Москва; Калининград. ун-т. – Калининград, 1997.

  5. Гедыгушев И.А. Судебно-медицинская экспертиза при реконструкции обстоятельств и условий причинения повреждений (методология и практика) // Москва, 1999.

  6. Грановский Г.Л. О понятии, предмете и методике криминалистического ситуационного анализа // Следственная ситуация. – М., 1985.

  7. Гребеньков А.Б., Занин Н.В., Лунева З.М., Теньков А.А. Возможности и пределы компетенции эксперта при проведении медико-криминалистических ситуационных экспертиз живых лиц // Актуальные вопросы теории и практики судебно-медицинской экспертизы. – Красноярск, 2007. – Вып. 5.

  8. Ерофеев С.В., Желтков Д.А., Фокин М.М. Методика проведения судебно-медицинских ситуационных (ситуалогических) исследований (Методические рекомендации) // Тула, 2012.

  9. Исаков В.Д. Теория и методология ситуалогической экспертизы // Санкт-Петербург, 2008.

  10. Лузгин И.М. Моделирование при расследовании преступлений // Юрид. лит., 1981.

  11. Штоф В.А. Моделирование и философия // Москва: Наука, 1966.

похожие статьи

Разделение медико-криминалистических ситуационных экспертиз по предметно-объектно-методному основанию / Нагорнов М.Н., Светлаков А.В., Леонова Е.Н., Ломакин Ю.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 163-165.

Визуализация реконструкции криминального события методом 3D-моделирования / Леонова Е.Н., Шакирьянова Ю.П., Леонов С.В., Мосоян А.С., Пиголкин Ю.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2018. — №1. — С. 52-54.

Методы трехмерного и математического моделирования в судебной медицине (современное состояние вопроса) / Попов В.А., Самчук В.В. // Судебная медицина. — 2017. — №3. — С. 36-39.

Возможности установления механизма образования повреждений с помощью трехмерного моделирования в рамках проведения ситуационной экспертизы / Шакирьянова Ю.П., Леонов С.В., Пинчук П.В., Сухарева М.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — 2017. — №6. — С. 18-20.

Возможности создания трехмерных виртуальных копий объектов и последующая экспертная работа с ними / Шакирьянова Ю.П., Леонов С.В., Пинчук П.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2017. — №16. — С. 93-96.