Случай сочетанной агравации обнаруженный при проведении комиссионной экспертизы

/ Авдеев А.И. Рыжкова С.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2002 — №5. — С. 115-117.

ссылка на эту страницу

По положениям существующих законодательных актов и ведомственных приказов судебно-медицинский эксперт не имеет прав о самостоятельно собирать сведения при производстве судебно-медицинской экспертизы. При необходимости он должен затребовать через следственные органы предоставления этих материалов. Однако отмечены случаи предоставления на экспертизу заведомо ложных или предвзято составленных документов, которые далеко не полностью и не объективно отражают обстоятельства происшествия и состояние здоровья потерпевшего. В таком случае по одному и тому же освидетельствуему в уголовном деле может быть представлено две и более взаимоисключающих экспертиз. Одно и тоже повреждение без учета сроков окончания лечения и дополнительных исследований, в зависимости от сроков обращения после травмы, трактуется по-разному. Причиной тому служат либо ошибочные выводы эксперта из-за неполноты обследования, либо объективные причины — заведомо ложные медицинские документы, к сожалению, все чаще встречается при производстве экспертиз по материалам уголовных и гражданских дел.

В Хабаровском краевом бюро СМ Э была произведена комиссионная экспертиза по факту избиения гр-ки Б., 194 8 года рождения, которая утверждала, что телесные повреждения ей причинил племянник С. на почве личных неприязненных отношений.

У потерпевшей, согласно представленным документам из специализированных медицинских учреждений, имел и место: сотрясение головного мозга, ушибы мягких тканей лица; закрытый перелом костей носа без смещения; травматический ринит; неполный вывих первых зубов на нижней челюсти справа и слева; контузия 1 степени правого глазного яблока, субконъюктивальное кровоизлияние, терминальное помутнение сетчатки правого глаза.

В Заключении Акта первичного судебно-медицинского освидетельствования было указано, что у гр-ки Б., 60 лет, имеется сотрясение головного мозга, контузия правого глаза, перелом костей носа без смещения отломков, множественные ссадины на лице, кровоподтек и и гематома на лице и руках, которые могли образоваться, примерно, в указанный срок, от воздействия тупых твердых предметов, при указанных потерпевшей обстоятельствах и квалифицируются как легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья.

По факту контузии глазного яблока 1 степени, осложненной оперированной хориоретинальной миопии высокой степени с изменениями на глазном дне, помутнения стекловидного тела, осложненной миопии высокой степени, обоих глаз, гражданку Б. рекомендовано направить на ВТЭК для оформления группы инвалидности.

Из справки МСЭ-7 известно, что гр-ке Б. дана вторая группа инвалидности по зрению. Инвалидность установлена сроком на один год. Потерпевшая была госпитализирована в одну из больниц гор. Хабаровска с диагнозом: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга средней степени тяжести с ушибом мягких тканей головы. Закрытый перелом костей носа. Астенический синдром.

По требованию членов судебно-медицинской комиссии было проведено личное освидетельствование гр-к и Б., затребованы рентгеновские снимки и сделаны повторные рентгеновские снимки.

Каких-либо объективных признаков заболеваний, развившихся в результате травматических повреждений, описанных в медицинских документах, при личном освидетельствовании и при помощи специальных, методов исследования выявлено не было. Более того, экспертная комиссия отметила несоответствие описанных объективных синдромов течения заболеваний разных органов и систем гр-ки Б. выставленным ей травматическим диагнозам:

  1. Не находит своего неврологического подтверждения, по характеру течения и динамике выявленных симптомов, диагноз «сотрясение головного мозга» при характерной картине церебро-васкулярного заболевания.
  2. Отсутствуют объективные критерии диагноза «перелом костей носа, неполный вывих первых зубов справа и слева на нижней челюсти» на представленных рентгеновских снимках и в описательной части.
  3. В медицинской практике нет объективных критериев для диагноза «траматический ринит», как и не существует такого диагноза.
  4. Описание органов зрения не соответствует выставленном у диагноз у «контузия правого глаза».
  5. При описании стоматологического статуса отсутствует описание характерных признаков травматического повреждения фронтальных зубов на нижней челюсти при наличии явных признаков хронического патологического процесса (периодонтита).

В Акте судебно-медицинского освидетельствования указан о наличие ссадин и кровоподтеков на лице и руках. Данные повреждения образовались от воздействия тупых твердых предметов с незначительной силой под углом. По времени образования нельзя исключить возможность возникновения кровоподтеков в срок, указанный в постановлении. Однако морфологические особенности ссадин, описанных в Акте судебно-медицинского освидетельствования, в большей мере соответствуют сроку образования не более чем за сутки до освидетельствования, что не совпадает по времени с датой предполагаемого конфликта.

Таким образом, при изучении первичной медицинской документации и личном освидетельствовании гражданки С. не были выявлены признаки ранее заявленных повреждений, описанных в представленных медицинских документах из лечебных учреждений города Хабаровска.

По факту разночтения объективных данных установленных в ходе проведения комиссионной экспертизы и диагнозов, выставленных в медицинских учреждениях города, в отдел здравоохранения подана служебная записка.

похожие материалы в каталогах

Судебно-медицинская экспертиза живых лиц

похожие статьи

Актуальные вопросы гистологического исследования при экспертизе живых лиц / Кулеша Н.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 125-128.

Объективный метод экспертной оценки цвета зубов в эстетической стоматологии / Пашинян Г.А., Добровольская Н.Е. // Медицинская экспертиза и право. — 2009. — №3. — С. 25-27.

Роль сурдологических исследований при судебно-медицинской оценке повреждений среднего уха / Баринов Е.Х., Морозова Т.Ю. // Медицинская экспертиза и право. — 2009. — №1. — С. 37-38.

Судебно-медицинская экспертиза в случаях пренебрежения нуждами несовершеннолетних / Ковалев А.В., Кеменева Ю.В. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 2017. — №3. — С. 4-8.

Клиническое исследование костей, суставов и мышц / Букуп К. — 2008.