Анализ повторных судебно-медицинских экспертиз ГУЗ ОБ СМЭ ЕАО за 1997–2001 г.г.

/ Бурдо Г.В. Шишканинец Н.И.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2002 — №5. — С. 28-31.

ссылка на эту страницу

За период 1997–2001 гг. в ГУЗ «Областное бюро СМЭ» ЕАО выполнено 85 повторных экспертиз. Даже при беглом анализе статистических данных отмечается значительный количественный рост за последний год на фоне колебаний данных 97–2000 гг. Нами проведен анализ причин приведших к повторным экспертизам, что может в дальнейшем определить пути и механизмы их полного или частичного устранения.

Все экспертизы разделены на группы по трем основным отделам как-то: танатологические (экспертизы трупов), освидетельствования и лабораторные.

Таблица 1

1997

1998

1999

2000

2001

Танатологические

8

9

10

7

15

Освидетельствования

7

3

8

6

8

Лабораторные

1

0

0

0

0

Всего:

16

12

18

13

23

В основаниях постановлений о назначении повторных экспертиз в 1997 г. отмечены следующие причины: необоснованность выводов 56%; сомнения в достоверности 31% ; противоречия данных первичных и дополнительных экспертиз 2% и нарушение процессуальных норм в процессе выполнения экспертизы 3%.

В 1998г. отмечены следующие причины: необоснованность выводов 66% ; сомнения в достоверности 25%; противоречий в первичных и дополнительных экспертизах не выявлен о и нарушение процессуальных норм в процессе выполнения экспертизы 8%.

В 1999 г. отмечены: необоснованность выводов 55%; сомнения в достоверности 33%; противоречия первичных и дополнительных экспертиз 6% и нарушение процессуальных норм в процессе выполнения экспертизы 6%.

В 2000 г. причинами были: необоснованность выводов 54%; сомнения в достоверности 31 % ; противоречий в первичных и дополнительных экспертиз не выявлено и нарушение процессуальных норм выполнения экспертизы 15%.

В 2001 г. отмечены причины: необоснованность выводов 57%; сомнения в достоверности 21 % ; противоречия первичных и дополнительных экспертиз 9% и нарушение процессуальных норм назначения экспертизы и в процессе выполнения экспертизы 13%.

При анализе причин объединенных вышеизложенными мотивировками выяснено, что «необоснованность выводов» в основном (более 65% ) составляют случаи производства экспертиз районным и экспертам и и в амбулаторной практике, в которых уделено недостаточно внимания обоснованию выводов, либо выводы представлены констатациями отдельных субъективных суждений. В трети случаев, по нашем у мнению, оснований для вынесения постановления (определения ) не было, так как вопросы, вынесенные на разрешение, связаны либо с дополнительными сведениями, либо с ничем не обоснованными сомнениями той или одной стороны судебного процесса или следствия вследствие субъективного убеждения, противоположного выводам эксперта. Аналогично обстоит дело в случаях повторных экспертиз обоснованных назначением с мотивировкой «сомнения в достоверности».

Данные случаи подвергнуты нам и к более глубокому анализу в результате которого отмечено, что поводами к назначению данных экспертиз послужила диагностика механизма причинения телесных повреждений. Случаи имел и место в равной мере, как при освидетельствовании живых лиц, та к и при экспертизе трупов. В большей степени виной служила поверхностная оценка экспертами ситуации без глубокого анализа всего комплекса прямых и косвенных признаков механизма в совокупности; оценка степени тяжести телесных повреждений. Все случаи имели место при оценке степени тяжести телесных повреждений у живых лиц. Причины проблемы освещались в печати (A.M. Чекмарев, В.А. Кузьмин, 1999 г.). С нашей точки зрения одной из причин, наряд у с описанными вышеуказанным и авторами, является несовершенство системы ведения мед. документов лечебным и учреждениям и в отношении регистрации телесных повреждений и травм (количество, характер, локализация и т.д.) и обоснованность (подтверждение) диагнозов лабораторными, рентгенологическим и и др. методами. По большей части причиной ошибок служила порочная практика при освидетельствовании отвечать на вопросы лежащие в области трассологии. Так, к примеру, в постановлении указан о могли ли быть причинены данные телесные повреждения ногами, обутыми в ботинки (у потерпевшего имелись множественные рвано-ушибленные повреждения волосистой част и головы и лица). В результате судебного заседания выяснилось, что у обвиняемого одетые в тот день ботинки имели мягкую пористую, резиновую подошву и мягкие, тканые берцы. В другом случае, категоричное заключение был о дано в отношении орудия травмы лишь по общим и групповым признакам, отобразившимся на теле потерпевшего, и в результате повторной экспертизы и дальнейшего судебного разбирательства данное орудие было исключено.

Диагностика времени причинения телесных повреждений и (или) наступления смерти. Причиной большей части ошибок и неточностей, в данном вопросе, послужила несовершенная система определения времени причинения телесных повреждений в основном по цвету (визуальной оценке) у живых лиц и, в случае, смерти — отсутствие в арсенале бюро современной аппаратуры для достоверного определения времени наступления смерти. Выявление в процессе следствия или суда новых обстоятельств неизвестных при производстве первичной экспертизы. Однако, основанием для повторной экспертизы в постановлении указывалась необоснованность выводов первичной. Комментировать данные случаи излишне, а избежать проблемы, задача практически не выполнимая.

При анализе причин объединенных мотивировкой как «сомнения в правильности» выяснено, что в 82 % случаев составляют априорные сомнения стороны защиты обвиняемого (подозреваемого ) ил и обвинения при выводах эксперта противоречащих собственно мнению защиты ил и следствия (обвинения).

При анализе причин мотивированных как «нарушения процессуальных норм...» отмечено, что только в двух случаях за пять лет нарушение этих самых норм было экспертами производящими первичную экспертизу. В первом случае один и тот же эксперт выполнял первичную экспертизу и выступал членом комиссии при повторной, и во втором случае, эксперт, выполнявший первичную экспертизу, был ближайшим родственником лица, назначившего ее. В других случаях нарушение норм было допущено органами следствия. В основном причиной было назначение экспертизы оперативными работниками до возбуждения уголовного дела.

Резюмируя приведенный нам и анализ недостатков первичных экспертиз. Можно предложить следующие меры по их предупреждению:

  • более тщательно изучать материалы дел, в том числе постановления;
  • более широко применять дополнительные методы исследований и (или) привлекать к производств у экспертиз специалистов лаборатории;
  • в случае сложных экспертиз поручать производств о более опытным экспертам или комиссии экспертов.

Приведенный нами комплекс мер, по нашему мнению, позволит существенно повысить качественный уровень первичных экспертиз и значительно снизить количество повторных экспертиз.

похожие статьи

Оценка качества экспертизы трупа в случаях убийств / Заславский Г.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 9-11.

Об эффективности применения “стандарта экспертной диагностики” при оценке случаев смерти в медицинских организациях / Налетова Д.М., Белянский К.Д. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 19-26.

Качество анализа медицинских документов и аутопсийных исследований при судебно-медицинской экспертизе повреждения нервной системы у новорожденных и грудных детей / Парилов С.Л., Нестеров А.В., Землянский Д.Ю., Егорова Е.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 182-184.

Правила рецензирования судебно-медицинских экспертиз : Справочно-методическое пособие / Авходиев Г.И., Касатеев А.В., Беломестнова О.В. — 2008.

Доказательность комиссионного судебно-медицинского заключения в уголовном процессе / Солодун Ю.В., Новоселов В.П., Савченко С.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 42-46.