Деформация личности в профессиональной деятельности врача судебно-медицинского эксперта, как ведущая проблема в комплексной оценке качества судебно-медицинской деятельности

/ Нестеров А.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2007 — №81. — С. 28-33.

ссылка на эту страницу

Врач — это не просто профессия, а образ жизни. Чаще всего это означает, что не только на работе, но и дома врач систематически занимается самообразованием, анализирует и оценивает случаи из практики. В этом отношении специальность судебно-медицинского эксперта также не является исключением. Решая вопросы, поставленные перед экспертом судебно-следственными органами, и исследуя предоставляемую информацию и объекты, судебно-медицинский эксперт несет тяжелый груз ответственности за объективность и достоверность своего заключения, от которого, зачастую, зависит судьба человека. Со временем профессиональная деятельность судебно-медицинского эксперта откладывает отпечаток на самой личности и может привести к серьезным изменениям в психике, которые в психологии называются «профессиональной деформацией личности». Однако профессиональная деформация наблюдается не только у врачей, но и у большинства других профессий, чья работа связана с ежедневным общением с людьми.

Профессиональная деформация, в узком смысле — это появление в личности под влиянием некоторых особенностей профессиональной деятельности, таких психологических изменений, которые начинают негативно влиять на осуществление этой деятельности и на психологическую структуру самой личности. Одна из самых частых причин профессиональной деформации, как утверждают специалисты, - это специфика ближайшего окружения, с которым вынужден иметь общение специалист-профессионал, а также специфика его деятельности. В одних профессиях, как, например, врачи, работники госструктур и силовых структур, имеется много опасностей профессиональной деформации, в других — меньше. Судебно-медицинский эксперт в своей повседневной деятельности сталкивается не только с широким и разнообразным перечнем объектов биологического происхождения, трупами, материалами уголовных и гражданских дел, но и еще с широким кругом лиц (врачи клинической практики, специалисты управления здравоохранения, сотрудники силовых ведомств, судебно-следственных органов, частные лица и их защитники и т.д.), взаимодействие с которыми порой и предопределяет конечный результат производимого судебно-медицинским экспертом продукта — заключения судебно-медицинского эксперта. Повышенная нагрузка на психоэмоциональное и соматическое состояние судебно-медицинского эксперта предъявляется еще и в связи с требованиями и принципами его работы, которыми являются:

  • - компетентность и профессионализм врача-специалиста, его способность квалифицированно и своевременно проводить в максимально доступном объеме исследования, исходя из конкретных условий обстановки;
  • - неотложность мероприятий по решению стоящих задач в максимально короткие сроки;
  • - преемственность в работе, предусматривающая соблюдение единого подхода в организации;
  • - этапность — соблюдение принципов работы эксперта в соответствии с целями и задачами;
  • - относительная простота и общедоступность выполнения используемых дополнительных методов исследований;
  • - надежность — формирование у врача-специалиста уверенности в правильном проведении мероприятий и танатометрических исследований с учетом степени достоверности и информативности используемых методов и приемов;
  • - индивидуальность подхода в выявлении признаков и их регистрации;
  • - объективность проводимых исследований, состоящая в использовании научно обоснованных и апробированных методик, приборов и инструментов при решении поставленных задач;
  • - законность, требующая, чтобы проводимые экспертом действия выполнялись с соблюдением и в точном соответствии с нормами уголовно-процессуального кодекса.

Другой не менее важной причиной профессиональной деформации, в том числе и у судебно-медицинского эксперта, является разделение труда и все более узкая специализация. Специализация, как известно, изменяет форму и методы организации, возникла в процессе развития науки и практики, подвинута серьезными социальными проблемами, позволяет выйти на более высокий, качественный уровень, проявляет возможности учебной и научной деятельности, решает проблему подготовки соответствующих кадров (специалистов). Однако излишняя «специализация», в связи с сужением профессионального кругозора эксперта, на практике зачастую не позволяет осуществлять очень важные этапы экспертизы — анализ и синтез имеющихся и полученных в процессе исследования данных. Соответственно — невозможным становится получить важные экспертные выводы. Кроме того, элементы «конвейерности» снижают профессиональный интерес эксперта к творческой работе, что, в свою очередь, отрицательно влияет на заинтересованность эксперта в повышении уровня профессиональной подготовки.

Изложенное свидетельствует об актуальности в практике судебно-медицинской экспертизы процесса комплексности экспертных исследований. Под этим понимается не только формулирование совместных методов, основанных на выводах других специалистов, но и единоличное выполнение комплексных исследований. Это, в свою очередь, также создает повышенные требования к судебно-медицинскому эксперту.

По мнению ряда авторов, проявления профессиональной деформации могут быть следующими:

  • 1) должностная деформация, когда руководитель не ограничивает свои властные полномочия, у него появляется стремление к подавлению другого человека, нетерпимость к иному мнению, исчезает умение видеть свои ошибки, самокритичность, возникает уверенность, что собственное мнение единственно правильное;
  • 2) адаптивная деформация, когда происходит пассивное приспособление личности к конкретным условиям деятельности, в результате у человека формируется высокий уровень конформизма, он перенимает безоговорочно принятые в организации модели поведения;
  • 3) более глубокий уровень деформации у работника — это появление значительных и иногда носящих ярко выраженный негативный характер изменения личностных качеств, в том числе властность, низкая эмоциональность, жесткость;
  • 4) при крайней степени профессиональной деформации, которую называют уже профессиональной деградацией, личность меняет нравственные ценностные ориентиры, становится профессионально несостоятельной.

Так как личность человека достаточно целостная и устойчивая структура, то идет постоянный поиск своеобразных путей защиты от деформации. Одним из способов такой психологической защиты является синдром «эмоционального выгорания». Основная причина синдрома выгорания — это несоответствие между личностью и выполняемой ей работой. Прежде всего, это несоответствие между требованиями, предъявляемыми к работнику, и его реальными возможностями, когда к личности предъявляют повышенные требования. Если для работника выполнять распоряжения начальника является делом чести, но он объективно не в состоянии это сделать, то возникает стресс, происходит ухудшение качества работы, может произойти разрыв взаимоотношений с коллегами.

Как уже сказано, синдром эмоционального сгорания выступает как механизм психологической защиты в ответ на избранные психотравмирующие воздействия.

«Выгорание» — это отчасти функциональный стереотип, однако могут возникать его дисфункциональные следствия, когда данный синдром отрицательно сказывается на исполнении профессиональной деятельности и отношениях с коллегами. Изучая «выгорание» у профессионалов, психологи выяснили, что данное явление «инфекционно»: т.е., кто подвержен синдрому эмоционального сгорания, становятся циниками, негативистами и пессимистами; взаимодействуя на работе с другими людьми, которые находятся под воздействием такого же стресса, они могут быстро превратить целую группу в собрание «выгорающих».

В симптомах «выгорания», можно подчеркнуть очевидную связь со стрессом.

При «эмоциональном сгорании» налицо все три фазы стресса.

Нервное напряжение, которое создают: отрицательная психоэмоциональная атмосфера, ощущение повышенной ответственности, трудные случаи, требующие быстрого принятия определенного решения. Все это сопровождается следующими симптомами: «переживания психотравмирующих обстоятельств», «неудовлетворённости собой», «загнанности в клетку», «тревоги, депрессии». Истощение, характеризующееся оскуднением психических ресурсов, снижением эмоционального тонуса, которое наступает вследствие того, что проявленное сопротивление оказалось неэффективным. В этой фазе формируются следующие симптомы: «эмоционального дефицита», «эмоциональной и личностной отстранённости», «психосоматических нарушений». Таким образом, есть вероятность, что подверженный данному синдрому специалист, а именно судебно-медицинский эксперт, окажется истощенным не только психически, но и физически. Работа для него станет бременем, которое он не в состоянии нести. Прогнозируются разного рода психосоматические отклонения, обострение уже имеющихся соматических заболеваний и появление новых.

Исходя из рода судебно-медицинской деятельности и функциональных обязанностей эксперта приходится констатировать, что перечень вышеуказанных воздействий включает в себя практически только неблагоприятные для здоровья (вредные), но и даже для жизни человека (опасные) факторы:

  • биологический (патогенная микрофлора, чужеродные белки);
  • физический (УФЛ, значительные перепады температуры, влажности и т.п.);
  • химический (токсины, яды и аллергены, потенциально присутствующие в биологических тканях);
  • социально-психологический и психический (психотравмирующие условия труда).

Как все вместе, так и каждый в отдельности, эти факторы способны вызывать различные патологические процессы в организме судебного медика, причем подчас настолько существенные, что их последствия по своей тяжести непредсказуемы. В зависимости от комбинации, количественной характеристики и продолжительности воздействия вредные и опасные факторы рабочей среды могут стать причиной острого или хронического заболевания, а также смертельного исхода.

Следовательно, в целом условия труда судебно-медицинского эксперта следует охарактеризовать как перманентно травмирующие с участием различных комбинаций неблагоприятных (повреждающих) факторов, а состояние здоровья определить как профессиональную хроническую комбинированную травму (различной степени выраженности у разных специалистов).

У некоторых ученых сложились весьма пессимистичные умозаключения относительно неизбежности синдрома «эмоционального выгорания» у профессионалов, чья работа связана с общением по типу «человек-человек». Они заявляют, что феномен возникнет непременно, это является только вопросом времени.

Несмотря на указанную позицию ряда ученых в психологии существуют рекомендации, которые могут предотвратить, ослабить или исключить феномен «эмоционального выгорания».

Большая роль в борьбе с синдромом эмоционального сгорания принадлежит, прежде всего, самому работнику.

Использование производственных перерывов. Для обеспечений психического и физического благополучия очень важны «тайм-ауты», т.е. отдых от работы и других нагрузок. Иногда необходимо «убежать» от жизненных проблем и развлечься, нужно найти занятие, которое было бы увлекательным и приятным.

Овладение умениями и навыками саморегуляции, широкое использование методов планирования в своей профессиональной деятельности. Овладение такими психологическими умениями и навыками, как релаксация, идеомоторные акты, определение целей и положительная внутренняя речь способствуют снижению уровня стресса, ведущего к «выгоранию». Например, определение реальных целей помогает сбалансировать профессиональную деятельность и личную жизнь.

Профессиональное развитие и самосовершенствование. Одним из способов предохранения от синдрома эмоционального сгорания является обмен профессиональной информацией с представителями других бюро судебно-медицинской экспертизы, преподавателями кафедры судебной медицины институтов на циклах повышения квалификации или в процессе организации выездных циклов; взаимодействие с сотрудниками других служб и ведомств, для обмена информацией, планирования условий и путей взаимодействия при решении общих задач, например, в случаях ликвидаций последствий при ЧС, связанных с большим количеством жертв, взаимодействие с судебно-следственными органами при формулировании вопросов, объема и качества предоставляемой информации. Вообще, сотрудничество даёт судебно- медицинскому эксперту ощущение более широкого и целостного восприятия окружающей объективности, позволяет рассмотреть проблему с различных сторон, найти пути ее решения и правильного обоснования, что является одним из главных качеств эксперта-профессионала.

Избежание ненужной конкуренции. В своей профессиональной жизни у судебно-медицинского эксперта очень много ситуаций, когда он не может избежать конкуренции или эмоционального всплеска и переживания, например, на судебном заседании в ходе судебного следствия, когда предъявляются повышенные требования к эксперту, быстрому формулированию и грамотному обоснованию ответов на вопросы участников процесса. Это может привести к напряжению и тревожности, делает эксперта излишне агрессивным или, наоборот, беспомощным, что способствует, в свою очередь, возникновению синдрома эмоционального сгорания.

Эмоциональное общение. Когда эксперт анализирует свои чувства и ощущения и делится ими с друг ими, вероятность «выгорания» значительно снижается, или этот процесс не так явно выражен. Поэтому рекомендуется, чтобы судебно-медицинские эксперты в сложных рабочих ситуациях обменивались мнениями с коллегами и искали у них профессиональной поддержки. Это помогает найти разумное решение возникшей у него проблемы.

Поддержание хорошей спортивной формы. Между телом и разумом существует тесная взаимосвязь. Хронический стресс воздействует на человека, поэтому очень важно поддерживать хорошую спортивную форму с помощью физических упражнений и рациональной диеты. Неправильное питание, злоупотребление спиртными напитками, табаком, уменьшение или чрезмерное повышение массы тела усугубляют проявление синдрома эмоционального сгорания.

В настоящее время у нас в стране и за рубежом наблюдается интенсификация исследовательских и научно-практических работ, посвященных проблемам методологии, методики и технических средств профессионального психологического отбора. Одной из основных категорий, лежащих в основе профессионального отбора, является проблема способностей и критериев их выявления.

С целью выявления синдрома эмоционального «выгорания» нами было проведено избирательное ориентировочное тестирование группы сотрудников ГУЗ «Бюро СМЭ» с различным стажем экспертной деятельности (от одного года до 10 лет). При этом ни в одном случае не было выявлено синдрома эмоционального выгорания. Во всех случаях были выявлены признаки эмоционального дефицита. У специалистов с небольшим стажем экспертной деятельности чаще, чем в другой группе, выявлены такие симптомы, как тревога, депрессия, переживание психотравмирующих обстоятельств. У сотрудников со стажем экспертной деятельности 10 лет и больше отмечались симптомы эмоционального дефицита, расширение сферы экономии эмоций, эмоциональной отстраненности. Необходимо заметить, что эти результаты являются лишь предварительными и в последующем нами будет проведено дальнейшее, более углубленное исследование с изучением как эмоционального, так и соматического статуса судебно-медицинских экспертов бюро СМЭ.

Выводы:

  • Судебно-медицинская деятельность и функциональные обязанности эксперта включают в себя практически только неблагоприятные и даже опасные для жизни и здоровья человека вредные факторы.
  • Условия труда судебно-медицинского эксперта можно охарактеризовать, в целом, как психотравмирующие, требующие повышенного внимания к профилактике и плановой реабилитации сотрудников бюро судебно-медицинской экспертизы.
  • Факторы рабочей среды судебно-медицинского эксперта способны вызывать различные патологические процессы в организме судебного медика, причем подчас настолько существенные, что их последствия по своей тяжести непредсказуемы. В связи с этим, необходим тщательный отбор сотрудников при приеме на работу, систематическое мониторирование за соматическим статусом судебно-медицинских экспертов, профилактика, своевременное выявление и лечение заболеваний или патологических состояний, связанных с трудовой деятельностью специалиста.
  • Специальность врача судебно-медицинского эксперта относится к категории врачебных специальностей, практическая деятельность которой связана с развитием различных проявлений хронического стресса и возникающим в связи с этим синдромом «эмоционального выгорания», как способа психологической защиты. Изучение данного синдрома у различных групп судебных медиков, отрицательно влияющего на исполнение ими своих служебных обязанностей, на сегодняшний день, является одной из актуальных проблем, решение которой позволит разработать методологию, методики и технические средства профессионального психологического отбора, способы и критерии оценки изменений личности судебно-медицинского эксперта на различных этапах его профессиональной деятельности.

похожие статьи

Оценка качества экспертизы трупа в случаях убийств / Заславский Г.И. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 9-11.

Об эффективности применения “стандарта экспертной диагностики” при оценке случаев смерти в медицинских организациях / Налетова Д.М., Белянский К.Д. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2018. — №3. — С. 19-26.

Качество анализа медицинских документов и аутопсийных исследований при судебно-медицинской экспертизе повреждения нервной системы у новорожденных и грудных детей / Парилов С.Л., Нестеров А.В., Землянский Д.Ю., Егорова Е.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 182-184.

Правила рецензирования судебно-медицинских экспертиз : Справочно-методическое пособие / Авходиев Г.И., Касатеев А.В., Беломестнова О.В. — 2008.

Доказательность комиссионного судебно-медицинского заключения в уголовном процессе / Солодун Ю.В., Новоселов В.П., Савченко С.В. // Вестник судебной медицины. — Новосибирск, 2017. — №3. — С. 42-46.