Судебно-медицинская диагностика резаных ран

/ Бадяев В.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2012 — №12. — С. 16-19.

Бадяев В.В. Судебно-медицинская диагностика резаных ран

98 ГЦ СМЭиКЭ (начальник – Шульга И.П.)

 

 

 

 

ссылка на эту страницу

Доступность острых предметов, их многообразие делают их объектом постоянного экспертного и научного исследования. Кроме этого, травма острыми предметами имеет особое значение, так как обычно связана с наиболее тяжкими преступлениями, направленными против здоровья граждан. В Хабаровском крае повреждения острыми предметами из всех видов механической травмы занимают третье место, уступая лишь повреждениям, причиненным тупыми предметами и транспортной травме. Процентное соотношение повреждений, нанесенных острыми предметами, к общему количеству проведенных экспертиз за пять лет с 2006 по 2010 год, составляет 3,2 %, по отношению к насильственной смерти – 9 %, по отношению к механической травме – 17,1 %. Мы провели сравнение, анализируя доступные нам данные по годам и другим регионам страны, с нашими наблюдениями. Так в 1920–1930-е годы повреждения острыми орудиями среди случаев насильственной смерти составили 8,6 %, в 1950-е годы – 3,7 % [3]. В г. Ленинграде в 1980–1989 годы эти показатели составили от 3,8 до 6,8 % [3]. По данным танатологического отдела Алтайского краевого бюро судебно-медицинской экспертизы за 2003–2005 годы, в структуре насильственной смерти удельный вес травмы острыми объектами колебался от 5,6 до 6,7 %. Те же данные, приведенные по г. Барнаулу за 2008–2009 годы, составили 4,7 % [9]. В Хабаровском крае за 2006–2010 годы острая травма распределилась следующим образом: 68,0 % составили колото-резаные повреждения, 11,0 % – резаные, 1 % – рубленые и 1,0 % – колотые.

Морфология резаных повреждений освещена в многочисленных статьях, руководствах, учебниках [1]. Однако за последние 50 лет защищена лишь одна диссертация по исследованию резаных повреждений, которая выполнена на базе Алтайского государственного медицинского университета «судебно-медицинская оценка особенностей резаных ран в зависимости от конструкции лезвия и условий травмирования». Нельзя не отметить, что автором сравниваются предметы, с технической точки зрения обладающие различными свойствами. Ножи с извилистым лезвием (серрейторный тип заточки) и ножи с прямым лезвием (плейном). Считается, что серрейтор по сравнению с гладким лезвием имеет ряд преимуществ:

  • а) процесс резания происходит одновременно под разными углами, что позволяет эффективно резать слоистые материалы;
  • б) затупившееся лезвие с серрейторной заточкой дольше сохраняет режущие свойства, по сравнению с обычным лезвием;
  • в) длина режущей кромки удлиняется при той же длине клинка.

Наряду с преимуществом данный тип заточки имеет свои недостатки, в частности, несимметричное лезвие (правая либо левая односторонняя заточка) при интенсивном воздействии уходит в сторону. Разрез, произведенный серрейторным лезвием всегда неровный. Положительным моментом работы является то, что автор обращает внимание на необходимость изучения технических дисциплин и в частности теории резания материалов, использует ее для обоснования механизма образования резаных повреждений [9].

Нами было сделано предположение, что острота лезвия режущего предмета должна отображаться в виде комплекса макроскопических и микроскопических признаков, зависящих, с одной стороны, от остроты лезвия, а с другой – от размеров повреждаемого структурного элемента кожного покрова. Для этого были выбраны 10 лезвий с различной остротой (радиусом кривизны): 4 мкм, 7 мкм, 14 мкм, 20 мкм, 30 мкм, 40 мкм, 45 мкм, 50 мкм, 60 мкм, 80 мкм. Повреждения соответственно классификации острых предметов были разделены на 4 серии наблюдений: первая серия 4–14 мкм (острые лезвия); вторая 20–40 мкм (лезвия средней остроты); третья 45–50 мкм (затупленные лезвия); четвертая 60 и 80 мкм (тупые лезвия).

Методика исследования повреждений, причиненных острыми предметами, включает макроскопическое исследование, микроскопическое исследование на малых увеличениях и микроскопическое исследование на больших увлечениях.

На макроскопическом уровне возможно сделать предположения об остроте орудия, используя такие признаки раны , как ровные края, острые концы, переходящие в поверхностный надрез, наличие или отсутствие осаднения, его выраженность и протяженность, характер стенки раневого канала, глубина и кривизна раны. Но все эти признаки в известной мере субъективны и зависят от личного восприятия, трактовки того или иного морфологического признака.

При микроскопическом исследовании повреждений на малых увеличениях возможна регистрация таких признаков, как острота ребер повреждения, наличие или отсутствие желоба в дерме, ватообразность дермы, ее рисунок и слоистость, зернистость жировой клетчатки. Эти признаки являются новыми и неизвестны широкому кругу экспертов, для их фиксации необходимо дополнительное обучение специалистов.

Методика послойного исследования раневого канала на больших увеличениях нами разработана впервые. Для этого необходимо препараты кожи с повреждениями в течение 3–5 суток фиксировать в растворе Ратневского № 1. Затем после изучения повреждений визуально, метрически, стереоскопически под микроскопом МБС-10 стенки раны в начальной, средней и концевой частях иссекаются. Изъятые кусочки кожи заливают парафином, и проводятся серийные срезы, которые окрашивают гематоксилином и эозином [7]. Неокрашенные микропрепараты мы исследовали при помощи фазово-контрастной микроскопии.

В ходе исследования раневого канала на больших увеличениях – ×100 и 400 – выделены характерные диагностические признаки, для каждого из которых рассчитана условная вероятность и диагностические коэффициенты. К таким признакам отнесены: сгущение клеток эпидермиса; деформация ядер эпидермиса; вертикальные надрывы верхних слоев эпидермиса; поперечные надрывы верхних слоев эпидермиса; разрушение клеток эпидермиса; деформация эпителия в виде его нависания; ровный край разрушения волокон дермы; край разрушения волокон дермы зубчатый с разрывами пучков; деформация волокон дермы; вертикальные одиночные разрывы дермы; горизонтальные одиночные разрывы дермы; концы поврежденных соединительно-тканных волокон ровные; концы поврежденных соединительно-тканных волокон в виде «метелок»; деформация сосудов дермы; деформация ядер; сгущение ядер; гиперхромия ядер клеток дермы.

При микроскопии производились послойные морфометрические замеры клеток эпидермиса, собственно дермы и их ядер. Для этого нами был использован микроскоп фирмы Leika с насадкой Scope Tek DCM 500 для морфометрических исследований и программой обработки данных для персонального компьютера Scope Teak Scope Photo 5 copyright (C) 2003–2008 version 3.0.12. 783 (Compatible with Built: Аuq. 13 2001). Повреждения, нанесенные острым лезвием, не имели значительных различий со стороны клеток эпидермиса, собственно дермы и их ядер, по сравнению с интактной зоной. Раны, образованные лезвием средней остроты, имели следующие морфометрические особенности: уменьшение высоты слоя эпидермиса до 77,7 %; уменьшение размера ядер эпидермиса в сравнении с интактной зоной до 45 %.

Повреждения, сформированные затупленным лезвием, имели истончение эпидермиса на 43 % от высоты не подвергшегося воздействию участка, а их ядра на границе с раневым каналом уплощены на 40 %.

В четвертой серии повреждения, нанесенные тупым лезвием, имели резкое уплощение эпидермиса на границе с раневым каналом до 27 % от высоты эпидермиса вне зоны повреждения, ядра клеток были деформированы и уплощены до 20 % от диаметра недеформированного ядра.

Выявленные при исследовании признаки-повреждения и их сочетания оказались достаточно специфичными по частоте встречаемости для отдельных групп экспериментальных наблюдений. Наибольшими различиями обладали группы с «полярными» условиями травматизации: повреждения, сформированные острым и тупым лезвиями.

Таким образом, лезвия, имеющие различную остроту (от 4 до 80 мкм) формируют повреждения, имеющие характерные макро- и микроскопические особенности, по которым можно проводить дифференциальную диагностику с целью идентификации орудия травмы по признаку остроты лезвия.

Литература:

  1. Абрамов, С.С. Об идентификационных исследованиях колото-резаных повреждений одежды и ран кожи. – М., 1989. – 36 с.
  2. Гамбург, А.М. О повреждениях острыми предметами в трудах украинских судебных медиков. Вопросы судебной травматологии. – Киев, 1969. – 65 c.
  3. Загрядская, А.П. Определение орудия травмы при судебно-медицинском исследовании колото-резаного ранения. – М., 1968.
  4. Исаков, В. Д. Избранные лекции по судебной медицине и криминалистике. – Л.: Воен.-мед. акад., 1996. – 557 с.
  5. Кочоян, А.Л. Судебно-медицинская оценка особенностей резаных ран в зависимости от конструкции лезвия и условий травмирования: дис. канд. мед. наук. – Барнаул, 2007.
  6. Матышев, А.А. Судебная медицина: рук. – СПб., 1998. – 542 с.
  7. Медико-криминалистическая идентификация / под общ. ред. В. В. Томилина. – М.: НОРМА, 2000. – 472 с.
  8. Сапожников, А.Г. Гистологическая и микроскопическая техника: рук. / А. Г. Сапожников, А. Е. Доросевич. – Смоленск: САУ, 2000. – 476 с.
  9. Саркисян, Б.А. Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики. Вып. 16 / Б. А. Саркисян, М. П. Филипов, А. В. Шалдонова. – Новосибирск, 2010. – С. 176–182.
  10. Хэм, А. Гистология: пер. с англ. / А. Хэм, Д. Кормак. – М.: Мир, 1983. – Т. 4. – 245 с.

похожие материалы в каталогах

Повреждения режущими предметами

Раны

похожие статьи

Судебно-медицинские особенности резаных ран сформированных предметом с различной остротой лезвия / Леонов С.В., Бадяев В.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2009. — №3. — С. 33-34.

Морфологические свойства резаных ран и деформации волос кожного покрова головы в зависимости от конструкции лезвия и свойств преграды / Саркисян Б.А., Карпов Д.А., Шадымов М.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2009. — №3. — С. 35-37.

Практические рекомендации по исследованию резаных повреждений кожного покрова с целью идентификации режущего объекта по признаку остроты лезвия / Бадяев В.В., Бадяева Е.Е. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2016. — №15. — С. 28-34.

Современные возможности диагностики острой травмы / Саркисян Б.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2015. — №2. — С. 11-14.

А.П. Загрядская, Н.С. Эделев, М.А. Фурман. Судебно-медицинская экспертиза при повреждениях пилами и ножницами, г. Горький, Волго-Вятское книжное (издательство. 1976, 119 с. / Бедрин Л.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1977. — №2. — С. 59.

Гистологическая оценка давности ушибленных ран различной локализации по состоянию фибрина в сочетании с клеточными реакциями / Карпенко Т.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 117-119.

Морфологические критерии определения давности возникновения ран волосистой части головы (в судебномедицинском аспекте) / Гаибов А.Г. — 1974.

Судебно-медицинское определение давности ран морфологическими методами / Крыжановская И.В. — 1969.

Судебно-медицинское определение давности образования прижизненных кожных ран / Хасанянова С.В. — 2002.

Морфология ушибленных ран, причиненных тупыми твердыми предметами с плоской преобладающей поверхностью в результате неоднократных воздействий / Аулов А.А., Дубровин И.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2017. — №1. — С. 42.