О некоторых особенностях экспертизы давности механических повреждений

/ Бронштейн Е.3.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1959 — №1. — С. 54-56.

Бронштейн Е.3. О некоторых особенностях экспертизы давности механических повреждений

Кафедра судебной медицины (зав. — проф. В.М. Смольянинов) II Московского медицинского института имени Н.И. Пирогова.

Поступила в редакцию 25/Х 1958 г.

 

 

 

ссылка на эту страницу

Одним из основных вопросов судебно-медицинской экспертизы механических повреждений является определение их давности, причем решение этого вопроса нередко имеет важное следственное значение.

Необходимость экспертизы давности повреждения наиболее часто бывает связана с невозможностью установить срок возникновения повреждения, например при потере сознания, ретроградной амнезии, наступления смерти непосредствинно после травмы или в самые ближайшие периоды после ее причинения. Кроме того, такая экспертиза требуется для того, чтобы найти объективные доказательства, подтверждающие (или отрицающие) показания потерпевшего, обвиняемого или свидетелей.

В судебно-медицинской практике давность повреждения устанавливается при амбулаторных и стационарных освидетельствованиях, а также при исследовании трупа. Естественно, что в зависимости от объекта имеется ряд существенных различий в методах и условиях проведения такой экспертизы.

Решение вопроса о давности механического повреждения основывается главным образом на анализе динамики изменений в травматизированных тканях и органах. Это убедительно показано в ряде научных исследований. Из числа работ, опубликованных в последние годы, необходимо назвать наблюдения, проведенные в отношении ссадин В. И. Кононенко, М. 3. Гельштейном, С. Н. Зориным; кровоподтеков — Л.И. Кузнецовой, Л. С. Свердловым, О. И. Бойко; ран — М .И. Касьяновым, А. Г. Глущенко, Н. И. Поркшеян, К. И. Хижняковой; динамики реактивности тканей — К.И. Хижняковой, А. Понсольдом; формирования рубцовой ткани —К . И. Хижняковой, И. М. Серебрянниковым; повреждения мышц — Л.И. Кузнецовой, Н.А. Митяевой, Л.О. Барсегянц; костей — А.С. Литваком, Н.В. Ворожцовой, И. В. Давыдовским, А. В. Смольянниковым, А. Е. Спасоломской.

Проведенные нами наблюдения, относящиеся к исследованиям кровяного свертка при различных его локализациях (эпидуральное субдурально, в скелетной мускулатуре, в печени, почках и других паренхиматозных органах), показали, что динамика изменений в кровяном свертке и в окружающих его тканях имеет несомненное экспертное значение при установлении давности травмы.

При амбулаторных и стационарных освидетельствованиях целям разрешения вопроса о давности повреждения служат главным образом клинические данные и макроскопические наблюдения.

Естественно, что у эксперта при исследовании трупа диагностические возможности определения давности механической травмы более широкие, чем при освидетельствовании. Кроме вышеназванных методов, для суждения о давности повреждения могут быть использованы исследования образования лейкоцитарного вала как первичной реакции, тинкториальных и гистохимических свойств травматизированных тканей, изменений гемоглобина, динамики процесса регенерации, реакций организма и его систем. Разумеется, оценка всех полученных данных должна обязательно проводиться с учетом возраста потерпевшего и патологических процессов, предшествовавших травме.

Применение всех этих методов при исследовании трупа является эффективным, когда повреждения более или менее обширны и не сопровождаются быстрым наступлением смерти, т.е . когда имеется период времени, достаточный для формирования морфологически выраженных изменений в тканях и органах. Однако практически, как показывают наши наблюдения, могут существовать такие обстоятельства и условия смертельной травмы, когда обнаруживаются морфологически незначительные повреждения, сами по себе не ведущие к наступлению смерти и не сопровождающиеся ясно выраженными реакциями.

Из ряда наших наблюдений, относящихся к подобным случаям травмы и наступлению смерти от нее, мы считает целесообразным привести два как наиболее демонстративные.

Мальчик Б., 11 лет, с группой сверстников быстро бежал по мостовой рядом с движущимся вагоном трамвая. Б. неожиданно упал, потерял сознание. Родственники мальчика, прибежавшие к месту падения Б., обнаружили его неподвижно лежащим и перенесли в ближайшее лечебное учреждение, где была констатирована смерть.

При судебно-медицинском исследовании трупа обращало на себя внимание загрязнение области шеи и лица слева; такое же загрязнение было на смежных с шеей частях рубашки и куртки.

Это позволяло думать, что в момент падения на мостовую удар локализовался в области шеи. После удаления загрязнения на шее было обнаружено розоватое осаднение размером 2x 1 см. Каких-либо иных повреждений в области шеи, а также других частях тела не имелось.

В мягких тканях шеи слева, по ходу грудино-ключично-сосковой мышцы на уровне щитовидного хряща, обнаружен темно-красный участок кровоизлияния 3x 4 см. В головном мозгу и внутренних органах — резкое полнокровие. Повреждений, кроме названного кровоизлияния, или патологических процессов во внутренних органах макроскопически не отмечалось.

При гистологическом исследовании отмечены полнокровие мозга и внутренних органов. В мягких тканях шеи эпителиальной покров на незначительном протяжении отсутствовал, в дерме и подкожной клетчатке были обнаружены очаговые кровоизлияния без лейкоцитарной реакции, по периферии — группы расширенных и переполненных кровью сосудов. В глубоких слоях мышц — кровоизлияния без клеточной реакции. По периферии сосуды расширены. Мышечные волокна с глыбчатым распадом, с исчезновением поперечной исчерченности, гомогенны, базофильны.

Причиной смерти был травматический шок, обусловленный локализацией повреждения.

Наличие травмы, происшедшей при жизни, но не сопровождавшейся лейкоцитарной реакцией, при учете условий возникновения повреждения давало основание считать, что от момента травмы до смерти прошел короткий промежуток времени — 10—15 минут.

Гр-н П., 18 лет, был обнаружен мертвым на полу в комнате общежития. Обстоятельства дела были неясными, противоречивыми, лишь один из товарищей П. упомянул о якобы происшедшей драке, во время которой П. упал и остался неподвижно лежать.

Врач районной поликлиники констатировал смерть.

При судебно-медицинском исследовании каких-либо повреждений кожи и мягких тканей не обнаружено.

Во внутренних органах отмечались резкое полнокровие, мелкоточечные кровоизлияния под плеврой и эпикардом, темно-красные кровоизлияния под капсулой поджелудочной железы (1X1 см) и в области левого надпочечника (0,5X0,8 см).

Органы трупа были направлены на гистологическое, судебно-химическое и бактериологическое (грипп) исследование.

При гистологическом исследовании отмечено полнокровие внутренних органов.

В надпочечнике — очаговые кровоизлияния в корковом слое без лейкоцитарной реакции, в поджелудочной железе обнаружено кровоизлияние без лейкоцитарной реакции.

Учитывая отрицательный результат судебно-химического и бактериологического (на грипп) исследований, отсутствие макро- и микроскопических изменений, указывающих на какое-либо заболевание, наличие кровоизлияний под капсулу поджелудочной железы и надпочечников и принимая во внимание указание в обстоятельствах дела на драку, мы высказали предположение, что смерть гр-на П. могла произойти так же, как в первом наблюдении, от травматического шока, возникшего вследствие ударов в подложечную область.

Этот диагноз получил подтверждение в процессе следствия и на судебном заседании, когда рассматривалось дело о насильственной смерти гр-на П.

Поскольку повреждения у П. носили прижизненный характер, но в то же время в окружающих тканях не было отмечено лейкоцитарной реакции, допустимо считать что так же, как и у мальчика Б., промежуток времени между травмой и смертью непревышал 10—15 минут.

Приведенные наблюдения позволяют считать, что: 1) общепринятый Е судебномедицинской практике метод доказательства продолжительности жизни после травмы по морфологическим данным, свидетельствующих о реактивности организма, при учете следственных материалов является основным для решения данного вопроса; 2) экспертное значение имеют не только положительные результаты исследований, свидетельствующих о реактивности организма, но и отрицательные, если установлено, что повреждения произошли прижизненно; 3) подобные отрицательные результаты, судя по нашим наблюдениям, бывают при условиях быстрого наступления смерти, вызванной травматизацией шокогенных зон.

похожие материалы в каталогах

Давность образования повреждений

похожие статьи

Комплексный подход к исследованию эндокринных органов в динамике посттравматического периода / Баринов Е.Х. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 154-155.

Гистологическая диагностика ранних сроков давности черепно-мозговой травмы / Панченко А.К. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 144-145.

Судебно-медицинская оценка сосудистых реакций при тупой сочетанной травме различной давности / Сундуков Д.В., Ларина М.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 94-95.

Гистологическая оценка давности ушибленных ран различной локализации по состоянию фибрина в сочетании с клеточными реакциями / Карпенко Т.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 117-119.

Морфологические критерии определения давности возникновения ран волосистой части головы (в судебномедицинском аспекте) / Гаибов А.Г. — 1974.