Случай смертельных повреждений и морфологические признаки повреждений кожного покрова, причиненных бытовым ручным пилящим инструментом

/ Евдокимов П.В. Буробин И.Н. Землянский Д.Ю.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2012 — №12. — С. 45-49.

ссылка на эту страницу

Повреждения пилами в судебно-медицинской практике встречаются достаточно редко. Как правило, эти повреждения возникают в результате несчастных случаев, при этом повреждаются конечности (кисти), или повреждения пилами носят посмертный характер при расчленении трупов. Использование пилы как орудия убийства нам до настоящего случая не встречалось. В доступной литературе имеются описания повреждений листовыми мед ицинскими ножовками, ножовками по металлу, ножовками по дереву [1, 3, 5, 6]. Описываются единичные случаи повреждений промышленными дисковыми пилами [2, 4].

Относительно широкое использование в настоящее время ручных дисковых пил в быту закономерно привело к использованию их, в том числе, в качестве орудия для нанесения смертельных повреждений. В доступных литературных источниках описания морфологии повреждений при воздействии дисковых (циркулярных) пил крайне скудны и противоречивы, что требует тщательного изучения и систематизации. Мы считаем, что описываемый нами случай имеет определенный интерес для практических экспертов танатологических и медико-криминалистических структурных подразделений.

В квартире обнаружен труп женщины 42 лет с обширными открытыми повреждениями грудной клетки, головы, шеи и правого плеча. Из одежды на трупе надеты только черные бриджи (без повреждений). Труп располагался на деревянном окрашенном полу. Под трупом, в области головы и грудной клетки, имелось скопление крови в виде лужи размером 30×50 см. Вблизи краев лужи определялись капли крови в большом количестве, а также множественные, веерообразно расходящиеся от головы и грудной клетки трупа брызги крови. На стене, расположенной на расстоянии 40 см от головы трупа, имелись пылевидные брызги крови на высоте 50 см от пола. На полу между брызгами крови обнаружены единичные частицы подкожно-жировой клетчатки и мозгового вещества размером до 0,3×0,5 см, пучки выпачканных кровью, мозговым веществом и жировой тканью волос.

Предварительными следственными действиями установлено, что сожитель, находясь в состоянии алкогольного психоза, причинил множественные повреждения сожительнице дисковой пилой, приняв ее за неизвестного человека, проникшего в квартиру и представляющего непосредственную для него угрозу.

При осмотре трупа в лобной области обнаружены множественные (14), практически параллельные раны, ориентированные вертикально. Они имели неровные края, осадненные на ширину до 0,3 см, в углах ран соединительнотканные перемычки, концы тупые, овальные, переходящие в надрывы кожи, некоторые из них раздваивающиеся. Протяженность ран – до 8 см. Дно представлено неповрежденной лобной костью. Аналогичные по морфологической картине повреждения выявлены в области носа, верхней губы и правой щечной области.

В правой теменно-височно-затылочной области имеется обширный дефект ткани волосистой части головы, неправильной геометрической формы, размером до 16×8 см. Края дефекта неровные, крупнозубчатые, лоскутные. Лоскуты многочисленные, неправильной треугольной формы, своими вершинами обращены в просвет описанного дефекта, с неосадненными краями, имеющими множественные разрывы длиной до 0,5 см. Дно повреждения в области дефекта представлено костями черепа. На теменной кости в области теменно-височного шва имеются поверхностные параллельные царапины длиной от 3,5 до 7,0 см и максимальной шириной до 0,45 см. Дно царапин имеет треугольный профиль, максимальная глубина их в области середины до 0,25–0,3 см, постепенно уменьшается в направлении концов.

В правой щечной области определяется горизонтально ориентированная рана длиной до 20 см. Края ее аналогичны описываемым выше, от них отходят разрывы и насечки длиной до 0,5 см. Стенки повреждения отвесные, неровные, в его просвете видна нижняя челюсть, пересеченная в области правой ветви. Плоскость пересечения кости ровная, на внутренней костной пластинке в области краев повреждения имеются пластинчатые сколы компактного вещества. В дне повреждения определяется частично пересеченный язык. Данное повреждение продолжается в направлении основания черепа, частично пересекая (повреждая) 3 и 4 шейные позвонки. Аналогичное повреждение с неполным пресечением трахеи, полным пересечением сосудисто-нервного пучка, шейного отдела позвоночника с повреждением спинного мозга расположено на переднебоковой поверхности шеи справа. Плоскости разделения позвонков ровные.

На передней поверхности грудной клетки трупа справа, в проекции четвертого межреберья, определяется аналогичное повреждение, проникающее в грудную полость. Края повреждения на кожном покрове неровные, крупнозубчатые, в области нижнего края имеются участки прерывистого осаднения на ширину 0,5 см, не сопоставимы друг с другом, при сведении формируют дефект ткани неправильной щелевидной формы шириной от 0,3 до 0,6 см, длиной 28 см. Повреждение полностью пересекает тело грудины в проекции 4-го межреберного промежутка, верхний край пятого ребра, перикард и правое легкое с передней поверхности. Плоскость пересечения грудины ровная, края на наружной костной пластинке без сколов и выкрашивания компактного вещества. Верхний край поврежденного ребра имеет вид зубчатой линии, вершины зубцов расположены на расстоянии 1,0–1,2 см друг от друга. Повреждение на поверхности легкого имеет неровные зубчатые края, раневой канал в ткани легкого со слабовыраженными кровоизлияниями, на его стенках отчетливо определяются мелкие частицы костной ткани (опилки). В грудной полости до 1,5 л жидкой крови.

Ниже описанного повреждения имеется группа из 10 повреждений, имеющих сходную между собой морфологическую картину. Повреждения расположены на одной условной прямой линии, на расстоянии 1,0 см друг от друга, имеют вид поверхностных лоскутных ран треугольной формы, размером от 0,15×0,2 до 0,35×0,3 см. Глубина повреждений увеличивается от вершины к основанию, максимальная – 0,3 см. Вершины всех лоскутов обращены в одну сторону, визуально различимых осаднений не выявлено.

Имеется повреждение в области внутренней поверхности правого плеча в средней его трети, с зубчатыми краями, локальными участками осаднения, расположенными в области верхнего края повреждения. При сопоставлении краев определяется дефект мягких тканей шириной до 0,6 см; стенки повреждения неровные, мышцы в местах пересечения неровные, края разволокнены, в стенках раневого канала слабовыраженные кровоизлияния. Обнаруживается неполное пресечение медиального края плечевой кости с формированием запила, имеющего прямоугольный, П-образный профиль. В области костномозгового канала имеются стружки неправильной формы размером до 0,2 см. В области стенок повреждения кости – участки трасс и ступенчатые неровности.

При стереоскопическом исследовании фиксированной в р-ре Ратневского группы поверхностных повреждений установлено, что они представлены лоскутами эпидермиса размером от 0,15×0,2 до 0,35×0,3 см. Свободные края лоскутов несколько волнистой, извитой формы. В области вершин лоскутов и в области начала дна повреждений – слабовыраженные участки осаднений линейной формы. Данные повреждения образовались при касательном поверхностном воздействии диска пилы, имеющей прямоугольный профиль зубцов, о чем свидетельствует наличие ровной плоскости разделения кожного покрова. Шаг зубцов пилы около 1,0 см, что соответствует расстоянию между основаниями соседних лоскутов.

Сквозное повреждение на препарате кожи имело неровные края – от зубчатых до волнистых, выступание вершин волн и зубцов в просвет повреждения составляло от 1,0 до 1,6 см. Концы повреждения неправильной прямоугольной формы. От ребер тупого конца отходят 4 разнонаправленных микроразрыва, в области конца повреждения имеется локальное осаднение прямоугольной формы. Аналогичные продольно ориентированные микроразрывы отходят от краев неровности, преимущественно в области основания зубцов. Стенки повреждения неровные, зубчатые, при их выворачивании о пределяются желобки и валики, ориентированные либо параллельно поверхности кожи, либо под некоторым углом, в просвет повреждения выступают волокна соединительной ткани. Структура подкожно-жировой клетчатки в проекции повреждения нарушена, плоскость разделения не определяется, дольки жировой ткани вырваны.

Рядом с трупом обнаружен ручной рубанок столярный, обильно обпачканный кровью, в области бокового ребра которого имелись наложения волос. В соседней комнате обнаружена ручная дисковая пила. Пила оснащена диском с треугольными зубьями высотой 1,0 см, шаг пилы 1,2 см, зубья не имеют развода, профиль рабочей поверхности зубцов П-образный, шириной 0,35 см. Верхняя часть диска и вал мотора закрыты защитным металлическим кожухом. Диск выступает за плоскость опорной площадки на 10 см, что соответствует максимальной глубине погружения диска. На внутренней поверхности защитного кожуха диска, собственно диске, на валу и между зубцами множественные наложения крови, жировой ткани, волос и мозгового вещества.

Таким образом, данный наблюдаемый нами случай показывает, что повреждения дисковыми пилами, редко встречающиеся в практической деятельности судебно-медицинских экспертов, могут быть не только следствием несчастных случаев и результатом расчленения трупов, но и являться самостоятельной причиной смерти. Необходимо тщательное дальнейшее изучение морфологических особенностей повреждений, причиненных дисковыми пилами.

Для ответов на вопросы следствия о возможности причинения повреждений конкретным инструментом необходимо детальное исследование представленного орудия, тщательный осмотр трупа на месте его обнаружения с фиксацией следов биологического происхождения на окружающих предметах, полное и всестороннее исследование повреждений, выявленных при экспертизе трупа, с обязательным последующим стереоскопическим исследованием повреждений на нативных препаратах кожи и после их фиксации.

Также установлен ряд особенностей, обусловленных техническими характеристиками и строением инструмента, динамикой нанесения повреждений. Среди основных особенностей следует отметить следующие: выраженную неровность краев (от зубчатой до волнистой), при этом расстояние между выступающими участками соответствует шагу пилы; разрывы и микроразрывы, отходящие от краев повреждения в области внедрения зубьев пилы; наличие валиков и желобков на стенках повреждения, ориентированных параллельно поверхности кожи или под некоторым углом к ней; своеобразные группы из однотипных лоскутных поверхностных повреждений, расположенных на одинаковом удалении друг от друга и своими вершинами ориентированных в одном направлении, с глубиной, увеличивающейся от вершины лоскута к его основанию, возникающие при поверхностном (касательном) действии диска пилы.

Литература:
  1. Азаров, П.А. Морфологические свойства ран кожи, причиненных ручными пилами, в зависимости от их конструкции, кратности и направления воздействий / П. А. Азаров, Б. А. Саркисян, Д. А. Карпов // Сиб. мед. журн. – 2011. – № 1. – С. 56–59.
  2. Завальнюк, А.X. Характеристика повреждений дисковыми пилами в условиях сельскохозяйственного производства // Суд.-мед. экспертиза. –1986. – № 4. – С. 11–15.
  3. Загрядская, А.П. Судебно-медицинская экспертиза при повреждениях пилами и ножницами / А. П. Загрядская, Н. С. Эделев, М. А. Фурман. – Горький, 1976. – 119 с.
  4. Поспелов, Г.П. Необычный случай травмы диском циркулярной пилы с летальным исходом // I съезд судебных медиков Латв. ССР: тез. докл. – Рига, 1985. – С. 304–306.
  5. Эделев, Н.С. Об индивидуальной идентификации пил – ножовок по металлу по следам распила костной ткани // Вопросы судебно-медицинской экспертизы и криминалистики / под ред. А. П. Загрядской. – Горький, 1972. – № 4. – С. 115–118.
  6. Эделев, Н.С. Об особенностях костных распилов, причиненных ножовками по металлу в зависимости от механизма действия пилы / Н. С. Эделев, С. С. Самищенко // Современные вопросы судебной медицины и экспертной практики. – Ижевск, 1975. – С. 89.

похожие статьи

Идентификация повреждающего орудия при сельскохозяйственной травме / Породенко В.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1978. — №4. — С. 24-25.

К характеристике повреждений стальными тросами и якорь-цепью / Лукаш А.А. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1962. — №1. — С. 53-54.

Об актуальности изучения производственной травмы судебно-медицинскими экспертами / Мельников В.С. // Матер. II Всеросс. съезда судебных медиков : тезисы докладов. — Иркутск-М., 1987. — №. — С. 40-42.

К вопросу о сельскохозяйственном травматизме в судебномедицинском отношении / Маслов В.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1963. — №1. — С. 55-56.

Редкий случай производственного травматизма (буровая травма) / Бадяев В.В., Бадяева Е.Е. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2007. — №81. — С. 134-137.

Различия в морфологии пиленых ран, причиненных столярными пилами при воздействиях по неизмененной и промороженной коже / Азаров П.А., Новоселов В.П. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №4. — С. 4-7.

Установление свойств полотен электропил с высокоскоростным возвратно-поступательным движением полотна при проведении экспертизы пиленых повреждений кожи / Назаров Ю.В. // Судебная медицина. — 2016. — №4. — С. 21-23.

Морфологические особенности пиленых ран, причиненных столярными пилами с разной высотой и остротой зубцов при воздействиях на кожу с гнилостными изменениями / Азаров П.А., Новоселов В.П. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 4-8.

Морфологические признаки колото-резаных повреждений кожи, нанесенных ножом, имеющим пилообразный обух / Евдокимов П.В., Власюк И.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №2. — С. 4-7.

Морфологические особенности повреждений бедренных костей, причиненных медицинскими листовыми пилами / Саркисян Б.А., Азаров П.А. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2016. — №2. — С. 19-22.