Особенности применения гистологического метода в практике судебно-медицинских экспертов танатологического отдела ГУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» МЗ Хабаровского края

/ Святовец Е.В. Чернышов К.А.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2010 — №11. — С. 138-140.

ссылка на эту страницу

Одним из обязательных вопросов, выносимых правоохранительными органами в постановлении о назначении медицинской судебной экспертизы, является вопрос об определении давности возникновения повреждений. Данный вопрос является наиболее важным и одновременно сложным вопросом в судебной медицине. Важность вопроса заключается в том что, определяя временной интервал от образования телесного повреждения до наступления смерти, судебно-медицинский эксперт помогает правоохранительным органам подтвердить или опровергнуть определенные следственные версии, сузить или расширить круг подозреваемых и обвиняемых, установить истину по уголовному делу и, в конечном итоге, что наиболее важно, помогает не допустить судебной ошибки, связанной с привлечением к уголовной ответственности невиновного.

Сложность вопроса связана как с объективными, так и с субъективными причинами. К числу первых причин можно отнести исследование гнилостно измененных, скелетированных, мумифицированных и обгоревших трупов, что объективно не позволяет в конкретной, а иногда и в вероятной форме высказаться о давности образования кровоподтеков, субдуральных и эпидуральных гематом, различных ран и кровоизлияний. Субъективные причины связаны с различным восприятием экспертами одного итого же повреждения в зависимости от практического опыта, знаний, квалификации и добросовестного отношения к исполнению соответствующих приказов, рекомендательных инструкций и информационных писем (например, правил забора трупного материала на судебно-гистологическое исследование); а также со сложившейся порочной практикой, когда ответ на данный вопрос полностью отдается на откуп эксперту-гистологу, который в выводах экспертизы, основываясь на определенной степени выраженности альтеративных, экссудативных и пролиферативных изменений, указывает конкретное время (в минутах, часах или сутках) от образования повреждений до наступления смерти, а эксперт-танатолог, не проводит комплексной оценки макро- и микроскопических изменений.

При судебно-гистологическом исследовании мягких тканей и внутренних органов выявляются и оцениваются реактивные изменения, возникающие в различные сроки посттравматического периода в зоне травматических кровоизлияний. Суть реактивного процесса заключена в том, что при механическом повреждении тканей и органов, организм человека способен как единое целое отвечать генетически заложенными реакциями. Одной из таких реакций является воспаление. По данной теме опубликовано много работ: В.Г. Науменко, Н.А. Митяева (1980); Белянин В.Л. (1996); Воробьев В.Г, Шершевский А.Л. (1998); Громов А.П., Науменко В.Г. (1977); К.А. Бугаев, А.Е. Сафрай (1996); А.М. Хромова; В.И. Чикун (2000), Пермяков А.В. В.И. Витер (1998), Богомолова И.Н. и др. В основе работ, связанных с определением давности образования повреждений, используется единый принцип протекания воспалительной реакции организма на травматическое воздействие, и по степени выраженности воспалительной реакции определяются дифференциальные критерии, позволяющие высказываться о времени образования повреждений. Эксперт-танатолог при определении временных интервалов образования повреждений может использовать данные различных авторов, но сложившаяся многолетняя практика в судебно-гистологическом отделении ГУЗ «БСМЭ» МЗ ХК позволяет рекомендовать с целью набольшей информативности, достоверности результатов, формализации качественных признаков и взаимопонимания экспертов танатологов и гистологов, использовать данные следующих авторов: К.А. Бугаев, А.Е. Сафрай «О возможности установления давности возникновения ушиба мозга» методические рекомендации для судебно-медицинских экспертов (1996); А.М. Хромова «Методические подходы судебного гистолога при решении вопроса установления давности возникновения повреждений»; Белянин В.Л. «Морфодинамика воспалительного процесса» (1996).

Таким образом, можно выделить следующие основные положения применения гистологического метода исследования:

  1. Гистологический метод исследования помогает экспертам-танатологам ответить на вопрос о давности возникновения повреждения, однако для наибольшей достоверности ответа на данный сложный вопрос необходимо учитывать макроскопическую морфологическую картину, данные обстоятельства получения травмы и другую информацию, которой располагает эксперт - танатолог по каждому конкретному случаю.
  2. Судебно-медицинскому эксперту следует правильно оформлять направление на судебно-гистологическое исследование, при этом обязательно указать всю имеющуюся информацию: обстоятельства дела, сведения о давности наступления смерти; указать характер оказанной медицинской помощи, время пребывания в стационаре, полный клинический диагноз; описывать макроскопическую картину повреждения мягких тканей с указанием предположительной давности кровоизлияний.
  3. Судебно-медицинскому эксперту следует правильно производить забор аутопсийного материала для гистологического исследования. Для этого кусочки мягких тканей вырезают в центре кровоизлияния и на его границе с неизмененной тканью (по одному кусочку). При наличии травматического кровоизлияния в зоне трупного пятна обязательно отразить эти сведения в направлении. Кусочки мягких тканей с кровоизлияниями различной локализации необходимо маркировать.
  4. Судебно-медицинскому эксперту-танатологу необходимо учитывать, что все выводы или заключения судебно-гистологического исследования о давности повреждения в мягких тканях носят предположительный характер. Эксперт-гистолог при установлении давности повреждений в резюмирующей части акта судебно-гистологического исследования или выводах в заключении эксперта указывает наличие и степень выраженности реактивных, воспалительных и репаративных процессов без определения временных интервалов.
  5. Судебно-медицинскому эксперту-танатологу необходимо учитывать, что в основе оценки давности повреждения мягких тканей лежит выявление реактивных изменений в зоне кровоизлияния и при этом следует ориентироваться на минимальное время, необходимое для развития того или иного морфологического признака.
  6. Прерогатива ответа на вопрос об определении давности возникновения повреждений принадлежит судебно-медицинскому эксперту танатологу, т.к. эксперт-танатолог производит судебно-медицинское исследование трупа, непосредственно видит и оценивает макроскопическую картину имеющихся повреждений, определяет объем и количество органов и тканей, посылаемых на дополнительные исследования, в большинстве случаев располагает необходимыми данными об обстоятельствах травмы, материалами уголовного дела, и, в конечном счете, располагая всеми необходимыми дополнительными методами исследования (гистологического, биологического, медико- криминалистического и др.) имеет возможность провести комплексную, т.е. более научно обоснованную оценку имеющихся повреждений.

похожие статьи

Комплексный подход к исследованию эндокринных органов в динамике посттравматического периода / Баринов Е.Х. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 154-155.

Гистологическая диагностика ранних сроков давности черепно-мозговой травмы / Панченко А.К. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 144-145.

Судебно-медицинская оценка сосудистых реакций при тупой сочетанной травме различной давности / Сундуков Д.В., Ларина М.Н. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 94-95.

Гистологическая оценка давности ушибленных ран различной локализации по состоянию фибрина в сочетании с клеточными реакциями / Карпенко Т.А. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 117-119.

Морфологические критерии определения давности возникновения ран волосистой части головы (в судебномедицинском аспекте) / Гаибов А.Г. — 1974.

Актуальные вопросы гистологического исследования при экспертизе живых лиц / Кулеша Н.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 125-128.

Анализ работы судебно-гистологического отдела КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» за 2017 год / Бадяева Е.Е. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 37-43.

Метод спектрально-селективной лазерной поляриметрии автофлуоресценции эндогенных порфиринов в посмертной диагностике острой ишемии миокарда / Ванчуляк О.Я. // Судебная медицина. — 2016. — №4. — С. 24-26.

Судебно-медицинская гистология. Руководство для врачей : изд. 6-е перераб. и доп. / Витер В.И., Кунгурова В.В., Хасанянова С.В., Столяров А.П. — 2018.

Иммуногистохимическая оценка процесса формирования нестабильной атеросклеротической бляшки / Мурашов И.С., Волков А.М., Кливер Е.Э., Казанская Г.М., Савченко С.В., Полонская Я.В., Каштанова Е.В., Чернявский А.М. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №2. — С. 36-40.