Психологические и социальные аспекты самоповешения (по результатам исследований в Вяземском районе в 1995–2001 г.г.)

/ Куликов И.В. Куликова О.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2002 — №5. — С. 46-50.

ссылка на эту страницу

Суицид. Страшное слово. Человек сам себя обвиняет, сам выносит приговор «смертная казнь» и сам приводит приговор в исполнение. Человек добровольно уходит из жизни. Он зачастую болезненно воспринимает объективно существующую реальность, что лишает его возможности правильно понимать и оценивать совершаемый поступок, регулировать свое поведение. При этом в одних случаях нарушается, прежде всего, высшая форма отражения — мышление, в других — чувственное познание. Поведение вступает в противоречие с жизненным и основными установками и ценностными ориентациями личности. Совершается необратимое. Кто-то прыгает с балкона ил и крыш и дома, кто-то вскрывает себе вены, использует огнестрельное оружие, употребляет ударные дозы токсических препаратов, но большинство уходит из жизни с помощью веревки, ремня, шнура, и т.д. Повешение — механическая асфиксия от сдавления органов шеи петлей под тяжестью тела ил и его части.

За анализируемый период 1995-2001 г.г. в Вяземском районе зафиксировано 175 случаев самоповешения, что составляет 26,2% ко всей насильственной смерти.

Среди населения района 55% случаев составляют жители сельской местности, 45% — жители города. Преобладание сельского населения над городским объясняется тем, что в селах, поселках района господствует социально-бытовая неустроенность: отсутствуют организации, предприятия, производственные мощности, культурно развлекательные учреждения, тяжелее быт, плохие жилищные условия, низкие материальное положение и культурный уровень, нерациональное использование свободного времени.

Мужчины лишают себя жизни путем повешения в 83,6 % случаев, из них в состоянии алкогольного опьянения в 70%, женщины — соответственно в 16,4% и в 30% случаев. Более низкий процент случае в самоповешения среди женщин объясняется тем, что они, несмотря на все трудности, с которым и сталкиваются в повседневной жизни, больше задумываются о последствиях поступка: забота о детях, чувств о долга перед родителями, семьей и т.д..

Мы уже отметили, что большой процент случаев самоповешения происходит тогда, когда человек находится в состоянии алкогольного опьянения, чаще в легкой или средней степени. В этих стадиях у человека часто меняется настроение, снижается возможность руководить своим и действиями, ассоциативная деятельность замедляется, становится поверхностной и беспорядочной, усиливается аффективность, легко приводящая к конфликтам, агрессии. Повышенное настроение, беспечность, благодушие нередко под влиянием безобидных замечаний окружающих сменяется вспыльчивостью, раздражительностью, злобностью. Вследствие снижения сознательного, критического отношения к поведению окружающих и собственной личности, опьяневшие часто совершают неадекватные действия. Возникшие желания, мысли могут легко реализоваться в импульсивные агрессивные акты, как в отношении окружающих, так и в отношении самого себя. Таким образом, самоубийство может стать актом агрессии, направленной внутрь, на самого себя.

По возрастным группам случаи самоповешения распределились следующим образом:

Возраст

до 14 лет

15-20

20-30

30-40

40-50

50-60

60 и более

Процент

1,3

3,7

23,5

25,5

13

16

17

Как видно из представленной таблицы дет и до 14 лет редко совершают самоубийство: они все еще зависят от так необходимых в этом возрасте объектов любви. У них не завершен процесс внутренней идентификации, поэтому мысль о враждебности по отношению к самому себе кажется им болезненной и пугающей. И когда сделаны «первые шаги» на пути самоидентификации, дети становятся достаточно независимыми, чтобы совершить самоубийство. Большую роль здесь играют: плохие отношения с родителями, сверстниками, убежденность в своей беспомощности, неспособность повлиять на будущее, слабый контроль за своими эмоциями, идеи собственной ущербности, сиротства, неразделенная любовь, др.

С возрастом изменяется не только структура мотива, но и его содержание за счет смены доминирующих мотиваторов, в частности доминирующих потребностей. Например, А. Маслоу считает, что у человека с момента рождения последовательно появляются и сопровождают взросление следующие классы потребностей:

  • - физиологические (органические) потребности (голод, жажда и др.);
  • - потребности в безопасности (чувствовать себя защищенным, избавиться от страха и неудач, от агрессивности);
  • - потребности в принадлежности и любви (принадлежать к общности, находиться рядом с людьми, быть признанными и принятыми ими);
  • - потребность в уважении (компетентность, достижение успеха, одобрение, признание, авторитет);
  • - познавательные потребности (знания, умения) ;
  • - эстетические потребности (гармония, порядок, красота);
  • - потребность в самоактуализации (реализация своих целей, способностей, развитие собственной личности).

Случаи самоповешения среди лиц пожилого и старческого возраста часто связаны с целым рядом изменений, происходящих в их организме. У людей этого возраста вследствие атеросклероза и прочих сопутствующих заболеваний происходят значительные изменения в психике. Они становятся рассеянными, сонливым и либо отмечают плохой сон, у них снижается память на текущие события, они не могут уловить сложные и многообразные связи явлений окружающего мира, не всегда дифференцируют особенности отношения к ним субъектов, не совсем способны к целостному пониманию ситуации, определению своего места в ней, повышенно внушаемы и мнительны, тоскливы. Совершая данный поступок, люди в этом возрасте пытаются избавить себя и окружающих от предстоящих, как им кажется, еще больших мучений, в неотвратимости которых они испытывают непоколебимую болезненную уверенность.

Среди других не менее важных факторов хочется остановиться на депрессивной (меланхолической) фазе психоза — депрессии. Это состояние характеризуется пониженным тоскливым настроением, замедленностью интеллектуальных процессов и психомоторной заторможенностью. Тоска может стать «безысходной», сопровождаться субъективными ощущениями безразличия к здоровью и судьбе своих близких. Человек особенно тяжело переживает, терзаясь мыслями о собственной черствости и бездушии. Типичны также идеи самообвинения, самоуничижения, греховности, содержание которых может определяться сверхценным отношением к незначительным поступкам в прошлом. И человек совершает самоубийство, что для окружающих тем более неожиданно, чем менее клинически выражено депрессивное состояние и чем более тщательно диссимулируются суицидальные мысли и намерения.

А.Г. Амбрумова, Л.И. Постовалова (1987) выделяют пять ведущих мотивов суицидального поведения.

  1. Протест, месть. Этот мотив возникает у лиц с высокой самооценкой, с активной или агрессивной позицией и связан с трансформацией гетероагрессии в аутоагрессию.
  2. Непереносимость угрозы, стремление избежать ее путем самоустранения.
  3. «Самонаказание» — как протест внутри личности при расщеплении «Я» на судью и подсудимого.
  4. «Отказ» (капитуляция) — в связи с потерей смысла существования (например, в связи со смертью близкого человека или в связи с тяжелой неизлечимой болезнью).
  5. Призыв. Смысл этого мотива состоит в активации помощи извне.

Таким образом, основным и мотивам и самоубийства (само повешения) являются лично-семейные конфликты, к которым относятся развод, смерть близких, одиночество, неудачная любовь, оскорбления со стороны окружающих, безработица, алкоголизм, нищета, депрессия, комплекс сопутствующих заболеваний и т.д.

Система мотивов при суицидальном поведении всегда находится в напряженной динамике. В ней происходит борьба витальных и антивитальных, деструктивных мотивов, базирующихся на пессимистической личностной установке, причем последствия этой борьбы непредсказуемы. Может победить витальный мотив (чувство долга перед родными, детьми), тогда развитие суицидального поведения приостановится ил и отступит совсем. И наоборот, какое-нибудь событие может сыграть роль детонатора и подтолкнуть к осуществлению замысла покончить с жизнью. Выделяют внутреннее суицидальное поведение и внешнее. Первое, называемое пресуицидом, связано с формированием мотива суицида и включает в себя пассивные суицидальные мысли, замыслы, намерения, часто перерастающие во внешнее суицидальное поведение.

Различают также истинное намерение к суициду, целью которого является действительное стремление лишить себя жизни и демонстративно-шантажистское, цель которого — лишь демонстрация этого намерения. В зависимости от этого могут выбираться и разные способы самоубийства и покушения на жизнь.

Учитывая то, что многие авторы, в том числе В.М. Бехтерев, выделяют три типа людей, а именно социально-возбудимые, социально-тормозимые и социально-индифферентные, вопросы суицида, в частности повешения, нуждаются в дальнейших исследованиях и анализе.

Литература:

  1. Carroll E. Lizard «The Psychology of emotions»
  2. F. Philip Rice «The Adolescent: Development,Relationships,and Culture».
  3. Е.П. Ильин «Мотивация и мотивы».
  4. К.В. Сельченок «Психологическая типология: хрестоматия».
  5. Под рук. Г.В. Морозова «Судебная психиатрия».

похожие материалы в каталогах

Повешение

похожие статьи

Содержание гликогена в некоторых тканях трупов при смерти от странгуляционной механической асфиксии — повешении / Чистова Т.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 15-16.

Отличия в травме опорных структур шеи при повешении и удавлении петлей / Хохлов В.Д. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 13-14.

Социальная характеристика лиц, погибших в результате механической асфиксии при повешении в городе Москва / Чертовских А.А., Тучик Е.С. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 26-30.

О способности к активным действиям смертельно раненого / Григорьев М.В., Десятов В.П. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1967. — №3. — С. 50-51.

Статистический анализ случаев повешения в Красноярске за 2013–2015 гг. / Чикун В.И., Плахотников А.В., Дуков Д.В., Полехов М.В., Хлуднева Н.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №1. — С. 28-30.