К методике исследования резаных ран, причиненных стеклом

/ Алисиевич В.И.  // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1960 — №4. — С. 47-50.

Алисиевич В.И. К методике исследования резаных ран, причиненных стеклом

Научно-исследовательский институт судебной медицины (дир. — проф. В.И. Прозоровский) Министерства здравоохранения СССР

Поступила в редакцию 5/IV 1960 г.

ссылка на эту страницу

Раны, нанесенные стеклом, могут иметь общие морфологические признаки с ножевыми повреждениями, что затрудняет их дифференцирование.

В настоящем сообщении мы остановимся на одной судебно-медицинской экспертизе, где применение своеобразной методики позволило решить вопрос об орудии убийства.

На краю дороги в большой луже крови был обнаружен труп гр-на С, 24 лет. На правой щеке и на правой стороне шеи имелись две зияющие резаные раны. Возле трупа были разбросаны осколки бутылки из зеленого стекла, среди которых находился осколок в виде горлышка бутылки. Поиски ножа, которым, по мнению лиц, производивших осмотр места происшествия, могли быть причинены ранения, не увенчались успехом.

Было установлено, что в драке гр-н П. сильно ударил по правой стороне головы гр-на С. поллитровой бутылкой из зеленого стекла; бутылка разбилась и в руке у П. осталось горлышко, которое он бросил и убежал. Единственный свидетель, гр-н Щ., сначала подтвердил приведенные выше данные, но потом изменил показания и утверждал, что П. после удара бутылкой нанес удар в шею ножом. Вскоре он снова изменил показания и заявил, что удар бутылкой нанес П., а ранение шеи ножом причинил гр-н Б. Последний свою причастность к убийству полностью отрицал.

При исследовании трупа в области правой щеки на 2,5 см кпереди от мочки уха имелась лоскутообразная овальная рана 6,3×2,2 см с ровными, местами скошенными сверху вниз краями и острыми углами. Направление длинной оси раны сверху вниз, несколько спереди назад; в глубине видны разрезанные мышцы. Раневой канал длиной 4 см в мягких тканях правой щеки имеет направление справа налево и несколько сзади наперед под острым углом к поверхности щеки; в глубине доходит до верхних коренных зубов. Непосредственно рядом с описанной раной, несколько ниже ее, на шее справа ниже мочки на 3 см имеется вторая рана размером 4×1,4 см с ровными краями и острым нижним углом; верхний угол разделен языкообразным лоскутом кожи размером

1,8×0,4 см, свисающим вниз к центру раны. Направление длинника раны сверху вниз и несколько спереди назад. Раневой канал расположен снизу вверх, справа налево и слегка спереди назад; глубина его 4 см, он проходит над верхним краем правой доли щитовидной железы и проникает в правую миндалину, образуя в ней линейную рану 1×0,3 см с острыми углами и ровными краями. По ходу канала в окружающих мягких тканях имеется кровоизлияние, толщина которого местами достигает 1,5 см. Канал почти полностью рассекает наружную сонную артерию; края повреждения ровные, гладкие, углы острые. Полностью перерезана наружная челюстная артерия. За правой ушной раковиной кровоподтек с красноватой ссадиной у верхнего его края; позади кровоподтека треугольная ранка с ровными краями размером 1,1×0,6 см. Возле раны на шее имелось пять ссадин округлой и линейной формы. Все повреждения были расположены на правой поверхности головы и шеи тесно друг возле друга (рис. 1). Со стороны внутренних органов отмечено выраженное малокровие.

Судебно-медицинский эксперт пришел к заключению, что «смерть последовала от большой потери крови вследствие колото-резаной раны шеи с повреждением крупных артерий. Ссадины на шее справа, ушной раковине и за ней образовались от действия орудия с острыми краями, возможно, стекла и относятся к легким без расстройства здоровья». Таким образом, эксперт без всякого основания отделил друг от друга повреждения на шее и фактически исключил возможность образования резаной раны шей от осколков бутылки.

Общий вид повреждений на лице и на шее

Рис. 1. Общий вид повреждений на лице и на шее.

В судебном заседании эксперты несколько изменили первоначальное мнение и указали, что резаные раны на лице и на шее, судя по наличию лоскутного угла раны на шее, значительному кровоизлиянию по ходу раневого канала и полиморфизму ран, могли быть нанесены осколками бутылки.

В связи с противоречивыми заключениями судебно-медицинских экспертиз суд назначил повторную комиссионную судебно-медицинскую экспертизу, которая на основании изучения материалов дела пришла к заключению, что повреждения на правой стороне лица и на шее могли быть причинены осколками бутылки.

Спустя 8 месяцев с момента убийства в прокуратуру был доставлен кустарного производства финский нож, случайно обнаруженный на огороде вблизи места происшествия. В этой связи была назначена новая судебно-медицинская экспертиза с эксгумацией трупа. Был поставлен ряд вопросов, в том числе и «могли ли быть причинены ранения обнаруженным ножом?» Экспертная комиссия пришла к заключению, что смертельные ранения могли быть нанесены представленным на экспертизу ножом и не могли быть причинены горлышком разбитой бутылки вследствие несоответствия размеров и формы ран с выступами на горлышке. Это мнение эксперты подтвердили и на судебном заседании. Суд признал П. виновным в нанесении из хулиганских побуждений удара по голове бутылкой и причинении легких телесных повреждений без расстройства здоровья, а Б. виновным в нанесении двух ножевых ранений в область шеи и щеки, в результате чего последовала смерть-

Вышестоящий суд отметил дефекты в расследовании дела и противоречивость заключений судебно-медицинских экспертов и направил дело на новое расследование.

В таком сложном и запутанном виде материалы дела поступили в Научно-исследовательский институт судебной медицины Министерства здравоохранения СССР для производства судебно-медицинской экспертизы.

С целью выявления в раневых каналах на шее и щеке микроскопических осколков стекла было произведено микроскопическое исследование присланных объектов. С краев -повреждений на коже и из глубины раневых каналов в мягких тканях, по отдельности с каждого повреждения, в фарфоровых чашках производили водные соскобы, которые затем, центрифугировали и центрифугат наносили тонким слоем на предметное стекло и изучали под микроскопом. Во всех препаратах были обнаружены прозрачные частицы, представляющие собой типичные микроосколки стекла (рис. 2 и 3). Для контроля при том же увеличении исследовали микроосколки, полученные экспериментально с режущего края осколка бутылки, поступившего на экспертизу. Эти микроосколки имели те же особенности, что и осколки, обнаруженные в ранах.

Микроосколки стекла, извлеченные из ран

Рис. 2. Микроосколки стекла, извлеченные из раны на щеке.

Рис. 3. Микроосколок стекла, извлеченный из раны на шее.

С целью дифференциальной диагностики обнаруженных в ранах частиц от возможных загрязнений было произведено судебно-химическое исследование. Оно показало устойчивость частиц к воздействию смеси концентрированных серной и азотной кислот при нагревании и к действию 10% раствора едкого натра. Тем самым еще раз было подтверждено, что частицы состоят из стекла.

Учитывая, что бутылка, которой был нанесен удар по голове, имела; зеленый цвет, был изучен химический состав обнаруженных: осколков-- стекла с целью сравнения их с химическим составом осколков стекла бутылки, присланных в качестве вещественных доказательств. Спектральное исследование показало однородность химического состава осколков стекла, извлеченных из ран, и стекла бутылки, обнаруженной на месте происшествия, и резкое его отличие от состава контрольного бесцветного стекла. Люминесцентное исследование в ультрафиолетовом микроскопе также показало однородность осколков стекол, извлеченных из ран, и осколков, которые мы специально отломили от представленной для исследования части бутылки.

Таким образом, комплексное применение различных методов исследования (микроскопического, химического и физико-технического) позволило твердо установить наличие в ранах типичных микроосколков стекла, однородных по химическому составу и по данным люминесцентного анализа с осколками бутылки, которой был нанесен удар по голове покойного.

На основании полученных данных, при учете характера ран, их взаиморасположения, а также характера представленной на экспертизу части сломанной бутылки с горлышком, судебно-медицинская экспертная комиссия пришла к заключению, что смертельные ранения могли быть причинены разбившейся бутылкой, которую продолжал держать за горлышко нападавший после того, как данная часть бутылки обломилась в результате удара по голове; все это могло происходить одномоментно, т.е. при одном ударе.

Настоящее заключение явилось новым доказательством, которое опровергало версию о виновности гр-на Б. в убийстве С. Оно послужило основанием для его оправдания.

похожие материалы в каталогах

Повреждения острыми предметами

похожие статьи

О некоторых возможностях идентификации преступника по особенностям повреждений на теле потерпевшего / Громов М.Н., Исаков А.Н., Кутузов И.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 63-65.

Опыт восстановления первоначальной формы ран (предварительное сообщение) / Ратневский А.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №2. — С. 17.

Судебно-медицинские аспекты установления механизма травмы острыми предметами : учебное пособие для врачей слушателей и судебно-медицинских экспертов / Иванов И.Н. — 2004.

Современные представления об особенностях образования морфологических изменений кожной раны при воздействии острых предметов с эксплуатационными дефектами / Леонов С.В., Крупин К.Н. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2013. — №13. — С. 127-132.

Острая травма с позиции теории резания материалов / Леонов С.В., Чудинов В.Н., Седова Е.И. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2008. — №9. — С. 52-57.