Судебно-медицинская экспертиза лиц, подозреваемых в причинении смертельной черепно-мозговой травмы

/ Корсаков С.А.  — 1994.

Корсаков С.А. Судебно-медицинская экспертиза лиц, подозреваемых в причинении смертельной черепно-мозговой травмы. / Лабораторные методы исследования и задачи судебно-медицинской науки и практики по их совершенствованию.: Мат. VIII Всероссийского пленума судебных медиков. 1994, Ижевск, с. 170 - 173.
ссылка на эту страницу

Экспертиза смертельной черепно-мозговой травмы представляет большие трудности при установлении механизма, орудия и обстоятельств ее возникновения. Известно большое число работ, посвященных вопросам биомеханики черепно-мозговой травмы (А.П. Громов, 1967—1982; В.Н. Крюков, 1962—1986; В.А. Кодин, 1983; Ж.Д. Мищенко, 1978; С.В. Могутов, 1988; Д.В. Сундуков, 1990; В.О. Плаксин, 1978 и мн. др.), в которых приводятся методы установления механизма травмы, идентификации травмирующего предмета, последовательности нанесения ударов и т. п. Уровень наших знаний и представлений о биомеханических закономерностях формирования черепно-мозговой травмы позволяет в настоящее время решать и более сложные вопросы, например, исключение вероятности нанесения травмы конкретным человеком.

Процесс нанесения травмы включает в себя три основных этапа. Во-первых, движение травмирующего предмета до контакта с головой, во-вторых, собственно ударное взаимодействие и, в-третьих, послеударные движения предмета и головы, которые не оказывают влияния на повреждения. На первом этапе скорость движения предмета, его энергия, количество движения определяются в основном (кроме свойств самого предмета - его массы) физическими возможностями лица, наносящего травму. На втором этапе формируются повреждения, которые причинно связаны с физическими параметрами травмирующего предмета. Следовательно, прослеживается четко выраженная логическая цепочка: повреждения мягких тканей головы обусловлены физическими параметрами травмирующего предмета, которые, в свою очередь, определяются физическими возможностями человека, наносящего удар. Известные биомеханические закономерности формирования повреждений различных тканей головы позволяют устанавливать основные физические параметры предмета и удара, такие как: масса, скорость, кинетическая энергия, количество движения и сила. Основываясь на этих закономерностях в каждом конкретном случае черепно-мозговой травмы, можно определить физические условия, при которых образовался комплекс повреждений мягких тканей головы, костей свода и основания черепа и внутричерепных структур.

Физические возможности человека определяются его анатомическими и функциональными характеристиками - рост, вес, длина конечности, ее отдельных фрагментов, тренированность, сила, навык в нанесении удара и т. п. В биомеханике спортивных движений изучены условия нанесения ударов в теннисе, боксе, футболе и др. видах спорта. В этих работах исследован процесс становления навыка во время тренировок, показано, что по мере приобретения навыка траектория движения все более и более приближается к оптимальной. Для судебно-медицинских целей эти результаты имеют небольшое, чисто теоретическое значение. В судебной медицине делались попытки изучения закономерностей движения руки при нанесении удара (П.И. Новиков, 1971; W. Weber, 1974 - 1980). Авторы установили различия в скорости движения кисти у мужчин и женщин, у спортсменов и не спортсменов. В наших экспериментах по исследованию кинематики движения руки и предмета при нанесении удара установлено также влияние некоторых простых анатомических характеристик. Так, у женщин скорость движения молотка на 81 % определяется ростом и длиной биокинематической цепи (плечо и предплечье), у мужчин эти факторы определяют скорость всего лишь на 36%. Установлены признаки, позволяющие дифференцировать удар с максимальной силой и имитацию сильного размашистого удара. Выявленные закономерности требуют дальнейшего исследования и уточнения, но уже и сейчас могут быть использованы при экспертизе.

Гр. Н. совершил убийство гр-ки Е. ударами обухом топора по голове и заставил под угрозой убийства, чтобы не сообщали милиции, присутствовавших при этом женщин А. и Г. нанести удары по голове трупа. Следователь обратился к нам на кафедру для решения вопроса - могли ли гр. А. и Г. нанести повреждения, повлекшие смерть гр. Е.? По нашему предложению был проведен следственный эксперимент, во время которого гр. А. и Г. наносили удары с максимальной силой и с имитацией сильного удара (так, они, якобы, ударяли во время происшествия) в условиях, максимально приближенных к реальным. Эксперименты регистрировались методом стробографии. Анализ стробограмм показал, что максимальная скорость, а, следовательно, и кинетическая энергия, которую могли развить гр. А. и Г., были недостаточны даже для образования трещины внутренней костной пластины при целости костей черепа. Имевшиеся на трупе повреждения в виде ушибленных ран волосистой части головы, многооскольчатого перелома свода и основания черепа, внутричерепных гематом, ушибов мозга требовали кинетической энергии почти в 2 раза большей. По своим физическим возможностям гр. А. и Г. могли причинить повреждения кожных покровов или костей черепа, если уже имелись их повреждения, но не могли сформировать повреждений, повлекших смерть.

Современный уровень развития биомеханики черепно-мозговой травмы существенно расширяет возможности судебно-медицинской экспертизы, позволяя в ряде случаев исключить возможность нанесения повреждений конкретным лицом. Дальнейшие исследования кинематических закономерностей движения кисти и предмета при ударе, уточнение факторов, влияющих на скорость, и силы их влияния у различных категорий людей позволят расширить возможности судебно-медицинской экспертизы лиц, подозреваемых в нанесении повреждений.

похожие статьи

Редкий случай травматического проникающего ранения головы, причиненного строительным монтажным пистолетом / Сорокин А.Ю. // Судебная медицина. — 2016. — №3. — С. 35-37.

Летальная травма пищевода и аорты дисковой батареей у ребенка / Кузьмичев Д.Е., Баринов Е.Х., Болдова О.Ш., Скребов Р.В., Чирков С.В., Вильцев И.М. // Медицинская экспертиза и право. — 2017. — №3. — С. 49.

Диагностические возможности компьютерной томографии при судебно-медицинской экспертизе черепно-мозговой травмы / Кильдюшов Е.М., Егорова Е.В., Кузин А.Н., Жулидов А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 19-23.

Определение давности повреждений головного мозга по изменениям ядрышкового организатора в астроцитах / Морозов Ю.Е., Колударова Е.М., Горностаев Д.В., Кузин А.Н., Дорошева Ж.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №4. — С. 16-18.

Методологические подходы к производству судебно-медицинской экспертизы состояния здоровья детей в случаях пренебрежения их нуждами / Ковалев А.В., Кеменева Ю.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2019. — №2. — С. 4-10.

Судебно-медицинская оценка последствий конфликтов между детьми, произошедших вне воспитательных и учебных учреждений / Лобанов А.М., Теньков А.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2011. — №1. — С. 25-29.

больше материалов в каталогах

Прочие травмы ТТП

Черепно-мозговая травма

Судебно-медицинская экспертиза живых лиц