О так называемом «новом признаке» прижизненности травмы, предложенном В.И. Акоповым

/ Марченко Н.П. Семененко Л.А.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1959 — №3. — С. 56-58.

Марченко Н.П., Семененко Л.А. О так называемом «новом признаке» прижизненности травмы, предложенном В.И. Акоповым

Кафедра судебной медицины (зав. — проф. Н.Н. Бокариус) Харьковского медицинского института и Харьковское областное бюро судебно-медицинской экспертизы (начальник Н.П. Марченко)

Поступила в редакицю 21/11 1959 г.

 

 

 

 

ссылка на эту страницу

Дифференцированию прижизненного и посмертного происхождения травматических повреждений в судебной медицине уделяется большое внимание.

Однако, несмотря на большое количество работ, затрагивающих настоящую проблему (Л. О. Барсегянц, 1953; Н. В. Ворожцова, 1954; Б. Н. Зорин, 1954; Л. М. Эйдлин, 1956; И. А. Кпнцевич 1957; Л. И. Громов и Н. А. Митяева, 1958, и др.), по существу не установлено ни одного достоверного признака, на основании которого можно было бы во всех случаях с несомненностью разрешать вопрос о прижизненности травмы.

В. И.Акопов в 1958 г. опубликовал работу1 , в которой предлагает новый способ решения вопроса о прижизненности ссадин путем бензидиновой пробы. Подвергнув исследованию 128 кожных ссадин (79 из них

были взяты из трупов людей, погибших от воздействия тупых орудий, и 49 — экспериментальных, нанесенных на труп), он указывает, что в прижизненной ссадине, только что изъятой из трупа, при проведении бензидиновой пробы через 10—30 секунд появлялось синее окрашивание, интенсивность которого постепенно нарастала. После промывания водой окраска не исчезала, а иногда только несколько бледнела. При проведении бензидиновой пробы на посмертной ссадине слабо выраженная окраска появлялась только через 1—2 минуты и после промывания водой или совсем исчезала, или оставалась кое-где в виде небольших синеватых участков. Такие же по сути результаты были получены автором и при исследовании прижизненных и посмертных ссадин на коже, хранившейся в формалине, подвергшейся высыханию и гниению.

С целью проверки данных, полученных В. И. Акоповым, нами была выполнена соответствующая работа. Бензидиновая проба проводилась по его методике: после промывания ссадины водой на нее последовательно наносились по 1—2 капли насыщенного раствора бензидина в 96° спирте, 3% раствора перекиси водорода и ледяной уксусной кислоты.

В самом начале наших исследований было отмечено, что при постановке бензидиновой пробы на совершенно неповрежденной коже трупа, подвергшегося вскрытию и обмыванию водой (туалет трупа), образовывалось интенсивное синее окрашивание, т.е. реакция оказывалась положительной. Это можно объяснить тем, что при обмывании трупа растворенная в воде кровь попадает на всю его поверхность, а имеющиеся в крови ферменты — каталаза и пероксидаза — обусловливают положительный результат реакции.

Учитывая вышеизложенное, мы исследовали как прижизненные, так и посмертные ссадины непосредственно на трупе до его вскрытия, а не вырезали их, как это делал В. И. Акопов. Участки кожи с ссадинами вырезали только в тех случаях, когда было необходимо подвергнуть их перед исследованием хранению в формалине, гниению и высыханию.

Таким образом, условия наших исследований в подавляющем большинстве случаев гарантировали ссадину от случайного попадания на нее крови.

Всего было исследовано 112 ссадин, из которых 58 заведомо прижизненных и 54 посмертных, причиненных напильником. Из прижизненных исследовались ссадины различной глубины (поверхностные, средней глубины, глубокие), располагавшиеся на туловище и конечностях как в области трупных пятен, так и вне их. Посмертные ссадины наносились через 3—38 часов после смерти на различные участки тела, в области трупных пятен и вне их и имели различную глубину.

При проведении бензидиновой пробы оказалось, что в 33 из 42 случаев исследования прижизненных ссадин на трупе до вскрытия появилось интенсивное синее окрашивание и в 9 случаях — светло-синее. Окрашивание возникало через 10—20 секунд и после промывания водой всех случаях было светло-синим. В тех случаях, когда первоначальное окрашивание было светло-синим, ссадины не превышали средней глубины. Какой-либо зависимости интенсивности окраски от локализации ссадин в области трупных пятен или вне их не наблюдалось.

Такие же результаты были получены и в 15 случаях исследования прижизненных ссадин, которые перед проведением бензидиновой пробы вырезались и подвергались различному воздействию (хранились в формалине, подвергались гниению, высыханию). В одном случае, когда ссадина находилась в 10% растворе формалина 6 дней, вместо синего образовалось зеленое окрашивание, которое после промывания водой стало светло-зеленым.

При исследовании 48 случаев -посмертных ссадин непосредственно на трупе оказалось, что в 40 образовалось синее окрашивание и в 8 — светло-синее. Окрашивание появлялось, как и у прижизненных ссадин, через 10—20 секунд и только в 2 случаях через 30 секунд. После промывания водой окрашивание во всех случаях становилось светло-синим. В указанных 8 случаях, когда первоначальное окрашивание было светло-синим, ссадины были или поверхностными, или не превышали средней глубины. В 6 случаях исследования посмертных ссадин, подвергшихся хранению в формалине, гниению и высыханию, при проведении бензидиновой пробы также было получено синее окрашивание, которое после промывания водой становилось светло-синим.

Таким образом, наши исследования не подтверждают данных В. И. Акопова и показывают, что бензидиновая проба не может быть использована для отличия прижизненных ссадин от посмертных.

Результаты, полученные В. И. Акоповым, не согласуются и с их теоретическим обоснованием, которое дано самим автором. По его мнению, положительный результат бензидиновой пробы в области прижизненной ссадины объясняется тем, что ткани пропитываются кровью, сохраняющей свою полную функциональную активность (раствор бен- зидина вступает во взаимодействие с ферментами крови — каталазой и пероксидазой), чего не бывает с посмертной ссадиной, где не возникает такого пропитывания.

Во-первых, большое число практических наблюдений на трупах и многочисленные экспериментальные исследования (Ю.П. Эдель и Л.А. Семененко, 1955, и др.) подтверждают возможность распространения кровоизлияний на трупе (в частности, и вне области трупных' пятен) в разные сроки после наступления смерти при разнообразных травматических повреждениях.

Отсюда, в тех случаях когда в области посмертной ссадины имеется пропитывание тканей кровью (особенно при локализации ссадины в области трупных пятен), бензидиновая проба, исходя из положений В. И. Акопова, должна давать положительный результат, что уже исключает возможность ее использования для отличия прижизненной ссадины от посмертной.

Во-вторых, по данным биологической химии (Л. С. Штерн, 1930; А. В. Палладии, 1933; Б.И. Збарский, И.И. Иванов, С.Р. Мардашов, 1951), каталаза содержится во всех клетках организма (пероксидаза содержится в основном в растениях). Следовательно, при наличии ссадины независимо от ее прижизненного или посмертного происхождения бензидин может вступать в реакцию с каталазой клеток глубже- лежащих слоев кожи, обусловливая во всех случаях положительный результат пробы, что и было нами отмечено.

Таким образом, следует прийти к выводу, что способ В. И. Акопопова не может считаться достоверным2.

1 В.И. Акопов. Сб. трудов Бюро главной судебно-медицинской экспертизы и кафедры судебной медицины Сталинабадского медицинского института имени Авиценны. Сталинабад, 1968, в. 6, стр. 89.

2 Редакция полностью согласна с выводами Н.П. Марченко и Л.А. Семененко относительно непригодности «способа» В. И. Акопова. Аналогичная экспериментальная проверка указанного «способа», проведенная в Научно-исследовательском институте судебной медицины Министерства здравоохранения СССР, также показала, что он не может быть применен для дифференцирования прижизненных и посмертных ссадин.— Ред.

похожие материалы в каталогах

Прижизненность образования повреждений

похожие статьи

К вопросу посмертного хемотаксиса лейкоцитов / Бихерт Е.А., Демчук О.Н., Власюк И.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 47-50.

Сосудистые реакции в зоне огнестрельной раны в ближайшие сроки после ее нанесения / Венглинская Е.А., Святощик В.Л., Щегель С.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №4. — С. 20-23.

Основные и дополнительные иммуногистохимические маркеры прижизненности странгуляционной механической асфиксии / Богомолов Д.В., Фетисов В.А., Денисова О.П., Збруева Ю.В., Семенов Г.Г. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №2. — С. 11-13.

Некоторые иммуногистохимические маркеры прижизненности странгуляционной механической асфиксии / Богомолов Д.В., Путинцев В.А., Збруева Ю.В., Денисова О.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2017. — №1. — С. 8-10.

Судебно-медицинская диагностика прижизненности странгуляционной борозды морфологическими методами / Богомолов Д.В., Збруева Ю.В., Путинцев В.А., Денисова О.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2016. — №2. — С. 40-43.