О значении импрегнации серебром нервных волокон кожи для диагностики прижизненности повреждений

/ Козлов В.В.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1960 — №1. — С. 18-21.

Козлов В.В. О значении импрегнации серебром нервных волокон кожи для диагностики прижизненности повреждений

Кафедра судебной медицины (зав. — доцент И.В. Скопин) Саратовского государственного медицинского института

Поступила в редакцию 9/V 1958 г.

ссылка на эту страницу

За последние годы в судебномедицинской литературе появились высказывания о возможности использования импрегнации серебром нервных волокон кожи с целью дифференциальной диагностики между прижизненными и посмертными повреждениями. Импрегнируя серебром нервные волокна кожи, Б.И. Зорин (1954), М.А. Файн (1955-1956), В.Г. Науменко (1955), И.А. Концевич (1958), Л. Л. Сотникова и Л. А. Семененко (1958) находили в области прижизненных повреждений изменения, качественно отличные от посмертных. По мнению этих авторов, варикозность, вакуолизация, фрагментация и распад нервных волокон являются результатом прижизненных повреждений и: не встречаются в области пореждений посмертного характера.

Задача настоящей работы сводилась к тому, чтобы, применяя импрегнацию серебром, выяснить принципиальную возможность использования полученных указанными авторами данных в практических судебномедицинских целях.

Исследованию подвергались ссадины, странгуляционные борозды, электрометки, отморожения первой степени (ознобления) и ожоги.

Прижизненные повреждения, причиненные в ближайшие сроки до наступления смерти или в агональном периоде, изучались на текущем секционном материале, посмертные — на экспериментальных животных (поросята).

Животных убивали путем обескровливания; повреждения наносили спустя 5—15 минут после наступления клинической смерти.

Кусочки кожи с повреждениями фиксировали в 12% нейтральном формалине и резали на замораживающем микротоме; срезы импрегнировали серебром по методу Бильшовского-Грос в модификации Лаврентьева. Всего было изучено 320 препаратов (плоскостных и отвесных срезов) от 47 повреждений (30 прижизненных и 17 посмертных).

При исследовании прижизненных повреждений наиболее резкие изменения нервных волокон кожи были выявлены в области электрометок.

В прижизненных электрометках многие нервные стволики имели вид сплошных грубых тяжей, диффузно импрегнированных серебром. Осевые цилиндры и ядра шванновской оболочки, как правило, были неразличимы или выявлялись лишь на концах пучка. В более мелких пучках мякотные волокна оказывались резко аргентофильными; наряду с этим часто отмечалась неравномерная импрегнация оболочки. Контуры мякотных волокон были неровными, как правило, отмечалась варикозность осевого цилиндра в виде часто расположенных округлых четкообразных вздутий или неравномерно чередующихся овальных и лентовидных утолщений. Мякотная оболочка волокон содержала большое количество вакуолей, иногда же — на отдельных участках — почти сплошь состояла из них. Очень часто наблюдалось резкое истончение осевого цилиндра, местами с исчезновением оболочки, в этом участке отмечалась фрагментация и распад волокон в пучке. По ходу безмякотных волокон иногда встречались четкообразные утолщения тонких волоконец и изредка их распад (рис. 1).

Четкообразная варикозность, чередующаяся с резким истончением осевого цилиндра, фрагментация и распад нервных волокон в области прижизненной электрометки.

Рис. 1. Четкообразная варикозность, чередующаяся с резким истончением осевого цилиндра, фрагментация и распад нервных волокон в области прижизненной электрометки.

Не менее резко выраженные изменения нервных волокон кожи наблюдались в области прижизненных ожогов. Не отличаясь от описанных выше в качественном отношении, эти изменения характеризовались преобладанием неравномерной импрегнации оболочек мякотных нервных волокон — в виде чередования слабо окрашенных участков с отложением глыбок серебра, а также наличием варикозности, вакуолизации, фрагментации и распада нервов в пучках. Очень часто отмечалась резкая аргентофилия и грубая импрегнация отдельных волокон и целых пучков.

В области прижизненных ссадин изменения нервных волокон кожи по сравнению с предыдущими повреждениями оказались значительно менее выраженными как в качественном, так и в количественном отношении. В большинстве препаратов наблюдались неравномерные утолщения волокон, изредка — истончение осевого цилиндра, грубая импрегнация, аргентофилия и неравномерная окрашнваемостъ оболочек мякотных волокон. Значительно реже наблюдалось образование вакуолей, очень редко явления распада и фрагментации волокон (рис. 2).

Такого же характера, но еще более слабо выраженными, были изменения нервных волокон кожи в области прижизненных странгуляционных борозд, и в ссадинах, и в странгуляционных бороздах большое количество неизмененных нервных волокон и целых пучков.

В области участков ознобления изменения нервных волокон были наиболее слабо выраженными и сводились в основной к неравномерной их импрегнации, утолщению осевых цилиндров и изредка к распаду отдельных волокон в пучке. В препаратах превалировали совершенно не измененные нервные волокна.

При исследовании посмертных повреждений в большинстве случаев удалось обнаружить почти все те качественные изменения нервных волокон кожи, которые наблюдались нами в случаях прижизненной травмы. При этом особенно выраженными оказались изменения нервных волокон кожи в области электрометок. Однако степень выраженности и главным образом частота этих изменений оказались отличными от прижизненных.

В области повреждений посмертного характера наблюдалось наибольшее количество морфологически не измененных нервных волокон, в' то время ка» в области прижизненных повреждений изменения являлись постоянными, ярко выраженными и распространялись на большую массу нервных волокон. Однако следует отметить, что почти в каждом препарате из области прижизненного повреждения встречалось довольно большое количество внешне не измененных волокон и даже целых пучков.

Неравномерные утолщения по ходу осевого цилиндра, вакуолизация и аргентофилия волокон в области прижизненной ссадины.

Рис. 2. Неравномерные утолщения по ходу осевого цилиндра, вакуолизация и аргентофилия волокон в области прижизненной ссадины.

Иногда неизмененные волокна настолько превалировали, что было, крайне затруднительно сделать какие-либо выводы. Следует подчеркнуть, что речь идет о повреждениях, причиненных в ближайшее время (первые минуты) до или после наступления смерти. Увеличение сроков, прошедших между травмой и смертью, влечет за собой значительно большую количественную разницу в изменениях нервных волокон, а при длительных сроках эта разница очень резко выражена.

Изучая в качестве контроля нервные волокна здоровой кожи, мы обратили внимание на то, что волокна имели вид интактных только в случаях взятия свежего материала, когда с момента наступления смерти до изъятия кусочков кожи проходило от нескольких минут (в эксперименте на животном) до нескольких часов.

В случаях взятия материала через 12, 24, 48 часов и более после наступления смерти некоторые нервные волокна заведомо неповрежденной кожи претерпевали почти те же изменения, которые наблюдались в области описанных выше различных повреждений прижизненного характера.

Приведенные наблюдения свидетельствуют о ряде посмертных превращений в периферических нервах кожи, морфологически имитирующих прижизненные дистрофические и некробиотические процессы. Эти превращения, на наш взгляд, требуют детального изучения в разрезе дифференциальной диагностики прижизненных и посмертных изменений нервных волокон.

Выводы

  1. В области прижизненных электрометок, ссадин, странгуляционных борозд, ожогов и озноблений наблюдаются изменения периферических нервов кожи в виде аргентофилии, варикозности, вакуолизации, фрагментации и распада волокон. Они, как правило, постоянны, ярко выражены и распространяются на значительное количество нервных волокон. Наиболее глубокие изменения наблюдаются в области прижизненных электрометок и ожогов.
  2. Такого же характера изменения могут быть обнаружены в области посмертных повреждений, однако они, как правило, менее выражены и выявляются на фоне большого количества морфологически не измененных волокон.
  3. Количественная разница в изменении нервных волокон кожи в области прижизненных и посмертных повреждений может быть установлена путем серийного изучения плоскостных срезов из каждого исследуемого объекта.
  4. Увеличение сроков, прошедших между травмой и смертью, влечет за собой значительно большую количественную разницу в изменении нервных волокон кожи в области прижизненных повреждений в отличие от посмертных.
  5. При изучении нервных -волокон кожи при различных повреждениях следует одновременно подвергать контрольному исследованию заведомо неповрежденные участки. Материал для исследования следует брать в наиболее ранние сроки после наступления смерти (желательно не позднее 12 часов).
  6. Изменения нервных волокон наиболее целесообразно изучать на плоскостных срезах, позволяющих выявить наибольшее количество периферических нервных волокон, располагающихся в сетчатом слое кожи.
  7. Импрегнация срезов серебром для выявления характера и степени выраженности изменений 'периферических нервных волокон кожи может быть использована наряду -с другими исследованиями -в качестве дополнительного метода, подтверждающего прижизненный или посмертный характер повреждения.

похожие материалы в каталогах

Прижизненность образования повреждений

похожие статьи

Установление прижизненности механической травмы по биохимическим показателям / Асташкина О.Г., Столярова Е.П., Полтарев С.В., Терешина Н.А. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №3. — С. 43-45.

Использование метода контактной микрорентгенографии для дифференциальной диагностики прижизненных и посмертных повреждений надкостницы / Чистова Т.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 45-46.

К вопросу посмертного хемотаксиса лейкоцитов / Бихерт Е.А., Демчук О.Н., Власюк И.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 47-50.

Сосудистые реакции в зоне огнестрельной раны в ближайшие сроки после ее нанесения / Венглинская Е.А., Святощик В.Л., Щегель С.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №4. — С. 20-23.

Основные и дополнительные иммуногистохимические маркеры прижизненности странгуляционной механической асфиксии / Богомолов Д.В., Фетисов В.А., Денисова О.П., Збруева Ю.В., Семенов Г.Г. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2018. — №2. — С. 11-13.