Микроморфологическая картина тонких нервных структур интра- и экстрамуральной нервной системы сердца при инфаркте миокарда

/ Атакишиев А.Р.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1960 — №1. — С. 21-24.

Атакишиев А.Р. Микроморфологическая картина тонких нервных структур интра- и экстрамуральной нервной системы сердца при инфаркте миокарда

Сектор физиологии (руководитель — акад. А. И. Караев) Академии наук Азербайджанской ССР и Бюро главной судебномедицинской экспертизы (нач. — Ю.Н. Семенов) Министерства здравоохранения Азербайджанской ССР

Поступила в редакцию 21/III 1959 г.

 

 

 

 

ссылка на эту страницу

Инфаркты миокарда нередко бывают причиной скоропостижной смерти. Они могут возникать вследствие спастического сокращения венечных сосудов, и тогда приходится констатировать наличие свежего инфаркта без особых изменений со стороны венечных сосудов.

Несмотря на обширность литературы, посвященной проблеме инфаркта миокарда, состояние тонких нервных структур интра- и экеграмуральной иннервации сердца при инфаркте миокарда освещено сравнительно недостаточно.

Исходя из сказанного, мы поставили перед собой цель — изучить гистологическую картину тонких нервных структур как интра-, так и экстрамуральной иннервации сердца при свежем инфаркте миокарда.

Нами исследованы при помощи импрегнации серебром по методу Бильшовского-Грос сердце и узлы симпатической цепочки (в основном верхние шейные и звездчатые) на 10 скоропостижно умерших от инфаркта миокарда в возрасте от 19 лет до 81 года. Изготовлено 503 импрегнированных срезов. Во время вскрытия из большинства органов были взяты кусочки для обычного гистологического исследования гематоксилин-эозином. Наличие инфаркта миокарда в каждом случае Подтверждалось микроскопическим исследованием.

Чувствительные окончания в стенке правого предсердия

Рис. 1. Чувствительные окончания в стенке правого предсердия. Метод Билыиовского-Грос. Фото.

Микроморфологическая картина импрегнированных срезов сердца сводится к следующему. Среди мышечных волокон местами отмечаются участки, богатые нервными клетками, некоторые из них сморщены, ги- пераргентофильны, а некоторые находятся в состоянии дистрофии, атрофии. Среди них имеются также сохранившиеся нервные клетки с хорошо выраженным светлым, круглым или овальным ядром.

Отростки нервных клеток часто не видны. Кое-где удается отметить наличие дистрофированных протоплазматических отростков. Вокруг нервных клеток видно сплетение тонких нервных волокон. Эти нервные нити местами варикозно утолщены. На телах нейронов отмечаются единичные синаптические образования, некоторые из них находятся в состоянии распада, а некоторые несколько гипертрофированы, гипераргентофильны. Всюду отмечаются пучки нервных волокон, состоящие как из безмякотных, так и из мякотных волокон. Безмякотные волокна нередко варикозно утолщены. Мякотные же часто в состоянии дистрофии, местами с явлениями фрагментации как миелиновой оболочки, так и осевого цилиндра. В одном препарате удалось отметить разволокнение мякотного волокна, тонкие нити которого заканчивались на поверхности мышечного волокна в виде булавовидного вздутия.

Во многих препаратах обнаружено наличие свободных чувствительных окончаний. Последние в основном расположены в строме и имеют вид клубочка или древовидного разветвления. Нервные нити этих рецепторных окончаний большей частью варикозно утолщены, огрубевшие, гипераргентофильны (рис. 1).

Наличие подобных (раздраженных) рецепторных окончаний обнаружено во всех исследованных случаях инфаркта миокарда.

Резко гипертрофированные синаптические образования вокруг дистрофированной нервной клетки

Рис. 2. Резко гипертрофированные синаптические образования вокруг дистрофированной нервной клетки. Метод Бильшовского-Грос. Фото.

Звездчатый симпатический узел: во всех полях зрения постганглионарные нейроны находятся в состоянии дистрофии, атрофии. Некоторые нервные клетки, резко импрегнируясь серебром, приняли вид однородных темно окрашенных, бесструктурных образований. Местами на концах дендритических отростков видны вздутия в виде шаров.

В протоплазме нейронов отмечается скопление в том или ином количестве зерен пигмента (липофусцина и др.). Среди деструктивных нейронов видны также сохранившиеся нервные клетки с хорошо выраженным светлым ядром и темно окрашенным ядрышком.

Вокруг постганглионарных нейронов видна тонкая сеть перицеллюляриого сплетения. Отдельные нити этого сплетения заканчиваются как на телах, так и на протоплазматических отростках постганглионарных нейронов в виде пуговок, колечек, образуя тем самым аксоном, этические и аксодендритические синаптические связи. Последние большей частью гипертрофированы, гипераргентофильны (рис. 2).

Резкое огрубение и гипераргентофилия рецепторных окончаний в звездчатом узле

.Рис. 3. Резкое огрубение и гипераргентофилия рецепторных окончаний в звездчатом узле. Метод Бильшовского-Грос. Фото.

Мякотные волокна, как правило, дистрофированы, большей частью с фрагментацией миелиновой оболочки и осевого цилиндра, безмякотные же нередко варикозно утолщены.

В некоторых препаратах удалось отметить рецепторные окончания в виде клубочков (рис. 3). Нити последних часто огрубевшие и резко импрегнированы серебром. В некоторых случаях эти огрубевшие чувствительные окончания местами находятся в состоянии фрагментации. Аналогичная картина наблюдалась со стороны верхних шейных симпатических узлов, с той лишь разницей, что на этих препаратах явления дистрофии и распада мякотных волокон выражены менее резко, чем в предыдущем узле.

Как видно из изложенного выше, при инфаркте миокарда происходят деструктивные изменения тонких нервных структур как самого сердца, так и указанных выше симпатических узлов. Эти изменения в основном касаются чувствительных окончаний и синаптических терминалей.

Чувствительные окончания как узлов, так и сердца изменяются однотипно, т.е. в обоих случаях отмечается явление «раздражения», огрубения, гипераргентофилин.

Известно, что с введением в звездчатый узел анестезирующего раствора сердечные боли исчезают. Этот факт указывает на Лесную связь чувствительных механизмов сердца со звездчатым узлом. Поэтому мы считаем, что указанные деструктивные изменения тонких нервных структур звездчатого узла являются закономерными.

Пока мы не можем судить о том, что указанные выше изменения являются первичными или вторичными. Если бы даже некротический очаг в миокарде являлся первичным, то не может быть сомнения в том, что последний вызывает ряд тяжелых изменений в проводящей системе сердца.

Выводы

  1. При свежем инфаркте миокарда происходят деструктивные изменения (огрубение, варикозное утолщение, гипераргентофилия) в чувствительных окончаниях как самого сердца, так и звездчатого и верхнего шейного симпатических узлов.
  2. При этом синаптические терминали симпатических узлов (звездчатый, верхний шейный) подвергаются гипертрофии, огрубению, гипераргентофилии.

похожие статьи

Формулировка патологоанатомического диагноза при ишемической болезни сердца  (класс IX «болезни системы кровообращения» МКБ-10) : Клинические рекомендации / Франк Г.А., Зайратьянц О.В., Шпектор А.В., Кактурский Л.В., Мишнев О.Д., Рыбакова М.Г., Черняев А.Л., Орехов О.О., Лосев А.В. — 2015.

Определение коэффициента отношения концентрации электролитов K, Na при судебно-медицинской диагностике ишемических изменений в миокарде человека / Меницкая В.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 42-43.

Холинэстеразная активность сердца человека при гипертрофии и инфаркте миокарда / Мельникова А.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №1. — С. 14-17.

Анализ недостатков судебно-гистологических исследований и пути их устранения / Гедыгушева Н.П., Буланова Э.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 47-49.

Возможности установления некоторых причин смерти гистохимическими методами / Смирнов В.В., Смирнов В.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 31-32.

Актуальные вопросы гистологического исследования при экспертизе живых лиц / Кулеша Н.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 125-128.