Судебномедицинские особенности поражений пулями специального назначения с термическими включениями

/ Кубицкий Ю.М.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1958 — №2. — С. 3-10.

Кубицкий Ю.М. Судебномедицинские особенности поражений пулями специального назначения с термическими включениями

СУДЕБНОМЕДИЦИНСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОРАЖЕНИЙ ПУЛЯМИ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ С ТЕРМИЧЕСКИМИ ВКЛЮЧЕНИЯМИ

Ю. М. Кубицкий

Научно-исследовательский институт судебной медицины (дир. — проф. В. И. Прозоровский)

Министерства здравоохранения СССР, Москва

Поступила в редакцию 17/III 1958 г.

ссылка на эту страницу

К числу пуль специального назначения с термическими включениями относятся трассирующие, пристрелочно-зажигательные и бронебойно- зажигательные (а также бронебойно-зажигательно-трассирующие). Применяются они при стрельбе из винтовок, автоматов и пулеметов. Если патроны с такими пулями подходят к пистолетам, они, естественно, могут быть использованы и при стрельбе из них, хотя вообще они для этого не предназначены. Конструкции перечисленных пуль принципиально одинаковы во всех армиях.

Приступив в 1947 г. к изучению судебномедицинских особенностей поражений указанными видами пуль, мы не нашли по этому вопросу каких бы то ни было удовлетворительных сведений ни в отечественной, ни в доступной зарубежной литературе. В то же время естественно было предполагать, что эти пули ввиду их своеобразного устройства и действия должны вызывать в области огнестрельного поражения какие-то особые признаки, не известные в судебной медицине.

Для разрешения указанного вопроса нами было произведено более тысячи экспериментальных выстрелов пулями специального назначения с термическими включениями и для контроля — обыкновенными пулями из винтовки образца 1891/30 г., из автомата «ППШ», из пистолета «ТТ» и из германской винтовки «Маузер». В качестве объектов поражения служили: мишени из текстильных тканей, ампутированные конечности человека в «одежде» и без нее, живые собаки и кролики.

В первой серии опытных стрельб мы стремились выяснить характер поражений при непосредственном прямом неосложненном попадании в цель. Выстрелы производились с различных дистанций — начиная со 150 м и кончая расстоянием почти в упор. При этом оказалось, что поражения пулями специального назначения с термическими включениями не отличались какими-либо своеобразными признаками от поражений, причиненных с тех же дистанций обыкновенными пулями.

Установив это обстоятельство, мы приступили к осуществлению второй серии опытов — поражение объектов, находящихся за различными преградами, а также поражение путем попадания в объекты стрельбы рикошетирующими пулями. В качестве преград использовались листы миллиметрового и трехмиллиметрового железа, иногда сложенные вместе, железные тавровые балки и березовые бревна диаметром до 25—30 см. Объекты поражения помещались за этими преградами вплотную к ним и на различных расстояниях — от 1—2 см до 1,5—2 м.

После соответствующей контрольной стрельбы с различных расстояний, начиная со 150 м и ближе, при которой была установлена однородность возникающих поражений, мы остановились на дистанции в 25 м, стреляя с которой и производили все дальнейшие наблюдения. Эта дистанция стрельбы, являясь бесспорно «дальней», позволяла в то же время вести достаточно точный прицельный огонь.

Описанные выше условия опытов были избраны сообразно конструктивным особенностям пристрелочно-зажигательных и бронебойно-зажигательных пуль. Их специальное действие, т. е. разрыв пули с выделением пламени, должно было проявляться лишь после встречи с достаточно мощной преградой или после рикошета о такую преграду. Что касается трассирующих пуль, то какие-либо своеобразия поражений ими могли иметь место в случае резкой деформации этих пуль с выходом на их поверхность горящего трассирующего вещества. Такая деформация могла возникнуть в результате преодоления трассирующей пулей весьма мощной преграды. Все это и подтвердилось при экспериментальной стрельбе.

Рис. 1. Поражение кисти руки из автомата с расстояния 25 м пистолетной бронебойно-зажига тельной пулей, прошедшей через преграду. Кар тина, типичная для выстрела с очень близкого расстояния. (Экспериментальный выстрел в руку трупа).

Как известно, кардинальными вопросами при судебномедицинской экспертизе огнестрельных повреждений являются: установление направления выстрела, определение дистанции выстрела и характеристика использованных при выстреле оружия и боеприпасов. На практике эти вопросы решаются чаще всего только в результате изучения области входного огнестрельного повреждения. В связи со сказанным наши основные наблюдения были направлены на выявление особенностей в области входного отверстия, хотя в каждом случае изучался и пулевой канал на всем его протяжении.

Проведенные нами наблюдения показали, что в том случае, когда объект поражения находится вплотную за преградой или на расстоянии 1—2 см за ней, в области входного отверстия на поражаемом объекте никаких особенностей, отличающих эти поражения от поражений в тех же условиях обыкновенной пулей, не наблюдается. Это может1 быть объяснено следующим. Начальная скорость пули равна для автомата около 400 м/сек, для винтовки — около 800 м/сек. Если считать, что воспламенение зажигательного вещества с разрывов пули происходит даже в 1/10 000 секунды, то при этом пуля, выпущенная из автомата, должна удалиться от преграды на 4 см, а выпущенная из винтовки — на 8 см. Если предположить, что в результате преодоления преграды скорость пули уменьшится даже в 2 раза, то указанные расстояния соответственно сократятся до 2 и 4 см. Практически же зажигательно-разрывной эффект этих пуль проявляется лишь на расстоянии около 10 см и более за преодоленной преградой или на расстоянии в несколько десятков сантиметров от места рикошета. В соответствии со сказанным все остальные экспериментальные стрельбы мы производили, помещая объекты поражения за различными преградами, начиная с расстояния 5—10 см и далее с такими же интервалами до расстояния в 1—2 м, на котором уже не проявляется эффект действия разорвавшихся пуль, что зависит от их конструкции и мощности преодолеваемой преграды. В равной мере производилось поражение объектов рикошетировавшими пулями.

Эта часть опытов позволила установить два весьма важных обстоятельства: 1) в ряде случаев на объектах стрельбы возникали поражения, которые по всем макроморфологическим признакам, указанным в пособиях по судебной медицине, должны были диагностироваться как причиненные почти в упор или с очень близких расстояний, или через «прокладки»; 2) в других случаях картина в области этих поражений имела ряд особенностей, не известных судебным медикам.

Попутно следует отметить, что, как правило, возникающие огнестрельные поражения были сквозными, даже если пуля, проходя через объект стрельбы, встречала такое сильное препятствие, как бедренную кость взрослого человека.

Рис. 2. Поражение телогрейки с расстоя ния 25 м винтовочной пристрелочно-зажигательной пулей, прошедшей через преграду. Картина, типичная для выстрела с очень близкого расстояния.

Основными признаками, симулировавшими поражения почти в упор, с очень близкого расстояния или через «прокладки» (напомним, что стрельба производилась с дальнего расстояния), являлись: типичное рваное, крестообразное или звездообразное входное отвер- ствие; отложение копоти вокруг него и в видимой начальной части раневого канала; иногда отложение или внедрение частичек, подобных по внешнему виду частичкам от остатков порохового заряда (рис. 1 и 2).

Отмеченные выше особенности обусловливались: рваное входное отверстие — воздействие деформированной пули и газов, образующихся при горении термических веществ; отложение копоти — образованием ее при сгорании термических смесей; отложение или внедрение частичек подобных остаткам порохового заряда,— образованием мелких конгломератов сплавившихся остатков термических веществ и свинцовых частей пули, либо образованием мелких осколков оболочки пули при ее разрыве.

Следует заметить, что эти частички, симулирующие остатки порохового заряда, при воздействии на них раствором дифениламина в концентрированной серной кислоте давали синее и сине-зеленое окрашивание, типичное для остатков пороха (в данном случае реагировали те же нитриты и нитраты, но не за счет остатков пороха, а за счет веществ, входящих в состав зажигательных и трассирующих смесей — Ва(NО3 )2 и Sr(NО 3 ) 2 .

В других случаях, как об этом было уже сказано, область входного отверстия при огнестрельном поражении пулями специального назначения с термическими включениями, прошедшими через достаточно мощные преграды или рикошетировавшими, имела ряд особенностей, не описанных в судебной медицине. Не перечисляя всех вариантов их, остановимся на основных.

При поражениях «прореагировавшими» винтовочными пристрелочно- зажигательными и бронебойно-зажигательными пулями отмечались: рваные входные отверстия с перемычками (внедрение отдельных крупных фрагментов пули); сплошное пятнистое или разбросанное, как бы «расплесканное», отложение копоти (соответственно «расплескиванию» пламени из вращающейся пули); изолированные очаговые опадения вокруг и на различных расстояниях от входного отверстия также соответственно «расплескиванию» пламени (рис. 3). При поражениях германскими зажигательными пулями, содержащими, помимо взрывчатых веществ, фосфор, часто на разных расстояниях от входного отверстия наблюдались очаговые и каплеобразные ожоги (от горящего фосфора) черно-угольного цвета (рис. 4).

Рис. 3. Поражение с расстояния 25 м винтовочной бронебойно-зажигательной пулей, прошедшей через преграду. Рваное входное отверстие; изолированные поражения фрагментами пули; очаговое «расплесканное» отложение копоти.

При поражениях пистолетными бронебойно-зажигательными пулями (к автоматам) иногда вокруг входного отверстия спиралеобразно, «вихре- образно» или серпообразно откладывались остатки сплавившихся частиц зажигательного вещества и свинца в виде точек величиной с булавочную головку и меньше (рис. 5).

Надо отметить, что в ряде случаев описанные только что своеобразные поражения ввиду незнакомства с ними судебных медиков могли толковаться как причиненные с очень близкого расстояния. На это ошибочное заключение должны были наталкивать Прежде всего отложение копоти и рваное входное отверстие.

Результаты проведенных наблюдений обязывали нас обратиться к разработке дифференциальной диагностики, позволяющей отличать поражения, причиненные с дальних расстояний пулями специального назначения с термическими включениями, прошедшими преграды, от сходных с ними поражений в упор и с очень близких расстояний. Для этого были привлечены: макроскопическая, микроскопическая, гистологическая, рентгенологическая, химическая и спектрографическая методики. Изложим вкратце установленные дифференциальные возможности.

При макроскопическом исследовании на поражение пулей специального назначения указывают: перемычки в области входного отверстия; изолированные поражения осколками разорвавшейся пули; каемка копоти вокруг таких изолированных поражений; очаговые опадения и ожоги (при поражениях фосфорно-зажигательными пулями) часто с яично-желтой окантовкой вокруг них; сплошное пятнистое или очаговое отложение копоти; спиралеобразное или серпообразное отложение точечных частиц, симулирующих остатки порохового заряда.

В случаях поражений фосфорно-зажигательными пулями, вне зависимости от того, являются ли эти поражения слепыми или сквозными, из раны может длительно выделяться дымок и в течение 2—3 дней исходить специфический запах горелого фосфора.

При микроскопическом исследовании (лучше всего через бинокулярный микроскоп) могут быть иногда установлены: мельчайшие конгломераты сплава, прочно приставшие к отдельным кожным волосам или ворсинкам текстильных тканей; мельчайшие частицы разорвавшейся оболочки пули в местах, симулирующих внедрение порошинок (эти частицы следует извлечь препаровальной иглой); каплеобразная форма частичек, симулирующих отложение порошинок, причем эти частички в отличие от порошинок находятся в слипшемся состоянии с объектом поражения и отделяются от него препаровальной иглой с большим трудом, после чего на их прежнем месте отмечается темный след. С такими и подобными им извлеченными с объекта частицами целесообразно делать пробу на вспышку (раскаленной иглой или на подогреваемом на спиртовке предметном стекле). При этом несгоревшие частицы пороха должны воспламеняться, образуя пенистый шлак, а остатки пуль специального назначения остаются в неизмененном виде.

Поражение  с  расстояния  25  м  винтовочной   фосфорно-зажигательной   пулей,   прошедшей через     преграду.    Каплеобразные    ожоги   черно- угольного  цвета

Рис. 4. Поражение с расстояния 25 м винтовочной фосфорно-зажигательной пулей, прошедшей через преграду. Каплеобразные ожоги черно-угольного цвета.

При гистологическом исследовании препаратов, изготовленных из периферических частей входного огнестрельного повреждения и раневого канала, обычно не выявляется никаких особо выразительных дифференциальных признаков, если не считать обнаруживаемого в ряде случаев чрезвычайно массивного отложения копоти и при поражениях фосфорно-зажигательными пулями — участков гомогенного расплавления тканей, а также каплеобразного внедрения интенсивно черной копоти.

Особенно существенные дифференциальные признаки могут быть выявлены путем рентгенографии.

При рентгенографии в предельно мягких для обычного рентгеновского аппарата лучах в области входного огнестрельного повреждения на одежде при поражениях «прореагировавшими» пулями специального назначения могут быть в ряде случаев выявлены следующие особенности: тени от осколков пули, застрявших в толще материала; тени от отдельных участков копоти, отложившейся на материале, при этом иногда выявляется структура переплетения нитей материала, «пропитанных» копотью(рис.6) . Непроницаемость копоти термических веществ для рентгеновых лучей объясняется в данном случае содержанием в ней бария, входящего в состав зажигательных и трассирующих смесей в виде Ва(NO3 )2 .

При рентгенографии тела (с использованием лучей соответствующей жесткости) могут быть выявлены следующие особенности: тени от частей разорвавшейся пули специального назначения, причем особенно характерными являются множественные осколки различной величины, а иногда — остатки особого устройства пристрелочно-зажигательных пуль (донный кружок, колечко, ударник); мелкооскольчатые обширные переломы костей, лежащих на пути движения пули (рис. 7).

Поражение  из   автомата  с  расстояния   25   м  пистолетной  бронебойно-зажигательной  пулей,  прошедшей   через   преграду. Точечное   спиралевидное    отложение   сплавившихся     частичек   зажигательного   вещества   и   свинца.

Рис. 5. Поражение из автомата с расстояния 25 м пистолетной бронебойно-зажигательной пулей, прошедшей через преграду. Точечное спиралевидное отложение сплавившихся частичек зажигательного вещества и свинца.

Рентгенограмма    (позитив)  сукна   по  месту  поражения с  расстояния    25   м   винтовочной  бронебойно- зажигательной   пулей,  прошедшей   через   преграду    (кончик   иглы   указывает   на   центр   входного   отверстия) Пятна    копоти,    непроницаемые  для рентгеновых  лучей;      осколки   разорвавшейся    пули

Рис. 6. Рентгенограмма (позитив) сукна по месту поражения с расстояния 25 м винтовочной бронебойно-зажигательной пулей, прошедшей через преграду (кончик иглы указывает на центр входного отверстия). Пятна копоти, непроницаемые для рентгеновых лучей; осколки разорвавшейся пули.

Вместе с тем следует отметить, что при поражениях «прореагировавшими» пистолетными бронебойно-зажигательными пулями (к автоматам) при рентгенографии тела, так же как и при микроскопии, чаще всего не устанавливают наличия осколков пули. Это обстоятельство, весьма осложняющее дифференцирование, объясняется тем, что указанные выше пули обычно при разрыве не фрагментируются; в них лишь нарушается целость носиковой части, причем бронебойный сердечник не покидает пулю.

Весьма убедительные результаты дает непосредственное изучение остатков пуль, извлеченных из раны; при этом важно отметить что, осколки оболочек пуль специального назначения обычно имеют налет копоти, а носики оболочек часто сохраняют на себе опознавательное цветное покрытие.

Если ни одна из перечисленных выше методик не приводит к положительным результатам и в то же время имеются основания предполагать, что ранение нанесено пулей специального назначения, необходимо прибегнуть к химическому полумикроанализу и еще лучше — к спектрографическому исследованию остатков, симулирующих отложение пороховой копоти.

Рентгенограмма  (позитив)  кисти   руки,  пораженной  с  расстояния  25   м винтовочной    пристрелочно-зажигательной    пулей,   прошедшей      через   преграду. Обширный   мелкооскольчатый  перелом   костей,   фрагменты   разорвавшейся   пули

Рис. 7. Рентгенограмма (позитив) кисти руки, пораженной с расстояния 25 м винтовочной пристрелочно-зажигательной пулей, прошедшей через преграду. Обширный мелкооскольчатый перелом костей, фрагменты разорвавшейся пули.

Данные, получаемые в результате таких анализов, приведены в табл. 1 и 2.

Таблица 1

Сводные данные химического исследования объектов с дополнительными следами выстрела

Сводные данные химического исследования объектов с  дополнительными  следами   выстрела

Обозначения к табл . 1 и 2: — не открывается; ± открывается недостоверно; + открывается; ++ много; +++ очень много.

 

Таблица 2

Сводные данные спектрографического исследования объектов с дополнительными следами выстрела

Сводные    данные    спектрографического   исследования   объектов   с   дополнительными следами  выстрела
В заключение следует указать, что в учебниках судебной медицины, вышедших за последние годы, вопрос о поражениях пулями специального назначения освещен недостаточно полно, а в отдельных случаях в них содержатся ошибочные утверждения.

Выводы.

  1. При прямом попадании пулями специального назначения с термическими включениями огнестрельные поражения характеризуются такими же особенностями, что и поражения при попаданиях с аналогичных дистанций обыкновенными пулями.
  2. Если пуля специального назначения с термическими включениями прошла достаточно мощное препятствие, то на объекте, находящемся на расстоянии от нескольких сантиметров до 1—2 м за препятствием (в зависимости от вида пули и характера преграды), может возникнуть огнестрельное повреждение, имеющее ряд специфических особенностей. То же происходит при поражении рикошетировавшей пулей.
  3. Нередко эти особенности внешне могут полностью симулировать картину, типичную для поражений почти в упор, с очень близкого расстояния или через «прокладку».
  4. Для установления истинной природы таких повреждений применимы макроскопические, микроскопические, гистологические, рентгенографические, химические и спектрографические методики исследования.

похожие статьи

Групповая идентификация огнестрельного оружия по объему огнестрельного повреждения в мишени / Гальцев Ю.В., Гальцев А.Ю. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 75-76.

Возможности дифференциальной диагностики огнестрельных повреждений бедренной кости из 7,62-мм АКМ с ПБС и без него / Макаров И.Ю., Исаков В.Д. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 73-74.

Особенности распределения копоти выстрела в пояске обтирания на сухой и мокрой мишени при выстрелах из оружия с полигональными нарезами канала ствола / Леонов С.В., Пинчук П.В., Степанов С.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 8-11.

Редкие случаи сквозных пулевых ранений черепа с полосовидным дефектом / Емелин В.В., Фетисов В.А., Макаров И.Ю. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 59-63.

Особенности распределения копоти выстрела в пояске обтирания на сухой и мокрой мишени при выстрелах из оружия с прямоугольными нарезами канала ствола / Леонов С.В., Пинчук П.В., Степанов С.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 7-9.

Огнестрельное оружие и его боеприпасы, повреждение факторы выстрела и характер повреждений от них / Исаков В.Д. — .