Изменение морфологии колото-резаных ран в зависимости от количества и комбинаций слоев прилежащей одежды

/ Андрейко Л.А.  — 2009.

 

 

 

 

 

 

ссылка на эту страницу

 

 

 

 

 

АНДРЕЙКО ЛАРИСА АЛЕКСАНДРОВНА

 

 

Изменение морфологии колото-резаных ран в зависимости от количества и комбинаций слоев прилежащей одежды

 

 

 

 

14.00.24 – «Судебная медицина»

 

 

 

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

 

 

 

 

 

 

Москва - 2009

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Дальневосточный государственный медицинский университет Росздрава».

Научный руководитель:
Доктор медицинских наук, доцент Леонов Сергей Валерьевич

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:

Защита состоится «____»_____________ 2009 года в ____ часов на заседании диссертационного совета ДМ208.041.04 при ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет Росздрава» по адресу Москва, ул. Долгоруковская, д. 4, строение 7, (помещение кафедры истории медицины).

Почтовый адрес: 127493 Москва, ул. Делегатская, 20/1

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного медико-стоматологического университета (127206, Москва, ул. Вучетича, д. 10а).

Автореферат разослан «_____»__________________2009 год.
 

Ученый секретарь  диссертационного совета,
кандидат медицинских наук,
доцент                                                                       Т.Ю. ХОХЛОВА


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы.

Производство экспертиз колото-резаных повреждений является одним из сложных и актуальных исследований в судебной медицине в настоящее время. Интерес медицинской научной общественности к изучению таких повреждений обусловлен их наибольшей частотой встречаемости (свыше 70%) среди всех случаев смерти от «острой травмы» (И.Н. Иванов, 1991, 2000).

В настоящее время в отечественной и зарубежной литературе отражены  вопросы морфологии колото-резаных повреждений кожи и одежды, механизма формирования повреждений, определены критерии, позволяющие провести идентификацию конкретного экземпляра колюще-режущего орудия по совокупности признаков (В.Я. Карякин, 1962, 1964, 1966;  А.П. Загрядская, 1964, 1976, 1968, 1981, 1983;  Ю.В. Капитонов, 1981, 1984; И.Н. Иванов, 1991, 2000; Г.Л. Серватинский, 1986; Н.С. Эделев, 1987, 1988;  M.A. Green, 1978;  I. Horsfall, 1999;  S. Jones, 1994; S.A. Miller, 1996;   W. Weber, 1974, 1980).

В медицинской криминалистике используются практические рекомендации, согласно которых экспериментальные повреждения нужно наносить на биоманекене через все слои одежды, уложенные в том порядке, который был установлен при исследовании трупа (Методические рекомендации об определении свойств клинка колюще-режущего орудия по морфологии повреждения одежды и кожи человека, Москва, 1982).

Однако до настоящего времени в литературе отсутствует описание зависимости изменения морфологических признаков и метрических характеристик колото-резаных ран кожного покрова от количества и комбинаций слоев одежды. В своей работе И.Н. Иванов, 2000 г.  указывает, что на основании проведенного статистического анализа установлено, что на формирование следа острия, разновидностей обушкового разреза и на отображение в ране побочных повреждений слои прилежащей к кожному покрову одежды влияния не оказывают.

Необходимость решения конкретных экспертных вопросов при исследовании колото-резаных повреждений и отсутствие литературных данных, касающихся зависимости изменения морфологии колото-резаных ран с учетом механических свойств, прилежащих к кожному покрову материалов одежды, определяют актуальность экспериментального исследования данного вопроса,  его теоретическое и практическое значение.

Целью исследования явилось установление критериев зависимости морфологических признаков колото-резаных ран кожного покрова человека в зависимости от количества и комбинаций слоев одежды; определение и обоснование практических рекомендаций для экспертов при проведении экспериментальных исследований для идентификации конкретного экземпляра орудия.

Задачи исследования:

  1. Изучить механизм формирования колото-резаных ран на кожном покрове человека при проведении вколов  через различные слои и комбинации материалов одежды.
  2. Выявить характерные морфологические признаки колото-резаных ран кожного покрова при проведении вколов через различные слои материалов одежды.
  3. Определить зависимость морфологии ран кожного покрова от комбинаций слоев одежды в проекции повреждения.
  4. Разработать рекомендации по идентификации колюще-режущих следообразующих объектов в рамках проведения медико-криминалистических экспертиз в случаях нанесения повреждений через одежду.

Научная новизна.

Впервые установлено изменение морфологии колото-резаных ран кожного покрова в зависимости от количества и комбинаций слоев одежды.

Практическая значимость.

Полученные данные позволяют более качественно, с научной точки зрения с использованием статистических методов производить идентификацию колото-резаных повреждений и следообразующих объектов, представленных на экспертизу. Полученные результаты позволяют производить дифференциальную диагностику одного или нескольких колюще-режущих объектов по указанным морфологическим и метрическим признакам, определенным в ходе исследования повреждений кожного покрова и слоев одежды с использованием однофакторного дисперсионного анализа. По результатам работы оформлено 7 рационализаторских предложений.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Механические свойства тканей  одежды изменяют условия формирования повреждения, что проявляется в определенной морфологической картине колото-резаных ран кожного покрова.
  2. При внедрении колюще-режущего объекта образуется контактный комплекс «клинок+ткань», который формирует специфические признаки колото-резаных ран кожного покрова.
  3. Морфологические признаки колото-резаных ран кожного покрова формируются в зависимости от конкретных условий травмы,  обусловленных толщиной и комбинацией слоев одежды.
  4. Предварительной отбор повреждений,  раздельный и сравнительный анализ повреждений, нанесенных через различное количество и комбинации слоев одежды, позволяет максимально изучить следообразующие свойства колюще-режущего предмета, и осуществлять  целевой отбор повреждений для медико-криминалистической идентификации.

Апробация работы.

Результаты научных исследований были доложены: на совместных конференциях кафедры судебной медицины и патологической анатомии ГОУ ВПО «Дальневосточный государственный медицинский университет Росздрава» (2007, 2008); на расширенном заседании организационно-методического совета ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» МЗ ХК (2007, 2008); представлены на II-ой Всероссийской научно-технической конференции «Приоритетные направления развития науки и технологий» (2006), научно-практической конференции, посвященной 65-летию образования органов судебно-медицинской экспертизы ВС РФ (2008), 1-й международной научно-практической конференции «Интеграция науки и производства» (2008).

Личное участие автора:

Все разделы выполнены и проанализированы автором самостоятельно.

Автором лично были изучены 300 экспериментальных наблюдений на биоманекенах, проанализированы результаты 687 танатологических экспертиз, 164 медико-криминалистических экспертиз и 450 протоколов  осмотра трупов на месте их обнаружения за период с 2001 по 2007 годы.

Внедрение результатов исследования:

Полученные результаты внедрены в практику учебной и научной деятельности кафедры судебной медицины ГОУ  ВПО «Дальневосточный государственный медицинский университет Росздрава», а также в практическую деятельность ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» министерства здравоохранения Хабаровского края и 98 ГЦ судебно-медицинских и криминалистических экспертиз МО РФ.

Публикации

Основные положения работы отражены в 5 публикациях, 1 из них  в журнале, входящем в перечень рекомендованных  ВАК России.

Структура и объем диссертации

Диссертация состоит из введения, обзора литературы, главы о материале и методах исследования, 2-х глав собственных исследований, главы  сравнительного анализа полученных результатов, заключения, выводов, практических рекомендаций, библиографического указателя и приложения. Объем диссертации с приложением составляет 170 страниц компьютерного текста. Работа иллюстрирована 27 таблицами, 4 графиками и 60 рисунками. Список литературы включает 178 литературных источников, из них 131 отечественных и 47 зарубежных авторов.

Содержание работы

Материалы и методы исследования:

В соответствии с целями и поставленными задачами проведено судебно-медицинское исследование морфологических особенностей колото-резанных ран нанесенных через слои одежды и их комбинаций.

Настоящее исследование проводилось на основе анализа данных из первичной документации за 2001 - 2007 годы – медицинских судебных экспертиз танатологического отдела ГУЗ  «Бюро судебно-медицинской  экспертизы» Министерства здравоохранения Хабаровского края (687), медико-криминалистических судебных экспертиз отделения медицинской криминалистики ГУЗ «Бюро судебно-медицинской  экспертизы» Министерства здравоохранения Хабаровского края (164), протоколов осмотра трупа на месте его обнаружения на территории города Хабаровска и Хабаровского района (450), а так же на основе анализа экспериментальных наблюдений в рамках конкретных уголовных дел по постановлениям следственных органов (300). Исследование проводилось на основе сплошного и выборочного методов наблюдения.

При проведении экспериментальных исследований колото-резаных ран у потерпевших, использовали следующие варианты комбинаций слоев одежды: один слой «тонкой» одежды,  один слой «толстой» одежды, два слоя одежды – один слой «тонкой» и один слой «толстой» одежды, три слоя одежды – один слой «тонкой» и два слоя «толстой» одежды.

Согласно литературным данным (Б.А.Бузов, Н.Д. Алыменкова, 2004; ГОСТ- 29298-92) к «тонким» нами отнесены предметы одежды, толщиной материала от 0,1 до 0,5 мм, с показателями поверхностной плотности до 150 г/м2, к «толстым» – толщиной от 0,5 до 5 мм, и плотностью свыше 150 г/м2.

В качестве контрольной группы для выявления морфологических особенностей колото-резаных ран, наносимых через слои одежды и их комбинации, послужили колото-резаные повреждения без одежды.

Экспериментальное исследование проводили на биоманекенах мужского пола в возрастной группе 21-50 лет (с учетом данных о наибольшей частоте встречаемости повреждений), при этом удары наносили отвесно, в область груди.

Для производства экспериментальных вколов использовали два ножа с часто встречающимися характеристиками: средней шириной клинка через 5 см от острия 19 мм и 28 мм, средней толщиной обухов клинков 0,12 мм и 0,20 мм (рис. 1, 2).

Нож №1

Рис. 1. Нож №1.

Нож №2

2. Нож №2.

 

Для решения поставленных задач в работе были использованы следующие методы: медико-статистический, аналитический, экспериментальный, визуально-описательный, стерео-микроскопический, сравнительный, метрический (в том силе микрометрический).

Таблица 1.

Материалы и методы исследования

Методы исследования 

Кол-во

1.

Статистический:

- медицинские судебные экспертизы из архива танатологического отдела ГУЗ «Бюро СМЭ» МЗ ХК

687

 

- медико-криминалистические судебные экспертизы из архива отделения медицинской криминалистики ГУЗ «Бюро СМЭ» МЗ ХК

164

 

- протоколы осмотра трупа на месте его обнаружения (г. Хабаровск и Хабаровский район)

450

2.

Статистический

300

3.

Исследование экспериментальных ран кожного покрова, нанесенных ножами в контрольных сериях и через слои и комбинации материалов одежды:

 

 

Визуально–описательный

300

 

Стерео–микроскопический

300

 

Сравнительный

300

 

Метрический (в том числе и микрометрический)

300

ИТОГО:

2801

Полученные данные обрабатывались статистическими методами: проводили последовательную диагностическую процедуру с использованием формулы Байеса и однофакторный дисперсионной анализ.

Результаты собственных исследований и их обсуждение

С целью установления зависимости изменения морфологических признаков колото-резаных ран кожного покрова от количества и комбинаций слоев одежды мы провели сравнительное исследование всех серий экспериментальных повреждений, нанесенных ножами №1 и №2. Во всех группах наблюдений  макроскопически повреждения имели общие и групповые признаки колото-резаных повреждений: наличие ровных краев, острого и тупого конца раны кожного покрова; преобладание глубины над длиной, а длины над шириной повреждения; отсутствие макроскопически видимого дефекта ткани,  форма всех колото-резаных повреждений веретенообразная при зиянии, прямолинейная при сопоставлении краев.

Анализ морфологических и метрических признаков проводился нами раздельно для  обушковой части, точки вкола и лезвийной части повреждения.

Динамика изменения морфологических и метрических признаков в обушковой части повреждений, нанесенных ножом №1.

При нанесении экспериментальных повреждений ножом №1 в оригинале происходило образование М-образного тупого конца с незначительной несимметричностью обоих острых углов, которая связана с отображением конструкционных свойств обуха клинка (правое ребро обуха острое, а левое – средней остроты). В области тупого конца выявлялось осаднение, которое имело четкие контуры границ и ровный контур дна. В зоне обушкового разреза осаднение располагалось больше справа и между углами тупого конца, где отмечалась параболическая форма его контура. Края и стенки повреждения в обушковой части регистрировались нами как ровные (вер 1,0 для каждого признака).

При нанесении экспериментальных повреждений ножом №1 через один слой «тонкой» ткани сохранилась М-образная форма тупого конца. Однако, несимметричность углов в этой серии экспериментов обусловлена уже не конструкционными особенностями обуха клинка, а формированием надрывов в области правого угла тупого конца повреждения (вер. 0,8). Характер осаднения в этой серии изменился – по интенсивности оно стало менее выраженным с нечеткими неровными контурами границ, нивелировался параболический контур осаднения между углами тупого конца вследствие рассеивающего действия тонкой ткани. В зоне между углами тупого конца появился поверхностный дефект эпителия треугольной или прямоугольной формы за счет усиления обтирания обуха ножа прикрытого слоем ткани (вер. 1,0). Ширина осаднения и его протяженность в этой серии вколов увеличились (в оригинале осаднение выявлялось на участке 1,0х0,8 мм, а при действии ножа через слой «тонкой» ткани – 1,3х1,4 мм). Контур дна осаднения сохранился ровным; края и стенки повреждения в обушковой части также оставались ровными отвесными. Длина обушкового разреза увеличилась (0,5 мм в оригинале и 1,0 мм  в первой серии).

При нанесении повреждений ножом №1 через один слой «толстой» ткани произошло значительное изменение формы тупого конца (с М-образного на Т-образный с двумя острыми углами) (вер. 1,0) (рис.4,5). В области левого угла нами выявлялись насечки, а в области правого – разрывы, образовавшиеся за счет растяжения  кожного покрова. В средней части между углами тупого конца, также как и в предыдущей серии, выявлялся поверхностный дефект эпителия, сформированный за счет обтирания обуха ножа через слой ткани. Общая ширина и протяженность осаднения увеличилась (1,3х1,4 мм в предыдущей серии и 1,8х2,5 мм в этой серии вколов). Произошло изменение характера осаднения – оно стало ярко выраженным по интенсивности с нечеткими контурами и с неравномерным контуром дна. В области осаднения нами выявлялись параллельные линейные или дугообразные «борозды», переходящие в поверхностные дефекты края (вер. 0,9). Выявленный нами признак подобен описанному ранее Н.Г.Олейник феномену «солярис» на ткани при внедрении остро-колющего предмета (рис.3.).

Схема образования складок ткани при формировании воронкообразного углубления при вколе

Рис. 3. Схема образования складок ткани при формировании воронкообразного углубления при вколе

По краю повреждения выявлялись участки обтирания-разрыхления дермы полукруглой формы, что проявлялось неровным контуром стенок повреждения.

Тупой конец повреждения контрольной серии (нож №1), ув.х10

Рис. 4. Тупой конец повреждения контрольной серии (нож №1), ув.х10

Тупой конец повреждения, нанесенного через один слой «толстой» ткани (нож №1), ув.х10

Рис.5.Тупой конец повреждения, нанесенного через один слой «толстой» ткани (нож №1), ув.х10

При нанесении повреждений через один слой «тонкой» и один слой «толстой» ткани форма повреждения стала П-образной со значительным уменьшением ширины обушкового разреза (рис.6). В обоих углах тупого конца нами регистрировались разрывы, что свидетельствует о перерастяжении кожного покрова при действии обуха ножа через два слоя ткани. Поскольку нами была соблюдена последовательность наложения тканей (сначала слой «тонкой», а затем «толстой» ткани), то и осаднение в этой серии экспериментов было аналогичным первой серии (вколы через один слой «тонкой» ткани), т.е. осаднение было равномерное и равновыраженное по интенсивности с ровным контуром дна и нечеткими границами.  Ширина осаднения существенно уменьшилась. Осаднение выявлялось вдоль всего контура обушкового разреза полосой 0,2 мм.  В этой серии экспериментов мы регистрировали неровность левой и правой стенок повреждения на всем протяжении обушкового разреза, как следствие внедрения ткани в просвет повреждения (вер 1,0).

 

Тупой конец повреждения, нанесенного через один слой «тонкой» и один слой «толстой» ткани (нож №1), видны надрывы в углах тупого конца

Рис.6. Тупой конец повреждения, нанесенного через один слой «тонкой» и один слой «толстой» ткани (нож №1), видны надрывы в углах тупого конца, ув. х20

В четвертой серии экспериментов (один слой «тонкой» и два слоя «толстой» ткани) тупой конец повреждения регистрировался как П-образный (вер. 0,5)  или как П-образный скошенный с направлением скоса слева направо (вер.0,5). Ширина обушкового разреза оставалась крайне малой 0,3 мм, как и в предыдущей серии экспериментов. За счет перерастяжения кожного покрова в обоих углах тупого конца произошло образование одного или нескольких разрывов. В части повреждений в области левого угла нами выявлялось скругление стенки (вер. 0,5).

Осаднение в этой серии вколов было малым по ширине (как и в предыдущей серии) неравномерным по интенсивности с нечеткими неровными контурами и неоднородным рельефом дна с формированием борозд, переходящих в краевые выемки по краю повреждения в обушковой части (рис.7). На всем протяжении обушкового разреза нами определялась неровность как правой, так и левой стенок.

Тупой конец повреждения, нанесенного через один слой «тонкой» и два слоя «толстой» ткани (нож №1), ув. х20

Рис.7. Тупой конец повреждения, нанесенного через один слой «тонкой» и два слоя «толстой» ткани (нож №1), ув. х20

Динамика изменения морфологических и метрических признаков в обушковой части повреждений, нанесенных ножом №2.

В контрольной группе повреждений, нанесенных ножом №2 в зоне обушкового разреза, нами регистрировались следующие признаки: форма тупого конца М-образная с невыраженной несимметричностью углов, которая связана с конструкционными особенностями обуха клинка. Осаднение имело четкие ровные контуры границ с параболической формой между углами тупого конца. Рельеф дна равномерный. Края и стенки повреждения ровные отвесные (вер. 1,0 для каждого признака).

При нанесении колото-резаных повреждений через один слой «тонкой» ткани сохранилась М-образная форма тупого конца, но ширина его несколько уменьшилась (2,4 мм в оригинале и 2,3 мм в первой серии), появилась выраженная несиметричность углов – увеличение протяженности правого угла тупого конца с переходом его в разрыв (рис.7). При воздействии обуха ножа №2 через один слой «тонкой» ткани характер осаднения изменился – увеличилась его протяженность как по длине, так и по ширине. Уменьшилась интенсивность осаднения, контур границ стал неровным и нечетким. В этой серии неравномерность осаднения проявлялась в виде неровного контура дна с участками обтирания-разрыхления дермы полукруглой формы. При действии ножа с большей толщиной обуха формирование параллельных борозд, переходящих в поверхностные дефекты края, выявлялось уже при воздействии через один слой «тонкой» ткани за счет формировании множественных складок ткани (вер. 0,7). Края и стенки обушковой части повреждения в этой серии были неровные мелко-фестончатые. Между углами тупого конца выявлялся поверхностный дефект эпителия, сформированный за счет усиления обтирания обуха ножа о кожный покров через слой ткани.

Тупой конец и обушковый разрез повреждения, нанесенного через один слой «тонкой»  ткани  (нож №2), ув.х10

Рис.7. Тупой конец и обушковый разрез повреждения, нанесенного через один слой «тонкой»  ткани  (нож №2), ув.х10

 

При нанесении экспериментальных вколов через один слой «толстой» ткани наблюдались следующие особенности. Произошло изменение формы тупого конца повреждения с М-образного на острый со значительным  уменьшением его ширины и увеличением протяженности, что связано с перерастяжением кожного покрова с образованием разреза, а затем и разрыва одним из ребер обуха клинка (вер. 1,0). При воздействии ножа №2 через один слой «толстой» ткани значительно возросла ширина осаднения (2,3 мм в предыдущей серии и 2,7 в этой), увеличилась его интенсивность, определялась выраженная неравномерность рельефа дна. В области обушкового разреза нами регистрировалось образование множественных борозд. Борозды, начинаясь от наружного края осаднения, развивались в направлении просвета повреждения, становились резко выраженными, грубыми и переходили в поверхностные дефекты края, что приводило к значительной неровности правой и левой стенок повреждения (рис.8).

Тупой конец и обушковый разрез повреждения, нанесенного через один слой «тонкой»  ткани  (нож №2), ув.х10

Рис.8. Тупой конец и обушковый разрез повреждения, нанесенного через один слой «толстой»  ткани  (нож №2), ув.х10

 

В третьей серии экспериментов (вколы через один слой «тонкой» и один слой «толстой» ткани) тупой конец регистрировался как Г-образный (вер. 1,0). Выявлялось не только сокращение ширины обушкового разреза, но и произошло уменьшение его протяженности (1,5 мм во второй серии, 0,8 мм в третьей) за счет перерастяжения кожного покрова. Осаднение в этой серии экспериментов в области обушкового разреза сократилось по ширине. За счет рассеивающего действия прилежащей к кожному покрову «тонкой» ткани. осаднение в этой серии было менее выраженным по интенсивности с нечетким контуром границ (вер. 1,0 для каждого признака). Рельеф дна оставался неравномерным, но формирования четких борозд  нами регистрировалось. Также как и предыдущей серии, на всем протяжении обушкового разреза нами выявлялась неровность краев и стенок повреждения (рис.9).

Тупой конец и обушковый разрез повреждения,</i><i> нанесенного через один слой «тонкой» и один слой «толстой» ткани (нож №2), ув. х20

Рис.9. Тупой конец и обушковый разрез повреждения, нанесенного через один слой «тонкой» и один слой «толстой» ткани (нож №2), ув. х20

При проведении четвертой серии вколов (через два слоя «толстой» и один слой «тонкой» ткани) тупой конец регистрировался как П-образный скошенный с двумя острыми углами, переходящими в разрывы и насечки (вер. 1,0 для каждого признака). Протяженность и ширина обушкового разреза оставались малыми по 0,8 мм. Определялось формирование дефекта кожного покрова «минус-ткань». Осаднение еще больше уменьшилось по ширине, а в области между углами тупого конца вновь (как в оригинале) прослеживался параболический его контур. Осаднение было неравномерным по интенсивности и глубине (рельефу дна), с нечеткими контурами (рис.10). Данные изменения вызваны выраженным перерастяжением кожного покрова (деформация распора), сочетающимся со сдвиговыми деформациями возникающими при внедрении слоев тканей в просвет повреждения.

Тупой конец повреждения, нанесенного через один слой «тонкой» и два слоя «толстой» ткани (нож №2), ув. х20

Рис.10. Тупой конец повреждения, нанесенного через один слой «тонкой» и два слоя «толстой» ткани (нож №2), ув. х20

Суммируя полученные результаты экспериментов, проведенных ножами №1 и №2, мы отметили, что в обушковой части повреждений прослеживается характерная динамика изменения морфологических и метрических признаков, зависящая как от толщины, так и от плотности слоев одежды.

При воздействии ножа через «тонкую» ткань (толщина 0,2 мм) форма тупого конца сохраняется, увеличивается ширина тупого конца повреждения  на толщину ткани, появляется поверхностный дефект эпителия между углами тупого конца за счет усиления обтирания обуха клинка. Кроме этого, изменяется характер осаднения за счет рассеивающего действия «тонкой» ткани, что проявляется в «смазанности» и нечеткости границ осаднения. Следует отметить, что при внедрении толстого индентора (за счет увеличения толщины обуха клинка на 1,3 мм), более грубые и выраженные признаки появляются раньше. Так, формирование неравномерного рельефа дна в зоне осаднения с образованием борозд,  неровных краев и стенок при действии более толстого обуха ножа отмечается уже при вколах через один слой «тонкой» ткани (суммарная толщина индентора 2,5 мм).

Ткань толщиной 0,6 мм с поверхностной плотностью 150 г/см2, приводит к изменению формы тупого конца. Там, где действовал нож с толщиной обуха 1,2 мм, сохранилось отображение в ране действия обоих ребер обуха (Т-образная форма), а при действии обуха, толщиной 2,3 мм происходит перерастяжение и разрыв кожного покрова, и только по одному из ребер обуха формируется острый конец. В обоих случаях (нож №1 и нож №2) во второй серии экспериментов значительно увеличилась ширина осаднения и произошло формирование «борозд». Это объясняется тем, что ткань (нами использовалась джинсовая ткань, как наиболее часто встречающаяся по данным архивных наблюдений) обладает малой эластичностью, большой плотностью и, соответственно, высокой жесткостью. В зоне первичного контакта происходит оборачивание «грубой» тканью концевой части клинка, которая в силу своих свойств не прилегает непосредственно к ножу, а образует складки, которые своими ребрами формируют «борозды», при этом зона контакта – осаднения увеличивается. Следует отметить, что при воздействии более толстого индентора отмечалось образование более выраженных изменений – неровность краев и стенок с правой и с левой стороны на протяжении всего обушкового разреза.

Уменьшение длины обушкового разреза в третьей серии экспериментов  и изменение формы тупого конца на П- или Г-образный с разрывами в углах, свидетельствует о перерастяжении кожного покрова. Поскольку в экспериментах к кожному покрову прилежал слой «тонкой» ткани, то в этой серии также наблюдался ее рассеивающий эффект (нечеткость контуров осаднения, сглаженность рельефа дна). Ширина осаднения уменьшается за счет вворачивания краев повреждения в его просвет с уменьшением зоны контакта – осаднения.

В четвертой серии экспериментов следует особо отметить, что при воздействии ножа № 1 (суммарная толщина индентора 2,6 мм) и №2 (суммарная толщина индентора 3,7 мм) протяженность обушкового разреза значительно сократилась, форма повреждения осталась П-образной с разрывами в углах, ширина  осаднения уменьшилась. При действии ножа №2 произошло разрушение кожного покрова - формирование признака «минус-ткань», за счет чего измененились выявляемые ранее признаки (вновь появляется параболический контур осаднения между углами тупого конца).

Таким образом, при увеличении толщины и плотности внедряемого комплекса, в обушковой части колото-резаной раны кожного покрова  значительно изменяются морфологические и метрические признаки.

Тонкая ткань в силу своей мягкости, пластичности и эластичности при внедрении ножа плотно прилегает к нему и оборачивает со всех сторон, практически не формируя складок. Таким образом, тонкая ткань рассеивает нагрузку - осаднение становится большим по площади, однако менее интенсивным с нечеткими неровными контурами и более равномерным рельефом дна.

Толстая ткань, прежде всего, за счет высокой плотности и жесткости при низкой эластичности в момент внедрения острия ножа при  образовании воронкообразного углубления не может плотно обернуть острие, а формирует складки ткани, радиально направленные от острия. На ребре каждой складки происходит концентрация напряжения, в результате чего ребра складок, сами по себе, выступают как дополнительные травмирующие факторы контактного комплекса «нож–одежда». Это приводит к формированию выраженных грубых повреждений на коже – интенсивное осаднение с неравномерным рельефом дна, формирование борозд, неровность краев и стенок повреждения.

Увеличение диаметра внедряемого объекта за счет большей толщины обуха клинка приводит к тому, что в морфологии колото-резаной раны признаки, характерные для действия тупого твердого объекта, появляются раньше, а затем вследствие  перерастяжения наступает  разрушение кожного покрова, при этом все индивидуальные признаки, характерные для конкретного экземпляра колюще-режущего орудия значительно изменяются.

Изменения морфологических признаков в точке вкола при действии ножа №1.

В оригинальных повреждениях точка вкола регистрировалась нами как полукруглая краевая выемка на правой стороне повреждения (вер. 0,9). В первой и во второй серии экспериментальных вколов точка вкола определялась в виде неровности стенок и краев повреждения, осаднение в этой зоне было слабовыраженным и определялось в виде полосы подсыхания эпидермиса в сочетании с его вытянутостью (вер. 1,0). При воздействии клинка через два слоя ткани (третья серия) в точке вкола с обеих сторон нами определялось выраженное осаднение с формированием поверхностных дефектов эпителия, которым соответствовали полукруглые краевые выемки (вер. 1,0). В четвертой серии экспериментов (при внедрении индентора диаметром 2,6 мм) в точке вкола сформировалось локальное разрушение ткани «минус-ткань» размером 1,3х0,3 мм, как с правой, так и  с левой стороны повреждения выявлялись полукруглые краевые выемки и соответствующие им поверхностные дефекты эпителия (вер. 1,0).

Изменение морфологических признаков в точке вкола при действии ножа №2.

В оригинале при нанесении повреждений ножом №2 с толщиной острия  –  0,05 мм, ширина – 0,2 мм точка вкола нами регистрировалась в виде неровности правой и левой стенок с тонкой полосой осаднения по краям раны (вер. 1,0). При проведении первой и второй серии экспериментов точка вкола также определялась в виде неровности краев и стенок повреждения с выраженным осаднением и неравномерным рельефом дна (вер. 1,0). При вколах через один слой «тонкой» и один слой «толстой» ткани в точке вкола происходило локальное разрушение кожного покрова (признак «минус-ткань»), по правой и по левой стороне повреждения формировались полукруглые краевые выемки с поверхностными дефектами краев и стенок (размер дефекта при сведенных краях 1,3х0,5мм) (вер. 0,9). В четвертой серии экспериментов точка вкола определялась нами по выраженному признаку «минус-ткань» как для левого, так и для правого края повреждения (ширина дефекта при сведенных краях составляла 0,3±0,1 мм, протяженность 0,9±0,1 мм) (вер. 1,0).

Таким образом, при увеличении толщины внедряемого объекта, в точке вкола колото-резаной раны значительно изменяются морфологические признаки от четкой полукруглой краевой выемки, через неровность стенок до выраженного локального разрушения кожного покрова.

Изменение морфологических признаков в лезвийной части повреждений, нанесенных ножом №1.

В контрольной серии повреждений, нанесенных ножом №1, на всем протяжении лезвийного разреза определялись ровные контуры краев и стенок, осаднения не отмечалось. Конец, соответствующий действию лезвия, определялся как острый (вер. 1,0 для каждого признака). При нанесении повреждений через один слой «тонкой» ткани в начале лезвийной части вслед за точкой вкола по правой стороне нами регистрировалась неровность края повреждения и  его стенки (вер. 0,8). В этой зоне как по правой, так и по левой стороне нами определялось слабовыраженное по интенсивности осаднение. Конец, соответствующий действию лезвия, регистрировался как острый. При проведении экспериментальных вколов через один слой «толстой» ткани по левому краю  повреждения вслед за точкой вкола отмечались «регулярные» краевые осаднения эпителия в виде полукруга шириной 0,3-0,5 мм с интервалом 1-3 мм, неровность краев и стенок по обеим сторонам повреждения (вер. 0,9). Конец повреждения острый. В третьей серии экспериментов в лезвийной части края и стенки повреждений определялись как неровные, мелкофестончатые, и соответственно указанным неровностям нами регистрировалось осаднение, переходящее в поверхностные дефекты эпителия (вер. 1,0). Соответственно участкам осаднения в направлении резания, то есть ближе к острому концу нами нередко регистрировались лоскуты эпителия над просветом повреждения (вер. 0,8). Конец, соответствующий действию лезвия, регистрировался как овальный. В четвертой серии экспериментов в лезвийной части повреждения определялись неровность левой и правой стенок с поверхностными дефектами эпителия. Осаднение широкой полосой проходило вдоль всего края повреждения и сочеталось с лоскутами эпителия выступающими над просветом повреждения. Острый конец повреждения регистрировался как овальный (вер. 1,0 для каждого признака).

Изменение морфологических признаков в лезвийной части повреждений, нанесенных ножом №2.

В контрольной серии экспериментов, нанесенных ножом №2, края повреждений на всем протяжении были ровные, отвесные с хорошо выраженным, отчетливым ребром. Конец повреждения, соответствующий действию лезвия, нами регистрировался как острый, плавно переходящий в короткий поверхностный разрез кожного покрова. В первой серии вколов в начале лезвийной части повреждения определялась  неровность краев и стенок, как справой, так и с левой стороны с осаднением краев в этой зоне (вер. 0,9). Конец повреждения регистрировался как острый. При воздействии ножа №2 через один слой «толстой» ткани в лезвийной части повреждения определялось выраженное осаднение с увеличением его как по ширине, так и по протяженности относительно предыдущих серий. По левой стороне повреждения регистрировались лоскуты эпителия над просветом и соответствующие им на правой стороне поверхностные дефекты эпителия в количестве 3-4 с интервалом 0,8-0,9 мм (вер. 0,8). Особо следует отметить, что в данной серии экспериментов в лезвийной части регистрировалось выраженное осаднение с неравномерным рельефом дна – отмечалось образование радиальных «борозд» до средней трети разреза. Конец повреждения в зоне действия лезвия сохранился острым. В третьей серии вколов определялись значительная неровность левой и правой стенок лезвийной части с осаднением краев (вер. 1,0). В данной серии отмечалось уменьшение ширины осаднения с увеличением его протяженности до 8,0 мм. Осаднение было меньшей интенсивности с неравномерным рельефом дна.  Конец, в зоне действия лезвия,  преобразовался в овальный (вер. 1,0). В четвертой серии вколов осаднение регистрировалось практически по всей длине повреждения в виде узкой полосы. В начальных отделах лезвийной части повреждения нами определялись поверхностные дефекты эпителия и участки выраженного осаднения в количестве 1-2 как по левому, так и по правому краю повреждения с формированием дефектов ткани (признак «минус-ткань») шириной при сведенных краях 1,3Х0,5±0,05 мм (вер. 1,0). Указанным дефектам соответствовали полукруглые краевые выемки слева и справа. В этой серии экспериментов нами также регистрировалась неровность краев и стенок повреждения с двух сторон. Конец, в зоне действия лезвия, преобразовался в овальный.

Учитывая изложенное, следует, что при увеличении толщины внедряемого объекта, в лезвийной части  колото-резаной раны кожного покрова  морфологические признаки значительно изменяются. В оригинальных повреждениях края ровные отвесные неосадненные, а при наложении ткани толщиной всего 1 мм, происходит формирование осаднения, неровности краев и стенок повреждения, преобразование острого конца в овальный. При увеличении толщины ткани до 1,5 мм в лезвийной части повреждения выявляются локальное разрушение кожного покрова «минус-ткань» вследствие его перерастяжения.

Суммируя все проанализированные признаки по зонам колото-резаного повреждения (обушковый разрез, точка вкола, лезвийный разрез) следует, что в экспериментальных повреждениях, нанесенных ножом №1 и ножом №2,  прослеживается  четкая динамика изменения морфологических и метрических признаков  связанная с увеличением диаметра внедряемого объекта (рис. 11, 12).

Графические модели экспериментальных повреждений, нанесенных ножом №1

Рис.11. Графические модели экспериментальных повреждений, нанесенных ножом №1

Графические модели экспериментальных повреждений, нанесенных ножом №1

Рис.12.  Графические модели экспериментальных повреждений, нанесенных ножом №1

Проведенный анализ изменения морфологических признаков показал, что вне зависимости от метрических свойств колюще-режущего объекта при увеличении толщины и количества слоев одежды на кожных покровах формируются более грубые повреждения, характерные для действия тупого твердого предмета. Как следствие перерастяжения кожного покрова при воздействии клинка ножа через толстые слои ткани (более 1,5 мм) наступает локальное разрушение кожного покрова не только в точке вкола, но и в области лезвийного разреза и происходит значительная трансформация всех индивидуальных признаков, характерных для конкретного экземпляра колюще-режущего орудия.

ВЫВОДЫ:

1. Формирование морфологической картины колото-резаной раны кожного покрова происходит в результате взаимодействия контактного комплекса «нож+ткань». Механические свойства прилежащего материала одежды (толщина, поверхностная и линейная плотность, жесткость,  эластичность) существенно изменяют условия образования колото-резаных повреждений. При увеличении толщины внедряемого комплекса в морфологии раны выявляются признаки, характерные для действия тупого твердого предмета – неровность краев и стенок, осаднение, поверхностные дефекты и лоскуты эпителия, как в обушковой части, так и в точке вкола и в области лезвийного разреза.

2. При воздействии клинка ножа через один слой «тонкой» ткани происходит рассеивание нагрузок в местах их концентрации в сравнении с контролем, что проявляется: в равномерном осаднении тупого конца с нечеткими контурами с равномерным рельефом дна и увеличением его площади; в  появлении поверхностного дефекта эпителия между углами тупого конца;  неровности краев и стенок в точке вкола.

В результате воздействия клинка ножа через один слой «толстой» ткани происходит деформация кожного покрова в точке вкола, что объясняется привнесением свойств ткани в морфологию кожной раны. При таком воздействии происходит изменение формы тупого конца, образуются  надрывы в углах тупого конца и поверхностный дефект эпителия в обушковой части повреждения. Неровность краев и стенок в точке вкола и в  лезвийной части повреждения указывает на перерастяжение кожи при вколе.

В морфологии колото-резаного повреждения, нанесенного через два слоя ткани, проявляются признаки их комбинаций, при этом в наибольшей степени отражаются свойства слоя ткани непосредственно прилежащего к кожному покрову и в меньшей – слоя расположенного выше.

В повреждении, нанесенном через два и более слоев «толстой» ткани узкогрупповые признаки, выявляемые в контроле, не отображаются вообще, а проявляются только привнесенные признаки.

3. Морфологическая картина колото-резаной раны кожного покрова  формируется в зависимости от конкретных условий нанесения данного повреждения. Так прилежащая тонкая эластичная мягкая ткань рассеивает напряжение, в результате чего уменьшается интенсивность осаднения, но увеличивается его площадь, а за счет усиления обтирания обуха клинка появляется поверхностный дефект эпителия в этой зоне. Толстая плотная жесткая ткань за счет формирования радиальных складок концентрирует напряжение, в результате чего ребра складок выступают как дополнительные травмирующие факторы контактного комплекса «нож–одежда». Это приводит к формированию интенсивного осаднения с неравномерным рельефом дна, формированию борозд, неровности краев и стенок повреждения.

С увеличением толщины и плотности прилежащих слоев ткани при внедрении клинка ножа за счет растяжения кожного покрова, при сохранении компенсаторных возможностей, происходит привнесение в морфологию раны признаков, не характерных для данного следообразующего объекта. В случае формирования  перерастяжения кожного покрова наступает его локальное разрушение не только в точке вкола, в обушковой части, но и в области лезвийного разреза, при этом происходит значительное изменение всех индивидуальных признаков, характерных для конкретного экземпляра колюще-режущего орудия.

4. Совокупный анализ выявленных морфологических признаков колото-резаного повреждения при проведении идентификационных исследований в рамках медико-криминалистических экспертиз с проведением однофакторного дисперсионного анализа позволяет установить использование при нанесении повреждений одного или нескольких следообразующих объектов, а также привнесение в морфологию признаков нехарактерных для данного экземпляра орудия за счет действия слоев одежды.

Проводимый раздельный и сравнительный анализ повреждений, нанесенных через различное количество и комбинации слоев одежды, позволяет максимально изучить следообразующие свойства конкретного экземпляра колюще-режущего предмета и отказаться от экспериментальных повреждений, наносимых через множественные слои толстой ткани.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

В настоящее время научно обоснована необходимость изучения целого комплекса признаков, полученных в ходе изучения всех объектов при судебно-медицинском исследовании колото-резаного повреждения.  Для идентификации конкретного экземпляра колюще-режущего орудия и установления условий причинения повреждений необходимо соблюдать определенную последовательность действий:

1. При осмотре трупа на месте его обнаружения и установления наличия острой травмы следует руководствоваться нормативными положениями (Приказ МЗ 161 от 24.04.2003г.), правилами работы врача-специалиста в области судебной медицины при наружном осмотре трупа на месте его обнаружения (происшествия).

Дополнительно при проведении наружного осмотра трупа необходимо зафиксировать расположение грязевых наложений; четко определить   послойный перечень предметов одежды с указанием последовательности слоев; повреждения на одежде, их локализацию и расположение, ориентацию и соответствие друг другу с кожными ранами  для констатации одновременности их появления.

2. Непосредственно перед проведением судебно-медицинского исследования трупа в морге производят тщательное описание одежды с измерением толщины каждого слоя. Одежду снимают, а если это необходимо - высушивают,  и  передают для дополнительных исследований. Определение поверхностной плотности можно проводить по таблицам, разработанным для легкой промышленности, в соответствии с назначением изделия (В.И. Баженов, 1982; Б.А. Бузов, Н.Д. Алыменкова, 2004).

3. Судебно-медицинское исследование трупа  необходимо проводить в соответствие с нормативными документами (Приказ МЗ 161 от 24.04.2003г.), особо обращая внимание на следующие особенности:

  • - характер колото-резаных ран, наличие подсыхания краев, наличие и локализация дополнительных и побочных разрезов, состояние концов ран, наличие разрывов в углах ран;
  • - определить направление плоскостей воздействия колюще-режущего предмета с учетом состояния краев ран и стенок повреждения;
  • - при множественных колото-резаных повреждениях необходимо провести их сравнительный анализ.

Используя бинокулярный микроскоп необходимо тщательно изучить морфологические особенности всех колото-резаных ран: определяется тупой и острый конец, точка вкола. При проведении раздельного и сравнительного анализа  колото-резаных ран, нанесенных через различные слои и комбинации материалов одежды, а также по непокрытой коже, следует учитывать вероятность привнесения в морфологию раны нехарактерных признаков для конкретного экземпляра орудия, а обусловленных именно действием прилежащих тканей: изменение формы тупого и лезвийного конца, уменьшение или увеличение длины обушкового разреза, наличие насечек и надрывов в углах тупого конца, неровность краев и стенок повреждения, характер и выраженность осаднения.

4. При проведении внутреннего исследования трупа необходимо тщательно изучить длину и направление раневого канала в органах и тканях трупа, исследовать раневой канал на наличие нитей и волокон тканей одежды.

5. После исследования трупа изымают препараты кожи для последующего идентификационного исследования.

7. При проведении экспериментальных вколов с целью идентификации конкретного экземпляра орудия, следует учитывать не только толщину тканей, но и такие показатели, как жесткость (определяется по поверхностной плотности) и эластичность. При достижении толщины слоя материалов одежды 2,0 мм с поверхностной плотностью тканей свыше 150 г/см2 следует учитывать, что происходит выраженное изменение морфологии колото-резаной раны кожного покрова с привнесением нехарактерных признаков для данного экземпляра орудия. А при толщине прилежащих тканей свыше 3,0 мм происходит значительное изменение индивидуальных признаков колюще-режущего предмета за счет локального разрушения кожного покрова.

С целью установления действия одного или нескольких экземпляров орудия и решения вопроса об изменении морфологии колото-резаных ран за счет привнесения нехарактерных признаков для данного следообразующего объекта необходимо использовать процедуру однофакторного дисперсионного анализа.  Если расчетное значение критерия Фишера (F –критерий) будет меньше, чем табличное значение критической величины, то следует считать, что представленные повреждения идентичны, т.е. нанесены одним следообразующим объектом, а изменение морфологии связано с различными условиями нанесения повреждений. В тех случаях, когда согласно протокола осмотра трупа на месте его обнаружения колото-резаные повреждения наносились через слой ткани более 2-3 мм с поверхностной плотностью более 150 г/м2, проводить экспериментальные идентификационные исследования через такие же слои ткани нецелесообразно. В данном случае можно рекомендовать проводить экспериментальные вколы без наложения ткани, а с целью установления тождества следообразующего объекта обязательно проводить однофакторный дисперсионный анализ.

Список работ, опубликованных по теме диссертации:

1.

Андрейко, Л.А. К вопросу колото-резаных повреждений на одежде [Текст]/ Л.А. Андрейко // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы: сборник научных трудов судебных медиков Дальнего Востока. -  Вып.8., Часть II. – Хабаровск: Изд. центр ИПКСЗ, 2007. –– С. 59-63.

2.

Андрейко, Л.А. Влияние слоев одежды на морфологию колото-резаной раны [Текст]/ Л.А. Андрейко // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы: сборник научных трудов судебных медиков Дальнего Востока. -  Вып.8., Часть II. – Хабаровск: Изд. центр ИПКСЗ, 2007. –– С. 63-67.

3.

Андрейко, Л.А. Изменение морфологии колото-резаного повреждения кожи в зависимости от толщины прилежащей одежды [Текст]/ Л.А. Андрейко, С.В. Леонов // Проблемы судебно- медицинской экспертизы в условиях реформирования Вооруженных Сил и Генеральной прокуратуры Российской Федерации. -  М.: ГВКГ им. Бурденко, 2008, с. 204-206

4.

Андрейко, Л.А. Исторические аспекты изучения колото-резаных повреждений (по данным литературы) [Текст]/ Л.А. Андрейко // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы: сб. статей. – Хабаровск: ДВГМУ, 2008. – Вып.9. – С. 46-51

5.

Андрейко, Л.А. Зависимость морфологии колото-резаных повреждений от толщины и комбинации слоев одежды [Текст]/ Л.А. Андрейко // Дальневосточный медицинский журнал. – Хабаровск, 2008. -N 4. - С. 75-77

похожие статьи

А.П. Загрядская. Определение орудия травмы при судебно-медицинском исследовании колото-резаного ранения. Библиотека практического врача. 1968, 152 с., 42 рис. Цена 55 коп. Изд-во «Медицина». М. / Левченков Б.Д. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №4. — С. 54-55.

О медико-криминалистическом исследовании колото-резаных повреждений биологических тканей / Иванов И.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 89-90.

К вопросу об идентификации повреждений, нанесенными колюще-режущими орудиями / Скребнев А.В., Тучик Е.С. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 88-89.

О практике использования в работе медико-криминалистического отдела бюро судебно-медицинской экспертизы Московской области аппаратно-технического цифрового комплекса Keyence VHX-2000 / Безпалый Ю.Б., Золотенкова Г.В., Романько Н.А., Музипов Э.Р. // Судебная медицина. — 2015. — №1. — С. 39-41.

Развитие физико-технических отделений в системе судебно-медицинской экспертизы / Пашкова В.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №3. — С. 11-14.

Апробация модификации метода цветных отпечатков с использованием тонкого целлофана вместо фотобумаги / Девятериков А.А., Нестеров А.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2017. — №16. — С. 18-24.