Использование рентгенограмм для идентификации личности скелетированных трупов1

/ Розанов М.В.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1959 — №4. — С. 56-58.

Розанов М.В. Использование рентгенограмм для идентификации личности скелетированных трупов<sup>1</sup>

Бюро судебно-медицинской экспертизы (начальник — Л.С. Велишева) Московского городского отдела здравоохранения

Поступила в редакцию 18/IV 1959 г.

 

 

 

ссылка на эту страницу

В мае 1956 г. гр-н Б. заявил в милицию, что у него исчезла жена, гр-ка Ч., 37 лет. Был объявлен розыск пропавшей. Через некоторое время Б. попросил прекратить розыск и предъявил письмо, полученное якобы от гр-ки Ч., из которого следовало, что она жива, но возвращаться к мужу не хочет. Однако по настоянию родственников розыск продолжался.

В октябре 1957 г. под полом летней кухни в саду, на глубине около одного метра, во влажной глинистой почве были обнаружены гнилостно-измененные останки расчлененного трупа, в значительной степени скелетированные. По этой причине вопрос о принадлежности расчлененного трупа гр-ке Ч. разрешался экспертным путем в определенной

Рентгенограммы правой половины верхней челюсти

Рис. 1. Рентгенограммы правой половины верхней челюсти. I — прижизненная рентгенограмма гр-ки Ч.; II — рентгенограмма с исследуемого черепа; а,— первый зуб с коронкой клиновидной формы ; б — второй зуб : в — непрорезавшиися 3-й зуб; г — корень 5-го зуба (удален 2/1Г 1954 г.) ; д — протез.

последовательности — от выяснения общих признаков личности (пол, возраст, рост) к ее индивидуальному отождествлению. Судебно-медицинская экспертиза, установила, что останки расчлененного трупа принадлежат женщине 35—40 лет, ростом примерно 150 см. Эти данные не исключали принадлежности останков телу гр-ки Ч. В качестве дальнейшей более индивидуализирующей методики отождествления мы избрали метод фотосовмещения по индивидуальным особенностям строения зубов, основываясь на том, что на челюсти отмечалось наличие двух протезов из сероватого металла и отсутствие ряда зубов (гр-ка Ч. незадолго до исчезновения лечила зубы и протезировала рот).

Совпадение особенностей строения челюсти и зубов на рентгенограммах

Рис. 2. Совпадение особенностей строения челюсти и зубов на рентгенограммах.I — прижизненная рентгенограмма гр-ки Ч.; II — рентгенограмма с исследуемого черепа.

Экспертизе подверглись мацерированный череп и история болезни гр-ки Ч. из архива стоматологической поликлиники. В истории болезни не оказалось записей о характере протезов, поставленных гр-ке Ч., ввиду чего их особенности не могли быть использованы для идентификации покойной. Однако на основании истории болезни удалось выявить прижизненную внутриротовую рентгенограмму области 1—6 зубов правой половины верхней челюсти, сделанную гр-ке Ч. 26/II 1954 г. по поводу болей, возникших у нее вскоре после удаления 5-го зуба. На рентгенограмме довольно отчетливо отобразилось строение челюсти с наличием таких особенностей, как оставшийся корень 5-го зуба (причина болей), отсутствие 4-го зуба, непрорезавшиися 3-й зуб, неправильное положение 2-го зуба из-за давления коронки непрорезавшегося зуба на его корень и конусовидная форма коронки 1-го зуба. Совокупность этих особенностей придавала рентгенограмме выраженный индивидуальный характер.

Отождествление личности Ч. производилось путем сравнительного исследования объектов идентификации. В качестве отождествляющего объекта фигурировала прижизненная рентгенограмма правой половины верхней челюсти; рентгенограмма для сравнения, аналогичная первой, была получена с черепа. На последней, за исключением корня 5-го зуба и наличия мостовидного протеза, фиксированного на 2—6-м зубах, отмечались такие же особенности, что и на прижизненной рентгенограмме: отсутствие 4-го зуба, непрорезавшийся 3-й зуб, неправильное положение 2-го зуба и конусовидная форма коронки 1-го зуба. Сравнительное исследование рентгенограмм, проведенное на увеличенных в одном масштабе отпечатках показало, что особенности строения челюсти и зубов совпадают по форме, размерам и взаимному расположению (рис. 1, 2). Полученные результаты не оставляли никаких сомнений, что обе рентгенограммы сделаны с одного и того же объекта. Отсутствие на рентгенограмме черепа корня 5-го зуба объяснялось тем, что он, судя по записи в истории болезни, был удален 2/II 1954 г.

Исследование рентгенограмм позволило дать заключение о том, что череп принадлежит гр-ке Ч. Это явилось важным звеном в цепи доказательств против Б., который в итоге был осужден к высшей мере наказания

1 Доложено в Московском научном обществе судебных медиков и криминалистов 11/III 1959 г.

похожие статьи

Использование методики фазово-контрастной микроскопии для установления кровоизлияний на гнилостно измененных тканях / Бадяева Е.Е. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 34-37.

Случай обнаружения трупа в силосных массах / Игнатенко А.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1966. — №2. — С. 48-49.

К восстановлению прижизненного облика головы гнилостно измененных трупов / Ратневский А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1977. — №2. — С. 51-53.

Значение патологии костей системы при идентификации личности человека / Берозовский М.Е. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 59.

Использование автоматизированной системы обработки изображений для идентификации личности человека по морфологии костей / Бахметьев В.И., Зазулин Ю.В., Мандрыкин А.В., Мутафян М.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 58.

Установление фиброзной дисплазии костей при идентификации личности / Томилин В.В., Осипенкова-Вичтомова Т.К., Михайлова Л.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 55.