Механическая асфиксия новорожденных

/ Леонтьев А.Г.  — 1959.

Механическая асфиксия новорожденных / Леонтьев А.Г. // Cборник научных работ под ред.: проф. А.Г. Леонтьева, доц. Ф.Ф. Брыжина.— Ленинград, 1959. — С. 295-309

Кафедра судебной медицины Ленинградского педиатрического медицинского института

Бюро судебно-медицинской экспертизы Леноблздравотдела

ссылка на эту страницу

Базируясь на нашем материале, мы по частоте встречавшихся дел можем распределить следующим образом насильственную смерть новорожденных и детей грудного периода: смерть от асфиксии, от ожогов, от повреждения тупым оружием, от отравления, от наезда транспорта, от повреждения острым оружием и др.

Мы условились, что под насильственной смертью считаем такую, которая наступила в результате травмы. Говоря об убийстве, самоубийстве, несчастном случае, мы не беремся решать вопросы правового порядка с каким умыслом было совершено каждое конкретное действие, это решает следствие, суд. Мы должны решить только медицинскую часть каждого конкретного случая. Каждый раз связывать все многочисленные условия, все особенности, все факты, которые имели место в данном, определенном случае. Эти факты, среда и условие, при которых происходило определенное событие, мы учитываем не вообще, а каждый раз строго, определенно — индивидуально, для данного определенного случая, для данного субъекта — организма человека — во всей его совокупности. Говоря о смерти от асфиксии новорожденных или детей грудного периода, мы должны отличать происхождение ее, связанное с теми или другими болезненными изменениями организма, от других возможностей, обусловливающих наступление асфиксии, в связи с внешними условиями и действиями, приводящими к асфиксии. Таким образом, мы должны различать естественную смерть от асфиксии, наступившую благодаря тому или другому болезненному состоянию организма, от насильственной смерти от асфиксии, обусловленной тем или другим действием, произошедшим извне и приведшем к асфиксии.

Пассивное детоубийство в наших случаях, по-видимому, в своем большинстве могло иметь то или другое активное мероприятие, от которого может не остаться никаких следов при наружном, а также и при внутреннем исследовании трупа. Нам известно, что существуют способы механической асфиксии, при которых не остается следов воздействия, в виде кровоподтеков, ссадин, царапин, переломов и пр. Таким способом исстари является— закрытие у новорожденного носа и рта мягкими предметами— подушкой, одеялом, грудной железой и пр., а также сдавление грудобрюшной области живота бинта­ ми или рукой. В Японии существовал метод — закрытие отверстия носа и рта мокрой папиросной бумагой. Во всех подобных случаях действительно может наступить смерть младенца от асфиксии, следов же от такого действия на трупе не остается. В нашей практике прошлых лет не было ясной картины происшествия, т. е. у нас были дети «неизвестные», без определенных предвари­ тельных сведений, отсутствовала картина умирания, не было данных показаний роженицы и т. д., то должно стать понятным, что медэксперт при таком положении дел оказывался в трудном, безпомощном состоянии ответить на предлагаемые вопросы милиции, прокуратуры, суда. Одним из частых факторов нашей безпомощности является позднее исследование, когда труп, обычно, в той или другой степени, подвергся гнилостному изменению. Морфологически мы не умели и до сих пор не можем разобраться в тканях и органах на гнилом трупе, для диагностики хотя бы прижизненных или посмертных повреждений — изменений.

Совсем недавно, в 1948 году, этой проблемой занялся профессор А.В. Вальтер и его ассистент М.З. Гельштейн (кафедра суд. мед. ВММА ) и получили интересные и важные результаты для диагностики повреждения кожи (рубцы) и при воспалении легких, применив микроскопическое исследование. Автор провел 54 наблюдения над кожей. Он кусочки кожи фиксировал в 10%-формалине, срезы приготовлялись на замораживающем микро­ томе. В основном срезы во всех случаях окрашивались гемотоксилин-эозином, по Вангизону и на эластику по Вейгарту в модификации Харта. В части случаев срезы, по­ мимо того окрашивались на фибрин и для выяснения лейкоцитов по-Гольдману. Д-р М. 3. Гельштейн в выводах пишет, что «микроскопическое исследование легких должно проводиться даже, при значительном труп­ ном разложении. При пневмонии клеточные элементы легочного эксудата сохраняются сравнительно долго». Нужно в порядке критики и самокритики сказать, что мы, медэксперты, еще мало сделали в разработке каких-либо новых методов, способов, аппаратуры для распознавания на гнилостном трупе ряда диагностических моментов в нашей повседневной секционной практике. К нам нередко поступает такой своеобразный, материал и мы все еще по старинке отписываемся, что ввиду гнилостных изменений, мы ничем помочь не можем, ибо не уме­ ем разобраться в таком гнилом материале. Мы слабо связаны с кафедрами физики, гигиены, рентгенологии, гистологии и др., где имеется много новых современных аппаратов-установок, которые мы могли бы использовать и при нашей работе.

Итак, при детоубийстве, мы при наружном исследовании иногда никаких повреждений не отмечаем. Нужно при этом всегда помнить, что следует внимательно осмотреть голову, лицо, нос, рот, губы, их слизистую десны, язык, слизистую щек, шеи, грудь, живот, конечности, половые органы. При малейшем подозрении на повреждение — брать подозрительное место на микроскопическое исследование. При внутреннем исследовании обратить внимание на внутреннюю поверхность кожных лоскутов головы, на родовую опухоль, ее цвет, плотность, на кости свода черепа, их захождения в области швов, на твердую мозговую оболочку, в смысле кровенаполнения, на мозжечковый намет, на кровонаполнение мягкой мозговой оболочки, на полушарие мозга, нет ли кровоизлияний на желудочки мозга, мозжечок, продолговатый мозг, нет ли где кровоизлияний. Нужно признаться, что гистологически мы не умеем исследовать детский мозг, что мы не обращали внимания на структурную — возрастную особенность детского мозга, что мы не занимались этим разделом, и что. нам предстоит большая интересная работа в этой области. Также, нужно подвергнуть тщательному исследованию основание черепа и шейных позвонков. Кстати, надо заметить, что мы вообще редко производим исследование позвоночника и спинного мозга. Надо эту плохую привычку устранить и всегда подвергать их исследованию. При внутреннем исследовании органов груд­ ной и брюшной полости, мы обычно, в случаях пассивного детоубийства, а вернее в случаях насильственной смерти новорожденных, обнаруживаем, по старым данным, явление асфиктической смерти, а по новым — признаки быстрой смерти и по современным догадкам, базирующихся в первую очередь на почве изменений регуляции центральной нервной системы, вследствие тех или других действующих факторов на периферическую нервную систему. Что мы обычно находим в таких случаях со- стороны внутренних органов? Легкие, сердце, печень, селезенка, почки, желудочно-кишечный тракт и т. п.?

При микроскопическом исследовании у живорожденных, легкие представляют пеструю картину, сочетающуюся как с полнокровием, так и малокровием отдельных его частей. Иногда наблюдается наличие эмфиземы, подплевральные точечные кровоизлияния. Сотрудник нашей кафедры Э. Г. Шварц специально занимался изучением состояния легких при механической асфиксии. Автор, при острой асфиксии, обнаружил пестроту легочной ткани,, выражающуюся в чередовании ателектатических и эмфизематозных вздутиях участков со свойственным этим участкам состояния кровенаполнения. Кроме этого, автор наблюдал пристеночное состояние лейкоцитов в мелких сосудах, инфильтрацию их стенок лейкоцитами и нахождением последних иногда в довольно большом количестве в легочной ткани. Последние в большом количестве наблюдались после перерезки блуждающих нервов и в малом количестве, при эфирном наркозе. Автор объясняет все полученные данные воздействием нервно-рефлекторных факторов, а не теорий Дондерса, как это пытались объяснить раньше.

Есть ли какие-либо особенные, своеобразные, специальные изменения в легких у новорожденных при механической асфиксии, обусловленной указанными нами выше способами? Приблизительно лет 100 тому назад, французский судебный медик Тардье писал, что под плевральные точечные кровоизлияния являются показателем насильственной смерти при асфиксии. С той поры судебные медики, ссылаясь на Тардье, делали вывод, что обнаруженные под плеврой мелкоточечные кровоизлияния есть результат смерти от асфиксии насильственного происхождения. Со времена приблизительно, конца XIХ века пятна Тардье стали расценивать как признак механической асфиксии, но необязательно насильственного происхождения. В первую четверть XX века, пятна Тардье стали считать как признак встречающейся при асфиктической смерти — естественного или насильственного происхождения. В настоящее время преобладающее большинство судебных медиков нашего Союза не придает этому признаку никакого значения в смысле решения рода насильственной смерти.. Нахождение пятен Тардье не решает вопрос о механической асфиксии, а тем более об убийстве. Этот признак наблюдается как при естественной, так и насильственной смертях, наступивших от различных при­ чин. Таким образом, находка пятен Тардье как при пассивном, так и активном действии над новорожденными, не может иметь решающего значения для заключения о роде смерти. Нам неизвестен особый специальный признак не только в легких, но и во всех внутренних органах, который был бы характерным для механической асфиксии вообще и у новорожденных, в частности. Попутно хочется остановиться на разрешении такого вопроса—какие характерные признаки при асфиксии вообще мы встреча­ ем при макроскопическом исследовании внутренних органов? Во всех наших руководствах приводятся следующие признаки: темная жидкая кровь, пятна Тардье, большое количество крови в правом сердце, чем в левом, полнокровие внутренних органов. Действительно, практика подтверждает наличие этих признаков при асфиксии. При этом нужно помнить, что только сумма всех отмеченных признаков дает нам основание для подтверждения асфиктической смерти, что каждый признак в отдельности сам по себе не может являться решающим для асфиктической смерти; Имеющиеся в наших руководствах объяснения о происхождении того или иного признака, требуют в настоящее время своего специального изучения, базирующихся на основах учения И. П. Павлова. Сейчас можно предположительно считать, что организм ново­ рожденного ребенка, приспосабливающийся к внешним условиям окружающей его среды, остро воспринимает все новые особенности как от внутренних, так и внешних воздействий, и что самые малые отклонения от нормы а ту или другую сторону, неблагоприятно отражаясь на состояние, здоровья новорожденного,, могут быстро привести к смертельному исходу. Итак, каких-либо медицинских, специальных признаков механической асфиксии от закрытия отверстий носа и рта у новорожденных; мягки­ ми предметами, или от сдавления грудо-брюшной преграды рукой, обычно не обнаруживаются. В таком случае дело решается, главным образом, на основании следственного материала, а медэксперт может только высказать свое предположение о том или другом воздействии на организм, вызывающим механическую асфиксию, но не оставляющим видимых следов, от воздействий в виде кровоподтеков, ссадин, ран и т.д. Иногда медэксперт может подтвердить справедливость объяснения, рассказов в случаях неожиданной смерти, в момент, кормления ребенка грудью матери, или в случаях смерти от так называемого «засыпания ребенка». В нашей практике имели место случаи, когда мы действительно, не могли сомневаться в правильности рассказа о внезапной смерти во время кормления. В таких делах мать, не будет скрывать или прятать ребенка, а сейчас же принимает меры к спасению, оживлению, и ставит в известность окружающих, администрацию, рассказывает подробно как ребенок «подавился, захлебнулся, посинел» и быстро умер. Да, такие факты бывают и мы при внутреннем, исследовании находим молоко в желудке, эмфизематозные легкие, а на разрезе, их, в средних и мелких бронхах,; белую, похожую на молоко, слизь. Таким образом, наши данные исследования совпадали с рассказом и подтверждали возможность несчастного случая от механической асфиксии, вследствие своеобразного утопления—удушения молоком.

В случаях смерти «от засыпания» — нам матери обычно рассказывали, что после кормления ребенка крепко засыпали, оставив ребенка в своей постели у груди и, проснувшись, обнаруживали мертвого — холодного ребенка. Да, такие факты тоже могут иметь место. При наружном исследовании трупа ребенка, в подобных случаях, обычно никаких повреждений не отмечается, ибо от прижатия личика ребенка грудной железой матери не оставляет следа от сдавления. При внутреннем исследовании, мы обнаруживаем в желудке молоко, в жидком или свернувшемся состоянии и картину быстрой смерти — темная жидкая кровь, полнокровие органов, отсутствие болезненных изменений органов. По состоянию молочного содержимого желудка, иногда бывает возможно говорить о сроке смерти, после кормления. Конечно, в каждом случае нужно этот вопрос решать, не только по состоянию содержимого желудка, но и всех других факторов.

При смерти новорожденных от удавления руками, в некоторых случаях могут не оставаться следы от сдавления шеи руками. Обычно же эти следы остаются и бывают выражены в виде кровоподтеков, ссадин, царапин. Располагаются они не шее, в различных местах — спереди, сзади, на боковой поверхности, в зависимости от способа хватки за шею. Обнаруженные повреждения на шее являются немыми свидетелями, показывающими, что на шею было произведено воздействие какого-то тупого предмета, возможно и руки.

Медицинский эксперт, обнаружив на шее новорожденного ребенка кровоподтек, царапину, ссадину, обязан удостовериться, что повреждения прижизненные, а непосмертные. Далее, чтобы обосновать предположение, что кровоподтек, ссадина, царапина, могли быть образованы в результате хватки за шею рукой, нужно точно описать форму, размеры, расположение их в каждом определенном случае.

Для определения происхождения кровоподтека, необходимо на трупе произвести разрез, захватив участки нормально окрашенной кожи. Разрез нужно произвести глубокий, чтобы он затронул и мышечные ткани. Известно, что кровь, вытекшая прижизненно, пропитывает кожу, подкожную клетчатку, мышцы и тем самым резко выделяет этот участок своим цветом- от остальных окружающих его участков тканей. Для большей точности и убедительности, всегда следует- подвергнуть микроскопи­ ческому исследованию подозрительный участок на кровоподтек.

Прижизненность царапины, ссадины решается на основании наличия кровяной корочки на поврежденном участке кожи. Для точного решения вопроса о прижизненном или посмертном происхождении также следует этот участок подвергнуть микроскопическому исследованию. Бывший аспирант кафедры судебной медицины 2-го ЛМИ д-р Свердлов в 1949 году представил кандидатскую диссертацию о кровоподтеках, дав подробный разбор по вопросу изменения цвета, в зависимости от срока его образования. Преподаватель кафедры судебной медицины ВМА д-р Тайков представил интересный труд о ссадинах по вопросу образования корочки и сроках появления.

Судоследственные представители, задавая вопросы о кровоподтеках, ссадинах, царапинах, всегда спрашивают эксперта, могли ли они произойти от действия — сдавленная пальцами рук?

На основании каких данных, каких признаков высказывает свое мнение врач-эксперт? Таков ответ — таково предположение, эксперт делает на основании формы и размера кровоподтека. Если кровоподтек овальной, круглой формы, если размер кровоподтека 0,5—1—3 см, то это может служить основанием для предположения,, что кровоподтек мог образоваться в результате сдавления пальцев руки. Что царапина, могла образоваться от действия ногтя, эксперт решает также по форме и раз­ меру царапины. Если форма царапины — полукруглая и царапина длиной 0,5 — 1,2 см, то это и дает основание эксперту предполагать о действии ногтем. Что в образовании кровоподтека, царапины, на шее, могло иметь место воздействие пальцев рук, иногда свидетельствует характерное расположение на коже шеи повреждений, располагающихся в виде ступени — лестницы, располагаясь одна над другой, сверху — вниз, или косо — горизонтально. При этом, иногда как. бы фотографируют всю пятерню — обхвата шеи. Конечно, такие выводы эксперта по наличию обнаруженных повреждений являются весьма приблизительными, весьма ориентировочными, весьма относительными. Итак, при наружном исследовании, от удавления руками за шею, могут быть отмеченные выше повреждения. При внутреннем исследовании трупа, в таких случаях, эксперт должен сосредоточить свое внимание на исследовании органов шеи. Отпрепаровывая кожу шеи, нужно особо подробно просмотреть тот отдел, который соответствует месту кожного кровоподтека, ссадины, царапины. Что можно обнаружить в таких отделах? Прежде всего иногда бывает ясно видно пропитанный кровью определенный участок мышц шеи, иногда имеется повреждение подъязычной кости, гортани. В случае сомнения в прижизненности этих повреждений, или в правильности определения самого повреждения, следует всегда взять на микроскопическое исследование тот или другой сомнительный участок. Какие изменения, особенности, или характерные признаки наблюдаются при внутреннем исследовании трупа? Со стороны органов грудной полости, а также брюшной, каких-либо специальных изменений макроскопически не обнаруживается, а имеется обычная картина быстрой смерти, т. е. полнокровие органов, темная жидкая кровь. Также никаких специальных изменений не отмечалось и со стороны головного мозга. Микроскопическая картина изменений головного мозга нам тоже не давала особых результатов, т. к. мы не имели правильной методики исследования. Наша практика, в случае подозрения на смерть новорожденного от сдавлегния шеи рукой, весьма малочисленная и страдала отсутствием фактического следственного материала и собственного исследования рук у лиц, подозреваемых в совершении этого акта. Казуистические случаи описывались, при них акт удавления руками фигурировал ни как единственный способ, а в сочетании с другими способами повреждения.

В случаях смерти новорожденных от сдавления шеи петлей, на коже шеи остается полоса — странгуляционная борозда. Она характерна следующими особенностями:

  • 1) сплошным кольцом охватывает шею,
  • 2) имеет равномерное углубление во всех отделах и
  • 3) расположена обычно в горизонтальном направлении.

Выраженность борозды бывает различная в зависимости от материала петли, силы сдавления. От количества оборотов петли бывает различное количество борозд. В зависимости от материала петли—веревка, ремень, провод, шарф, полотенце, пуповина и т. п. борозды бывают ясно выражены или весьма слабо. При действии твердых, жестких предметов остается четкий ясный, убедительный след от сдавления, глубоко внедряющийся в кожу. При сдавлении мягкими петлями шеи, след остается крайне слабо выраженный, поверхностный, в виде полосы, порой едва заметной. Правильная диагностика, верное определение странгуляционной борозды является основным моментом при наружном исследовании трупа ребенка, в случаях подозрительных на удавление петлей. У детей иногда можно естественные выемки, углубления от складок, принять за странгуляционную борозду. Во всех случаях нужно определить происхождение борозды, ее прижизненность. Если труп ребенка обнаружен с петлей на шее, если эксперт был на месте обнаружения трупа, если эксперт на месте познакомился со всей окружающей обстановкой, сам осмотрел - исследовал петлю. Если эксперт сам видел, как была расположена петля на шее, как за­ тянута, завязана каким узлом, в таком случае эксперт ориентирован хорошо. Если же эксперта не было на месте обнаружения трупа, что, к сожалению, имело место довольно часто в нашей практике, то врач-эксперт оказывается в тяжелом положении и ему труднее тогда решать задачу о странгуляционной борозде. Если труп свежий, без признаков гнилостного изменения, то странгуляционную борозду, образующуюся от действия твердых предметов ремень, провод, бичева, трудно не заметить, не определить, ибо в таких случаях борозда бывает ясно и четко выражена, она глубокая, темно коричневато-красного цвета, пергаментной плотности. Совершенно иного вида бывает борозда от действия мягкой петли — пуповина, шарф, платок. В таком случае борозда бывает слабо заметная, поверхностная, бледно красноватого цвета, или бесцветная. Конечно, такую борозду легко не заметить, или принять за посмертную. Отсепаровывая кожу шеи, при твердой странгуляционной борозде, ясно видно па кожном лоскуте, при осмотре через проходящий свет, полосу от сдавления, а при мягкой борозде эта полоса не обнаруживается. При наличии гнилостных изменений кожи, нередко бывает возможным определить твердую странгуляционную борозду при микроскопическом исследовании. Посколько определение странгуляционной борозды является важнейшим моментом, нужно во всех сомнительных случаях подвергнуть микроскопическому исследованию кожу из места подозрительного участка на борозду. Нередко при сильном сдавлении шеи твердой петлей, на мышцах шеи остается след от вдавления. При этом же виде сдавления могут быть повреждения хрящей гортани, подъязычной кости, в слу­ чаях действия твердых петель на шею. При исследовании внутренних органов—грудной, брюшной, черепной полостей каких-либо специальных изменений, кроме тех, кото­ рые вообще сопутствуют при всех случаях механической асфиксии, не обнаруживается.

Случаев смерти от повешения новорожденных и детей грудного периода в нашей практике не было. При повешении имеются такие же признаки, какие при удавлении петлей. На коже шеи при повешении остается твердая или мягкая странгуляционная борозда. Странгуляционная борозда при повешении имеет свои отличительные признаки от борозды при удавлении петлей руками. Признаки эти следующие:

  • 1) при повешении петля не всегда охватывает шею сплошным кольцом, а в преобладающем большинстве случаев остается свободный участок от сдавления и поэтому странгуляционная борозда на шее бывает несплошной, а прерывистой;
  • 2) расположение борозды большею частью бывает негоризонтальное, а косое, вертикальное, поднимающееся кверху к волосистой части затылочной области. Такое положение происходит потому, что конец удавки, петли прикреплен обычно в месте, расположенном большею частью выше головы и
  • 3) в большинстве случаев странгуляционная борозда располагается в верхнем отделе шеи, а не в нижнем.

Все эти данные различия имеют место благодаря своеобразному методу действия удавки при удавлении руками и при повешении. Мы в жизни наблюдаем, что повешение в большинстве своем имеет характерное положение, что человек висит, что шея сдавлена петлей, под влиянием тяжести все­ го тела. Как известно, смерть от механической асфиксии, от механического сдавления шеи руками, петлей, наступает быстро, в течение 5—10 минут. Много лет тому назад считали, что подобная смерть наступает от прекращения доступа воздуха в дыхательные пути, вследствие механического сдавления шеи и закрытия просвета в дыхательных путях. Конечно, такое объяснение не соответствовало действительности. Приток, поступление воздуха в дыхательные пути полностью не прекращается, т. к. вход в дыхательные пути полностью не закрывается, а порой и вообще свободен. Дело здесь не в прекращении доступа воздуха, а в препятствии кровообращения, в замедлении кровообращения в головном мозгу, вследствие сдавления сосудов шеи и в нарушении нервной регуляции, также вследствие сдавления нервов шеи. На этой почве происходит недостаточное питание жизненных центров — сосудо-двигательного и дыхательного, на почве не­ достаточного притока крови к мозгу и тем самым недостаточного поступления кислорода; значит здесь происходит кислородное голодание жизненных центров головного мозга. Наша беда, что мы не занимались микроскопическим исследованием нервной системы вообще и головного мозга особенно, что мы не искали новых методов фиксации, окраски, что мы мало знакомы с физиологией и патологией центральной нервной системы.

К механической асфиксии новорожденных необходимо отнести и случаи смерти от посторонних тел, вкладываемых и заталкиваемых в полость рта и входа в дыхательные пути. Бывали случаи, когда во рту обнаруживали тряпки, бумагу, вату, когда такие предметы закрывали просвет входа в дыхательные пути и тем самым вызывали асфиксию. Несколько лет тому назад, мною в Ленин­ градском отделении Всесоюзного Общества суд. мед. и криминалистов, было сообщено о случае смерти новорожденного ребенка, умершего от сдавления гортани ком­ ком ваты, находящимся во входе в пищевод. Этот комок ваты и ряд других кусочков ваты, обнаруженных в раз­ личных отделах тонких и толстой кишек, мать вклады­ вала в рот; все кусочки ребенок благополучно проглатывал, а последний большой застрял во входе в пищевод, давил на гортань и в конечном результате ребенок по­ гиб. Впоследствии мать созналась в своих поступках.

В нашей практике имело место смерти новорожденных и от утопления. В таких случаях дети обнаруживались на берегу реки или Финского залива. При наружном исследовании можно бывает отметить мацерацию рук и ног, что свидетельствует о значительном времени пребывания мертвого тела в воде. Срок пребывания трупа в воде мы точно определить не можем, так как у нас не бывает точных данных ни температуры воды, неизвестно на какой глубине труп находился и в какой температуре. Если бы этот фактор — температура — был известен, то ну­ жен эксперимент, чтобы сравнить результаты. Словом, мы не имеем тех существенных, фактических данных, которые могли бы служить основанием для решения столь важного вопроса, как срок пребывания трупа в воде. В наших судебномедицинских руководствах по этому вопросу написаны только приблизительные, предположи­ тельные сведения и цифры, указанные в часах, днях. Но эти сведения и цифры ни в коем случае не могут быть использованы во всех делах, когда нужно решать вопрос. В каждом случае этот вопрос нужно решать строго индивидуально, с учетом целого ряда условий как-то: времени года, движения воды, глубины водоема и послойную температуру воды, состояние организма трупа и ряд других моментов. Вот почему, когда нас следственные органы спрашивают о сроках пребывания трупа в воде, мы, не имея точных сведений о тех условиях в каких труп находился, не можем с должной точностью разрешить вопрос следствия о сроках пребывания трупа в во­ де, или смерти. Есть ли какие специальные, точно фиксированные во всех случаях утопления признаки, характерные только этому виду смерти как при внешнем, так и при внутреннем исследовании трупа? Можем ли мы. а настоящее время, как это делалось несколько лет тому назад, ставить так вопрос, что один какой-то признак решал все, что один признак определял всю картину, что какой-то один признак решит тот или другой процесс в организме человека? Конечно, одни признак не решает вопроса. При смерти от утоплении наблюдается несколько признаков как при наружном, так и при внутреннем исследовании трупа. Со стороны кожных покровов обнаруживается вымачивание кожи, что вначале выявляется на ладонной поверхности рук, а затем на стопах ног. Образуются так называемые — кожа прачек. Как вымачивание, пропитывание кожи водой, выявление побеления, сморщивания кожи рук, ног, встречается на трупах, пробывших в воде какой-то срок, но какой — в каждом случае нужно решать индивидуально. Вокруг отверстия носа и рта, в свежих случаях, т. е. если труп не гнилой, если труп в воде был непродолжительный, короткий срок, обнаруживается пенистая жидкость (признак Крушевского). Пузырьки пены мелкие, стойкие, не ломаются при слабом надавливании. Иногда наблюдается сморщивание грудных сосков, мошонки. Все перечисленные признаки, при извлечении трупа из Невы, в летнее время нами наблюдались выраженными в той или иной степени. Они обычно наблюдались, если труп был в воде непродолжительное время. Но частенько из Невы извлекались трупы, когда эти признаки отсутствовали. А. С. Пушкин, в своем стихотворении «Утопленник» писал... «безобразный, труп ужасно посинел и весь распух...». Да, действительно порой привозят в секционную и такие распухшие трупы, которые резко меняют свой облик, благодаря резкому раздутию газами, зеленого цвета, настолько гигантски увеличивающим свои размеры, что даже родственники порой не могут опознать. При внутреннем исследовании, в случаях непродолжительного пребывания в воде, можно обнаружить резкое вздутие легких — водная эмфизема. Легкие сплошь выполняют грудную полость, они пе- стро розово-красного цвета, эластичные, пушистые, имеют бледноватые полосы, соответственно расположению ребер, подплевральные небольшие кровоизлияния, в виде пятен, разлитых полосок (пятна Рассказова-Лукомского). В просвете трахеи, бронхов, по их стенкам располагается мелко пенистая слизь. При разрезе легких, из перерезанных бронхов выделяется такая же пена. При исследовании сердца, в свежих случаях, отмечается сравнительно­ большое количество крови в его полостях. Во всех руководствах по судебной медицине приводится ряд проб, доказывающих различие свойств крови в правом и левом сердце при утоплении. Карара методом криоскопии определял разницу в концентрации солей в крови правого и левого сердца. Ревенсторф сравнением точки замерзания крови правого и левого сердца с точкой замерзания спинномозговой жидкости, Стокис — нахождение в крови сердца мельчайших инородных частиц-зерен крахмала в левом сердце. С. П. Вертоградов определял разницу в содержании гемоглобина в крови левого и правого сердца. Все предложенные пробы требуют специальной аппаратуры, являются сложным исследованием, отчего не приобрели широкого применения в практической деятельности судмедэкспертов. При исследовании трупов, извлеченных из воды, с резко выраженными гнилостными изменениями, мы при исследовании сердца нередко наблюдали, что сердце дряблое, полости его пустые, стенка эндокарда темно-красно-бурого вида в правом сердце и бледно красноватого в левом. Объяснение этого факта можно трактовать наличием разницы содержания гемо­ глобина в крови правого и левого сердца. Если это соответствует действительности, то на гнилостно изменен­ ном сердце можно по окраске эндокарда судить о том, что человек живым попал в воду, а не трупом. В желудке обнаруживается жидкость в том или другом количестве, такая же жидкость обычно содержится и в двенадцатиперстной кишке и в верхнем отделе тонкой. Нередко в учебниках пишут о признаке Сабинской — о наличии малокровной селезенки при утоплении. Наш секционный материал не подтвердил этот признак, как обязательно встречающийся при утоплении. Мы частенько видели полнокровные селезенки при утоплении, а также и нормальное кровенаполнение. Под нормальным состоянием окраски мы отмечаем красновато-вишневое окрашивание, под полнокровной — темно-красное и малокровно бледно-красное. Но определение цвета и оттенков на глаз — дело сугубо индивидуальное и не может быть точным мерилом в смысле правильности определения цвета. Каких-либо других специальных признаков, отмечаемых со стороны органов печени, почек, головного мозга, в учебниках не имеется. Нужно самокритически отметить, что мы, ленинградцы, живущие в «водном окружении» — морского залива, озер, рек, прудов, имеем значительный секционный материал по утоплению и очень мало научно разрабатываем этот раздел. Только покойный профессор В. Н. Розанов занимался проверкой метода Стокиса и доцент ВММА А.Д. Адрианов проверял состояние легких при утоплении. Нам предстоит еще много поработать, чтобы точнее выявлять признаки прижизненной диагностики утопления. Конечно следует применять те известные способы, методы, проверять признаки, которые отмечены в руководствах и литературе. Мы должны широко пользоваться микроскопическим исследованием легких, сердца, мозга и других органов. Необходимо во всех случаях брать содержимое желудка, сосков с поверхности разреза легких, для исследования на фитопланктон. Желательно делать вскрытие гайморовых и лобных пазух на обнаружение в них жидкости и микроскопическое ис­ следование ее. Микроскопическое исследование легких при утоплении лучше производить кристелеровским способом, когда срез делается на больших участках. Всегда полезно поспать на исследование ту воду, откуда извлечен был труп. Обязательно следует быть эксперту на месте обнаружения трупа и самому лично ознакомиться со всей окружающей обстановкой.

похожие статьи

Отличия в травме опорных структур шеи при повешении и удавлении петлей / Хохлов В.Д. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 13-14.

Диагностическое значение повреждений подъязычной кости, хрящей гортани и трахеи при удавлении петлей / Мишин Е.С. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 10-12.

Редкий случай самоудавления петлей / Богуславский Л.Г. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1962. — №4. — С. 50-51.

Удавление петлей как несчастный случай / Михно Н.М. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1962. — №4. — С. 49-50.

Случай идентификации петли по странгуляционной борозде / Ковбасин В.Ф., Новиков М.Я. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1977. — №4. — С. 55-56.

Особенности повреждений шеи при сдавлении плечом и предплечьем / Подпоринова Е.Э. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 14-15.

Информативность «общеасфиксических признаков» для смерти от механической асфиксии в результате удавления руками (рукой), либо от сердечно-сосудистого заболевания (скоропостижная смерть), имевшегося у пострадавшего / Белых А.Н., Панасюк И.Н. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — №. — С. 50.

Информативность проявлений травм шеи, причиненных сдавлением шеи кистями и другими частями рук невооруженного человека / Белых А.Н. // Мат. VI Всеросс. съезда судебных медиков. — М.-Тюмень, 2005. — №. — С. 48.

Судебно-медицинская характеристика способов удушения невооруженным человеком путем давления на шею конечностями / Белых А.Н. — 2008.

Судебно-медицинская оценка причин смерти от действия климатогеографических факторов у туристов и альпинистов в условиях высокогорной местности (сочетанное действие низкой температуры окружающей среды и низкого парциального давления кислорода, смерть под лавиной) / Мечукаев А.А. — 2007.