О некоторых методах исследования волос при судебномедицинской экспертизе иx сходства

/ Кишиневский А.Н.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1959 — №1. — С. 14-19.

Кишиневский А.Н. О  некоторых методах исследования волос при судебномедицинской экспертизе иx сходства

Кафедра судебной медицины (зав. — проф. В.М. Смольянинов) II Московского медицинского института имени Н.И. Пирогова

Поступила в редакцию 3/ХII 1958 г.

 

 

 

ссылка на эту страницу

Судебномедицинская экспертиза сходства оказывает существенную помощь в раскрытии некоторых преступлений. Однако применяемый в настоящее время морфологический метод исследования волос в известной степени субъективен, что при недостаточном опыте эксперта отражается на качестве экспертизы и снижает ее доказательственную ценность.

В последние годы в СССР и за рубежом разработаны новые, более объективные способы изучения различных свойств волос, но до сих пор они почти не используются в экспертной практике. Если учесть, что все еще не обнаружены какие-либо специфические признаки индивидуальной принадлежности волос, то становится очевидной необходимость тщательного комплексного исследования наибольшего количества различных свойств волос.

Мы предприняли изучение волос в поляризованном свете, а также исследование отдельных механических свойств волос — эластичности (растяжимости) и прочности.

Попытки изучения волос в поляризованном свете немногочисленны. Так, Е. С. Лондон (1900) установил, что седые и светло-русые волосы принимают в поляризованном свете различную окраску, позволяющую определять их истинный цвет.

Домонтович (1912) и Токарева (1929) опровергли выводы Лондона. М. Д. Гринвелл, А. Виллнер и П. Л. Керк (1940—1941) измеряли коэффициент преломления волос головы и пришли к заключению, что этот признак может иметь диагностическое значение для экспертизы сходства волос.

Работы по изучению механических свойств волос более многочисленны. Еще в 1894 г. Н. А. Облонский указывал, что эластичность волос зависит от толщины коркового слоя и различных внешних влияний на волосы. Г. Лодеман (1927) исследовал степень растяжения волос хвоста лошади в зависимости от величины примененной нагрузки. Многие авторы интересовались изменениями прочности и растяжимости волос под влиянием различных косметических процедур, патологических состояний, терапевтических средств (Дрезеке, 1939; III. Чайковац, 1939; В. Мюллер и Г. Барт, 1950; А. Мархионин/и и Л. Дрешё, 1938). А. С. Султанов и Ш. А. Селимханов (1956—1957), исследовав прочность волос головы на разрыв, нашли, что этот признак является одним из критериев при экспертизе сходства волос. С. Берг (1957) использовал применяемые в текстильной промышленности приборы для комплексного изучения индивидуальных особенностей прочности и растяжимости волос головы, а П. Р. Сысоева (1958), помимо этих свойств, испытывала также при помощи многократных изгибов «усталость» волос головы трупов, эксгумированных в различные сроки после захоронения.

Из различных свойств волос наиболее доступен изучению и объективной регистрации показатель преломления. Как известно, показателем преломления света каким-либо телом по отношению к среде называется отношение синуса угла падения светового пучка к синусу угла преломления. Эта величина находится в обратной зависимости от скорости распространения световой волны. Если показатели преломления тела и среды, в которой оно находится значительно отличаются друг от друга, контуры тела хорошо различимы. Чем меньше разница между этими величинами, тем хуже видимость тела.

Иммерсионный метод определения показателей преломления твердых тел путем наблюдения световой полоски (Бекке) или эффекта косого освещения (Шредер ван дер Кольк) позволяет исследовать тела самой разнообразной формы с точностью до третьего и даже четвертого десятичного знака.

Этим методом нами были исследованы волосы лобной, теменной, затылочной, височных, подмышечных и лобковой областей у 75 человек обоего пола — по 5 волос с каждой области. Объект исследования промывали в теплой мыльной воде, помещали на 30—40 минут в смесь, состоящую из равных частей спирта и эфира, для окончательного обезжиривания и высушивали. Затем каждый волос разрезали ножницами или лезвием бритвы на участки длиной 0,1—0,3 см, полученные отрезки помещали на шлифованные предметные стекла и накрывали покровными стеклами малого размера (примерно 5x 5 мм). Под покровное стекло стеклянной палочкой подводили каплю иммерсионной жидкости (с известным показателем преломления) и исследовали препарат в поляризованном свете.

Как известно, к иммерсионным жидкостям предъявляется ряд требований. Они не должны быть летучими и реагировать с исследуемым веществом; допустимо лишь незначительное изменение показателя преломления их при хранении и при изменении температурных условий; жидкости должны обладать близкими скоростями испарения при комнатной температуре; быть взаимосовмещающимися1. Показатель преломления иммерсионных жидкостей, даже если они изготовлены в заводских условиях, следует периодически проверять, для чего нами использовались отечественные рефрактометры типа РЛУ или ИРФ-22. При исследовании мы применяли набор стандартных жидкостей заводского изготовления с разницей между смежными показателями в 0,002—0,0015. Более значительное уменьшение этого интервала оказалось нецелесообразным.

При прохождении через препарат пучка поляризованного света края волоса отклоняют световой луч кнаружи, если показатель преломления жидкости выше, чем волоса; этот эффект аналогичен действию вогнутой линзы или полой призмы, но менее совершенен, так как волос не имеет четкой геометрической формы. Если же показатель преломления жидкости ниже, чем волоса, луч света отклоняется кнутри, принимает сходящееся направление. Это оптическое явление лежит в основе возникновения световой полоски Бекке — бесцветной узкой полосы, которая появляется по краю волоса при незначительном подъеме или опускании тубуса поляризационного микроскопа после точной фокусировки. В зависимости от соотношения величины показателей преломления волоса и жидкости полоска Бекке при дефокусировке микроскопа перемещается в сторону жидкости или тела параллельно самой себе и краям волоса. Последовательно изучая отрезки волоса, помещенные в жидкости с различными показателями преломления, можно добиться такого положения, когда одна из смежных жидкостей оказывается с большим, а другая — с меньшим показателями, чем помещенный в них волос, или же такого положения, когда величины преломления жидкости и тела совпадут; при этом полоска Бекке либо совершенно исчезает, либо замещается двойной красновато-голубоватой полоской.

Более простым по технике, но и несколько менее чувствительным является второй метод измерения показателей преломления — наблюдение эффекта косого освещения. Если погруженное в жидкость тело осветить несимметричным пучком света, для чего требуется дополнительное введение одной или двух диафрагм, отмечается отклонение светового луча от краев тела, что приводит к затемнению одной части тела, в то время как противоположная оказывается освещенной. В качестве такой дополнительной диафрагмы нами использовалась оправа призмы-анализатора, что удобно и просто. Если при вдвигании диафрагмы обращенный к ней край волоса темнел, а противоположный светлел, это означало, что показатель преломления волоса выше, чем стандартной жидкости.

Каждый из наших препаратов с заключенными в нем отрезками волос мы исследовали обоими способами. В работе использовался поляризационный микроскоп МП-3 и обычные осветители типов ОИ-7 и ОИ-19. Для получения монохроматического света применялись стеклянные светофильтры. Выводилась средняя арифметическая величина показателя преломления для каждого волоса2; одновременно учитывались также минимальные и максимальные показатели.

Изменения показателя преломления на протяжении стволовой части волоса не превышают 0,001, т. е. находятся на границе чувствительности метода. Однако необходимо все же производить измерения на нескольких отрезках волоса, причем количество этих отрезков должно возрастать до 8—10 по мере увеличения длины волоса. Величины колебаний показателей преломления волос разных людей приведены в таблице.

Колебания величины показателей преломления волос разных лиц

Наименование области

Показатель преломления

Нижняя
граница

Верхняя
граница

Диапазон
колебания

Голова

Средняя арифметическая величина

Минимальная

Максимальная

1,5450

1,5448

1,5475

1,5575

1,5575

1,5575

0,0125

0,0127

0,0100

 

Подмышечная область

Средняя арифметическая величина

Минимальная

Максимальная

1,5452

1,5450

1,5455

1,5545

1,5545

1,5550

0,0093

0,0095

0,0095

Лобковая область

Средняя арифметическая величина

Минимальная

Максимальная

1,5479

1,5475

1,5480

1,5571

1,5570

1,5575

0,0092

0,0095

0,0095

Как следует из таблицы, показатель преломления в волосах разных лиц колеблется в пределах 0,01—0,0125 для волос головы и в пределах 0,0092—0,0095 для волос подмышечных и лобковой областей. Разница же между величиной показателя преломления волос головы одного человека ни разу не превысила 0,0045, а в большинстве случаев равнялась 0,002—0,003.

Следовательно, разница между показателями преломления волос с головы разных лиц в 3 раза превышает максимально возможное колебание величины этого признака у волос с одной и той же головы. В некоторых экспертизах сходства волос это может приобрести решающее значение: если две группы волос или даже два волоса разнятся по своим показателям преломления более чем на 0,0045, то можно с уверенностью сказать, что эти волосы не принадлежат одному лицу.

Все сказанное выше относится также к волосам подмышечных и лобковой областей. Диапазон колебаний показателей преломления волос указанных областей у одного лица на нашем материале не превышает 0,003, что в 3 раза меньше величины колебания этого признака у разных людей.

Исследование волос необходимо производить в одинаковых условиях, так как наибольшую важность представляют не абсолютные, а относительные величины. Для большей точности по возможности следует изучать не менее 5 волос из каждой группы объектов.

Волосы тех же лиц подвергались исследованию в отношении прочности и эластичности, причем испытывалось не менее 10 волос с каждой области. Без всякой предварительной обработки (если не было чрезмерного загрязнения) каждый волос разрывали на гидравлическом динамометре, предназначенном для исследования текстильных волокон. Дл я создания одинаковых условий исследования работу проводили при небольших колебаниях температуры (17—20°) и относительной влажности воздуха (60—65%) с применением одинакового груза (в пределах 50—200 г) и одинаковой скорости разрыва. Волосы перед испытанием выдерживали некоторое время в указанных атмосферных условиях. Наличие на аппарате самопишущего прибора позволяло получать на кальке диаграмму разрыва волоса. В дальнейшем кальку с нанесенными на ней диаграммами накладывали на измерительную сетку и производили отсчет величин прочности и растяжимости волоса (рис. 1). Диаграмма строится в косоугольных координатах с углом в 45° между осями. По вертикали отсчитывается прочность в граммах, по горизонтали — удлинение в миллиметрах.

Диаграммы  разрыва  двух  человеческих волос,   обладающих    различной   прочностью    и одинаковой  эластичностью

Рис. 1. Диаграммы разрыва двух человеческих волос, обладающих различной прочностью и одинаковой эластичностью.

Возможность подобной записи делает этот метод исследования наглядным. Мы испытывали во всех случаях участок из средней части волоса, равный 10 мм. Волосы короче 3 см по техническим условиям не исследовались. Учитывались толщина и цвет волоса, а также пол и возраст лица, которому он принадлежал.

Величина средней нагрузки для разрыва волос головы колебалась у мужчин от 18 до 125 г, у женщин — от 14 до 95 г. Растяжимость волос соответственно выражалась в следующих величинах: 3,2—5,3 и 2,7 — 5,6 мм. В то же время колебания средней нагрузки для волос с разных областей головы одного лица ни разу не превысили 40 г, а в подавляющем большинстве случаев равнялись 15—25 г. Что касается колебаний средней величины растяжимости, то они не превышали 1 мм.

Различные  варианты кривых,  полученных  при разрыве   человеческих   волос   (взяты   с   затылка)

Рис. 2. Различные варианты кривых, полученных при разрыве человеческих волос (взяты с затылка).

Становится очевидным, что даже небольшая, казалось бы, разница в величине растяжимости волос разных лиц может приобретать в некоторых случаях экспертное значение, так как в 3 раза превышает предел колебаний средней величины растяжимости волос каждого отдельного человека. Еще в большей степени все сказанное относится к прочности волос. Однако для изучения этих свойств исследование одного волоса оказывается явно недостаточным — количество их должно достигать 10 и более. Данные, полученные в отношении волос подмышечных и лобковых областей, позволяют сделать такие же выводы. Волосы с головы и с вышеуказанных областей человеческого тела значительно различаются по своей прочности и эластичности.

Некоторое значение может приобретать и сам характер кривой (рис. 2).

Различная степень равномерности полученных кривых при исследовании пучка волос также служит одним из критериев для подтверждения или исключения сходства. Оба изучаемых признака частично зависят от толщины волоса, но в некоторых случаях эта зависимость совершенно теряется или даже становится обратной. Какой-либо связи между изучаемыми признаками и цветом волос выявить не удалось.

Выводы

  1. Показатели преломления света, прочности и эластичности волос являются объективными критериями, поддающимися цифровому выражению, и могут служить целям судебномедицинской экспертизы сходства волос.
  2. Получаемые показатели сопоставимы лишь при соблюдении одина- ковых внешних условий в процессе исследования.
  3. Различие в величине показателя преломления волос более 0,0045 позволяет заключить, что эти волосы не могут принадлежать одному лицу. Подобный вывод может быть сделан даже по результатам исследования одного волоса из каждого образца.
  4. Различие в величине нагрузки более 40 г для разрыва волос или в величине растяжимости более 1 мм также исключает сходство волос, однако для такого вывода необходимо исследование не менее 10 волос из каждого образца.
  5. Совпадение показателей величины описанных оптических и механических свойств волос не может служить решающим признаком для подтверждения сходства волос.
  6. Изучение прочности к эластичности волос человеческого тела может способствовать решению вопроса об их региональном происхождении.

1 Смешение двух жидкостей позволяет получать новую, с необходимым промежуточным показателем преломления.

2 Для волос с каждой области тела и для волос с разных участков головы определенного лица.

похожие материалы в каталогах

Экспертиза волос

похожие статьи

Особенности разрушения волос и микроволокон при ударе тупым твердым предметом по голове / Мальцев А.Е. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 136-137.

Развитие в СССР судебномедицинской экспертизы волос (Исторический очерк) / Гаркави А.С. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1966. — №2. — С. 33-35.

О возможности судебно-медицинского исследования потожировых выделений и волос на мужских расческах / Лукаш А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1965. — №2. — С. 22-24.

Реакция абсорбции — элюции при определении групп системы АВО в волосах / Стегнова Т.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1977. — №2. — С. 34-37.

О возможности выявления обработки волос шампунями / Татаренко В.А., Манжела В.И., Дликман И.Б., Чернявская М.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1978. — №2. — С. 34-36.