О значении гистологического исследования в судебно-медицинской экспертизе

/ Рыбалкин Р.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2007 — №81. — С. 131-133.

ссылка на эту страницу

Вопрос о значимости гистологического исследования в судебно-медицинской экспертизе представляется весьма важным, так как действительность в бюро СМЭ, по разным причинам, далека от совершенства. В имеющейся проблеме представляются основными два аспекта.

  1. Нужна ли и важна ли гистология для судебного медика? Это всё равно что спросить про значимость «химии» для судебно-медицинского эксперта. Ответ однозначный. В 80 % случаев без гистологического заключения можно обойтись, но в 20 % без гистологии просто никуда. Вывод: гистология, как и химия, очень важны для судебного медика. Они заслуживают дальнейшего развития, поощрения и вкладывания денежных средств и бюджета по ставкам сотрудников.
  2. Полезно ли отделение гистологии от танатологии?

За отделение говорит невозможность организации гистологических лабораторий в малых районных бюро, т.е. это вынужденная мера. Снова возникает аргумент о высоком качестве гистологий в этой системе благодаря специализации врача и превращения его в судебно-медицинского эксперта-гистолога. На практике этот аргумент практически срабатывает очень редко. Несмотря на подпись под статьями УК в гистологических заключениях, полную ответственность за экспертизу несет только танатолог, хотя формально любая экспертиза с наличествующими дополнительными исследованиями является, по сути, комиссионной и, следовательно, каждый из участников должен принимать в ней участие в полной мере, как на этапе следствия, так и в ходе судебного разбирательства, где представляется данная экспертиза чего, однако, увы не случается.

Но отделение гистологии от танатологии равносильно введению двух раздельных «Отделов наружных исследований трупов» и «Отделов внутренних исследований трупов». В первом отделении быстро появляются специалисты по ссадинам и телогрейкам с калошами. Во втором — по пятнам Тардье и переломам. Абсурд скажете, это же всё только усложнит. Один не может толком только по наружному осмотру с причиной смерти определиться. Другой если не знает, что снаружи было, то и травму толком понять не поймёт. Так с гистологией всё точно так же. Посмотрите, как работают патологоанатомы. Всё делают сами. В сложных случаях советуются с опытными коллегами, консультируют случаи, но стёкла, описание и, естественно, ответственность остаётся у того, кто вскрывал труп. Так можно и в судебной медицине сделать. Во всём мире такого искусственного разделения гистологии и танатологии нет. Это, конечно, не аргумент, но если бы эта система была лучше той, которая работает во всём мире и в патологической анатомии, то можно было бы ещё поразмышлять на эту тему. Но старая система с разделением гистологии и танатологии не только не доказала своего преимущества, но и явно отрицается опытными экспертами. Необходимо молодых экспертов учить судебно-медицинской гистологии. Конечно, нельзя хорошего эксперта-гистолога за один год подготовить. Как в № 6 журнала СМЭ за 2004 г. можно было прочитать, что для получения права подписи как эксперта, например, в Германии, надо заниматься последипломной подготовкой и повышением квалификации, т.е. дополнительно учиться минимум 6 лет и только потом там допускают врача на экзамен на судебно-медицинского эксперта. Очень похожая система в Канаде, Америке, Австралии.

Однако наряду с этим не надо забывать, что гистологическое исследование это дополнительный метод! И поэтому сам эксперт вправе решать, принимать его или оставить без внимания. Он иногда выходит на первый план, но это не часто. Конечно, экспертиза смотрится солидно с гистологическим исследованием, но если она добротно и вразумительно написана, тогда и без него достойна принятия на любом уровне. А то, иногда гистологическое исследование похоже на перья петуха, взъерошенные для украшения или для устрашения.

А вот с оценкой результатов гистологического исследования сложнее: нередко танатологи действительно просто переписывают диагноз (заключение) гистолога:

«Согласно заключению гистолога ...» а не анализируют его. В идеале в гистологическом отделении только готовят препараты, а просматривает их эксперт-танатолог. Другой приемлемый вариант — эксперт-гистолог дает только описание микропрепаратов, без каких-либо выводов. А вот составление так называемого судебно- гистологического диагноза — вопрос проблематичный.

Действительно, в некоторых случаях гистологическое исследование необходимо — та же детская смерть, случаи с неясной макроскопической патологией. В ряде случаев - крайне желательно — определение переживаемости. Но в большинстве случаев гистолог лишь подтверждает (иногда уточняет) диагноз танатолога.

Кроме того, все экспертные задачи решаются на микроскопическом уровне крайне неоднозначно. И действительно, нет никаких четких схем, позволяющих разграничить прижизненность и посмертность повреждений. Нет непротиворечивой схемы установления давности причинения повреждений (кожи, межреберных мышц, внутренних органов и пр.), отсутствуют, к примеру, надежные признаки отличия на микроскопическом уровне травматического подоболочечного внутричерепного кровоизлияния от самопроизвольного.

Конечно, если перед экспертом поставлены вопросы, которые без гистологии нельзя решить, то, несомненно, наличие данного более чем необходимо. Но что ценного может дать гистологическое исследование мумии более чем 2-летней давности или, например, трупа с далеко зашедшими гнилостными изменениями? К сожалению, не все танатологи свои диагнозы обосновывают, чаще, особенно без гистологии, пишут обрезанный абстрактный диагноз, поставленный методом исключения, а не верификации. Следователь эту ахинею охотно проглатывает. До суда Дело ведь может и не дойти, тогда все довольны. А вот если доходит, то ведь и судья это может пропустить, особенно если эксперт красноречиво убедит его (а иногда даже убеждать не приходится), следователя и адвокатов в своей правоте, и у тех даже не возникнет мысли о дополнительной или повторной экспертизе и проверке соответствия эксперта своей должности. Следователей и адвокатов хороших надо готовить, тогда они не дадут эксперту возможности быть псевдопрофессионалом (307 ст. УК), и будут грамотно фильтровать все, что через них проходит. Тогда и эксперты будут получать удовлетворение от работы, и не посадят никого необоснованно. Танатолог должен смотреть и видеть все вкупе собственными глазами. А не так что имеется картина, полученная при вскрытии, затем имеется мнение другого человека относительно микроскопической картины внутренних органов. Эксперту задаются десятки разнообразных вопросов, а в каких случаях гистолог может помочь ему? Пожалуй, только в двух — переживаемость и прижизненность. Всего-то. Да и надежность этих двух исследований — велика ли?

Поэтому в условиях невозможности применения идеальной системы, когда эксперт-танатолог сам проводит микроскопическое исследование, на данном этапе мне представляется оптимальным предоставление судебно-медицинскому эксперту права самостоятельно решать вопрос о необходимости и объеме гистологической экспертизы.

похожие материалы в каталогах

Судебно-гистологические исследования

похожие статьи

Анализ недостатков судебно-гистологических исследований и пути их устранения / Гедыгушева Н.П., Буланова Э.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 47-49.

Возможности установления некоторых причин смерти гистохимическими методами / Смирнов В.В., Смирнов В.В. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №2. — С. 31-32.

Актуальные вопросы гистологического исследования при экспертизе живых лиц / Кулеша Н.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 125-128.

Анализ работы судебно-гистологического отдела КГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» за 2017 год / Бадяева Е.Е. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 37-43.

Метод спектрально-селективной лазерной поляриметрии автофлуоресценции эндогенных порфиринов в посмертной диагностике острой ишемии миокарда / Ванчуляк О.Я. // Судебная медицина. — 2016. — №4. — С. 24-26.