Особенности танатогенеза при сдавлении груди и живота тупыми твердыми предметами и сыпучими веществами

/ Сибилева Л.В. Деметрашвили Г.А.  — 1987.

Особенности танатогенеза при сдавлении груди и живота тупыми твердыми предметами и сыпучими веществами / Л. В. Сибилева, Г. А. Деметрашвили // Актуальные вопросы судебно-медицинской травматологии / Под редакцией проф. А. А. Матышева. — Л.: ЛСГМИ, 1987. — С. 69-73.

УДК 340.6:616-036.88:616-001. 833-611.95

Ленинградский санитарно-гигиенический медицинский институт
 

ссылка на эту страницу

Судебно-медицинская практика свидетельствует о том, что сдавление груди и живота (компрессионная асфиксия) встречается значительно реже других видов механической асфиксии. Поэтому, видимо, вопросы танатогенеза и патоморфологии данного вида асфиксии недостаточно освещены в литературе. Отсутствуют сведения о продолжительности умирания и изменениях жизненно важных функций организма при различных условиях и обстоятельствах сдавления.

Целью нашей работы явилось изучение танатогенеза при сдавлении груди и живота на экспериментальной модели. В задачи исследования входили выявление характера функциональных изменений центральной нервной, дыхательной, сердечно-сосудистой и мышечной систем организма и определение продолжительности умирания экспериментальных животных в зависимости от особенностей сдавливающего предмета.

Компрессионная асфиксия моделировалась на кроликах путем одновременного сдавления груди и живота животных тупыми твердыми предметами — кирпичами (I серия — 6 опытов) и сыпучим веществом-—песком (II серия—12 опытов). Кроме того, проведены эксперименты с полным засыпанием песком туловища и головы животных (III серия — 6 опытов).

Кролики фиксировались в специальном станке, на их туловище быстро опускалась подставка с кирпичами (масса которых превышала массу животных в 5 раз) или быстро насыпался влажный песок (масса которого превышала массу животных в 5, 10 и 20 раз).

Функциональное состояние центральной нервной, дыхательной, сердечно-сосудистой и мышечной системы организма оценивалось в процессе умирания по данным ЭКоГ, ЭКГ, ЭМГ, записи дыхания. Регистрация изучаемых показателей проводилась в исходном состоянии дважды и затем непрерывно от начала сдавления до исчезновения биоэлектрической активности сердца на энцефалографе «EEG-1020». Полученные количественные показатели обработаны статистически на ЭВМ. Вскрытие трупов животных проводилось через 1—1,5 ч после наступления смерти.

В результате проведенных исследований установлена зако­номерная последовательность угасания жизненных функций организма при сдавлении груди и живота независимо от характера сдавливавшего предмета и условий сдавления. Первой исчезала биоэлектрическая активность головного мозга, затем в среднем через 1—1,5 мин происходила остановка дыхания, исчезала биоэлектрическая активность скелетных мышц и прекращалась сократительная функция миокарда. Биоэлектрическая активность сердца исчезала последней, в среднем через 10—15 мин после остановки дыхания.

Анализ ЭКрГ выявил определенную последовательность изменений биоэлектрической активности головного мозга, которая носила трехфазовый характер. Первая фаза — десинхронизации — характеризовалась незначительным увеличением и учащением ритмов потенциалов; вторая фаза — гиперсинхронизации — появлением медленных высокоамплитудных волн; третья фаза — угнетения биоэлектрической активности — заканчивалась полным исчезновением биопотенциалов головного мозга.

Наряду с указанными выше общими закономерностями танатогенеза при сдавлении груди и живота, были установлены существенные различия в изменениях жизненно важных функций организма и продолжительности умирания в зависимости от характера сдавливающих предметов.

Сдавление кирпичами очень быстро приводило к серьезным изменениям функционального состояния центральной нервной, дыхательной и сердечно-сосудистой системы и к быстрой смерти животных. В момент сдавления у животных появлялась незначительная двигательная активность, продолжавшаяся в течение первой минуты.

Угасание функций ЦНС происходило очень быстро. Анализ ЭКоГ показал, что фаза десинхронизации длилась 3,05+. 0,15 мин, фаза гиперсинхронизации с низкочастотными, но вы­сокоамплитудными волнами («всплесками») — 1,43+.0,15 мин. Третья фаза заканчивалась полным угасанием биоэлектрической активности головного мозга через 4,47+Д 17 мин от начала сдавления.

Расстройство дыхания наступало уже в момент сдавления. На фоне беспорядочных дыхательных движений в первую минуту возникала одышка в виде нарушения частоты, глубины и ритма дыхания, чаще по экспираторному типу. В отдельные 20-секундные интервалы (в течение первой минуты) частота дыхания (ЧД) уменьшалась до 7—9 вдохов вместо 46—48. В последующие 2 мин показатели ЧД продолжали постепенно снижаться. После приступа клонических судорог, в фазу угнетения биоэлектрической активности головного мозга, появлялось терминальное дыхание (через 4,6±0,13 мин от начала сдавления), продолжавшееся 1,3+0,14 мин. Окончательная остановка дыхания происходила после полного угнетения биоэлектрической активности головного мозга, в среднем через 5,9+0,17 мин от начала сдавления. Уменьшаясь на протяжении всего опыта, показатели частоты дыхания не достигали исходного уровня. Анализ ЭКГ выявил закономерное изменение частоты сердечных сокращений (ЧСС) при сдавлении груди и живота кирпичами. В момент сдавления наблюдались резкая бради-кардия и нарушение ритма.

В первую минуту показатели ЧСС падали до 135+4,14, а к концу второй минуты — до 64,2+5,49 против исходных 252,4 ± 4,15 (р<0,05). С конца второй — начала третьей минуты происходило незначительное увеличение показателей ЧСС, наибольших величин они достигали на четвертой минуте (81,6+ 14), то есть в стадии терминального дыхания. После полной остановки дыхания — на седьмой минуте ЧСС снова увеличивалась. ЭК.Г исчезала через 22,3+1,7 мин от начала сдавления, через 16—17 мин после остановки дыхания.

Повышение биоэлектрической активности мышц отмечалось в течение первой — второй минуты от момента сдавления, на фоне двигательной активности животных после начала сдавления кирпичами. Приступы клонических судорог возникали через 3,38 + 0,18 мин от начала сдавления и совпадали по времени с фазой гиперсинхронизации. После приступа клонических судорог биоэлектрическая активность скелетных мышц постепенно уменьшалась и исчезала в период терминального дыхания через 5,66+0,13 мин от начала сдавления.

Сдавление груди и живота кроликов песком массой, превы-шающей массу животных в 5 раз, существенных изменений жизненно важных функций у них не вызывало. В течение опыта, продолжавшегося 60 мин, ЧД в среднем составила 70+ ±10,28 — 76,6+6,34 в минуту, дыхание было спокойным, ритмичным, показатели ЧСС колебались в пределах 208,4 ± ±40,62—243+15 в минуту. Масса песка была увеличена и превышала массу животных в 10 и 20 раз. Однако и в этих опытах изменений в деятельности ЦНС, дыхательной и сердечно-сосудистой системы, которые могли бы привести к смерти, не наступало.

Поэтому были проведены опыты с полным засыпанием кро­ликов (туловища и головы) песком массой, превышавшей в 5 раз массу животных. При этом смерть наступала, однако длительность умирания значительно увеличивалась по сравнению с опытами, в которых применяли сдавление груди и живота кирпичами. После полного засыпания песком в течение длительного времени (10—13 мин) животные были беспокойны. Анализ электрокортикограммы показывает, что время незначительного увеличения и учащения ритма биопотенциалов головного мозга (фаза десинхронизации) удлиняется и продолжается до 18,68±0,21 мин. Длительность фаз гиперсинхронизации и угнетения биоэлектрической активности головного мозга примерно соответствует их продолжительности при сдавлении кирпичами, и полная депрессия биопотенциалов головного мозга наступает через 20,13 + 0,25 мин. Следовательно, в течение 18 мин от начала эксперимента животные не испытывали гипоксии головного мозга. Окончательная остановка дыхания происходила после полного угнетения биоэлектрической активности головного мозга — через 21,9±0,25 мин от начала засыпания песком. Биоэлектрическая активность миокарда исчезала последней — через 23,3 ±0,13 мин.

При вскрытии трупов животных, погибших в результате этого опыта, мы не обнаружили песка в полости рта, глотки, гортани, в трахее и бронхах. Таким образом, следует полагать, что при полном засыпании сыпучими веществами смерть животных наступала не от сдавления груди и живота, а от недостатка кислорода во вдыхаемом воздухе. Такую смерть следует относить не к компрессионной асфиксии, а к смерти в замкнутом пространстве.

Проведенные нами исследования и комплексная оценка изменений со стороны жизненно важных систем организма позволили выявить при умирании от сдавления груди и живота как общие закономерности, так и ряд существенных различий, зависящих от характера сдавливающего предмета. Изменения жизненно важных систем организма при сдавлении груди и живота позволили выделить 4 периода умирания, продолжительность которых зависела от характера сдавливающего груза. Первый период — рефлекторный, характеризовался изменениями функций организма, связанными не с гипоксией, а с механическим воздействием сдавливающих предметов на тело животного (на нервные окончания в коже, сосудисто-нервные пучки). При сдавлении груди и живота кирпичами рефлекторный период продолжался около одной минуты, а при полном засыпании песком 6—7 мин и характеризовался десинхрони-зацией биоэлектрической активности головного мозга, снижением частоты дыхания с нарушением его ритма, брадикардией. Если сдавление груди и живота продолжалось, то далее развивался второй период — относительной компенсации. Длительность этого периода при сдавлении груди и живота кирпичами составляла 3,05±0,18 мин, при полном засыпании песком— 18,68+0,21 мин. Этот период характеризовался фазой десинхронизации биоэлектрической активности головного мозга и некоторым увеличением показателей ЧД и ЧСС, которые, однако, не достигали исходного уровня. Следующий период — декомпенсации — короткий, продолжительностью около 1 — 1,5 мин. Он характеризовался глубокими расстройствами деятельности ЦНС, появлением медленных, высокоамплитудных волн на ЭКоГ, одышки с участием вспомогательных мышц, клонических судорог, экзофтальма, исчезновением роговичного рефлекса. Этот период иногда заканчивался кратковременной остановкой дыхания и сердечных сокращений на 10—20 с. Последний период — терминальный продолжался 1—1,5 мин. Он характеризовался полным исчезновением биоэлектрической активности головного мозга, появлением гаспинг-дыхания, по­степенно уменьшающегося по глубине и частоте, кратковре­менным увеличением показателей ЧСС, которые не достигали исходных величин. Терминальный период заканчивался исчез­новением дыхания и сократительной функции сердца.

Таким образом, вне зависимости от условий сдавления груди и живота процесс умирания кроликов протекал однотипно: первой угасала биоэлектрическая активность головного мозга, после чего быстро наступала остановка дыхания, исчезала биоэлектрическая активность скелетных мышц, прекращалась сократительная функция миокарда. Биоэлектрическая активность сердца исчезала последней. Однако продолжительность умирания зависела от особенностей сдавливающих предметов. Наиболее быстро серьезные изменения жизненно важных функций организма и смерть наступают при сдавлении груди и живота тупыми твердыми предметами. Сдавление песком в течение длительного времени (60 мин) не сопровождалось серьезными изменениями жизненно важных функций организма и гибелью животных.

похожие материалы в каталогах

Компрессионная асфиксия

похожие статьи

Случай смерти от введения в прямую кишку сжатого воздуха / Бакрадзе Г.Г. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №3. — С. 51-53.

Материалы к судебномедицинской экспертизе при несмертельном сдавлении грудной клетки и живота / Рубинчик М.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1962. — №2. — С. 22-25.

О посмертном образовании экхимотической маски при сдавлении грудной клетки / Бачу Г.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1974. — №2. — С. .

Смерть в связи с введением сжатого воздуха в прямую кишку / Огарков И.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1959. — №2. — С. 48-49.

Смерть от сдавления груди и живота в практике судебно-медицинской экспертизы / Сибилева Л.В. — 1987.